Читать онлайн Графиня-бесприданница, автора - Мэйкпис Джоанна, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.92 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйкпис Джоанна

Графиня-бесприданница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Филиппа проснулась от яркого солнечного света, падавшего ей прямо в лицо из не закрытого ставнями окна. Она осторожно поднялась с постели, стараясь не разбудить спавшую рядом мать. Филиппа подошла к окну. Стояла прекрасная погода, от вчерашнего тумана не осталось и следа. Хорошо бы Питер оправился после вчерашнего нападения. Тогда бы они смогли пуститься в путь как можно раньше, чтобы к полудню проехать большую часть пути.
Только теперь она осознала всю серьезность положения, в котором вчера оказалась. В памяти всплыл незнакомый господин, пришедший им с Питером на помощь. Было очень любезно с его стороны уступить им с матерью свою комнату… Вдруг Филиппа вспомнила, какое испуганное выражение приняло лицо матери, когда сэр Рис признался, что узнал ее. «Хорошо бы с ним никогда больше не встречаться!» – недовольно подумала Филиппа, хотя понимала, что это маловероятно.
Как она ни старалась двигаться бесшумно, ее мать все же проснулась.
– Что случилось? Ты услышала за дверью какие-то подозрительные шаги? – с тревогой спросила Крессида.
– Нет, нет, все спокойно. День обещает быть прекрасным. Если Питер чувствует себя хорошо, мы сможем отправиться в путь прямо после завтрака.
Не успели они одеться, как в дверь постучали.
– Миледи, это я, Питер! Я принес вам завтрак, – проговорил сквайр, понизив голос.
Филиппа бросилась открывать дверь, обрадовавшись, что Питер ходит без посторонней помощи.
– Питер, как вы себя чувствуете?
Он принес поднос, на котором были свежий каравай хлеба, горшочек меда, тарелка с ветчиной и холодным мясом и бутылка эля.
– Хорошо, если не считать шишку на затылке. Это из-за меня вы подверглись такой опасности.
– Вы ни в чем не виноваты, Питер, – сказала с улыбкой Крессида. – Не будем терять время: позавтракаем – и в путь. – Она тяжело вздохнула. – Хотя нас и обокрали, в нашем распоряжении осталось немного денег, которые я спрятала в подклад платья. – Графиня положила на кровать кучку монет. – Займитесь покупкой лошадей, Питер. Кстати, вы позавтракали?
– Да, миледи. Человек сэра Риса, Дэвид, говорит, что недалеко от пристани есть конюшня, где можно купить хороших лошадей. Я сейчас же пойду туда.
– Хорошо, – согласилась леди Роксетер.
– Питер, – окликнула сквайра Филиппа, – вам удалось хоть что-нибудь узнать о нашем спасителе? Представляете, он узнал маму, и мы теперь стараемся не попадаться ему на глаза. – Она покраснела. – Мы выглядим неблагодарными, но вы понимаете, что мы должны соблюдать предельную осторожность.
Питер уже открыл было дверь, но, обернувшись, нерешительно посмотрел на них, сомневаясь, надо ли сообщать им то, что он узнал о сэре Рисе.
– Сэр Рис Гриффит, миледи, хозяин большей части имений милорда графа, вашего мужа. Так новый король отблагодарил отца сэра Риса за храбрость, проявленную в битве при Редмуре. Год назад сэр Давид Гриффит погиб на охоте на кабана. И его сын, сэр Рис, возведенный в рыцари за год до этого, стал наследником всего, что принадлежало его отцу.
В комнате воцарилось гнетущее молчание. Все трое обменялись настороженными взглядами.
– Так вот оно что! – нарушила тишину Филиппа. – Этот человек прибрал к рукам земли моего отца и…
– Сэр Рис не несет ответственности за своего отца и за его участие в битве при Редмуре на стороне нового короля, – возразила Крессида. – Но то, что Питер рассказал нам, очень осложняет наше положение. Без сомнения, этот человек представляет для нас серьезную опасность.
– Кстати, он спрашивал о вас, миледи, и о Филиппе, – мрачно проговорил Питер. – Боюсь, что нам будет очень трудно уехать, не встретившись с ним.
– И его усадьба совсем рядом с Греттоном, – добавила графиня с явным сожалением.
– Ты думаешь, наш приезд к бабушке и дедушке подвергнет их неминуемой опасности? – воскликнула Филиппа, побледнев.
– Не думаю, – сказала Крессида, покачав головой. – Хотя наш приезд не укрепит их репутацию ярых сторонников нового короля. Но я так хочу их увидеть! Мы так давно не виделись! Подумать только, они никогда не видели свою единственную внучку! – с чувством проговорила графиня. – Мы должны набраться мужества и рискнуть, несмотря ни на что. Нельзя останавливаться на половине пути.
– Этот человек знает, куда мы направляемся!
– Поскольку он живет рядом с усадьбой твоих дедушки и бабушки, он знает, что твой дедушка тяжело болен. Нам остается надеяться на его великодушие, которое не позволит ему донести на нас местным властям. – Графиня тяжело вздохнула. – Наш визит будет очень коротким. Мы не можем оставаться в Греттоне столько, сколько хотелось бы.
– Мама, ты бросила все, лишь бы быть вместе с моим отцом! Тебя не пугала жизнь на чужбине, в бедности и нужде! Ты даже не подумала о судьбе своих родителей! – недоуменно воскликнула Филиппа.
Крессида улыбнулась:
– Какой ты еще ребенок, Филиппа! Когда ты полюбишь, то поймешь, что нет ничего важнее в жизни, чем быть вместе с любимым!
«Еще неизвестно, когда я кого-нибудь полюблю и полюблю ли вообще!» – подумала Филиппа.
– Я забыла сказать Питеру, чтобы он рассчитался с хозяином таверны! Чем скорее мы отсюда уедем, тем лучше! – огорченно заметила графиня.
– Леди Роксетер, вам не надо ни о чем беспокоиться. Я уже расплатился с хозяином таверны, и, как только вернется ваш слуга, мы тут же отправимся в путь.
На пороге стоял сэр Рис Гриффит собственной персоной. Питер торопился и забыл закрыть за собой дверь.
– Прошу извинить меня за вторжение, но, поскольку дверь была открыта, я невольно услышал, что вы сказали, миледи. Вы позволите мне войти? – спросил сэр Рис.
– Пожалуйста, входите, сэр Рис. Мы вам очень благодарны за все, что вы для нас сделали! – сказала графиня.
– Не стоит благодарности, миледи. Я поступил так, как поступил бы на моем месте любой джентльмен. – С этими словами он достал кожаный кошелек и отдал его Филиппе. – Здесь те деньги, которые вор украл у вашего сопровождающего. Я встал рано и поехал к констеблю, чтобы предъявить обвинение вчерашнему вору и забрать ваши деньги. Они вам еще понадобятся в Греттоне или на обратном пути домой. Хочу вас заверить, что по дороге в усадьбу вашего отца с вами ничего не случится, так как я сочту за честь сопровождать вас до самого дома.
– В этом нет никакой необходимости, сэр! – воскликнула Филиппа, едва сдерживаясь от гнева. – Нас сопровождает верный друг и сквайр моего отца. Питер Фиэрли в состоянии защитить нас от любого нападения!
Филиппа враждебно произнесла эти слова, и сэр Рис удивленно посмотрел на нее, подняв темные брови.
– Простите меня, леди… – Он замолчал и вопросительно взглянул на графиню.
– Позвольте вам представить мою дочь леди Филиппу Телфорд, которая обязана вам благополучным исходом вчерашнего происшествия, если не сказать больше, – поспешно проговорила Крессида. Хотя она не меньше дочери хотела бы избавиться от этого человека, она прекрасно понимала, что Филиппе не стоит враждовать с ним.
– Прошу меня еще раз простить, леди Филиппа, но я должен возразить вам, что вчера ни вы, ни доблестный сквайр вашего отца не обеспечили в достаточной мере вашу безопасность. Мы с моим родственником Дэвидом люди военные и с вашим сквайром – тоже военным человеком, – объединившись, дадим сокрушительный отпор нападению любой шайки воров, бесчинствующих на дорогах. – Он покачал головой. – Сказать честно, на дорогах Уэльса воров и грабителей не меньше, чем на дорогах вблизи Лондона и других графств страны, особенно с наступлением темноты.
Филиппа посмотрела на мать, умоляя поддержать ее и отказаться от предложения сэра Риса, но Крессида только тихо сказала:
– Мы очень вам признательны за постоянную заботу о нас, сэр Рис.
Сэр Рис оглядел комнату и, увидев, что дорожные сумки уже собраны, удовлетворенно кивнул.
– Когда ваш человек вернется с лошадьми, я расскажу ему о нашей договоренности ехать вместе и пошлю его к вам. Я советовал бы вам не спускаться в зал таверны, а подождать здесь. У меня нет уверенности, что среди посетителей таверны нет воров и грабителей, подобных вчерашнему парню. – Сэр Рис снова поклонился и вышел.
– Почему ты не отказалась от его предложения сопровождать нас? – раздраженно спросила Филиппа.
Леди Роксетер тяжело вздохнула:
– У нас нет другого выхода. Если бы я отказалась, он бы стал спорить и возражать. Но мы не можем ссориться с этим человеком не только из-за того, что он вчера оказал нам неоценимую помощь, но и из-за безопасности твоих дедушки и бабушки. Раз ему все про нас известно, он может в любую минуту донести на нас, стоит ему захотеть.
– Лично я предпочла бы держаться от него подальше, – сердито проговорила Филиппа, что вызвало недовольство ее матери.
– Юная леди, не вы ли были несказанно рады вчера, что сэр Рис вовремя подоспел вам на помощь? Так будьте добры помнить, что мы в долгу перед этим человеком.
– Это он в долгу перед моим отцом, прибрав к рукам его земли, исконно принадлежавшие нашим предкам! – запальчиво возразила Филиппа и стала убирать в сумки оставшиеся вещи.


Не прошло и получаса, как Филиппа убедилась, что присутствие сэра Риса им по-прежнему необходимо. За ними пришел сквайр сэра Риса и попросил их спуститься в общий зал таверны. Как только они вошли туда, все посетители, сидевшие за столами с кружками эля, обернулись и смерили их враждебными взглядами. Судя по всему, им стало известно о судьбе их товарища, посаженного в тюрьму по вине этих чужаков англичан, которых угораздило остановиться именно в этой таверне. Сэр Рис приветливо встретил их и проводил до двери с подчеркнутой вежливостью. Филиппа была несказанно этому рада.
Питеру удалось купить рысака для графини и двух крепких лошадок местной породы для себя и Филиппы. Сэр Рис подошел к лошадям и стал их придирчиво осматривать, словно сомневаясь, что Питер хорошо разбирается в лошадях. Филиппа с негодованием наблюдала, как он провел рукой по ногам лошадей, похлопал по бокам и осмотрел у них зубы. Явно довольный осмотром, он вернулся к своим спутникам.
– Учитывая сложившиеся обстоятельства и средства, вы сделали удачную покупку, – сказал сэр Рис, подходя к Питеру.
– Раз вы не верите в его способности, взяли бы и пошли бы покупать лошадей вместе с ним, – проворчала Филиппа себе под нос. Сэр Рис обернулся и ухмыльнулся, но девушка не была уверена, слышал ли он ее слова.
– Нам предстоит преодолеть путь почти в сто миль по холмистой местности, местами даже гористой, поэтому нам нужны выносливые лошади, – пояснил сэр Рис.
– Я ехала этой дорогой только один раз, когда… когда в 1486 году уезжала из Англии, – сказала графиня.
– Насколько я понял, вам не приходилось ездить верхом на большие расстояния? – спросил ее сэр Рис.
– Нет, – согласилась она.
Питер подошел к своей хозяйке и помог ей сесть в седло. Сэр Рис подошел к Филиппе, легко, словно перышко, поднял ее и подсадил на лошадь. Она успела ощутить осторожное, но вместе с тем крепкое прикосновение его сильных рук…
– Леди Филиппа, вы умеете ездить верхом? Если нет, то садитесь на моего коня, и поедем вместе, – предложил ей сэр Рис.
– В этом нет необходимости, сэр, – холодно ответила Филиппа. – Хотя у меня не было возможности совершать частые верховые прогулки, мой отец говорил мне, что я способная ученица.
– Это хорошо. Как я уже сказал вашей матери, нам предстоит долгий и трудный путь.
День выдался теплый. Филиппа откинула капюшон и распахнула плащ, греясь под лучами ласкового солнца. Ее новая лошадка была спокойного нрава и хорошо слушалась новую хозяйку.
Вскоре они выехали на проселочную дорогу.
– Я должен предупредить вас, что в пути мы сделаем три остановки в знакомых мне тавернах, – сказал сэр Рис графине.
– Но мы с Филиппой хотели бы остановиться в двух монастырях… Вы понимаете, почему, – возразила она ему.
– Видите ли, миледи, монахини чрезвычайно любопытны, а вы, как я полагаю, не хотите, чтобы слухи о вашем приезде распространились по всей округе, – заметил он.
Филиппа пристально наблюдала, как сэр Рис наклонился к ее матери и тихо, но твердо проговорил:
– Леди Роксетер, прошу вас, положитесь на меня, и я привезу вас в Греттон без досадных приключений и лишних встреч.
Филиппа слышала, что он сказал, и вопросительно посмотрела на Питера. Тот только пожал плечами. Они были полностью во власти сэра Риса, и девушка поняла, что они не в силах что-либо изменить.
Ее мать была права: если бы этот благородный рыцарь не пришел ей вчера на помощь, они бы не ехали по этой дороге. Если бы она не знала, что он предан новому королю и получил в наследство конфискованные поместья ее отца, то с легким сердцем благодарила бы его за помощь в ту страшную минуту и помнила бы, что она у него в долгу. И почему он взял их под свою защиту? Чтобы заманить их в какую-нибудь усадьбу, где их уже ждут, чтобы арестовать? И этим заставить ее отца вернуться в Англию, чтобы спасти их, подвергнув себя смертельной опасности? Потом они схватят его и жестоко расправятся с ним! Надо терпеливо ждать удобного случая, чтобы избавиться от этого опасного человека, который выдает себя за их доброжелателя. Но тогда они не смогут проститься с умирающим дедушкой, а сердце ее матери может не вынести такого потрясения. Филиппа громко вздохнула, и сэр Рис обернулся и пристально посмотрел на нее.
– Вы устали, леди Филиппа? Хотите спешиться? У неумелых всадников, как правило, появляются боли в пояснице.
Она покраснела и поспешно сказала:
– Нет-нет, сэр. Просто я представила, какая длинная дорога ждет нас впереди.
– Я сделаю все возможное, чтобы вам было легче переносить все тяготы этого нелегкого путешествия, – сказал он, повернувшись к ней вполоборота.


Первую остановку они сделали в Пембруке – оплоте сторонников Тюдоров. Филиппа с опаской вглядывалась в неясные очертания замка. Скорее всего, именно здесь сэр Рис осуществит задуманное – сдаст их королевским драгунам. Но Филиппа была уверена, что за этот поступок сэр Рис не получит от нынешнего короля ни денег, ни имений: по рассказам отца, король был очень скуп.
Между тем сэр Рис свернул с запруженной телегами главной улицы, по обеим сторонам которой было расположено множество лавок, в боковую улочку, по которой они проехали верхом до трактира «Красный лев». Несмотря на свои заверения, что она не устала, Филиппа была несказанно рада, когда подошел Питер и помог ей спешиться. Вся компания направилась в зал, где за столами сидели постояльцы трактира. Хозяин, заметив новых посетителей, подошел к ним и осведомился у сэра Риса, что тот хочет заказать на обед.
Тот попросил мясо, овощную похлебку, пудинг и пирожки. Графиню и Филиппу провели по шаткой лестнице наверх, в темную комнатушку, где их встретила заспанная служанка, принесшая им воду и полотенца. Дамы с удовольствием умылись с дороги. Когда они вернулись в зал, еда уже была на столе. Филиппа, измученная переживаниями и подозрениями, неожиданно для себя обнаружила, что голодна как волк. Она с удовольствием стала есть простую горячую похлебку с черным хлебом, так как другого хлеба в этом трактире не было – например, не было пышного белого хлеба, к которому сэр Рис привык гораздо больше.
Крессида во время обеда не проронила ни слова, и сэр Рис из этого сделал вывод, что она молчит из вежливости. Когда женщины поднимались по лестнице, Филиппа решила, что не будет делиться с матерью своими подозрениями и страхами: взглянув на мать, когда они сидели за столом, Филиппа поняла, что Крессида прекрасно осознает, какая опасность нависла над ними.
Но их подозрения оказались напрасны, ничего страшного не произошло. Сквайр сэра Риса оплатил счет, Питер пошел проверить, хорошо ли накормили и напоили лошадей. Сэр Рис был настолько любезен, что предложил графине Роксетер руку, чтобы провести ее через двор трактира.
– Я решил, что в базарный день нам лучше остановиться в трактире попроще, – объяснил сэр Рис. – Разумеется, это совсем не то, к чему вы привыкли в замке герцогини Маргарет там, во Франции.
– Еда была очень вкусная, а трактир на удивление чистый, – возразила графиня.
Питер подсадил свою госпожу в седло, и, так как Дэвид задержался в трактире, сэр Рис снова помог Филиппе взобраться на ее лошадку.
– Вы правильно сделали, что переоделись в купеческую одежду. Никому и в голову не придет, что вы благородного происхождения, – заметил сэр Рис, пощупав рукав ее шерстяного платья.
– Мы и не думали переодеваться, сэр. Это наша повседневная одежда, так как во Франции мы живем очень бедно, в то время как вы наслаждаетесь безумной роскошью, захватив поместья моего отца, – побледнев от гнева, проговорила Филиппа.
Он окинул ее взглядом с головы до ног. Как она хороша даже в этом простом сером платье! Ее золотистые локоны выбились из-под простого льняного чепца и рассыпались по плечам, когда она откинула капюшон своего дорожного плаща.
Он как-то сказал ее матери, что Филиппа унаследовала ее сказочную красоту, но у дочери эта красота усиливалась обаянием юности. У нее был прекрасный цвет лица и зеленовато-голубые глаза, которые в солнечный день казались бирюзовыми. Была какая-то трогательная, почти детская, хрупкость в ее изящной, миниатюрной фигурке. Он это заметил еще тогда, когда пришел ей на помощь во дворе того трактира у пристани. Это вызвало в нем горячее желание защитить ее и оберегать от превратностей судьбы. При взгляде на ее совершенную красоту у него сладко замирало сердце и молодая горячая кровь быстрее бежала по венам. Он видел, с какой ненавистью она смотрит на него, видел это по ее гордо вскинутому подбородку, по высокомерному выражению прекрасного лица, в брезгливо поджатых чувственных губах, которые он с удовольствием поцеловал бы.
Он внутренне усмехнулся. Ей еще не раз понадобится его помощь, и было бы благоразумнее – в целях собственной безопасности – не поддаваться опрометчивому желанию наносить ему оскорбления и открыто враждовать с ним.
– Так вот в чем причина вашей внезапной ненависти ко мне! – пробормотал он, глядя на нее понимающим взглядом, его темные глаза смотрели внимательно, даже пытливо. – Уж не в том ли, что ваш человек рассказал вам о моих поместьях и о том, как они достались моему отцу?
– Я ни к кому не испытываю ненависти, сэр, – ответила Филиппа ледяным тоном. – Это противоречит постулатам Святой Церкви. Более подходящим словом было бы «презрение» – оно лучше выражает те чувства, которые я испытываю по отношению к вам.
– Вы считаете, что я должен отказаться от наследства? – со смехом проговорил он. – Вы плохо знаете жизнь, леди Филиппа! Ваш отец предпочел служить королю Ричарду Третьему, ныне покойному. Прими он другое решение, все было бы иначе.
Филиппа побледнела как полотно. Увидев, что она не собирается отвечать на его выпад, сэр Рис поклонился и пришпорил своего жеребца.
Графиня не слышала, что сказал сэр Рис, но чуткое сердце матери подсказало ей, что ее дочь пришла в неописуемый гнев. Леди Роксетер повернулась в седле и пристально посмотрела на Филиппу, взглядом напоминая ей, что они должны вести себя очень осмотрительно.


Остальную часть дня они ехали молча и только поздно вечером добрались до трактира в пригороде Кармартена. Жене хозяина трактира сэр Рис сообщил, что сопровождает свою двоюродную сестру, ее дочь и брата в Ладлоу, чтобы навестить больного родственника. Он договорился, чтобы дамам предоставили отдельную комнату. О себе сэр Рис сказал, что ему достаточно места в общей комнате, а когда Питер сообщил, что будет спать с лошадьми в конюшне, сэр Рис отправил туда и своего сквайра Дэвида.
После вкусного ужина леди ушли в свою комнату и помогли друг другу раздеться.
– Филиппа, ты что, поссорилась с сэром Рисом? Я же просила тебя быть предельно осторожной! Ты забыла, что опасность подстерегает нас на каждом шагу? Я сразу заметила, что между вами что-то произошло. Прошу тебя, не ссорься с этим человеком! – с тревогой сказала графиня.
– Я просто сказала ему, что он разбогател за наш счет, – раздраженно проговорила Филиппа.
– Когда после смерти короля Ричарда конфисковали земли твоего отца, нынешний король, Генрих, был волен отдать их любому из своих сторонников! Не сэру Рису, так кому-нибудь другому! – возразила Крессида.
– Да, но отец сэра Риса предал законного короля Ричарда и переметнулся на сторону теперешнего короля Генриха! – сказала Филиппа с презрением.
– Во время битвы при Редмуре сэр Рис был еще ребенком, и мы не можем осуждать его за действия его отца. Во всяком случае, эта битва была очень давно, а нам с отцом надо подумать о твоем будущем, а не о том, чего уже не вернешь.
Вскоре графиня заснула в своей постели, а Филиппа решила, что впредь будет меньше говорить и больше слушать. Несмотря на усталость, она не могла заснуть. Ее одолевали те же сомнения и страхи, что и в Пембруке: она боялась, что сэр Рис все же выдаст их. Она должна уговорить мать избавиться от настойчивой опеки этого джентльмена.
Убедившись, что мать крепко спит, Филиппа осторожно встала с постели и бесшумно проскользнула к двери. Отодвинув задвижку, девушка открыла дверь и вышла на лестничную площадку. Она оказалась в кромешной темноте: взять со стола подсвечник с зажженной свечой она побоялась. Постояв минуту-другую, Филиппа подождала, пока глаза привыкнут к темноте, и только сделала несколько шагов, как споткнулась обо что-то мягкое.
– Питер, – шепотом позвала она. Но прежде, чем она успела разглядеть спящего человека, тот быстро вскочил на ноги, одной рукой крепко прижал ее к себе, а другой зажал ей рот.
– Господи, это никак вы? Неужели та ночная встреча с грабителем в Милфорд-Хейвене вас ничему не научила? – раздался в темноте чей-то хриплый шепот.
Она попыталась вырваться из неожиданного плена, но силы были слишком неравны. Филиппа вдруг поняла, что попала в руки того самого человека, от которого решила во что бы то ни стало избавиться.
– Обещайте, что не закричите, если я не стану зажимать вам рот, а то от вашего крика проснутся все постояльцы трактира! Если не закричите, то кивните головой, – предложил ей этот ненавистный и вездесущий сэр Рис.
Филиппа кивнула, и он убрал руку. Девушка облегченно вдохнула воздух: еще немного, и она бы начала задыхаться. Она почувствовала, что у нее подкашиваются ноги, и, чтобы не упасть, прислонилась к стене.
Сэр Рис обхватил ее за плечи и, не говоря ни слова, повел вниз по лестнице. Подойдя к большому залу, где стояли обеденные столы, он открыл дверь и буквально втолкнул туда Филиппу.
– Нам надо поговорить с глазу на глаз, а здесь никто не помешает, – сказал он.
Девушка попыталась возразить, но он нетерпеливо замахал на нее руками.
– А теперь я хотел бы услышать от вас, почему вы так поспешно покинули свою комнату, что не успели как следует одеться? – спросил сэр Рис, глядя на ее оголенное плечо и кое-как застегнутый лиф платья. – Я правильно понял, что ваша мама ничего не подозревает о вашей выходке? Что вы снова затеяли? Хотите найти Питера Фиэрли?
Она чуть было не сказала «да», но заметила, как пристально, не сводя глаз, он смотрит на нее. Она покраснела от смущения и… гнева.
– Да как вы смеете меня допрашивать?! – раздраженно проговорила Филиппа и резко повернулась, направляясь к двери, но он крепко схватил ее за руку.
– Я имею на это полное право, так как взял на себя обязанность отвечать за вашу безопасность.
– Вас об этом никто не просил! – отпарировала она.
В зале никого не было, и ее голос звонко разнесся по помещению. Филиппа испугалась, что может кого-нибудь разбудить в общей комнате и в номерах. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь спустился и стал выяснять, кто шумит и не дает спать. Было холодно, и девушка подошла к очагу, где еще тлели угольки. Вдруг Филиппу словно озарило: как она может оставаться один на один с мужчиной, которого считает своим заклятым врагом? Когда на дворе глубокая ночь? Она догадалась, почему дрожит, – явно не потому, что ночь выдалась довольно холодной.
– Сэр, позвольте мне вернуться в свою комнату. Я валюсь с ног от усталости, – едва слышно сказала она.
– Если б вы в самом деле устали, то не бродили бы по коридору. Я отпущу вас только тогда, когда вы объясните мне столь странное поведение, – сухо ответил он.
– Пусть это вас не беспокоит. Я не обязана отвечать на ваши вопросы, сэр! – закипая от гнева, воскликнула Филиппа.
Ее возмущало, что он, обращаясь к ней, не называет ее «миледи» – согласно ее титулу и положению.
– Если вам хочется услышать мое объяснение, то знайте: я действительно искала Питера.
– Зачем?
– Как я уже сказала, это вас не касается. Я… я… – Она лихорадочно подыскивала подходящую случаю причину и выпалила первое, что ей пришло в голову: – Просто я хотела поговорить с ним о некоторых вещах, касающихся нашего путешествия… Я не хотела беспокоить маму…
– Вы считаете, что это единственная причина не беспокоить вашу маму? – строго спросил сэр Рис.
– Вы предполагаете, что…
– Зачем мне что-либо предполагать, если факты говорят сами за себя? Вы просыпаетесь среди ночи, выбегаете полуодетая из своей комнаты и ищете верного сквайра своего отца! Это наводит меня на размышления!
Ее охватила такая ярость, что она занесла руку, чтобы влепить ему звонкую пощечину, но он схватил ее руку с такой силой, что она закричала от боли.
– Кошечка явно взбесилась, – пробормотал он едва слышно.
Филиппа стала вырываться, но он сжал ее руку еще сильнее. Зажмурившись от боли, девушка поняла, что на руке останутся синяки. Наконец он отпустил ее, и она быстро отошла от него на безопасное расстояние.
– Как вы смеете? – закричала она, чуть не плача. – Как вы смеете намекать, будто мы с Питером… – Она не договорила, задохнувшись от гнева. – Питер честный человек! Мы доверяем ему во всем, а мой отец доверил ему даже наши с мамой жизни…
– Я не сомневаюсь в этом, – угрюмо проговорил сэр Рис, – но ваш отец уверен, что Питеру Фиэрли можно доверить и вашу честь?! Вы выбегаете из своей комнаты поздно ночью, ищете его в кромешной тьме, беспокоитесь, что он поздно вернулся…
– Это сущая правда! – подтвердила она, сверкнув своими красивыми зеленовато-голубыми глазами. – Вы хотите добиться от меня подтверждения, беспокоюсь ли я о благополучии Питера, и потом подвести под это какое-нибудь неблаговидное объяснение? Представляю, каково живется людям, которым по воле рока приходится зависеть от вас!
Он молча смотрел, как вздымается от гнева ее девичья грудь. Заглядевшись на нее, он пропустил ее издевательский намек мимо ушей и любовался ее совершенной красотой, отметив про себя, что Филиппа еще более красива, чем была ее мать в этом возрасте, когда он восьмилетним мальчиком встретил ее на рынке. Вдруг он помрачнел от мысли, что, хотя Филиппа и выглядела девочкой-подростком, на самом деле она таковой не была. Доказательство было у него прямо перед глазами. «Она настолько красива, что легко могла влюбить в себя всю мужскую часть придворных вдовствующей герцогини Маргарет», – подумал сэр Рис. Правда, сейчас она ищет преданного сквайра ее отца, человека немолодого и небогатого, который годится ей скорее в отцы, чем в любовники. Но не торопится ли он с выводами? Она в самом деле ищет Питера Фиэрли только для того, чтобы обсудить предстоящее путешествие? Сэр Рис очень хотел бы в это верить. Она так молода – шестнадцать, самое большее семнадцать лет, – и он был уверен, что ее родители строго следят за окружением своей дочери. К тому же девушка не только божественно красива, но и благородного происхождения. Ее родители обеднели только из-за того, что отец Филиппы был вынужден жить в изгнании в Бургундии. Может быть, она уже догадалась, как трудно будет ее отцу подыскать ей подходящего жениха. Как, должно быть, ей неприятно об этом думать…
Сэр Рис тяжело вздохнул. Он должен доказать ей, что при сложившихся обстоятельствах ее опрометчивое поведение очень опасно.
– Леди Филиппа, я надеюсь, вы понимаете, какое вы и ваша матушка переживаете сейчас трудное и опасное время. Это обязывает вас быть очень осмотрительной. – Заметив, что она хочет перебить его, сэр Рис остановил ее, многозначительно подняв руку. – Выслушайте меня внимательно. Я не могу объяснить себе, с какой стати вы ищете сквайра вашего отца в столь неподходящее время. Сейчас глубокая ночь! Эта необдуманная выходка может обернуться непоправимым несчастьем. Вы слышите?
– Слышу, – недовольно процедила Филиппа сквозь стиснутые зубы. – Я хотела бы узнать, почему вы спали под нашей дверью, а не в общей спальне, как вы нам сказали?
– Охотно объясню. Я взял на себя обязанность быть вашим защитником, – просто ответил он. – Хотя война закончилась, в стране сейчас очень неспокойно. Всюду рыщут люди короля, а солдаты, свободные от службы, могут создать неразрешимые проблемы для беспечных девушек. Уверен, что вы сами догадались, что я имею в виду.
– Так кто вы – наш защитник или тюремщик? – холодно спросила она, и его глаза потемнели. – Я имела в виду… я не понимаю… почему вы назначили себя нашим охранником.
Он пожал плечами:
– Возможно, потому, что сама Непорочная Дева Мария вразумила меня взять на себя эту обязанность. Или вы считаете, госпожа, что этого недостаточно?
Филиппа надменно вскинула голову, отчего ее густые волосу цвета спелой ржи тяжелой волной рассыпались по плечам и спине. Ему нестерпимо захотелось прижать ее к себе и погрузить свои пальцы в это золотое благоухающее море. О чем она думает, появляясь перед мужчиной глубокой ночью, когда кругом ни души? Она не знает, что такое благопристойное поведение? Неужели она не осознает, какой соблазн охватывает мужчину, когда он сталкивается с ней в безлюдном месте? Он постарался взять себя в руки. Что с нее возьмешь? Она слишком молода и неопытна, но, к счастью, под его защитой! А уж он умеет управлять своими чувствами.
– Я не уверена, – холодно проговорила Филиппа, – рады ли мы с мамой, что вы стали нашим защитником и покровителем. А теперь, сэр, отойдите в сторону и позвольте мне вернуться в нашу с мамой комнату!
Он кивнул и, посторонившись, пропустил ее к двери, не смея прикоснуться к ней.
– Разумеется, леди Филиппа, я буду стоять на часах у вашей двери столько, сколько потребуется для вашей безопасности, – глухо проговорил он.
Она не удостоила его ответом и, пройдя мимо него, поднялась в свою комнату.
Сэр Рис покорно пошел за Филиппой и, когда дверь за ней закрылась, сел под дверью. Он был настолько очарован, словно она бросила ему в глаза волшебную пыль и, околдовав его, похитила его душу. Как такое могло произойти с ним? Да еще так неожиданно? Это произошло не только потому, что она божественно красива и от одного взгляда на нее у него замирало сердце. Его привлекали в ней ее душевность и смелость, и он молился, чтобы эти качества не ввергли ее в очередное опасное предприятие.
Он мучительно размышлял над тем, спешила ли она на встречу с любовником, или это игра его разгоряченного воображения. И имеет ли он право обсуждать ее поведение.
Он загадочно улыбнулся. Определенно она презирает его. Но почему? Из-за того, что он теперь владеет землями, которые раньше принадлежали ее отцу? Она думала, что, приехав в Англию, найдет поместья и усадебный дом своего отца заброшенными и опустевшими? И ей ни разу не приходило в голову, что победитель всегда награждает своих сторонников за верную и доблестную службу? Разве при дворе герцогини Маргарет происходит не то же самое?
Как только он узнал графиню Роксетер, то не задумываясь предложил ей свою защиту. Он понимал, что испытали ее родители, когда их единственная дочь последовала за мужем в изгнание и они не могли ей ничем помочь. А теперь еще эта серьезная болезнь, поразившая ее отца, сэра Дэниела. Раз они добрые соседи, то он – сэр Рис Гриффит – просто обязан оберегать дочь своих соседей! Он не ожидал такого враждебного отношения к нему от леди Филиппы, внучки его соседей! Сэр Рис печально вздохнул. Они будут вместе еще несколько дней. Что бы ни творилось в его душе, он умеет владеть собой, и у него достаточно силы воли, чтобы сдержать свое растущее чувство к Филиппе. Ее поведение показалось ему не совсем достойным девушки их круга, и она, догадавшись об этом, почувствовала себя оскорбленной. Но у него впереди будет достаточно времени, чтобы исправить ошибку и загладить свою вину.
Начинало светать. Сэр Рис зорко всматривался в предрассветную мглу и прислушивался к малейшему шороху.


Оказавшись в своей комнате, Филиппа почувствовала, как вся дрожит от гнева, посылая проклятия человеку, сидевшему под их дверью. Ее план провалился, и все из-за него! Она понимала, что Рис Гриффит скорее умрет, чем покинет свой пост. Ей надо срочно придумать, как поговорить с Питером с глазу на глаз.
Чтобы дать выход своему раздражению, она изо всех сил ударила набитую сеном подушку и легла в постель, но мысль, что навязчивый страж сидит у них под дверью, не давала ей покоя. Она поняла, что ее ждет бессонная ночь. Еще ни один мужчина не позволял себе так дерзко и нагло разговаривать с ней! Ни в свите герцогини Маргарет, ни при дворе королевы Елизаветы в Вестминстере никому даже в голову не пришло бы допрашивать ее, леди Филиппу Телфорд! Сэр Рис был полон ненависти и злобы, а она не нашлась, как доказать ему, что его подозрения совершенно беспочвенны. Питер – их добрый и преданный друг, который знает ее с самого детства. Она даже представить себе не могла, что кто-то вообразит, будто Питер – при этой мысли Филиппа густо покраснела – ее возлюбленный! Они испытывали друг к другу привязанность, и только.
Рис Гриффит вообразил невесть что! Какое ему дело? Ее с ним абсолютно ничего не связывает. Уж не приревновал ли он ее к Питеру?! Ну, это уже слишком!
В бессильной ярости она стала взбивать свою подушку, чтобы хоть как-то дать выход обуревавшим ее чувствам. Без сомнения, она должна каким-то образом убедить сэра Риса, что его обвинения относительно нее ошибочны. Разумеется, она не станет рассказывать ему, ради чего собиралась встретиться с Питером. Но одно обстоятельство показалось ей очень странным: она не хочет предстать перед сэром Рисом в невыгодном свете! И она никак не могла понять, зачем ей это надо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна



Хорошая история, добавить бы романтики... К слову-всего два поцелуя в 10 главе
Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоаннаелена:-)
9.02.2014, 8.52





Скучно,сухо, героиня дура полная,герой тюфяк.Интереса 0
Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоаннас
20.12.2014, 0.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100