Читать онлайн Я ищу тебя, автора - Мэйджер Энн, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Я ищу тебя - Мэйджер Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.93 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Я ищу тебя - Мэйджер Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Я ищу тебя - Мэйджер Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйджер Энн

Я ищу тебя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

Джини перегнулась через кресло Мелани, и теперь обе смотрели, как самолет Джордана делает последний круг перед посадкой в Международном аэропорту Лос-Анджелес. Саманта не переставая мяукала в своей клетке, стоявшей на пустом кресле по ту сторону от прохода.
– Как ты думаешь, папа приедет встретить нас, по крайней мере в аэропорту? – с надеждой спросила Мелани.
– Он сказал, что попытается, – ответила Джини, надеясь, что в ее голосе звучит безразличие.
С тех пор как Джордан уехал две недели назад, он звонил по телефону из Калифорнии, но его голос был всегда бесстрастным. Он сказал, что из-за неожиданно возникших проблем с альбомом, который он записывает, он не может приехать за ними в Хьюстон. Разумеется, Мелани поверила этим отговоркам, но Джини подумала: уж не означает ли его сдержанность, что он сам сомневается, прав ли был, уговаривая их приехать. Наверное, порвать с той женщиной, с которой он теперь живет, оказалось труднее, чем он предполагал.
Джини заставила себя не думать об этих отравляющих душу вещах. Если она намерена сомневаться в каждом его слове, лучше было и не приезжать в Калифорнию.
– Ой, какой он огромный! – От волнения у Мелани даже перехватило горло, когда она разглядывала город сверху.
Джини была рада отвлечься от горьких мыслей.
Под ними лежал внушающий ужас мегаполис из стекла и стали, он раскинулся на огромном пространстве от изборожденных ущельями коричневых скалистых гор до голубых вод Тихого океана.
Через несколько минут самолет был на земле, и они поспешили к ожидавшему их «кадиллаку», нанятому Джорданом. Их тотчас окружили репортеры, но людям Джордана вовремя удалось отгородить их с двух сторон и провести к машине, точно по коридору. Саманта мяукала как сумасшедшая в своей клетке, несмотря на все попытки Мелани успокоить ее.
У Джини защемило сердце, когда она увидела море незнакомых людей – вся эта толпа давилась, только чтобы оказаться рядом с Джорданом. Три фотоаппарата одновременно вспыхнули у ее лица, и она оступилась на краю тротуара. Кто-то рядом подхватил ее под руку, помогая удержаться.
– Он не приехал! – воскликнула Мелани, ее детский голосок задрожал.
– Да, не приехал, – как эхо, повторила Джини. Почему эта мысль наполнила ее свинцовой тяжестью?
Мать и дочь дошли до белого «кадиллака», шофер открыл дверцу. Вокруг суетились люди, кричали, толкались, упрашивая ответить на несколько вопросов или повернуться и позировать для фото.
Внутри роскошной автомашины мягкий, с гибкими интонациями женский голос приветствовал их.
– Добро пожаловать в Лос-Анджелес, Джини, – промурлыкала Фелиция, отодвигаясь на кожаном сиденье, чтобы дать им место. Фанаты теперь барабанили по ветровому стеклу. Фотокамеры беспрерывно щелкали. Песни Джордана вырывались из стереоколонок внутри автомобиля.
А Фелиция улыбалась так, словно находила все происходящее очень забавным.
Джини с облегчением забралась в машину. Ей уже действовала на нервы эта суматоха. Глаза Саманты горели огнем, серая шерстка поднялась дыбом, когда Мелани через окно поставила ее клетку на сиденье.
– Очень надеюсь, что у нас не сломаются «дворники», – заметила Фелиция мягко, уменьшая звук магнитофона, – но совсем не потому, что здесь часто идет дождь.
Аромат сирени заполнял салон. Несомненно, духи Фелиции.
Откинувшись на подушки из белой кожи, стройная, с кошачьей грацией, Фелиция выглядела потрясающе в голубом с красным отливом облегающем платье. Золотистые волосы красиво перевязаны лентой в цвет платья, в ушах золотисто-черные серьги с эмалью. Калифорнийский загар ее был, как всегда, великолепен. Так же как и ногти цвета лаванды. Фелиция источала аромат денег, успеха и изысканности Беверли-Хиллз. Она была именно такой женщиной, которая, по мнению Джини, нужна Джордану.
В своем простом шелковом платье, купленном на распродаже, Джини чувствовала себя неуклюжей рядом с ней и даже зажала руки между колен, чтобы спрятать короткие ногти.
Вскоре «кадиллак» уже мчался на север, по шоссе Сан-Диего в направлении к Малибу. Настроение Джини с каждой минутой ухудшалось. Разглядывая пейзаж, она прислушивалась к голосу Фелиции, что-то объяснявшей девочке, и начинала догадываться, о чем ей дают понять: «Лос-Анджелес – для богатых и талантливых. Этот город создан для меня, Джини Джекс. Он никогда не станет твоим».
Апельсиновые деревья на фоне гор с покрытыми снегом вершинами поражали воображение. Лиловые джакарандовые деревья стояли в цвету. Газоны вдоль осевых линий на дорогах пестрели цветущими маками, петуньей и другими пышными цветами. Улицы с пальмами по обеим сторонам и белыми особняками с красными черепичными крышами купались в благодатном солнечном свете. От увиденной красоты Джини чувствовала себя еще более одинокой и растерянной. Все было так непохоже на Техас.
Чувство страха переполняло ее. Разве она сможет привыкнуть к окружающей роскоши? Разве когда-нибудь почувствует она себя здесь как дома? Разве она здесь своя? Если бы Джордан приехал в аэропорт, возможно, она не поддалась бы опять прежним сомнениям.
Фелиция, казалось, умела читать ее мысли – Джини вдруг услышала безразличный голос, как бы в ответ на свои неутешительные размышления:
– Надеюсь, ты понимаешь, Джордан был слишком занят, чтобы приехать встретить вас в аэропорту. Я предложила ему помочь с проблемами, возникшими из-за альбома, как всегда делаю, но он настоял на том, что сегодня должен заниматься этим сам. По-моему, он решил, что ты не будешь против.
– Разумеется, я понимаю, – с несчастным видом солгала Джини, утешения Фелиции расстроили ее еще больше.
– Я надеялась на это, – сказала Фелиция сладким голоском. Ее глаза заблестели от сильных чувств, которые якобы наполняли ее, а голос стал приторным, но Джини ничего не замечала, кроме своего несчастья.
Шофер свернул с шоссе и поехал в сторону океана. Ливанские кедры, пальмы и несколько оливковых деревьев показались Джини знакомыми, но какими-то ненастоящими. Повсюду цвели яркие цветы, но она едва замечала их, погрузившись в размышления.
Жизнь изменилась так резко, что она словно потеряла опору. Еще две недели назад она была школьной учительницей, едва сводящей концы с концами, – жизнь не легкая, но гораздо более понятная. А теперь перед ней открывается жизнь, о которой она и не мечтала, – богатство и рядом человек, обладающий легендарной славой. А если он начнет стыдиться ее?
– Беспокоиться не о чем, – сказал ей Джордан, – люди там такие же, как и везде.
Уезжая из Хьюстона, Джордан дал ей чек на огромную сумму, и Джини смогла оплатить все счета, хотя эта подачка доставила ей мало радости. К тому же деньги вновь подчеркнули разделявшую их пропасть.
Когда «кадиллак» доехал до Малибу и остановился у виллы Джордана, вышла одна из горничных и доложила, что Джордан все еще в студии звукозаписи. И потому Фелиция с видом хозяйки принялась показывать Джини дом.
– Полы, разумеется, из травертинского мрамора, – воркующим голоском говорила Фелиция, проводя их из одной комнаты в другую.
Джини на полы не взглянула. Она не сводила глаз с леса, который рос прямо в гостиной. Был там даже водопад, затененный пышной зеленью одного из деревьев.
– Бассейн за домом облицован, разумеется, черным мрамором, – продолжала Фелиция.
– Разумеется, – повторила, как эхо, Джини. Она не могла скрыть прорвавшегося сарказма, однако Фелицию это совершенно не обеспокоило.
– Мой декоратор тогда объяснил, что мрамор – единственный подходящий материал. Джордан, видишь ли, предоставил все решать мне.
Пока Джини переживала тот дружеский задушевный тон, к которому всякий раз прибегала Фелиция, говоря о Джордане, та продолжала без передышки ворковать о красном гранитном покрытии кухонных столов, о полах из гавайской пальмы, о стеклянном потолке площадью триста квадратных футов и так далее.
Вид на Тихий океан был великолепен, а от величины и красоты дома просто дух захватывало. Конечно же, они все оценили по достоинству. Но Джини не могла не думать о том, что этот дворец является отражением своего хозяина.
Неожиданно она почувствовала усталость, словно заблудившись в этом великолепии, да и непрестанная болтовня Фелиции все больше стесняла ее. И потому она обрадовалась, когда вдруг зазвонил телефон и прервал невыносимую экскурсию в тот момент, когда Фелиция начала объяснять, как работает компьютер, обеспечивающий охрану особняка. После звонка она вдруг сразу уехала.
Девочку же дом очаровал, а не напугал, она взлетела вверх по лестнице и замерла от восторга, увидев свою комнату. Джини решила закончить осмотр в одиночестве. Она собрала остатки сил, чтобы не появиться с широко открытыми от удивления глазами перед слугами, которые чувствовали себя абсолютно естественно среди этой роскоши. Особенно трудно было Джини еще и потому, что количество прислуги потрясло ее даже больше, чем сам дом, облицованный мрамором бассейн, лоджия, теннисные корты и лес в гостиной.
Вообразите, стать хозяйкой в доме, где все время полно людей! Двое охранников постоянно обходят дом и прилегающий участок, два повара, две горничные, садовник и слесарь, обслуживающий насос для бассейна.
В кухне Джини задержалась, чтобы понаблюдать за поварами, занятыми приготовлением обеда. В меню стояли французский луковый суп, соте из куриных грудок в лимонном соусе, рисовый плов с чесноком и на десерт – яблочный пудинг. Когда Джини предложила помочь, это их смутило, и они забормотали что-то на ломаном английском языке. Осознав свою ошибку, она покраснела и быстро вышла из кухни.
Как себя вести, если ты неожиданно стала женой миллионера и тебе нечего делать?
Бесцельно бродила она по дому, пока не вышла на широкую прохладную лоджию, откуда открывался вид на океан. Ее привели в восторг переливающиеся сине-голубые волны, лениво набегающие на золотистый песок пляжа. Скоро мерный плеск волн успокоил ее, и, сбросив туфли на высоких каблуках, она забралась на мягкие подушки бежевой софы.
Убаюканная соленым ароматом легкого бриза и шорохом прилива, Джини задремала. Солнце переместилось, и его лучи заполнили все вокруг, но кто-то на цыпочках прошел по натертому полу лоджии и накрыл ее легкой шерстяной шалью, а потом опустил навес, чтобы ее не беспокоил яркий солнечный свет.
Когда Джини проснулась, красное солнце уже клонилось к горизонту. Волны окрасились в алый цвет. Две чайки с криками летали над водой. Несколько любителей серфинга прыгали с волны на волну. По песчаному пляжу в голубых шортах бежал спортивного вида мужчина.
До Джини донесся знакомый смешок, и она узнала голос Мелани. Внизу, на горячем песке, Мелани играла с Джорданом; он тоже рассмеялся, когда девочка упала, пытаясь поймать «летающую тарелочку» в воздухе.
Отец и дочь вели себя абсолютно естественно, вряд ли можно было подумать, что они едва знают друг друга. В это мгновение Джини почти обрадовалась, что Джордан заставил ее привезти Мелани в Калифорнию. Девочке так нужен отец! Но в следующий миг Джини вспомнила о своих сомнениях, и лицо ее помрачнело. Что, если Джордан использует Мелани лишь как средство настоять на своем?
Джини встала с софы и подошла к перилам, откуда ей лучше было видно. Движение в лоджии привлекло внимание Джордана, он поднял глаза и увидел Джини, растерянно застывшую у перил. Ее каштановые волосы стали золотыми от алых отблесков закатного солнца, выбившиеся легкие пряди легли на румяные со сна щеки.
«Тарелочка» со свистом пролетела мимо него, но Джордан даже не заметил этого. Он видел только Джини.
А она видела только его, и он казался ей воплощением мужественности, от которого замирало сердце. Обрезанные выше колен потрепанные джинсы облегали его узкие сильные бедра, подчеркивая их стройность. Рубашки на нем не было, и взгляд Джини остановился на широких загорелых плечах, мускулистой крепкой груди и тонкой талии. Кожа его блестела от воды, словно он только что искупался в волне прибоя. Он стоял босой. И вообще не выглядел преуспевающей рок-звездой, перед Джини был просто отец, отдыхающий с дочерью.
Она ненавидела себя за те чувства, которые вспыхивали сразу, стоило его увидеть: в ней как будто все холодело внутри, так сильно она желала его.
Прежде чем он надел маску холодноватой вежливости, с которой всегда обращался к ней, с тех пор как уехал из Хьюстона, Джини успела разглядеть в его глазах какой-то блеск. Красивое лицо внезапно напряглось и застыло. Черные глаза обожгли ее.
Она чувствовала, как его взгляд спустился ниже, задержался на лифе ее платья: от ветра тонкая ткань плотно облегала грудь.
Джини похолодела и была уже готова уйти в дом, но его голос остановил ее.
– Джини, не уходи. Спустись к нам, – окликнул Джордан. Тон его был намеренно холоден. – Ступеньки с той стороны, – он указал налево.
Сердце у нее беспорядочно забилось. Ну почему он не может оставить ее в покое?
– Боюсь, я… я еще не проснулась, чтобы играть с вами.
– Играть буду я, – заметил он, засовывая в карманы кулаки с побелевшими от напряжения костяшками пальцев. Совершенно очевидно, ему не понравились бы ее возражения. – Я хочу поздравить тебя с приездом в Калифорнию.
Но она колебалась. Его жесткий, проницательный взгляд лишал ее остатков уверенности.
Пауза затягивалась, становясь все напряженнее. Джини знала, что Мелани следит за ней. Неохотно она спустилась со ступеней. Едва ли прилично отказать в такой простой просьбе.
Джини стояла перед ними – мужчиной, которого она любила, и их дочерью. Никогда еще не чувствовала она себя в большей растерянности. Он не смотрел на нее, и это ее успокоило.
– Мне очень жаль, что не удалось приехать в аэропорт, – слова прозвучали гораздо мягче, холод в голосе, казалось, растаял. – Понимаю, ты злишься…
– Вовсе не злюсь…
– Тогда я готов понять любые чувства, которые ты испытываешь. – Он подошел и взял ее за руку.
Джини вздрогнула: как будто электрическая искра пробежала между ними. Он возвышался над ней, стройный, сильный. Несмотря на все старания, она не могла оторвать от него взгляда, за две недели она так истосковалась без него.
И она еще твердила себе, что не хочет ехать!
– Все в порядке. Мы с Мелани поняли, почему ты не мог нас встретить, – неловко проговорила она, стараясь высвободить руку.
Однако он только крепче сжал ее. Как будто решил не отпускать от себя.
– Нет, не все в порядке. Это непростительно. – Губы у него сжались от гнева, но Джини понимала, что сердится он не на нее. – И чтобы искупить свою вину, я приглашаю тебя сегодня на обед в ресторан.
– Но твои повара готовят необыкновенный обед! – запротестовала Джини.
– Это была идея Фелиции, не моя, – мрачно заметил Джордан. – Сегодня наш вечер, и я не собираюсь плясать под ее дудку.
– Я не против того, чтобы остаться дома.
– А я против.
Их взгляды встретились: его – горячий, пылающий, и ее – нервный, неуверенный. Джини отвела глаза, она смотрела на пляж, где красные от солнечных лучей волны лизали берег и отступали, оставляя за собой влажный, цвета меди песок. Мелани давно убежала и палкой измеряла глубину песка на кромке прибоя, казалось, она не замечала, как сложно родителям общаться друг с другом. Но Джини понимала, что девочка замечает все, она нарочно оставила их наедине.
– Все это, наверное, производит странное впечатление, – заговорил Джордан, указывая на особняки, выстроившиеся вдоль пляжа, – особенно если человек не привык. Но, может быть, спустя какое-то время…
– Я уже сказала, что не могу ничего обещать, Джордан.
Он опять помрачнел, а она этого терпеть не могла.
Неожиданно он проговорил:
– Я тоже много думал, правильно ли поступил, когда выбрал музыку. Ведь я потерял тебя… и Мелани. Я знаю, что музыкантов считают необузданными и непостоянными, но, уверяю, этот стереотип совсем не для меня. Я просто человек, который соединяет свои чувства с музыкой. Мне нужно взволновать чувства людей, иначе они не будут слушать мою музыку. Но я никогда – ни на сцене, ни в жизни – не совершил ничего, чего надо было бы стыдиться. Среди моих слушателей много людей средних лет. Даже мои родители пришли к выводу, что успех не испортил меня.
– Не нужно оправдываться, Джордан.
– Почему же у меня такое чувство, что нужно?
– Наверное, в этом есть доля моей вины, – признала она.
– Если бы ты только могла поверить в меня как в человека, а не относиться ко мне как к какому-то фантому! Ведь я совсем другой, – заговорил он, и в его низком голосе слышалась печаль. – Иногда я жалею, что не стал юристом в Остине или Пенсильвании. У нас теперь было бы Трое или четверо детей.
– И ты всегда чувствовал бы себя так, словно что-то потерял в жизни, – закончила она с легким вздохом.
– Без тебя у меня все время было такое чувство.
– Бедный богатый мальчик! – поддразнила она.
Он прижал ее к груди:
– Теперь уже нет. У меня есть все, что мне нужно.
Губами он коснулся пушистых волос у нее на виске.
– Не надо, – пробормотала она, – не здесь.
– Я не стыжусь того, что испытываю к тебе. Почему тебе нужно чего-то стыдиться?
Его рука легла на нежную шею Джини, заставляя ее повернуть к нему лицо. У нее перехватило дыхание, когда он начал вглядываться в ее глаза. Его губы прижались к ее приоткрытым губам. Сильной рукой он прижал ее к себе.
Сквозь тонкий шелк платья она ощущала силу его бедер. От его мокрых джинсов намок подол платья. Кончики его пальцев спустились от белого воротничка платья к четко обрисовывавшейся груди.
– Почему ты такая красивая? – прозвучал мягкий вопрос. – И полна решимости отказаться от того, что может сделать счастливыми нас обоих?
И опять его рот искал ее губы, и она вздрагивала от жара, горящего в нем. Она чувствовала, как сильно бьется его сердце, как напряжена его бронзово-загорелая грудь, крепко прижатая к ее груди.
Губы его, страстные и жесткие, солоноватые от морской воды, разбудили в ней огонь, который начал медленно заполнять ее.
Джини уже не только позволяла себя целовать, она отвечала на его поцелуи, и, уловив ее ответ, он стал более решителен и требователен.
Наконец Джордан оторвался от ее губ.
– Целых две недели я думал об этом мгновении. Добро пожаловать в Калифорнию, Джини, – прошептал он страстно, и в тот же миг их губы опять были вместе.
– Думаю, нам лучше остановиться, – почти задыхаясь, сказала она.
Он отпустил ее.
– Сейчас, – согласился он с улыбкой. Черные глаза светились. – Но позже…
Позже его ничто не остановит, поняла она.


Вечером он повез ее в отель «Беверли-Хиллз», и она старалась не показать трепета перед знаменитыми зелено-розовыми, покрытыми лепниной зданиями, раскинувшимися на искусно оформленном пышной зеленью участке площадью двенадцать акров. Рука об руку, тихо беседуя, они прошли вдоль извилистых дорожек, по обеим сторонам обсаженных гигантскими пальмами и лиственными деревьями. Ночь была ясная, небо черное, усыпанное звездами. Желтая, как из воска, луна светила между деревьями. Мелани предпочла остаться в Малибу, и Джини подозревала, что их дочь пожелала родителям романтичного вечера.
Джини и Джордан заказали коктейли в знаменитой на весь мир гостиной Поло. Все головы повернулись, когда они появились на пороге. Джини знала, что за их спинами все сдержанно перешептываются.
– Ты произвела фурор в первый же вечер, – мягко поддразнил Джордан.
– Поправка. Фурор производишь ты. Не может быть, чтобы кто-то заинтересовался мной.
– Ты не права. – Горящие глаза задержались на ее лице. – А я?
На Джини было переливающееся белое платье для коктейлей с глубоким декольте, соблазнительно открывающим ее грудь.
Она покраснела под его взглядом.
– Веди себя прилично.
– Тебе надо было надеть что-нибудь более… э… похожее на платье учительницы, если ты хотела, чтобы я не обращал на тебя внимания, – прозвучало в ответ.
– Запомню на будущее.
– Не нужно, пожалуйста!
К ним подходили разные знаменитости, и всех Джордан представлял своей жене. Он, казалось, не замечал ее смущенных ответов и румянца, а его друзья вели себя так, словно находили ее очаровательной.
Когда они остались одни, Джини робко упрекнула:
– Джордан, ты нарочно представляешь наши отношения в неверном свете.
– Нет, любимая, – голосом, полным страсти, ответил он. – Мы были женаты и скоро опять поженимся. Ты единственная жена, которая мне нужна. – Под столом его руки по-хозяйски завладели ее руками.
Позже они обедали в ресторане отеля – в «Котери», зале для гурманов, с великолепным интерьером персикового и кораллового цвета с отделкой из красно-коричневого дерева и с золотыми и медными украшениями.
Когда знаменитый киноактер пригласил их за свой столик, Джордан вежливо отклонил приглашение.
– Надеюсь, ты не возражаешь, что я отказал Майклу, – зашептал он заговорщицки, после того как актер отошел от них. – Но я хочу побыть с тобой вдвоем.
Искренне ли он это сказал или боялся, что она не подойдет к компании всех этих знаменитостей?
Джордан был очень внимателен, еда восхитительна, обслуживание великолепно, и вскоре Джини забыла свои сомнения. На закуску им подали блинчики по-бомбейски с карри. В качестве основного блюда – отварную форель с муссом из лососины и винным соусом, которую сервировали так изысканно, что Джини засмеялась: есть такой шедевр кулинарного искусства – преступление. Джордан ухмыльнулся и заверил, что еще большим преступлением было бы не притронуться к нему.
– Что может быть хуже остывшей рыбы? – пошутил он.
– В этом ты прав, – согласилась она, берясь за вилку.
Джордан развлекал ее рассказами об отеле:
– Здесь бывает нефтяной магнат из Техаса, которому всегда подают бифштекс из медвежатины с Аляски.
Джини рассмеялась:
– Может быть, если мне понравится бифштекс из техасского армадилла, обо мне тоже будут рассказывать легенды.
– Но я не хочу, чтобы о тебе рассказывали. Я хочу, чтобы ты принадлежала только мне. – Перегнувшись через стол, он поглаживал ее руку своей.
На десерт им подали великолепное шоколадное суфле «Гран-Марнье».
А потом Джордан повез ее покататься на побережье, его мощный «мазерати» преодолевал виражи на такой скорости, что кровь стыла в жилах, а на прямой трассе в этой замечательной машине скорость была незаметна вовсе.
Вскоре огни города остались позади. Черный берег переходил в кипящий прилив. Ветер трепал волосы, и Джини, откинувшись на кожаные подушки сиденья, смотрела на луну и на черное ночное небо, усыпанное звездами.
Она вдыхала напоенный ароматами воздух и ощущала себя совсем юной. Или это только опьянение от вина, которое она пила за обедом, дало предчувствие счастья, и она парила на крыльях, будто и не было всех этих тринадцати лет?
Джордан свернул с шоссе на мыс, выдающийся далеко в океан. Он остановил машину и обнял Джини. Волны Тихого океана разбивались о песок.
– Весь вечер я мечтал об этом, – пробормотал он.
Дрожь прошла по ее телу. Она тоже весь вечер мечтала, чтобы он обнял ее.
Губы Джордана впились в ее рот с внезапным жаром страсти.
Когда наконец они, почти задыхающиеся, оторвались друг от друга, сердце у нее разрывалось от любви.
– Джордан, я бы все отдала, чтобы быть той женщиной, которая тебе нужна, – призналась она.
– Ты и есть такая женщина.
– Для этого нужно быть более привлекательной.
– Не выношу, когда ты говоришь такое. – Его тон был жестким, и с этими словами он еще крепче прижал ее к груди. – Ты все время возводишь между нами преграду. Оставайся такой, какая ты есть. Не теряй своей свежести, чистоты. Ты привлекательна по-своему. Слишком многие в нашем мире делают из обаяния доспехи. Они боятся остаться сами собой.
– Я тоже.
– Тебе бояться нечего. Неужели я отличаюсь от того человека, за которого ты вышла замуж в Остине?
– Ты имеешь в виду, что мне нужно забыть твою славу, состояние, «мазерати» и маленький дворец в Малибу?
– Ты знаешь, что я имею в виду, Джини. Она покачала головой, слегка удивленная тем, что вдруг поняла: он говорит правду. Слава и состояние пришли к нему, но он остался самим собой.
– Ты не такой, как другие, – тихо сказала она.
– И ты тоже.
Этому она не могла поверить.
– Я тот же мужчина, каким был тогда, и я хочу ту же женщину, что и тогда. Почему в это так трудно поверить?
– Просто невозможно.
– Попытайся, Джини, пожалуйста.
Она глянула из машины на величественный черный океан, сверкающий в лунном свете. Было бы нечестно с ее стороны обещать, если она не чувствует, что это возможно. Пусть ей очень хочется сделать ему приятное, но она ни за что не позволит ему запугать себя. Он обогнал ее, намного обогнал.
Он выпустил ее из объятий, и, когда тронул машину с места, она ощутила его разочарование.
Хотя машина мчалась быстро, казалось, они никогда не доедут до Малибу. Джордан поставил «мазерати» в свой гараж между белым вытянутым лимузином и джипом.
– А джип зачем, Джордан? – не смогла она удержаться от вопроса, когда он помогал ей выйти из машины. – Он сюда не подходит.
– Нельзя быть настоящим жителем Малибу, если у тебя нет джипа, – ответил он жестко.
Когда они вошли в дом, он повел ее через гостиную. Джини остановила его, пытаясь уменьшить возникшее в нем напряжение. А может быть, она старалась оттянуть тот момент, когда они останутся вдвоем в спальне?
– Знаешь, Джордан, по-моему, эта комната чересчур велика, даже для такой звезды, как ты. У меня такое чувство, словно я заблудилась в джунглях.
Джордан пристально оглядел комнату. Ему показалось, что он видит ее впервые за все эти годы. И правда, здесь было слишком много высоких деревьев, кустов и цветов. Да еще мраморный камин с круглой кушеткой, расположенный на более низком уровне, – все это под огромным стеклянным потолком, будто напоказ.
– Фелиция была помешана на деревьях, когда занималась оформлением комнаты, – сухо заметил Джордан, – она говорила, что этот лес даст нам воздух для дыхания.
– Звучит уж очень по-калифорнийски.
– Если тебе не нравится этот дом, можешь переделывать в нем все, что хочешь.
– Я… мне не хотелось бы ничего менять. Я ничего не понимаю в дизайне.
Обнимая ее, Джордан заметил:
– Тогда пригласи кого-нибудь, кто мог бы перевести твои идеи на язык дизайнеров. Ты понимаешь в этом не меньше меня или любого другого. Если тебе приятно что-то переделать в доме – действуй.
– Но не могу же я затевать дело, требующее так много денег.
– Почему, если я не против?
– Это будет бессмысленная трата.
– Не будет, если тебе удастся превратить этот эксцентричный дворец в настоящий дом.
Джини удивило мягкое, почти нежное выражение, изменившее мужественные черты его лица. Она не сразу нашла, что ответить.
Пытаясь оттолкнуть его, она буркнула:
– Ничего я не буду менять.
– Ошибаешься, ты уже все изменила.
– Я имею в виду дом, – возразила она.
– А я имею в виду мою жизнь.
Его смех прозвучал тихо, нежно, обезоруживающе. Прижав Джини к себе, он вдруг поднял ее на руки.
– Что ты делаешь?
– По-моему, это совершенно очевидно. Хозяин дома намерен похитить хозяйку дома.
– А если хозяйка скажет «нет»?
– Она не скажет.
– Откуда ты знаешь?
– Я знаю хозяйку.
Он нес ее на руках в полном молчании по всем комнатам, отпустив, только когда они оказались в его апартаментах с прекрасным видом на океан и камином посреди комнаты. Джини не отрываясь смотрела на встроенную кровать и зеркальные двери, ведущие в гардеробную – тоже с зеркальными стенами. Она понимала, что и за другими дверями, всюду роскошь. Там, дальше, сауна, собственный солярий, бассейн с гидромассажем, а также кабинет с концертным роялем, где Джордан работал, когда оставался дома.
Он подошел к музыкальному центру и поставил пластинку на проигрыватель. Мягкие звуки фортепьяно заполнили комнату волнующей мелодией.
Их взгляды встретились, преодолев пространство огромной спальни. Черные глаза смотрели пристально.
– Дебюсси, – пробормотала Джини.
– Твой любимый композитор.
Он уже снимал пиджак. Вот пиджак оказался на замшевом кресле… Джини старалась не обращать внимания на интимную обстановку, на то, что он делает.
– Ты не забыл, – едва слышно прошептала она, донельзя польщенная, однако пытаясь во что бы то ни стало скрыть свое удовольствие.
Вслед за пиджаком на кресло упал галстук, теперь Джордан освобождался от рубашки.
– Я ничего не забыл о тебе, любимая. Когда ты собрала вещи и ушла из моей жизни, ты унесла с собой и мою душу. – В его голосе слышалась боль. Он отбросил рубашку на пол и большими шагами пересек комнату.
– Кажется, ты прекрасно жил без нее.
– Что ты знаешь о том, как я жил? Ты решила закрыть глаза на правду. Все, что ты хочешь видеть, – моя слава и деньги. Ты видишь этот дом, но не видишь меня. Я человек, Джини. Ты нужна мне.
– В самом деле? Но в каком качестве? Как женщина?
Ее вопросы взбесили его. В черных глазах засверкали молнии. Лицо побледнело от внутренней борьбы, которую он вел с самим собой, чтобы не потерять контроль над своими чувствами. Потом плавным движением он прижал ее к груди. Его руки завладели ее телом, словно пытаясь вобрать ее в себя.
– Ты знаешь, куда ударить побольнее, а? – прорычал он. – Да, ты нужна мне как женщина. Разве это преступление? Я жил без тебя тринадцать лет!
– Может быть, без меня, но не без женщины. Боль и ревность прорвались в этих словах – ревность ко всем красивым женщинам, которыми он обладал все эти годы, как ей представлялось. Его внушающая благоговение слава мешала Джини поверить ему.
Руки Джордана рванулись вверх, к ее плечам, судорожно схватившись за них, словно он хотел трясти ее до тех пор, пока она не поймет всей правды. Но через мгновение к нему вернулось самообладание.
– Нет, не без женщины, – признал он устало. – Не собираюсь я лгать тебе, Джини. Я и раньше никогда не лгал тебе. Но ни одна женщина не может сравниться с тобой. То, что возникает между нами, похоже на колдовство. И так было всегда. Знаю, ты чувствуешь то же самое.
Джини не отрываясь вглядывалась в тонкие черты загорелого лица, неотразимые черные глаза, и в это мгновение она уже не думала ни о его славе, ни о деньгах. Перед ней был Джордан, ее муж, и она ему была так же нужна, как и он ей.
Она прижалась к нему. Руки Джордана ласкали ее, скользя по ее груди, спускаясь ниже, к талии, бедрам, его интимные прикосновения обжигали, волны возбуждения накатывали одна за другой. Он так крепко прижал ее к себе, что она едва могла дышать, и впился в ее губы таким долгим поцелуем, будто хотел наказать ее. У Джини не хватило сил сопротивляться.
Он упивался ее губами, требуя не больше не меньше как полного подчинения. Он хотел владеть ею, заставить ее почувствовать ту опасную, пульсирующую страсть, которая поработила его.
Джини воспринимала его поцелуи всеми фибрами души, с ощущением, что она живет и дышит только для того, чтобы получать эти жаркие, необузданные поцелуи. Желание накатывало на нее тяжелыми, одурманивающими волнами.
Когда из колонок зазвучало крещендо, Джордан поднял ее на руки и понес к постели. Прикоснулся к какой-то кнопке, и комната погрузилась в бархат ночи. Где-то там, вдали, лунный свет блестел на разбивающихся о берег волнах, белая пена повисала на черных камнях, весь мир окутала романтичная музыка.
Он нащупал молнию на спине и через мгновенье сорвал тонкую ткань и бросил на ковер. Восхитительное белье последовало за платьем – и вот уже в слабом свете блестит ее нежное тело. Пока он раздевался, ее сверкающие глаза провожали взглядом каждое его движение. Вновь открывая для себя его мужскую красоту, она упивалась очевидным свидетельством его страсти.
Медленно его жаркое обнаженное тело опустилось на нее. До мозга костей ощущала она его обжигающее желание. Долгим, безжалостным поцелуем он приник к ее губам. Потом принялся целовать глаза, изогнутые брови, щеки и шею. Он крепко обнимал ее, дрожа, зарываясь лицом в ее волосы. Голос его звучал тихо и хрипло.
– Я люблю тебя, Джини, родная. Я люблю тебя! Что мне сделать, чтобы убедить тебя в этом? – в его вопросе явственно прозвучала долго сдерживаемая боль.
Спина Джини прогнулась, тихий стон восторга сорвался с ее губ, когда его теплые ищущие губы скользнули с ее груди к талии и ниже, наслаждаясь ее женским естеством. Вот колючая щека коснулась шелковой кожи поблизости от лона, а губы продолжали ласкать все жарче, все желаннее.
Казалось, кровь закипела у нее в жилах, забилась в голове. Влажные горячие поцелуи ввергли ее в водоворот чувств.
– О, Джордан, я хочу тебя. Люби меня! – умоляла она.
С улыбкой победителя он опять завладел ее губами. Его язык проник сквозь полуоткрытые губы, пробуя, дразня. Она отвечала, вздрагивая, гладя его плечи горячими руками, прижимаясь к нему, пока он не обезумел от желания.
И все же он медлил, желая полностью насладиться ее прелестью. Ее ответ на его страсть, податливое тело – все воспламеняло его. Аромат ее кожи, нежнее, чем у цветов, холодноватый от ее чистоты и все же такой женский, усиливал влечение.
– Люби меня, Джордан!
Его руки нежно скользили по ее телу, и оба они вздрагивали, когда он еще теснее прижимался к ней.
Такой ночи никогда не было в его жизни. Она любила его так, как он об этом мечтал, – щедро, безудержно, со всем пылом. Она ласкала, целовала все его тело.
Вновь и вновь он овладевал ею, стремясь почувствовать, что нужен ей, убедить себя, что она принадлежит ему.
Она любила его в ту ночь отчаянно, слепо, а он снова и снова поднимал ее к вершинам восторга.
Позже, лежа в его объятиях, как в колыбели, Джини была уже готова сказать, как сильно любит его. Если бы он спросил. Но он не спросил. И перед тем как заснуть, она пообещала себе сказать все утром.
А утром он ушел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Я ищу тебя - Мэйджер Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Я ищу тебя - Мэйджер Энн



Читала очень давно ! Перечитала во второй раз с удовольствием ! Оценка 10
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннКсения
13.12.2011, 21.23





Стоит того, чтобы его прочесть
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннКатя
11.02.2012, 16.22





спасибо за совет, просто чудо,читать обязательно
Я ищу тебя - Мэйджер Эннatevs17
10.04.2012, 16.47





then best))))))))))))))
Я ищу тебя - Мэйджер Эннanny
23.04.2012, 20.31





Не разделяю восторга. Сюжет банален и избит и в жизни такого не бывает. Можно почитать если совсем нечего делать
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннЮлия Р.
23.10.2012, 10.45





интересный роман
Я ищу тебя - Мэйджер Эннтана
27.12.2012, 22.38





Кто знает, что бывает в жизни, а что нет...История, на мой взгляд, интересная.rnПобедит ли любовь?
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннЛюдмила
26.05.2013, 9.01





Гг просто супер мужчина. В жизни таких скорее всего не бывает.
Я ищу тебя - Мэйджер Эннлелик
25.09.2013, 15.27





Гг просто супер мужчина. В жизни таких скорее всего не бывает.
Я ищу тебя - Мэйджер Эннлелик
25.09.2013, 15.27





Роман так себе. г.г-ня ни рыба, ни мясо. Г. г-й супер, и такие в жизни бывают, но она его действительно не достойна.
Я ищу тебя - Мэйджер Эннюлия
24.09.2014, 1.48





Не понравилось
Я ищу тебя - Мэйджер Эннзлой критик
7.11.2014, 12.40





Интересно и чувственно.
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннКэт
31.05.2015, 13.39





Очень понравилось.
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннЕлена
1.06.2015, 0.41





Хороший роман. Хотя верится с трудом в такую преданную моногамность рок-звезды.. С другой стороны, а вдруг и правда бывают такие чувства и в той среде, только в газетах про это не пишут, потому что гораздо веселее читать про бесконечную смену звездных сексуальных партнеров.)) Мы-то тут, на этом сайте верим, что и у загорелых божественно-шикарных альфа-самцов случается иногда одна настоящая любовь до гроба!:)))
Я ищу тебя - Мэйджер Эннгость
1.06.2015, 1.53





Такого в жизни не бывает? Может и не бывает, а может... А что бывает в жизни? Муж, сидящий с пивом на диване, или под хмельком, оскорбляющий жену и детей, за то, что они есть, и их надо содержать. Дамы, вы про это хотите читать???? Замечательный роман!!! Столько чувств, столько страсти! Согласна в одном - моногамные мужчины редкость, но все-таки они в жизни есть. Это точно Вам говорю!!! 10 баллов.
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
13.11.2015, 0.38





Опять надуманные комплексы неуверреность в себе у героини. Если действительно так любит ,зачем уходить ?стольким людям жизнь испортить (дочери и мужа ?)неужели она достойна такой любви ?и герой какой-то слишком слащавый.
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннПривет
1.02.2016, 17.18





докончила эту слащавую писанину. После нее по рекомендациям прочла книгу с друним сюжетом где приблизительно такая же ситуация ,но при этом герой с чувством собственного достоинства ,не бегат от ответственности, мотивируют свои поступки ,и этим вызывают уважение. Очень рекомендую :Лорд и хозяйка гостиницы. Летиция Райсквик.
Я ищу тебя - Мэйджер ЭннПривет
2.02.2016, 17.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100