Читать онлайн Всем сердцем, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всем сердцем - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всем сердцем - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всем сердцем - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Всем сердцем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Брэд Страйкер задумчиво смотрел вслед миловидной блондинке. Он пытался вспомнить, не видел ли ее раньше, и пропустил вопрос адвоката мимо ушей.
Нахмурившись, Хард взял потухшую сигару из пепельницы и неторопливо раскурил ее. Ему уже приходилось вести дела Брэда Страйкера, но все равно он так и не мог побороть неприязни к этому человеку. Харду не нравилась в нем постоянная холодность и грубость. Страйкер был силен как бык и, будучи человеком обидчивым, часто ввязывался в драки. В отличие от многих в Вирджиния-Сити он редко прибегал в ссорах к помощи оружия. Два могучих кулака вполне заменяли ему револьвер. Адвокат не однажды был свидетелем того, как Страйкер избивал людей до бесчувственного состояния. И всегда при этом на его лице блуждала змеиная улыбка – было видно, что он получает от этого огромное удовольствие.
Брэд владел одной из фрахтовых компаний, перевозивших руду. Он хорошо вел дела и неторопливо, но уверенно прижимал и вытеснял своих конкурентов. В этой борьбе он не стеснялся в средствах.
Раскурив сигару, Хард нетерпеливо повторил:
– Ну что, Брэд?
Страйкер очнулся и повернулся к нему.
– Прости, судья. Симпатичная девочка. – Он сопроводил свои слова выразительным жестом. – Вроде бы я не встречал ее в городе раньше.
– Уверен, что нет. Она только что приехала из Иллинойса. Это Серена Фостер, племянница Хетти.
Страйкер с трудом сдержал изумленный возглас – новость была для него неприятной.
– Не знал, что у Хетти есть племянница. Всегда думал, что у нее только брат.
– И я так думал, и Хетти. И все мы ошибались. Бесстрастным, ровным голосом Страйкер спросил:
– А где же ее отец? Хард помрачнел.
– Мертв. И его жена тоже. Несколько дней назад они погибли от рук бандитов.
– Какое несчастье! Но как же ей удалось спастись?
– Как я понял, ее не было в лагере, когда это случилось. Пошла на реку искупаться.
– Ну и повезло же. А она видела этих убийц?
– Видела. Страйкер замер.
Хард тем временем продолжал:
– Но она не сможет их опознать. Они были в масках. – Хард с размаху ударил кулаком по столу: – Господи, что за страна, что за люди! Сколько бессмысленной жестокости! Черт побери, Брэд, ведь они даже не ограбили их!
– Да уж, абсолютно согласен с вами, судья. Эти горняки совсем от рук отбились. Давно пора навести здесь порядок. – Страйкер натянуто улыбнулся: – Одно хорошо: прощай возня с публичным домом. И с чего Хетти вздумалось завещать мне это заведение? До сих пор не могу понять.
Хард откинулся на спинку кресла. Затянувшись сигарой, он лениво улыбнулся:
– Да, кстати, Брэд, не думаю, что Серена возьмется им управлять. Скорее всего «Рай» пойдет с молотка на ближайшем аукционе. Будешь покупателем?
– Черт возьми, на что мне это гнездо разврата? У меня и без этого дел хватает.
– Да, вернемся к делам, Брэд... Чем могу быть полезен?
– А... да. – Страйкер опустился на стул. – Ларри Дженкинз опять хочет со мной судиться.
Хард вздохнул.
– И что же на этот раз?
– Ну, он обвиняет одного из моих возниц в том, что тот потеснил другой фургон, который свалился в овраг. Дженкинз требует возмещения ущерба. Хотелось бы, чтобы вы поговорили с ним и пришли к какому-нибудь соглашению – так, чтобы дело не дошло до суда.
– Так, чтобы это потребовало минимальных затрат, как я понимаю? – сухо спросил Хард.
– Конечно. Ведь вы же мой адвокат.
Харду не понравилось, что Страйкер назвал его своим адвокатом, но, поскольку он уже представлял его как-то в суде, возразить на это было нечего.
– Если не ошибаюсь, это уже в пятый раз. Скажите, пожалуйста, Брэд... а ваши фургоны никогда не падали в овраг?
Страйкер изобразил удивление.
– Но это же просто случайность, судья.
– И все предыдущие случаи тоже?
– И предыдущие тоже! Или вы думаете, что я приказал сделать это специально? Если бы Дженкинз нанимал порядочных людей, а не забулдыг с Си-стрит, несчастных случаев у него было бы в сто раз меньше.
– Да, конечно. – Хард вздохнул. – Хорошо, я займусь этим. Думаю, он пойдет нам навстречу.
– Я знал, судья, что на вас можно положиться. Благодарю.
Страйкер поднялся, махнул адвокату на прощание рукой и вышел за дверь. Очутившись в коридоре, он остановился и, сжав кулак, уже собирался было ударить по стене, но в последний момент мысль о необходимости соблюдать осторожность остановила его. Он прислонился к стене и, закрыв глаза, попытался сосредоточиться.
Перед его глазами замелькали картины ночной пустыни. Оранжевые вспышки огня, мужчина и женщина, падающие на землю. И опрокинутый фургон, как символ победы. Он был уверен, что со стороны Фостеров ему больше ничто не угрожает. А теперь выясняется, что одна из них здесь, в городе! Если бы они только прочесали окрестности... Наверняка нашли бы эту проклятую девчонку и сразу же, на месте, от нее избавились. Теперь сделать это будет гораздо труднее. Смерть девушки, только что приехавшей с Востока, наверняка вызовет подозрения. Особенно если эта девушка– родственница Хетти Фостер.
Спенсер Хард, конечно, старый дурак, но он достаточно проницателен и легко сможет сопоставить факты, если эту Серену Фостер настигнет беспричинная смерть. А если у адвоката возникнут подозрения и он начнет расследовать это дело, могут всплыть некоторые подробности, чего Страйкеру очень бы не хотелось. Значит, ему надо быть очень и очень осторожным. Нужно убрать Серену Фостер так, чтобы это выглядело достаточно правдоподобно. И имя убийцы, и четкие мотивы нужно преподнести Спенсеру Харду на блюдечке с золотой каемочкой. В любом случае ни малейшей тени подозрения не должно упасть на Брэда Страйкера.
Он вытащил из кармана часы. Четыре часа дня. Сегодня поздно вечером Ли По прибудет сюда из Сан-Франциско. Утром Страйкер получил из Карсона письмо с извещением об этом. Ли По, конечно же, прибудет в личном экипаже – китайцам запрещено ездить почтовыми дилижансами. Страйкер вообше-то был невысокого мнения о китайцах, однако Ли По был исключением. Он был самым богатым и могущественным из китайцев на Западном берегу– если не во всех Соединенных Штатах. Страйкер не раз обделывал с ним выгодные дела.
С того момента как они начали сотрудничать, их встречи проходили в обстановке строжайшей секретности. Они виделись в маленькой хибарке в китайском квартале, в нижней части города. В этом доме Ли По останавливался во время своих редких визитов в Вирджиния-Сити. Конечно, прибытие его роскошного экипажа с кучей телохранителей не может пройти в городе совсем незамеченным. Но Страйкер собирался проскользнуть в дом попозже, когда уже совсем стемнеет. К тому же у него есть еще несколько дел, с которыми нужно расправиться до визита к китайцу.
Рори Кленденнинг не прошел и нескольких шагов после расставания с Сереной, как уже глубоко раскаялся в своей проклятой гордости. В кармане не было ни гроша. Нечем заплатить ни за еду, ни за крышу над головой. Лучше бы он смирил гордыню и взял у Серены в долг небольшую сумму.
Шагая по шумной, оживленной улице, он вспомнил слова Джереми: «Если окажешься один в чужом городе и без гроша в кармане, зайди в ближайшую церковь. Господь позаботится, чтобы ты нашел, что ищешь».
Первая церковь на его пути выглядела неказисто. Это было обшарпанное строение с покосившимся крестом, почти скрытое от глаз прохожих платной конюшней. Ржание лошадей было слышно под сводами церкви и мешало настроиться на благочестивый лад.
Поначалу Кленденнинг подумал, что церковь пуста. Свет едва просачивался сквозь пару пыльных окошек. По бокам от прохода стояли жесткие деревянные скамьи. Алтарь находился на возвышении в дальнем углу. Кленденнинг нерешительно сделал пару шагов и громко проговорил:
– Есть здесь кто-нибудь?
В другом конце помещения раздалось неразборчивое бормотание. В тот же момент он заметил открытую дверь позади алтаря. Ему пришлось наклониться, чтобы войти. За дверью располагалась небольшая комнатушка.
Священник, отдыхавший здесь, тоже был невелик ростом – под стать комнате. Он сидел на стуле с высокой спинкой, а перед ним на шатком столе лежала Библия. Это был тщедушный человечек с бледным, изможденным липом. На вид ему было около пятидесяти. Редкие пряди седых волос едва прикрывали блестевшую лысину. На горбатом носу прилепились круглые, очки. Глаза за толстыми стеклами были похожи на рыбьи.
Потрепанная сутана и грязный, засаленный воротничок рубашки довершали картину.
– Да? – с подозрительностью спросил он высоким голосом.
Кленденнингу этот священник определенно не понравился. «Вот из-за таких людей церковь и бедствует», – подумал он.
– Рори Кленденнинг, сэр. Я только что приехал. Мой отец, Джереми Кленденнинг, – странствующий миссионер-проповедник.
Немного помедлив, святой отец приподнялся ему навстречу и вяло пожал протянутую руку.
– Преподобный Элмо Паркер, брат. Должен заметить, что Вирджиния – это сущий Содом. Здесь очень мало верующих. Знаете, сколько человек присутствовало у меня на последней воскресной службе? Около дюжины, не более. А мужчин из них – двое. Пожертвования составили всего четыре доллара шесть пенсов. Так что если вы собираетесь здесь проповедовать...
Кленденнинг почувствовал раздражение. Проповедовать он, конечно, не собирался. Но что-то в манерах собеседника задевало его. Он кашлянул и смущенно улыбнулся:
– Ваше преподобие, по правде сказать, я оказался в стесненных обстоятельствах. Мне нечего есть и негде переночевать. И я никого здесь не знаю.
Лицо священника прояснилось, и на нем даже показалось некоторое подобие улыбки.
– Брат, мы будем рады, если вы разделите с нами нашу скромную трапезу. Тут есть комната для ночлега. И мы приглашаем вас остаться здесь на одну ночь. – Он торжественно поднял руку. – Но в качестве платы вы должны пообещать мне, что ни в коем случае не станете здесь проповедовать.
Кленденнинг ошеломленно посмотрел на него:
– Мне кажется, вы себя ведете не совсем по-христиански.
– Возможно. Однако наше братство переживает тяжелые времена. А первый долг человека – заботиться о самом себе.
Кленденнинг разозлился не на шутку. Господи, что за страна! И что за люди здесь живут! За последние десять дней он успел стать жертвой карточного шулера, затем при нем зверски убили двух невинных людей, а теперь служитель Господа просит не мешать ему зарабатывать деньги! Вообще-то Кленденнинг редко богохульствовал, однако сейчас он с чувством произнес:
– Знаете что, брат, идите ко всем чертям!
Худое лицо священника вытянулось от изумления. Кленденнинг резко развернулся и покинул помещение. Только оказавшись на улице, он постепенно замедлил шаг. И с чего он вдруг так разозлился? Уже второй раз за сегодняшний день он не может справиться со своей гордыней.
И что теперь?
Ни еды, ни крыши над головой.
Он ощутил пустоту в желудке. Последний раз он ел ранним утром, скудный завтрак пополам с Сереной.
Кленденнинг брел по Си-стрит, смешавшись с толпой. Почти весь день он провел слоняясь по городу. Иногда спрашивал насчет работы. Единственное, что ему предложили, – мыть посуду или полы в салуне. Но проклятая гордость не позволяла ему согласиться на черную работу в обмен на кормежку...
В конце концов, когда стемнело, он, дрожа от ночного холода, отправился обратно, к церкви преподобного Паркера. Зачем – он сам не знал. Во всяком случае, он не собирался падать на колени перед священником и просить прощения. Он смертельно устал и чувствовал себя подавленным.
Проходя мимо платной конюшни, он толкнул большие ворота, и они легко открылись. В помещении стоял сильный запах, но было тепло и не дуло. Лошади в стойлах заржали, услышав его шаги. В конюшне было очень чисто. Слабо светил фонарь в дальнем углу. Кленденнинг продвигался вдоль ряда стойл, пока не нашел пустое. В углу валялось свежее сено. Он устроил себе постель. Потом со вздохом снял сапоги и положил вместо подушки под голову. Голод и жажда мучили его, но все подавляло чувство смертельной усталости.
Хотя ему казалось, что он не сможет заснуть, едва он прилег на сено, как сразу же провалился в глубокий сон. Но не прошло и нескольких минут, как удар по ногам заставил его проснуться.
– Что?! В чем дело?
– Ты, бродяга! – услышал он женский голос. – Давай поднимайся! Только пьяни здесь не хватало!
Кленденнинг сел, заслоняясь рукой от бьющего в глаза света фонаря.
– Я не бродяга и не пьяница!
– Зачем же ты сюда забрался и заснул? Женщина отступила назад, и Рори поднялся. Сквозь слепящий свет фонаря он не мог толком разглядеть ее лицо и фигуру. Но ему показалось, что она еще довольно молода. Мельком он разглядел, что на ней мужские брюки, а в руках она держит ружье.
– Меня ограбили, поэтому у меня нет денег на постой. Я сын проповедника.
– Сын проповедника! Милостивый Боже! – Голос ее чуть смягчился, и она опустила ствол ружья. – Ты собираешься вести здесь миссионерскую деятельность?
– Я приехал, чтобы...– Он оборвал себя, припомнив преподобного Паркера, и быстро закончил: – Я еще не знаю, что буду делать.
– Ну ладно, я не настолько жестока, чтобы выгнать ночью на улицу сына священника. Как тебя зовут?
– Рори Кленденнинг.
– Кленденнинг? А я – Кэт Роган, хозяйка этой конюшни. Могу предложить сделку. От меня вчера ушел конюх. Ты когда-нибудь чистил конюшни? А впрочем, не важно, видно, что ты крепкий парень. Если ты с утра уберешься в этом амбаре, можешь спокойно оставаться ночевать, а я еще и накормлю тебя с утра завтраком. Ну что, договорились, Кленденнинг?
На этот раз ему хватило здравого смысла согласиться на это унизительное предложение.
– Да, договорились, мисс Роган.
– Отлично, Кленденнинг. Спи спокойно, – сказала она и тут же резко добавила: – Только не вздумай здесь курить.
– Я некурящий.
– Вот это дело. А то хватит одной искры – и весь город взлетит на воздух. – Она пошла к выходу, потом обернулась: – Спокойной ночи, Кленденнинг.
– Спокойной ночи, – сквозь зубы пробурчал он.
Было уже около девяти вечера, когда Брэд Страйкер, незаметно проскользнув по запутанным улочкам китайского квартала, добрался до дома Ли По. В руках он держал небольшой черный чемоданчик.
Снаружи домик выглядел неказистым. Однако внутри царила настоящая роскошь. Все было обставлено с присущим Ли По размахом. В отсутствие Ли По здесь оставался кто-нибудь из охранников. Впрочем, местные китайцы, зная, кто хозяин этого дома, и так старались обходить его стороной – если только Ли По сам не вызывал их к себе.
Страйкер постучал в заднюю дверь, и картавый голос спросил:
– Кто там?
– Брэд Страйкер, – коротко ответил он.
– А, да, мистель Стлайкель. Заходите, позалуйста.
Ему открыл дверь коренастый телохранитель. Он был одет в похожее на униформу облачение, которое носят обычно телохранители главарей тонгов, – черная туника, черные штаны до лодыжек, черные же блестящие ботинки и белые гетры. Китаец с плоским желтоватым лицом выглядел почти обаятельно, но Страйкер знал, что этот человек опаснее песчаной гадюки. Брэд Страйкер мало кого боялся, но он видел телохранителей Ли По в деле и не понаслышке знал, что задевать их смертельно опасно.
Страйкер знал, что в руках, спрятанных в широких рукавах туники, китаец держит револьвер. И если обнаружит, что Ли По угрожает хоть малейшая опасность, то будет стрелять без предупреждения.
Во внутренних помещениях пахло благовониями и опиумом. Ряд красиво раскрашенных китайских фонариков освещал комнату золотистым светом. Хотя Страйкер бывал здесь и раньше, он всякий раз останавливался полюбоваться на них. У китайцев, по мнению Страйкера, было все-таки одно достоинство – ощущение красоты. А Ли По был очень богат и мог украсить дом по своему вкусу.
Расшитые шелком драпировки полностью скрывали стены. Вышивки были очень сложными: золотой дракон с радужными чешуйками – странное животное, нечто среднее между демоном и собакой, – цветы и удивительно красивые иероглифы. У стены на одном из столиков сандалового дерева стояли бутылка рисовой водки и небольшая тарелочка с деликатесами. Рядом на шелковых подушках отдыхал Ли По.
Вынув изо рта длинную резную трубочку с опиумом, Ли По наклонил голову:
– А вот и мистер Страйкер.
До встречи с Ли По Страйкер почти не общался с китайцами. И не знал ни одного, кто бы мог нормально говорить по-английски. В основном все они кланялись и, картавя, бормотали извинения: «Плостите, мистель Стлайкель».
Ли По владел английским лучше, чем сам Страйкер, никогда не кланялся и никогда не извинялся. Такое непочтительное отношение китайца к белому человеку до сих пор вызывало у Страйкера раздражение, однако он старался держать свои мысли при себе. И не только потому, что сотрудничество с Ли По сулило слишком большую выгоду, чтобы рисковать им. Ему было также хорошо известно, что если он, даже случайно, хоть чем-то оскорбит этого человека, то вскоре его просто найдут в глухой улочке с перерезанным горлом. Так что пока ему приходилось мириться с непочтительностью этого китайца. Но Страйкер твердо решил, что когда-нибудь он доставит себе удовольствие и подвесит Ли По за косичку к самому высокому дереву, какое найдется в округе, – будет знать, как неуважительно обращаться к белым.
Стульев в доме не было, и он присел на шелковую подушку напротив китайца.
– Как идут дела? – спросил Страйкер.
– Великолепно, мой белый друг.
Ли По был высок и худ. Иссиня-черная косичка спускалась на спину. Узкие глаза отливали чернотой, черными были и усы, свисавшие ниже подбородка. А на плоском лице, насколько помнил Страйкер, никогда не отражалось никаких эмоций. Только иногда узкие губы сжимались в тонкую линию – при желании это можно было принять за улыбку. Возраст его угадать было сложно – что-нибудь между сорока и шестьюдесятью.
Одет он был почти так же как телохранитель, но гораздо богаче. Туника красного шелка была вышита золотом. Черные шелковые брюки и домашние туфли тоже украшала изящная вышивка. На пальцах красовались кольца. Страйкер быстро отвел глаза от длинных, как у женщин, ногтей – ему это казалось отвратительным.
Ли По сделал еще одну затяжку и выпустил тонкую струю дыма. Страйкеру приходилось бывать в китайском квартале, и он видел курильщиков опиума. Обычно они впадали в ступор после пары затяжек. Ли По же, как не раз наблюдал Страйкер, курил трубку за трубкой без всякого видимого эффекта.
– Две последние повозки с моими людьми прибыли? – спросил Ли По.
– Да. Я уже подыскал всем работу.
Помимо всего прочего, Ли По занимался эксплуатацией своих соотечественников. На горных копях Запада, на строившихся железных дорогах, на прокладке телеграфных линий – везде, где требовалась дешевая рабочая сила. Китайцы были бедны, и многие с радостью соглашались эмигрировать в Америку, если кто-то брался оплатить им проезд и обеспечить работой. Ли По и был одним из таких посредников. Он оплачивал их дорогу от Китая до Америки. Здесь же он с помощью таких, как Страйкер, агентов находил своим соотечественникам работу. За это они платили Ли По и агентам ежемесячную ренту, отрабатывая затраченные на них средства. Страйкер обнаружил, что это очень выгодное дело.
Брэд открыл чемоданчик и достал пачку банкнот.
– Вот ваш доход за последние полгода, Ли По.
Китаец взял банкноты и, даже не считая, отдал одному из слуг. Темные глаза остановились на собеседнике.
– Все прошло нормально?
– А какие могли быть проблемы?
– С дисциплиной.
Страйкер отрицательно покачал головой.
– Ну, было несколько упрямцев, рыдавших по поводу слишком больших отчислений от их зарплат. Но даже с ними особых хлопот не возникало.
Ли По сурово кивнул.
– Я слышал нечто похожее и в других районах. Такое случалось даже у меня в Сан-Франциско. С этими «упрямцами» нужно обходиться построже.
– Ну, легко сказать – построже. – Страйкер пожал плечами. – Что с ними можно сделать, кроме как побить или содрать побольше денег? Если их много бить, они не смогут работать.
– Заставьте их бояться, мистер Страйкер. – Ли По злорадно улыбнулся. – Вот что я вам скажу. Я оплатил проезд с моей родины молодому человеку и его матери. Он был очень высоким для китайца, и я думал, что хорошо на нем заработаю. Однако он оказался строптивым и даже начал настраивать против меня других. Он стал объяснять другим рабочим, что я, их благодетель, наживаюсь на них.
– И что же вы предприняли?
– Я вырвал ему язык. И он больше не смог настраивать людей против меня.
Даже жестокий Страйкер был поражен. Он с изумлением взглянул на китайца:
– И что с ним случилось дальше? Ли По пожал узкими плечами:
– Откуда мне знать? Я не интересовался его судьбой. Он просто послужил примером для других, чтобы поменьше болтали.
– Да, конечно, – сказал Страйкер.
– Мистер Страйкер, вам тоже нужно быть с ними потверже, – с нажимом проговорил китаец. – Они как несмышленые дети, их нужно воспитывать.
Ли По затянулся опиумом и прикрыл глаза. Белый ждал, чувствуя себя немного неловко. Наконец его терпение лопнуло. Он громко кашлянул. Китаец открыл глаза.
– А, это вы, мистер Страйкер? Вы все еще здесь? Ну, может, вам это и будет интересно. Я привез для здешнего борделя четырех китаянок, одна еще совсем малышка – очень симпатична и девственна. Других я уже разместил, но эта еще здесь, в той спальне. Думаю, что в честь нашей дружбы могу вам ее предложить.
– Девственна, говорите?– Страйкер облизнул пересохшие губы. – И красива?
– Прекрасна и свежа, как роза.
Страйкер открыл чемоданчик и вытащил короткий хлыст и золотую китайскую маску. Он натянул маску и, сжав кулаки, поднялся.
– Должен вас предостеречь, мистер Страйкер. Это маленькое невинное создание прямо из Китая. Не причините ей вреда. – Ли По гаденько улыбнулся. – Кроме того, это товар, а мы с вами деловые люди. Товар должен сохранять хороший внешний вид.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всем сердцем - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Всем сердцем - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100