Читать онлайн Золотая судьба, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотая судьба - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотая судьба - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотая судьба - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Золотая судьба

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Огромная груда камней перегородила тропу, сделав ее непроходимой.
— Ну, — спросил Морган Ли, — что мы теперь будем делать?
— Мы обойдем завал поверху. — Голос Джоша дрожал от едва сдерживаемой ярости. — Если понадобится, выберемся из каньона. Потребуется целый месяц, черт возьми, чтобы прорыть здесь дорогу, если мы вообще сумеем это сделать! Маккензи?
— Вы правы, Роган, — мрачно согласился Дуглас, — как ни тяжело мне это признавать. У нас нет выбора. Будь проклят этот толстяк! — Он ударил кулаком по луке седла. — Мы недооценили его!
— Мы? Это вы недооценили его… Ладно, ладно! — Джош поднял руки. — У нас нет времени на ссоры. Нужно двигаться вперед.
Морган внимательно рассматривал крутой склон каньона.
— Мы потеряем кучу времени, — сказал он Белинде и вздохнул. — Но иначе мы рискуем никогда не догнать их. Придется обходить завал поверху.
Потрясенная и подавленная, она кивнула. Он прав — ничего другого им не оставалось.
Джош и Дуглас уже разворачивали лошадей. Они выехали из устья каньона и направили животных вверх по каменистому склону. Настоящих гор здесь не было, скорее холмы, но склон оказался крутым, и не видно было даже признаков какой-либо тропы.
Позади них мужчина на гнедом жеребце наблюдал сквозь деревья, как группа всадников во главе с полицейским выехала из каньона. На мгновение ему показалось, что они двигаются назад, в Доусон, но они направили своих лошадей вверх по склону холма. Мужчина вздохнул и двинулся вслед за ними, стараясь оставаться вне пределов видимости.
От боли в мышцах Аннабел с трудом держалась в седле. Пью, настроение которого явно улучшилось после того, как они завалили тропу, что-то напевал себе под нос, прерываясь лишь затем, чтобы бросить в рот леденец.
Хартер, несмотря на свои раны, казалось, не испытывал особых неудобств. Он ехал расслабленно, опустив голову, но уверенно держался в седле, и Аннабел пришла к выводу, что он быстро выздоравливает.
Пытаясь перераспределить вес тела, чтобы дать отдых занемевшим мышцам, она наклонилась к Хартеру и тихо шепнула ему на ухо:
— Мы не могли бы остановиться, Чет, всего на минутку? Каньон перегорожен. Они не скоро смогут нас догнать.
Хартер в ответ лишь что-то промычал и дернул плечами, как измученная мухами лошадь. Быть может, он чувствовал себя лучше, но почти не разговаривал и, казалось, был вполне доволен своей ролью страдающего от ран человека.
— Чет! — повторила попытку Аннабел. — Может, тебе удастся уговорить Пью сделать привал и немного отдохнуть?
На этот раз он ответил ей:
— Пока нет. Думаю, Пью сначала хочет добраться до промежуточной станции.
— Промежуточной станции?
Он опять не ответил, и, только когда, впереди показалось какое-то строение, Аннабел поняла, что он имел в виду. Промежуточная станция оказалась группой невзрачных домишек с загоном для лошадей, построенных у дороги на некотором удалении от реки и с севера защищенных от непогоды холмом.
Какой бы убогой ни выглядела станция, Аннабел обрадовалась и этому. Она соскользнула с седла гораздо увереннее, чем раньше, — собственный опыт оказался превосходным учителем — и без всякого стеснения потерла ягодицы. Рядом никого не было, если не считать Хартера и Пью, занятых собственными мыслями и не замечавших ее.
Прежде чем спешиться, Пью направил лошадь к загону и взглянул на двух стоящих внутри коней. Только внимательно изучив их, он отъехал к покосившейся веранде и слез с седла. Аннабел показалось, что он чем-то очень доволен.
Он поманил ее к себе. Когда она осторожно остановилась перед ним, Пью тихим, угрожающим голосом произнес:
— Хочу тебя предупредить, девочка, прежде чем мы войдем внутрь: посмей только пикнуть об обстоятельствах, заставивших тебя поехать с нами, — и прощайся с жизнью! Все поняла?
Она молча кивнула.
Пью обнажил зубы в мрачной улыбке.
— Все равно ты тут никому не нужна — разве что взобраться на тебя. — Он усмехнулся. — Считай, что тебе повезло — иметь двух таких галантных кавалеров, как я и Чесли, которые охраняют твою честь!
Ее взгляд был исполнен ненависти, но Пью не обратил на это никакого внимания и махнул рукой, приглашая их войти в дом.
Внутри дом был таким же, как и снаружи, — невзрачным и запущенным. Несмотря на запах пыли и прогорклого жира, Аннабел почувствовала голодные спазмы в желудке. Запасы продовольствия подходили у них к концу, и Пью был чрезвычайно скуп, выделяя долю Хартеру и Аннабел, хотя не признавал никаких ограничений, когда дело касалось его самого.
Они попросили хозяина приготовить им хоть какую-нибудь еду, и на столе вскоре стояло жаркое из какого-то неизвестного Аннабел мяса. Она не стеснялась — быстро очистила тарелку и попросила добавки.
Дождавшись, пока она насытится, Хартер повернулся к ней:
— Пойдем. Нам лучше выйти.
Озадаченная, Аннабел вышла с ним на крыльцо и спустилась по ступенькам.
— Подожди здесь. Я сейчас приду, — вдруг сказал Хартер и быстро вернулся в дом.
Аннабел, чувствуя, что что-то назревает, но не понимая что, ощущала растущее беспокойство.
Вскоре Хартер вместе с Лестером Пью вышли из дома. Лицо Хартера избороздили морщины, а на круглой физиономии Пью сияла довольная улыбка. Аннабел вопросительно посмотрела на них, но мужчины уже спустились по шатким ступеням веранды и направились к загону. После секундного колебания она поспешила за ними.
Аннабел смотрела, как Хартер распряг лошадь, на которой ехал Пью, и она галопом помчалась к деревьям. Затем он привел двух свежих лошадей, и они с Пью оседлали их. Пью приказал Аннабел наполнить седельные сумки свежими продуктами из кухни.
Девушка хотела спросить, дал ли на это разрешение хозяин, но знала, что вопросов лучше не задавать. Она уже поняла, что единственный способ ладить с Лестером Пью — это как можно реже попадаться ему на глаза.
Она вошла в грязную кухню с черного хода и проверила содержимое буфетов. Продуктов оказалось немного, но их должно было хватить им троим до Дайи — по крайней мере Аннабел надеялась, что они направляются именно туда. Она торопливо упаковала еду, ожидая, что в любую секунду может ворваться хозяин и поинтересоваться, что она тут делает. Но никто не появился, и она без помех наполнила седельные сумки.
Выйти она решила через главный вход. В большой комнате было довольно темно, поскольку маленькие грязные окна, прорезанные высоко в стене, пропускали мало света. В доме стояла странная, почти пугающая тишина, и Аннабел ускорила шаг, стараясь быстрее пересечь комнату, где они обедали. Проходя мимо стойки, она краем глаза заметила что-то необычное на полу. Она остановилась и стала вглядываться в полумрак — любопытство пересилило в ней страх. Это что-то было похоже на ногу человека. Подойдя ближе, она нерешительно заглянула за стойку.
На полу лежал хозяин станции; голова и плечи его плавали в луже крови, глаза закатились. У него было перерезано горло.
Аннабел едва сдержала крик. Чувствуя, как съеденный недавно обед подступает к горлу, она обеими руками подхватила сумки и, ничего не видя вокруг, побежала к двери.
Выскочив из дома, она обнаружила отдыхающих на ступеньках веранды Хартера и Пью. Они подняли головы и посмотрели на нее.
Пью улыбнулся, и его глаза холодно блеснули.
— Такое желание угодить достойно похвалы, мисс Ли. А теперь, если вы принесете остальные сумки, мы сможем продолжить путь.
Аннабел покачала головой, не в силах вымолвить ни слова. Она не могла забыть глаза мертвого человека.
— Хозяин… Он там мертвый! — наконец, задыхаясь, произнесла она.
— Неужели? — округлил глаза Пью. — Должно быть, какой-нибудь бандит проник внутрь и перерезал ему горло.
Хартер нервно рассмеялся:
— Ладно, Эл Пи, я сам принесу их.
Аннабел оцепенело смотрела, как он, хромая, вошел в дом. Она опустилась на ступеньки и закрыла лицо руками. Пью негромко засмеялся, и ее охватил ужас, какого она никогда раньше не испытывала. Если Пью с такой легкостью может убить человека, то что он сделает с ней, когда она станет ему не нужна? Поможет ли ей Чет? Наверное, в момент убийства он был с Пью — ведь они вышли вместе. Нет, ей не стоит ждать помощи от Чета Хартера.
По ее телу пробежала дрожь, а в желудке было пусто и холодно, несмотря на только что съеденное жаркое. Теперь у нее есть своя лошадь, и, возможно, ей удастся сбежать. Но эта мысль исчезла так же быстро, как и появилась. Она плохо держится в седле, а Хартер и Пью теперь будут следить за каждым ее шагом.
Аннабел давно не была в церкви, но теперь закрыла глаза и стала молча молиться.
Белинда ощущала неимоверную усталость. Она обессиленно поникла в седле, уверенная, что лошадь сама пойдет за идущим впереди отрядом. Хорошо бы мужчины объявили привал, но она знала, что они не остановятся до наступления темноты.
Она не осмеливалась ни о чем их просить: в конце концов ведь именно она настояла на том, чтобы сопровождать их, и заявляла, что сама о себе позаботится. Она не жалела о своем решении, просто устала, и ей хотелось поскорее догнать преступников и освободить сестру.
Обернувшись, она посмотрела на Моргана Ли, который ехал вслед за ней. Его лицо осунулось и посерело от пыли, и впервые за все это время Белинда подумала, что он уже далеко не молод, и ей стало нестерпимо жаль его.
Им потребовалось много времени, чтобы выбраться из каньона и найти место, где они смогли подняться по склону холма, описав широкую дугу, чтобы обойти отрезок тропы, разрушенный обвалом.
Джош и Дуглас спешили достичь промежуточной станции, расположенной где-то впереди на пути их следования. Похоже, Дугласа беспокоило, что Пью сможет получить там свежих лошадей и это даст беглецам дополнительное преимущество. Она видела, что мужчины еле сдерживали раздражение, вызванное непредвиденными задержками. Белинда старалась им не докучать и держалась поближе к отцу.
Даже если бы все складывалось хорошо, у них все равно не хватало бы времени на общение друт с другом. Они скакали весь день, пока темнота не вынуждала их остановиться на ночлег. По этой суровой и опасной местности путешествовать ночью было невозможно. Они разводили костер, быстро ужинали и ложились спать. Утром, едва только рассветало, торопливо проглотив холодный завтрак, они запрягали лошадей и вновь пускались в путь. Белинда с трудом могла бы сосчитать, сколько дней провела в седле, — усталость делала их похожими один на другой.
Вскоре они добрались до промежуточной станции — группы невзрачных строений, показавшихся Белинде очень комфортабельными.
Все приободрились, и даже лошади ускорили шаг, вероятно, предвкушая еду и отдых. Станция выглядела необычно пустынной — в загоне не было лошадей, и никто не вышел к ним навстречу.
Белинда ощутила какое-то смутное беспокойство, ею овладели дурные предчувствия. Джош осадил лошадь рядом с Дугласом и что-то тихо сказал ему. Кивнув, Дуглас знаком приказал остальным отступить назад и ждать. Спешившись и вытащив пистолеты, мужчины пошли к основному зданию станции, а затем исчезли внутри.
Белинде показалось, что они оставались там очень долго, и она даже успела задремать в седле, сморенная теплыми лучами солнца.
Наконец они появились, и Дуглас окликнул двух молодых полисменов.
— Как ты думаешь, что там такое? — Белинда взглянула на отца.
— Не знаю, — покачал головой Морган Ли. — Но у меня такое чувство, что ничего хорошего.
Они смотрели, как двое полицейских о чем-то совещаются на веранде с Дугласом. Затем они вошли в дом, а Джош и Дуглас направились к Белинде и ее отцу.
— Что случилось? — спросила она Дугласа, который угрюмо смотрел на нее. — Что-то не так?
— Нет смысла здесь останавливаться, — ответил он. — Пью и Хартер уже успели побывать тут и забрали лошадей и всю еду.
Белинда почувствовала, что он что-то скрывает от нее. Заглянув ему за спину, она увидела, как из дома вышли полицейские с длинным, завернутым в одеяла свертком. Желудок ее сжался.
— Они кого-то убили, — уверенно заявила она. — Это не… не Аннабел?
— Нет, нет, — поспешно заверил ее Дуглас. — Это владелец станции. Я останавливался здесь раньше. Джед был по-своему неплохим парнем. — Он стиснул зубы. — Еще одна смерть, за которую ответит Лестер Пью.
— Если вы когда-нибудь поймаете его! — сказала Белип да и посмотрела на Джоша, который молча стоял рядом.
Их взгляды встретились, и в душе Белинды всколыхнулась целая буря чувств. Ей отчаянно хотелось поговорить с ним, восстановить их отношения, но он уже отвернулся.
— Не волнуйся, Белинда, мы поймаем его, — сказал Дуглас.
«Неизвестно только, успеете ли вы спасти Аннабел», — подумала Белинда, посмотрев на завернутое в одеяла тело, которое несли полицейские.
На берегу озера Кратер пересекавший тропу суслик испугал лошадь Пью, и она встала на дыбы.
Испуганное животное попыталось восстановить равновесие, но огромная масса Пью, сместившись в седле, заставила лошадь упасть на колени. Звук ломающейся кости был хорошо слышен в неподвижном воздухе.
Лошадь жалобно заржала, и Пью, немилосердно ругаясь, слез с седла и снял седельные сумки.
— Пристрели ее, — равнодушно сказал он Хартеру.
Хартер вытащил пистолет и выстрелил в голову лошади. Дернувшись пару раз, она вытянулась на земле и затихла. Аннабел сдавленно вскрикнула и отвернулась.
Пью огляделся — место было относительно удобным.
— Мы можем устроиться здесь на ночь. Все равно скоро стемнеет. Утром я возьму твою лошадь, Чесли, а ты можешь взять лошадь девчонки.
Хартер, привыкший улавливать любые нюансы в речи Пью, обратил внимание на последнюю фразу толстяка. Что у него на уме? Хартер бросил быстрый взгляд на Аннабел, проверяя, не слышала ли она слова Пью, но девушка смотрела на озеро. Очевидно, не слышала.
Хартер слез с лошади, стараясь выглядеть более немощным, чем был на самом деле. Его раны очень быстро заживали, и он чувствовал себя довольно сносно, но из осторожности не хотел показывать этого Пью. Он знал — наступит момент, и довольно скоро, когда толстяк попытается отомстить ему за предательство, и Хартер хотел получить все возможные преимущества.
Они были уже недалеко от Чилкутской дороги, и, насколько мог судить Хартер, преследователи теперь наверняка не смогут догнать их. Они беспрепятственно доберутся до Дайи и отплывут оттуда с первым же судном.
Из слов Пью он сделал вывод, что тот больше не намерен держать Аннабел в качестве заложницы. Толстяк собирался оставить ее здесь. Но живую или мертвую — неизвестно. И этот вопрос весьма занимал Хартера.
Да, Лестер Пью, этот жирный ублюдок, очень удивится, когда обнаружит, что у Чета Хартера имеются собственные планы.
Во-первых, надо постараться, чтобы здесь осталась не Аннабел, а Пью. Губы Хартера растянулись в жестокой усмешке. Это будет неприятным сюрпризом для ублюдка, сюрпризом, который он готовил уже давно.
Кроме всего прочего, Аннабел весьма устраивала Хартера. Она его слушалась, легко подчинялась давлению и была хороша в постели. И еще — такой красивой женщины у него никогда не было, и ему нравилось показываться вместе с ней в обществе.
Да, она выглядела потрясающе, когда шла с ним под руку, и другие мужчины завидовали ему. Она была ценным приобретением, более ценным для него, чем для Пью, который сам теперь превратился в обузу.
Нет, рассуждать тут не о чем. Пью помог им выбраться, и теперь он больше не нужен.
Кроме того, Хартер знал о деньгах Пью, тех, которые были с ним, и тех, что хранились в сейфе салуна в Дайе. Пью не подозревал, что Хартер знает о них. Но Чет знал не только о деньгах — ему был известен и шифр сейфа! Там хранилась изрядная сумма — достаточная, чтобы открыть маленькое прибыльное дельце в каком-нибудь тихом местечке, где никогда не слышали о Чете Хартере.
Хартер согнул руку. Мышцы немного ослабли, но сил хватит, чтобы нажать на спусковой крючок висевшего у него на поясе пистолета. Да, сегодня ночью старину Эл Пи ждет самый большой сюрприз в его жизни!
Пью растянулся на широкой спине и положил под голову седло, чтобы иметь возможность наблюдать за Хартером и его женщиной. Желудок его был полон, мозг усиленно работал. Он был доволен собой. Все обошлось, и в основном благодаря его изобретательности и уму.
Скоро он будет в Дайе, где сможет без помех купить какое-нибудь судно, которое увезет его от этой замерзшей пустынной земли назад, к цивилизации. Хватит этой примитивной жизни! Все равно «золотая лихорадка» скоро сойдет на нет.
Он с нежностью подумал о грудах банкнот и золота, запертых в сейфе в Дайе. Этих денег ему хватит надолго, пока он не создаст новую организацию.
А теперь ему нужно покончить с кое-какими делами. Из-под низко надвинутой на лоб шляпы он пристально посмотрел на Хартера и девчонку. Хорошенькая. Такая юная и нежная! Даже теперь, после нескольких недель дороги, она все еще была чертовски привлекательна.
Пью ощутил легкое волнение внутри и улыбнулся. Его не часто посещали плотские желания, но сегодня, подогреваемый близкой свободой и предвкушением расплаты с Хартером, он почувствовал возбуждение.
Возможно, он развлечется с девчонкой, прежде чем избавится от нее. А почему бы и нет? В конце концов он заслужил немного удовольствия после этих жутких дней. Да, он может попользоваться этой девицей. Ему полезно немного расслабиться.
Он перевел взгляд на Хартера, растянувшегося на своем одеяле. Очевидно, Чесли еще не оправился от ран. Ну и ладно, скоро он вообще перестанет страдать. Ему не нужна девчонка, и Хартер тоже не нужен. Настало время избавиться от обоих, и ему доставит истинное удовольствие наблюдать удивление и ужас на лице Хартера, когда тот увидит, что Лестер Пью решил расплатиться по счету.
Он сел, с хрустом потянулся и позвал Хартера:
— Чет, ты не подойдешь ко мне? Нам нужно кое-что обсудить.
Хартер посмотрел на него усталым взглядом, и Пью улыбнулся. Наконец Хартер поднялся и направился к нему. Пью тоже встал. Он был доволен, что Хартер оставил ремень с кобурой на одеяле. Хорошо! Сам он предусмотрительно оставил трость с вложенной шпагой на виду, рядом с седлом.
Пью ласково подхватил Хартера под здоровую руку и повел в сторону от лагеря.
Хартер не сопротивлялся, а только спросил:
— В чем дело, Эл Пи?
— Это насчет девчонки, — прошептал Пью.
Теперь они удалились достаточно, чтобы Аннабел не могла услышать их. Хартер остановился и повернулся к нему:
— Да, думаю, пора поговорить о ней. Что ты задумал?
— А ты что предлагаешь? — Пью дернул себя за нижнюю губу.
— Не знаю, — пожал плечами Хартер. — Я хочу оставить ее при себе — по крайней мере на время. Она меня вполне устраивает.
— Меня удивляют твои мысли! А что ты скажешь, если я сообщу тебе следующее: я считаю, что мы должны убить ее? — произнес Пью с деланным спокойствием.
Ответ Хартера тоже был сдержанным, что очень удивило Пью, ожидавшего, что Чет выйдет из себя.
— Ну, я бы сказал, что нам нужно это обсудить, Эл Пи. Я бы сказал, что так было бы демократично.
Пью засмеялся:
— Демократично! При чем здесь демократия, Чосли? Я здесь главный, и так было всегда. Ты на меня работаешь! Я принимаю решения и отдаю указания, И я говорю что она умрет!
Лицо Хартера, которое до этого момента оставалось бесстрастным, исказилось в ухмылке, и Пью увидел, как дернулась его раненая рука. Через мгновение он увидел приставленное к его горлу длинное сверкающее лезвие ножа.
Пью похолодел и выругался. Идиот! Он сделал то, против чего так часто предостерегал Хартера, — недооценил противника. Его мозг, подхлестываемый сознанием близкой смерти, лихорадочно работал, рассматривая и отбрасывая прочь различные варианты спасения.
Ухмыляющееся лицо Хартера теперь было так близко, что Пью ощущал запах его дыхания.
— Значит, ты большой босс, а, Эл Пи? Ты отдаешь приказы, а я марширую, да? Нет, на этот раз, дружище, тебя перехитрили. Ты думаешь, что я настолько туп, что пойду с тобой, не позаботившись о собственной безопасности? Нет, теперь моя очередь, толстяк, и я собираюсь выпустить немного воздуха из твоего жирного брюха. Я давно ждал этого момента. Только давай сначала отойдем подальше от лагеря. Я не хочу расстраивать Аннабел. Я хочу, чтобы она была милой и спокойной, когда я вернусь, и чтобы мы могли отпраздновать конец Лестера Пью!
Он грубо подтолкнул Пью, и толстяк, ощущая холодное лезвие ножа на горле, не сопротивлялся.
Они двигались друг за другом. Одной рукой Хартер обхватил Пью за плечи, а другой держал нож у его горла. Пью споткнулся, и давление ножа на мгновение ослабло. Его рука нырнула в карман куртки и сжала спрятанный там «дерринджер».
На таком расстоянии он не мог промахнуться, и пуля попала Хартеру в живот. Пью с отвращением почувствовал, как кровь хлынула ему на руки и грудь.
С циничным любопытством он наблюдал, как Хартер, на лице которого отразилось комичное недоумение, выронил нож и обеими руками зажал дырку в животе. Пью повернулся и посмотрел в сторону лагеря.
Услышав звук выстрела, Аннабел вскочила и теперь стояла, пытаясь что-нибудь разглядеть в темноте. Она сделала шаг, а затем остановилась в тревожном ожидании, как дикое животное, которое вспугнули шаги охотника.
«Конечно, — радостно подумал Пью, — ей есть чего ждать!»
Он усмехнулся и носком сапога ткнул Хартера, чтобы убедиться, что тот мертв.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Золотая судьба - Мэтьюз Патриция



А мне понравился роман,прочитала с большим удовольствием. Советую 9
Золотая судьба - Мэтьюз Патрицияс
27.09.2014, 1.12





Это не ЛР, а скорее добротная проза. Читать интересно. Но любви здесь нет, а так, сексуальное влечение. Если бы с гл.героем что-то случилось, героиня повздыхала бы пару деньков и на том успокоилась. Вообщем, читать можно... А можно и не читать.
Золотая судьба - Мэтьюз ПатрицияТамила.
26.03.2016, 18.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100