Читать онлайн Золотая судьба, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая судьба - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая судьба - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая судьба - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Золотая судьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Лестер Пью аккуратно закрыл коробку с сигаретами. Когда его переполнял гнев, он обычно с особой тщательностью следил за тем, чтобы сохранять самообладание и ничем не выдать своей ярости, а в данный момент он был чрезвычайно зол.
Почему так трудно нанять компетентных людей? Возможно, это проклятие гениев — достигший вершины человек вынужден жить в окружении болванов и идиотов.
Он осторожно вставил сигарету в мундштук. Этот тупица Хартер! Сначала инцидент с поножовщиной — крупье, заколовший старателя-новичка, был нанят Хартером, — а теперь история с девчонкой. Давно известно, что причиной большинства проблем в мире является женщина.
Пью тяжелым размеренным шагом — признак глубочайшего волнения — ходил взад-вперед по комнате. Этот дурак не мог выбрать себе девчонку из лачуг или борделей! Нет, ему подавай красивую женщину, девушку, у которой есть сестра, способная доставить кучу неприятностей! А неприятности в данный момент нужны были Лестеру Пью меньше всего.
Он уже почти заключил очень выгодную сделку, в результате которой становился владельцем крупнейшей гостиницы Доусона, склада горнодобывающего оборудования и еще одного салуна — совершенно легальные или почти легальные предприятия. Он также установил превосходные отношения с поставщиком первоклассных проституток для борделей. И теперь все эти начинания были поставлены под угрозу из-за того, что у Чета Хартера мозги комара!
До настоящего времени жители Доусона были ослеплены «золотой лихорадкой» и слишком заняты своими личными делами, чтобы проявлять интерес к происходящему в городе. Но наступит время, когда Доусон разрастется и его обитатели обязательно заинтересуются этим. И тогда будет гораздо труднее создать тот деловой синдикат, который задумал Пью, поэтому до того, как это случится, он должен твердо стать на ноги и завоевать репутацию честного бизнесмена. Действия его должны быть так надежно прикрыты, а деятельность стала настолько неотъемлемой частью общественной жизни, чтобы ни у кого не возникало никаких вопросов.
И вот Хартер своей глупостью поставил все это под угрозу! Этому человеку следует преподать хороший урок!
Инцидент в салуне вызвал массу разговоров, и многие золотоискатели готовы были засвидетельствовать, что у юного старателя не было ножа и драку затеял крупье. Разумеется, дело замяли, но теперь полиция будет внимательнее приглядываться к «Золотому кошельку», а Пью совсем не хотел, чтобы они обнаружили, что молодую женщину изнасиловали и тайно увезли от сестры.
Сигарета догорела, и он выбил в хрустальную пепельницу дымящийся окурок из мундштука. Пришло время засвидетельствовать свое почтение счастливой парочке. С кислым выражением лица Пью покинул свои апартаменты, прошел по коридору к комнате Хартера и отрывисто постучал в дверь, выкрикивая его имя.
— Минуточку, Эл Пи! — Голос Хартера звучал хрипло.
Пью с неудовольствием подумал, что застал их в неподходящий момент. Если так, то это чертовски неудачно! Ничего, им придется отложить свои брачные игры, пока он будет говорить. Пью вновь постучал, на этот раз громче.
Дверь тут же открылась, и в проеме появился Хартер в рубашке с закатанными рукавами, с раскрасневшимся лицом и блестящими глазами. В руке он держал наполовину пустой бокал с вином, а по выпуклости под его брюками можно было определить, что он только приступил к делу.
Пью презрительно отвел глаза, а затем смерил Хартера ледяным взглядом.
— Хартер, мне необходимо кое-что сказать тебе и твоей… подруге, а потом я покину вас, и вы сможете закончить то, что начали.
— Конечно, Эл Пи, — вежливо ответил Хартер. — Я как раз рассказывал Аннабел, что всем, что имею, обязан вам. Правда, малышка? — Он бросил грозный взгляд на сидевшую на кровати девушку, и та безучастно кивнула. Одежда ее была в беспорядке, и выглядела она неважно.
«Да, — подумал Пью, — похоже, Хартер уже сломал ее. Действительно, жаль — ей это не пошло на пользу». Пью вспомнил, как она выглядела во время их краткой встречи в Дайе. Да, очень жаль, хотя это и не его дело. Его заботило лишь одно — не нажить себе неприятностей из-за ее присутствия здесь.
— Хотите что-нибудь выпить, Эл Пи? — Хартер поднял уже почти пустую бутылку.
— Нет, спасибо, Чесли, — холодно ответил Пью. — Я просто скажу то, что хотел… Мисс, — он взглянул на женщину на кровати, — вы здесь по собственной воле? Мистер Хартер не угрожал вам и не принуждал прийти сюда?
— Нет, — покачала головой девушка, — я здесь по собственной воле.
— Ну, Эл Пи, разве я способен на такое? — улыбаясь, сказал Хартер.
Пью яростным взмахом руки заставил его умолкнуть.
— Значит, вы готовы поклясться в этом перед своей сестрой или полицией, если в этом возникнет необходимость?
Она поколебалась, а затем, низко опустив голову, тихо прошептала:
— Да.
Пью пожал плечами, удовлетворенный ее ответом.
— Очень хорошо. В таком случае я не думаю, что возникнут серьезные проблемы. Хартер?
Он кивком указал на коридор, и Хартер неохотно вышел вслед за ним, плотно прикрыв за собой дверь.
— В чем дело, Эл Пи?
Пью пристально посмотрел ему в глаза, и Хартер поежился.
— Давайте, Эл Пи. Что вас беспокоит? Выкладывайте, чтобы я мог вернуться к этой хорошенькой маленькой куколке.
— Этой хорошенькой маленькой куколке, — спокойно и отчетливо проговорил Пью, — лучше не навлекать на нас неприятностей, Хартер. Я надеюсь — ради твоей же пользы, — что она говорила правду, заявив, что находится здесь по своей воле. И мне бы очень не хотелось испытать разочарование!
Хартер вспылил — верный признак того, что он что-то скрывает.
— Какого черта, Эл Пи! Вы же слышали девчонку. Я даже не знал, что она придет. Она просто объявилась здесь вчера вечером с саквояжем в руке. Вы же знаете, я не могу прогнать такую хорошенькую штучку, как она, правда? Думаю, через неделю-другую я уговорю ее помогать в салуне. Эти грубияны старожилы с радостью отсыплют несколько самородков или золотого песку, только чтобы рядом крутилась такая свежая, хорошенькая девица.
Пью кивнул, но лицо его осталось суровым.
— Возможно, это неплохая мысль. Посмотрим. А пока держи ее в узде и никому не показывай. Я не желаю иметь неприятностей от ее сестры или от полиции. Понятно?
— Само собой, Эл Пи, — беспечно ответил Хартер. — Не будет никакого шума. Положитесь на меня.
— Я очень на это надеюсь, — сказал Пью. — Ради твоего же блага, Хартер. Мне действительно не хочется нанимать нового помощника, честное слово!
Пью отправился к себе в комнату, размышляя о том, имел ли Соупи Смит у себя в Скагуэе столько же хлопот, сколько он здесь, в Доусоне. На пороге своих апартаментов он остановился и, положив ладонь на ручку двери, усмехнулся. Мысль о Соупи всегда вызывала у него улыбку. Разумеется, методы Соупи отличались от его собственных. Соупи был склонен к невероятным и нелогичным аферам, которые просто не могли привести к успеху, но они всегда имели успех — у Соупи! В этом заключалась его гениальность.
Пью взял со стола прибывшее вчера письмо и задумчиво взвесил его на руке. Соупи не мастер писать, но смысл послания был совершенно ясен: у Соупи неприятности, и Пью прекрасно понимал, что его друг не сознает, насколько они серьезные.
Судя по письму, высшее общество городка почувствовало, что Джефферсон Соупи Смит позорит доброе имя Скагуэя и Уайт-Пасс, делая этот маршрут непривлекательным для золотоискателей. Владельцы железной дороги объединились с влиятельными горожанами, и хотя в письме Соупи высмеивал их шансы на успех, Пью нутром чувствовал, что Соупи просто бодрится и не показывает свой страх. То же самое может произойти и здесь, в Доусоне, если он, Лестер Пью, не будет осторожен. Но он осторожен. Это еще одно различие между ним и Соупи Смитом.
Разумеется, путь Соупи был эффектнее, и по крайней мере одна из его проделок вошла в поговорку у старожилов. Это называлось «посмотреть на орла».
У Соупи был в Скагуэе салун под названием «У Джеффа», в котором разместился его штаб. На заднем дворе салуна жил прикованный цепью к насесту орел, а поскольку в салуне отсутствовали какие-либо удобства, это место также использовалось посетителями для отправления естественных надобностей. Благодаря звучности этой фразы местные жители вскоре стали называть свои визиты на задний двор «посмотреть на орла», а затем это выражение быстро вошло в местный жаргон.
Для некоторых посетителей, не проявлявших интерес к прелестям девушек или к игорным столам, визит к орлу имел неприятные последствия, потому что задний двор облюбовали грабители и всякого рода мошенники, и многие новички, выходившие «посмотреть на орла», возвращались с шишкой на голове и пустыми карманами. Поэтому выражение «посмотреть на орла» стало синонимом быть избитым и ограбленным.
Пью усмехнулся. Да, старина Соупи был настоящим пройдохой. Просто удивительно, как он был похож на его брата Вендела.
Пью вздохнул. Жив ли он еще?
После того как их родители погибли, их осталось всего двое — Вендел и Лестер Пью, два маленьких мальчика, и некому было о них позаботиться.
Пью засопел. Единственная вещь на свете могла привести его в сентиментальное настроение — воспоминания об их раннем детстве в Мичигане. Бедные маленькие дикари, семи и десяти лет от роду. Их единственной родственницей была престарелая тетка, Пенелопа Пью, родная сестра их отца. Они были не нужны ей, но она взяла детей из чувства долга и старалась, чтобы они не забывали, чем обязаны ей.
Она была неприятной и равнодушной женщиной, эта тетя Пенелопа, хотя, похоже, испытывала какое-то теплое чувство к Венделу. Она не любила Лестера, и он знал об этом, но не обижался и не завидовал старшему брату, ходившему у нее в любимчиках. Было трудно не любить Вендела с его обаянием, тихим голосом и мягкими темными волосами. Лестер смотрел на него снизу вверх и восхищался им, как только может восхищаться младший брат.
А затем произошел тот ужасный случай на озере. Они плавали на маленьком ялике — оба были хорошими мореходами, как и их родители, — и вдруг внезапно поднялся ветер. В мгновение ока Вендел оказался за бортом и исчез в волнах. Лестер не прекращал поиски. Через некоторое время он наконец нашел брата, захлебывающегося и почти потерявшего сознание. Несмотря на то что ему было только семь, Лестер втащил Вендела на борт и пригнал ялик к берегу. Тогда он в последний раз видел брата. На следующий день гостившая у них супружеская пара покинула дом тетки и забрала Вендела с собой. Они усыновили Вендела, но не взяли Лестера, поскольку у них в доме хватало места только для одного мальчика.
А Лестер, сбитый с толку маленький мальчик, ничего не понял; он лишь знал, что его любимого брата увезли, насильно оторвали от него.
Он помнил гнев, слезы, скандалы с тетей, мучительные вопросы «почему». Она не могла ему дать удовлетворительного ответа, а лишь говорила, что это к лучшему, что у Вендела будет хороший дом и что Лестер просто должен привыкнуть к изменившимся обстоятельствам.
С тех пор он всегда был одинок, поскольку они с тетей Пенелопой остались жить на озере после окончания сезона. Для него пригласили домашнего учителя, и хотя Лестер иногда скучал по забавам и друзьям обычной школы, он скоро привык. Уже тогда он осознавал себя исключительной личностью и не хотел смешиваться с толпой.
Именно поэтому Пью скорее всего и подружился с Джефферсоном Смитом, который выглядел так, как мог бы выглядеть взрослый Вендел. У Соупи были такие же обходительные манеры, хотя за его обманчивой внешностью скрывалась природная жестокость.
Пью оторвался от сентиментальных воспоминаний и придвинул к себе высокую стопку бумаг.
Незнакомец, прихрамывая, направлялся к участку Джоша. Это был один из самых странных людей, которых ему когда-либо приходилось видеть.
Невысокого роста, одетый в поношенную рабочую рубашку, доходившую ему почти до колен, и шляпу с обвислыми широкими полями, человек бодро продвигался вперед своей странной, прыгающей походкой. Седые волосы до плеч и густая седая борода придавали ему сходство с гномом, и Джош, ошеломленный и заинтригованный, удивленно смотрел на приближавшееся к нему существо.
Подойдя ближе, незнакомец замедлил шаг и сдвинул на затылок шляпу, открыв морщинистое краснощекое лицо со сверкающими, как бриллианты, голубыми глазами.
— Привет! — Голос человечка был низким и глубоким, и то, что он выходил из такого хилого тела, производило комичное впечатление.
— Привет, — серьезно ответил Джош.
Почему-то он понял, что над этим странным человеком не нужно смеяться — возможно, виной тому были его глаза, чистые, правдивые и умные.
— Это твоя берлога?
Джош кивнул, и маленький человечек подошел ближе. Он снял шляпу, обнажив розовый кружок кожи на затылке.
— Я Попрыгунчик Сэм. Я переходил ручей и учуял, как пахнут бобы, что варятся у тебя в котелке. Подумал, что, может, ты не пожалеешь тарелки для голодного человека.
Джош, удивленный забавным произношением собеседника, постарался сохранить серьезный вид.
— Думаю, здесь хватит на двоих. Садись, Попрыгунчик Сэм.
— Премного благодарен. Я шел все утро, и ноги мои взывают об отдыхе, а в желудке такое ощущение, как будто там уже неделю ничего не было.
Он опустился на бревно рядом с костром, на котором Джош разогревал котелок с бобами и кофейник.
Пока Джош раскладывал бобы в две тарелки, старик поднял сначала одну ногу, а затем другую, исследуя подошвы своих тяжелых ботинок. Обе они оказались порядком изношены, а в правой прямо посередине виднелась большая дыра.
— Протерлась насквозь, — печально констатировал Попрыгунчик. — Я чувствовал, что это произойдет в ближайшие дни. — Он вздохнул. — Знаешь, что я тебе скажу, парень? В последнее время все труднее держать душу и тело вместе.
Блеск в глазах Попрыгунчика свидетельствовал, что старик доволен собственной шуткой, и Джош понимающе улыбнулся, подавая ему тарелку бобов и чашку крепкого кофе со сгущенным молоком.
Попрыгунчик Сэм с готовностью взял тарелку и мгновенно опустошил ее, тогда как Джош не успел еще справиться и с половиной порции. Затем старик звучно рыгнул и сделал глоток горячего кофе.
— Очень вкусно, парень. Похоже, ты продлил жизнь старика еще на один день. — Он ухмыльнулся, обнажив желтые от табака обломки зубов. — Ты ведь чечако, да?
Джош, знавший, что так на Клондайке называют новичков, кивнул.
— Да. А ты? — Он задавал вопрос, заранее зная, что этим вызовет возмущение старика.
— Я! — фыркнул Попрыгунчик и выпрямился. — Я старожил, дружок, и был им еще в юности. Знаешь, никто не живет тут дольше Попрыгунчика Сэма. Я исследую эту землю больше двадцати лет, и нет того, чего я не знал бы о добыче желтого металла. Поспрашивай старожилов, и каждый скажет тебе, кто такой Попрыгунчик Сэм.
Джош подумал, что если старик живет здесь так долго и знает все о поиске и добыче золота, то он давно мог стать богачом. Впрочем, спрашивать об этом он посчитал невежливым и придержал язык. Попрыгунчик развлекал и забавлял его, и, кроме того, что-то в нем вызывало уважение.
— Я знаю, ты задаешь себе вопрос: если этот старый ублюдок бродит здесь так долго и знает так много, то почему он не богат? — Он весело захихикал. — Понимаешь, парень, я был богат, как Крез, и беден, как черный раб. Я не раз наживал и терял состояние, но не виню в этом никого, кроме самого себя, потому что причиной всему моя слабость. Понимаешь, я слишком люблю приложиться к бутылке, и когда добираюсь до нее, то у меня не держатся ни деньги, ни золотой песок. Похоже, во мне сидит настоящий дьявол, заставляющий меня сорить деньгами, — не успеешь оглянуться, как уже потратишь все на крепкие напитки, слабых женщин и азартные игры, а потом снова начинаешь искать золото! — Он печально покачал головой. — Почему-то я никогда не извлекал уроков из своих ошибок.
Джош кивнул. Что можно было сказать в ответ на такую историю? Ему хотелось, чтобы Сэм рассказал что-нибудь еще.
— Какое интересное прозвище, старина, — заметил он. — Откуда оно у тебя?
Попрыгунчик вновь захихикал, ударяя себя по колену узловатой рукой, непропорционально большой для такого маленького человечка.
— Это все моя походка, — сказал он, не переставая смеяться. — Думаю, ты заметил, что у меня необычная, совершенно, если можно так выразиться, индивидуальная походка?
Джош постарался скрыть улыбку:
— Совершенно особенная.
Глаза старика сверкнули поверх густых зарослей бороды.
— Это ты здорово сказал. Да, именно особенная. Этой походкой я обязан медведю. Как-то летом на озере Кратер большой мишка заехал мне передней лапой прямо под коленку. — Он широко взмахнул рукой, сымитировав движение зверя. — С тех пор так и хожу. Некоторые парни считают, что это похоже на танец. — Он ухмыльнулся. — Послушай, а у тебя не найдется еще немного этой лосиной мочи, которую ты называешь кофе?
Рассмеявшись, Джош взял кофейник и наполнил чашку Попрыгунчика. Вдруг его осенило. Совершенно очевидно, что Попрыгунчик Сэм, каковы бы ни были его прошлые победы, теперь находился на грани нищеты. Джош не знал деталей, но из разговора со стариком создавалось впечатление, что в данный момент у Попрыгунчика Сэма не было ни собственного участка, ни инструмента, ни продовольствия. Именно такого человека он и искал!
— Скажи мне, старина, — спросил он, подавая старику банку сгущенного молока, — у тебя есть свой участок?
Попрыгунчик бросил на него колючий взгляд.
— Был. На Каменном ручье. Но теперь нет. Проиграл в карты. Сегодня как раз исполнилась неделя. И все мои инструменты в придачу.
На мгновение в глазах старика мелькнула настоящая печаль, а затем Попрыгунчик через силу улыбнулся.
— Все равно от этого дерьмового участка было мало проку! Никогда не находил там больше нескольких крупинок.
— Где ты теперь остановился?
— То здесь, то там, — пожал плечами Попрыгунчик. — У меня осталось еще несколько друзей, которым не все равно, что будет со старым Попрыгунчиком, хотя иногда я и удивляюсь этому. Миссис Биллингс, вдова, что держит ресторан в Доусоне, время от времени подкармливает меня, но мне кажется, что терпению ее приходит конец…
— Послушай, Попрыгунчик, а насколько сильна твоя тяга к бутылке? Я хочу сказать, как она проявляется? Постоянно, или просто время от времени ты впадаешь в запой?
Глаза Попрыгунчика погрустнели.
— Я — кутила. Могу держаться недели и месяцы, выпивая совсем немножко, только чтобы промочить горло, а затем что-нибудь заводит меня… обычно это полный кошелек. Похоже, я просто не выношу, когда в кармане есть деньги. Это странная вещь, и я такой не один. На Юконе найдется много людей, которые вкалывают целый год, копят деньги, а затем спускают их за несколько ночей в городе. Потрясающая вещь! Я много раз задумывался над этим.
— Ты прямо-таки философ, Попрыгунчик.
— Да, одинокая жизнь делает здесь из человека — думающего человека — философа. Во время этих длинных, темных зимних ночей занятий не так уж много — только и думай.
— Скажи, ты мог бы дать зарок некоторое время воздерживаться от выпивки?
— Мог бы, но этой клятве вряд ли стоило бы доверять. Джош, приняв решение, наклонился вперед.
— А ты не хотел бы стать моим компаньоном? Может, я здесь не разбогатею. Многие говорят, что это плохой участок. Но у тебя по крайней мере будут крыша над головой и что-то горячее, чем можно наполнить желудок.
Попрыгунчик задумчиво прищурился.
— В моем теперешнем положении я был бы круглым дураком, если бы отказался, но тебе-то какой от этого прок? Я только что признался, что я пьяница и законченный дикарь. Какая может быть польза от старого дурака вроде меня?
Джош улыбнулся.
— Ну во-первых, я собираюсь уехать на некоторое время. В Доусоне у меня есть еще дела, и я не хочу надолго оставлять свой участок без присмотра. Во-вторых, несмотря на твои дурные наклонности, о которых ты достаточно откровенно мне рассказал, у тебя есть то, что мне нужно. Опыт. Как ты правильно заметил, я чечако и не провел здесь еще и зимы. Я думаю, что ты с лихвой оправдаешь мое доверие.
Попрыгунчик серьезно взглянул на него.
— Это было бы просто здорово, и я всегда считал, что дареному коню в зубы не смотрят! В городе у миссис Биллингс остались мои вещи. Я заберу их и вернусь завтра утром.
— Отлично. — Джош протянул руку, и его ладонь почти утонула в огромной лапе старика. — Тогда до завтра… компаньон.
— Договорились!
Попрыгунчик с удивительной живостью вскочил на ноги и своей странной раскачивающейся походкой двинулся к Доусону. Голова его тряслась при ходьбе, и Джош не смог сдержать улыбки. Старый плут был умен и мог догадаться об истинной цели присутствия здесь Джоша, но тот почему-то был уверен, что, если это и произойдет, Попрыгунчик его не выдаст.
В известном смысле этот человек был подарком судьбы. Одному трудно было бы делать вид, что разрабатываешь участок, и одновременно заниматься делом, ради которого он сюда приехал. Теперь же на участке начнутся работы, лагерь будет под охраной, а Джош сможет приходить и уходить, когда ему заблагорассудится. Единственной проблемой могло стать пьянство Попрыгунчика. Но если старик говорил правду и он пускался во все тяжкие, только разбогатев, то никаких проблем не предвидится. На этом участке вряд ли обнаружится много золота, а Джош собирался давать Попрыгунчику денег столько, чтобы хватало лишь на насущные нужды.
Да, этот человек почти идеально подходил для его целей. Похоже, им обоим крупно повезло.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая судьба - Мэтьюз Патриция



А мне понравился роман,прочитала с большим удовольствием. Советую 9
Золотая судьба - Мэтьюз Патрицияс
27.09.2014, 1.12





Это не ЛР, а скорее добротная проза. Читать интересно. Но любви здесь нет, а так, сексуальное влечение. Если бы с гл.героем что-то случилось, героиня повздыхала бы пару деньков и на том успокоилась. Вообщем, читать можно... А можно и не читать.
Золотая судьба - Мэтьюз ПатрицияТамила.
26.03.2016, 18.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100