Читать онлайн Всем сердцем, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Всем сердцем - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Всем сердцем - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Всем сердцем - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Всем сердцем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Судья Элмо Андервуд был тучным человеком примерно одного возраста со Спенсером Хардом. Его округлое лицо украшали гигантский красный нос и длинные обвислые усы. Поношенный сюртук, заляпанный пятнами, неизменно украшал его фигуру. В качестве судейского молотка он использовал обычный плотницкий.
В небольшой комнате, служившей в качестве зала для заседаний суда, было душно и жарко оттопившейся в углу печки. Двенадцать скамеек предназначались для зрителей. За длинным столом обычно располагались представители защиты и обвинения.
В этот момент перед судьей Андервудом стояли только трое: Спенсер Хард, Серена и Джейк Барнз, к которому по дороге зашел Хард.
У помощника шерифа при виде Серены отвисла челюсть. И всю дорогу он, брызгая слюной, требовал, чтобы Серену взяли под арест и немедленно посадили в тюрьму.
– Всему свое время, Джейк, – увещевал его Спенсер Хард. – Скоро ты сможешь ее официально арестовать. Но не забудь, что она пришла по собственной воле и...
– Пришла к вам, а не к властям!
– Это одно и то же, Джейк, – спокойно ответил Хард. – А теперь сдержи свои чувства, пока мы не выслушаем, что скажет судья Андервуд.
Серена надела самое строгое платье и выглядела очень скромно. Хард сказал ей накануне вечером:
– Элмо Андервуд – человек старой закалки и придерживается несколько старомодных взглядов. Если ты будешь выглядеть слишком привлекательно и ярко, он сочтет тебя распутницей.
Судья Андервуд поднял голову и, легко постучав молотком, наклонился вперед.
– Что все это значит, судья? – прогромыхал он.
– Судья, я здесь с... – Хард прервался на полуслове и улыбнулся. – Элмо, тебе не кажется, что мы запутаемся, если будем называть друг друга судьями?
Судья Андервуд улыбнулся ему в ответ и громко, раскатисто засмеялся.
– Ты прав. Как мы поступим?
– Как насчет «вашей чести» и «адвоката»?
– Хорошо. С этим... – судья Андервуд почесал нос, – мы не запутаемся. Мне нравится, когда ко мне обращаются «ваша честь». Меня называли гораздо менее вежливо. – Он откашлялся и внезапно стал совершенно серьезным. – Продолжайте, адвокат.
– Ваша честь, леди рядом со мной – Серена Фостер. Вы, я уверен, осведомлены, что она разыскивается по обвинению в убийстве.
– Припоминаю, слышал об этом. – Судья Андервуд строго оглядел девушку.
– Судья... ваша честь, сэр, – сердито проговорил Джейк Барнз, – она еще даже не арестована!
Судья Андервуд перевел взгляд на помощника шерифа:
– Кто вы такой, сэр? И с какой целью пришли в суд?
– Вы же знаете меня, судья!
– Все, кто предстает перед судом, должны представиться, чтобы это было занесено в протокол.
Барнз вздохнул:
– Я Джейк Барнз, помощник шерифа здесь, в Вирджинии.
– Занесите это в протокол. Итак, с какой целью вы пришли сюда, Джейк Барнз?
Серена не смогла сдержать улыбки. Она видела, что никто в комнате не вел никакого протокола. Спенсер Хард толкнул ее локтем, и она сразу перестала улыбаться.
– Судья пришел ко мне в контору полчаса назад, – ответил Джейк Барнз, – и заявил, что эта женщина – Серена Фостер. Шериф отсутствовал, и мне пришлось пойти сюда вместо него. А судья даже не позволил мне арестовать ее!
– Такие вещи требуют осмотрительного подхода, – заметил Спенсер Хард, – всему свое время.
– Но если она еще не арестована, что заставило вас побеспокоить меня, адвокат? – спросил судья Андервуд.
– Я хотел бы, чтобы мою клиентку выпустили под залог, ваша честь.
– Черт, нет, вы только послушайте! Она же обвиняется в убийстве!
Раздался стук молотка.
– Помощник шерифа! В зале суда запрещено ругаться. Тем более в присутствии женщины. Я предлагаю вам извиниться перед юной леди.
– Леди? – усмехнулся Джейк Барнз. – Я бы назвал ее не леди, а...
Молоток снова застучал.
– Сэр, либо вы извинитесь, либо вам придется покинуть зал суда!
Джейк Барнз наклонил голову и нелюбезно проговорил:
– Прошу прощения за свои выражения, мэм.
– Вот это уже лучше. А теперь, адвокат, что вы говорили насчет залога? Вам не кажется, что это вопрос немного преждевременный, учитывая, что подозреваемая еще не арестована?
– Арест– простая формальность, ваша честь. Мне бы хотелось избежать ее пребывания в нашей тюрьме. Вы сами знаете, в каком она состоянии и какие личности там содержатся.
– Адвокат, у вас есть какие-либо возражения против того, чтобы взять вашу клиентку под официальный арест до того, как мы продолжим обсуждение? Чтобы все было по закону.
– Никаких возражений, ваша честь. – Спенсер Хард торжественно отступил в сторону. – Исполняйте ваш долг, помощник шерифа.
Джейк Барнз шагнул к Серене:
– Я должен арестовать вас, Серена Фостер, по обвинению в убийстве Мадлен Дюбуа, которое произошло... – Он запнулся, забыв число.
– Число не так важно, Барнз, – проговорил судья Андервуд. – Чтобы сократить процедуру, суд объявляет, что Серена Фостер с этой минуты находится под официальным арестом. – Он кивнул Харду: – Продолжайте.
– Я прошу суд отпустить мою клиентку под разумный залог и освободить ее под мою опеку. Я поручусь, что она предстанет перед судом в назначенное время.
– Судья... – сердито проговорил Джейк Барнз, – ваша честь, эта женщина подозревается в убийстве. Таких обвиняемых не выпускают на поруки.
– Пока что судья здесь я! И я буду вести суд, как я, черт побери, пожелаю... Мои извинения, мэм. Я погорячился. – Он сердито взглянул на Харда: – Как вы собираетесь защищать вашу клиентку?
– Вопрос немного преждевременный, ваша честь. Как вы справедливо заметили, до официальной части еще далеко.
– Теперь ситуация немного изменилась, так как мне следует решить, отпускать ее под залог или нет.
– Я отрицаю виновность своей клиентки по причине того, что она не совершала никаких преступлений.
Судья Андервуд стукнул молотком:
– Обвиняемая освобождается под залог в тысячу долларов...
Джейк Барнз фыркнул:
– Ваша честь, я протестую.
Судья Андервуд еще раз стукнул молотком:
– Джейк Барнз, вам нечего возразить. Суд состоится двадцать шестого декабря.
– Ваша честь, – разочарованно сказал Хард, – у нас почти не остается времени подготовиться. Всего неделя, и часть ее падает на рождественские праздники...
– Поэтому я и выбрал двадцать шестое число.
– И кроме того, нет прокурора.
– Вчера назначили, адвокат. И у него еще меньше времени на подготовку, чем у вас. Может быть, это вас обрадует.
Спенсер Хард, стараясь не показывать этого, был вполне доволен результатом заседания. Он улыбнулся побледневшей Серене и, мягко сжав ее руку, прошептал:
– Подожди немного, мне надо еще обсудить условия твоего освобождения под залог.
Серена села и вытерла пот с лица. Когда они только пришли, ее била дрожь, теперь ей стало жарко. Кроме того, она чувствовала невероятную слабость во всем теле от облегчения, что ее не посадят в тюрьму.
Спенсер Хард и судья Андервуд удалились на совещание в комнатку за залом заседаний. Помощник шерифа задержался и теперь мерил шагами комнату, изредка бросая на девушку свирепые взгляды.
Через десять минут Хард вернулся.
– Все улажено, Серена. – Он взглянул на Джейка Барнза и проговорил: – Вы исполнили свой долг, Джейк. Теперь можете не беспокоиться о Серене.
– Я действительно не собираюсь беспокоиться, судья. Теперь это ваша забота, – проворчал помощник шерифа и вышел.
Спенсер Хард подал Серене руку.
– Спасибо вам, судья, – произнесла она. – Признаюсь, я очень боялась, что меня посадят в тюрьму.
– Теперь я адвокат – разве ты не слышала, что сказал судья Андервуд?
Серена засмеялась и почувствовала, что успокаивается.
– Для меня вы всегда останетесь судьей.
Они направились к выходу. Внезапно входная дверь распахнулась и вошел Рори Кленденнинг, в рабочей одежде и грязных ботинках. Он сразу заметил Серену:
– Серена! Господи, я только что узнал, что ты приехала!
У девушки сжалось сердце. Только сейчас, увидев его вновь, она поняла, как сильно по нему скучала.
– Как ты поживаешь, Рори? – сдерживая волнение, спросила она.
– Прекрасно, Серена, спасибо. Но скорее, мне следует задать этот вопрос. Как поживаешь ты?
– Сейчас, судя по всему, уже лучше. Но полчаса назад я думала, что меня посадят в тюрьму.
Кленденнинг нахмурился и сурово посмотрел на Харда:
– Нельзя допустить, чтобы ее посадили в тюрьму! Это будет несправедливо.
– Не стоит волноваться, молодой человек. Никто не собирается сажать ее в тюрьму. По крайней мере в данный момент Серена освобождена под залог до суда. А там посмотрим.
– Что значит «посмотрим»? – с вызовом сказал Кленденнинг. – Она не больше виновна в этом убийстве, чем я.
– В этом я с тобой абсолютно согласен. К сожалению, мы должны доказать в соответствии с законом несправедливость обвинений, и поэтому Серена предстанет перед судом. Вот почему она вернулась.
– Рори, я сама на это решилась, – сказала Серена. – Просто я не желаю, чтобы всю оставшуюся жизнь над моей головой висело это обвинение и меня разыскивали как убийцу.
– Извините, – сказал Кленденнинг, успокаиваясь, – я погорячился. Просто я уже не надеялся увидеть тебя вновь.
Они вышли из здания суда. Ночью шел снег, и земля была покрыта белоснежным ковром. Дул сильный холодный ветер. Хард задержался в дверях, прикуривая сигару.
Воспользовавшись этим, Кленденнинг вполголоса проговорил:
– Я скучал по тебе, Серена.
– Спасибо тебе. – Она коснулась его руки. – Я тоже скучала по тебе, Рори.
Ветер крепчал, снова пошел снег. Пока они шли домой, Серена несколько раз замечала, как люди останавливаются и пристально ее разглядывают. Некоторые шептались, показывая на нее пальцем. Она шла не останавливаясь, с гордо поднятой головой.
Кленденнинг тоже это заметил и сжал кулаки.
– Я бы с удовольствием разбил несколько любопытных носов.
– Я перенесу это, Рори. Не тревожься обо мне, – ответила Серена, вспомнив совет Даррела. Она вздрогнула, думая о Дарреле. Шу Тао сказал, что он поправляется и скоро вернется домой. Она жалела, что не может ухаживать за ним. Но если Шу Тао и Тан Пин позаботятся о нем так же, как они заботились о ней, с ним должно быть все хорошо. Вернувшись к действительности, Серена поинтересовалась: – Насколько мне известно, у тебя дела пошли в гору, Рори?
– Да, дела у моей компании идут неплохо, – немного грубовато отозвался он.
Хард засмеялся:
– Они идут очень хорошо, Серена. У молодого Клен-деннинга есть голова на плечах. Он стал первым человеком, который смог подняться против Брэда Страйкера и устоять.
Серена припомнила, что Даррел рассказывал ей о компаньоне Рори, женщине. Даррел намекнул, что их отношения не только деловые, и ей очень хотелось расспросить Рори. Но она удержалась. Это было не так уж важно; кроме того, не ее это дело. Она тоже была близка с разными мужчинами, и не ей осуждать его. Конечно, у нее не было уверенности, что Рори делил с этой женщиной и постель, но он сказал «у моей компании». А это означало, что он не хочет вдаваться в лишние подробности.
Домой они пришли около полудня, и Серена сразу же попросила Фокси заняться приготовлением обеда. В гостиной адвокат немедленно направился к буфету.
– После этого судебного фарса мне необходимо немного спиртного для восстановления сил. Налить вам?
– Да, я с удовольствием пропущу рюмочку виски, – отозвался Кленденнинг.
– А я бы выпила вина, если есть.
– Целая бутылка прекрасного хереса, Серена. Хард наполнил рюмки и сел на диван вместе с Сереной, а Рори устроился на стуле напротив.
– А почему вы сказали «фарс»? – пригубив бокал с вином, спросила адвоката Серена.
– Для тебя, конечно, все выглядело вполне серьезно, но Боже всемогущий! – вздохнул Хард. – Андервуд часто ведет себя достаточно нелепо в качестве судьи. У него нет юридического образования. Он не посещал юридической школы. И любой другой школы тоже, насколько мне известно... Все, что он знает, вычитано из книг.
Серена беспокойно заерзала:
– Но вы сказали, что он хороший человек!
– Да, неплохой. Но законов он, черт подери, не знает! Он ведет себя в суде словно актер на сцене. Прости, дорогая, не стоит забивать этим голову. – Он похлопал девушку по руке. – Может быть, для нас это даже к лучшему. Хотя кто знает? Просто меня раздражает, что суд ведет человек, почти ничего в этом не смыслящий.
– Тогда каким образом он очутился на этой должности, судья? – спросил Кленденнинг.
Хард пожал плечами:
– Очень просто. Больше желающих не было. Ни один нормальный юрист не согласится стать здесь судьей. Зачем им это? Они получают в десятки раз больше, обслуживая горнорудные компании.
Кленденнинг потерял интерес к этой теме и обернулся к Серене:
– Ты обещала рассказать мне все, что с тобой произошло.
Серена допила вино и начала рассказывать. Несколько раз он прерывал ее. Сначала попросил описать поподробнее человека в золотой маске. Когда она дошла до того момента, как вновь встретилась с Даррелом в Сан-Франциско, он нахмурился, и она постаралась как можно меньше говорить о нем. Серена почувствовала, что не стоит упоминать о том, что она жила в доме Даррела, когда ее похитили люди Ли По, так что она просто сказала, что ее экипаж остановили на улице. И тут же, поймав быстрый взгляд Спенсера Харда, заметила, как он ухмыляется в клубах дыма. Она повернулась, прикрыв рот рукой, и незаметно показала ему язык.
Хард расхохотался, но быстро сделал вид, что просто закашлялся и подавился сигарным дымом.
Когда Серена наконец закончила, Кленденнинг покачал головой:
– Господи, Серена! Какие тяжелые испытания выпали на твою долю!
– Но вовсе не все было плохо. Мне очень понравилось путешествовать с профессором Траппом.
– Но я надеюсь, ты не собираешься жить одна в этом доме? – спросил Кленденнинг.
– Почему же нет? – горячо возразила она. – Это теперь мой дом.
– Но если кто-то опять попытается убить тебя?! Этот человек должен быть здесь, в Вирджиния-Сити, и вряд ли он отказался от своих намерений. Эх, если бы он только попался мне в руки! – Кленденнинг ударил кулаком по колену.
– Кроме того, я не одна. Здесь живет Фокси.
– Но он же старик, Серена.
– Судья сказал, что он служил у тети Хетти вышибалой. Он защитит меня в случае опасности. Кстати, у меня будет к вам просьба, судья. – Она взглянула на Харда. – Перед отъездом я купила пистолет, и Даррел Квик немного научил меня с ним обращаться. Но я оставила его в Сан-Франциско. Вы не купите мне новый?
– С радостью, милая.
– Пистолет! – фыркнул Кленденнинг. – Как будто он тебе поможет! Нет, тебе нельзя здесь оставаться. Место глухое. Сюда любой может проникнуть незаметно.
– А что ты мне предлагаешь? Опять поселиться в пансионе? Оттуда меня и похитили в первый раз. Думаю, в тюрьме мне тоже было бы достаточно безопасно. Может, мне предложить судье забыть о залоге и поселить меня до суда в тюрьме?
– Разумеется, нет! Я вовсе не это имел в виду. Ты придираешься ко мне, Серена. Я думаю о том, как лучше поступить.
– Тогда придумай что-нибудь серьезное! – внезапно рассердилась она. – Если у тебя есть идея, пожалуйста, говори.
– Успокойтесь, – оборвал их Спенсер Хард. – Серена права, молодой человек. У нее нет никакого выбора. Мы могли бы нанять телохранителя, но ему надо платить. Я с трудом плачу Фокси ничтожное жалованье, а у Серены вообще денег нет...
– Я позабочусь об этом, – прервал его Кленденнинг. – Пришлю сюда одного из своих людей. Обычно он по ночам охраняет кораль, но я думаю, что Брэд Страйкер больше не будет меня беспокоить.
В комнату, прихрамывая, вошел Фокси и сообщил, что обед готов. За обедом, словно по общему согласию, они говорили на более отвлеченные темы. Серена расспрашивала Рори о его работе, и он с воодушевлением рассказывал о своих успехах.
– Об одном я еще не сказал, – произнес он, взглянув ей в глаза. – У меня есть партнер, Кэт Роган. Без нее ничего бы не было. Конюшня, с которой мы начинали, была ее. И на ее земле стоит построенный нами новый кораль с мулами.
– Я знаю. Даррел рассказывал.
– А, Даррел Квик. Я с благодарностью вернул ему долг. Если бы он не дал мне взаймы, у меня бы тоже ничего не вышло, – сказал он. Затем, словно оправдываясь, добавил: – Кэт – прекрасный человек. Я думаю, она тебе понравится.
Серена замялась, затем быстро произнесла:
– Уверена, что понравится.
После обеда Серена проводила их до двери. На прощание она сказала:
– До Рождества осталось всего несколько дней. Я хочу устроить маленький праздник. Вы придете на рождественский обед, судья? Или вы будете справлять праздник в кругу семьи?
– У меня нет семьи, дорогая. И я с удовольствием принимаю твое приглашение.
– Замечательно! А ты, Рори? И твоя... твой партнер? Кленденнинг заглянул ей в глаза:
– Я приду. И спрошу Кэт. – Он сжал ее маленькую ручку в своих. – Серена, я так рад, что ты жива и невредима! Прости, что я такой колючий.
– Все нормально, Рори. Тебе спасибо. – Она привстала на цыпочки и нежно поцеловала его в щеку.
Кленденнинг покраснел и быстро взглянул в сторону адвоката. Тот, тактично отвернувшись, прикуривал сигару.
Стоя в дверях, Серена смотрела, как двое мужчин спускаются вниз, постепенно забирая левее, к дороге в город. Встреча с Рори пробудила в ней противоречивые чувства. Она поняла, что ни время, ни долгая разлука не охладили его чувств. Она ему нравится, это несомненно. Но не опоздали ли они? И у Рори уже есть женщина. Тем не менее он все-таки не женился на Кэт. Она знала, что Даррел Квик ей очень дорог, но, несмотря на всю его привлекательность и обаяние, она не любила его. Ее сердце принадлежало Рори, и она хотела бы быть с ним. В любом случае сейчас не самое подходящее время для таких мыслей. Ее подозревают в убийстве, и, пока суд не закончится, лучше не думать о личном.
Серена закрыла дверь и отправилась бродить по дому. Она уже была во многих комнатах, но еще ни разу не поднималась наверх. Спальни на втором этаже были оформлены в определенной цветовой гамме – розовой, красной, желтой и так далее. Потом она спустилась вниз по лестнице в маленькую комнатку, которую использовали в качестве конторы тетя Хетти и Мадлен Дюбуа. В прошлый раз, когда они обедали здесь втроем с судьей, Мадлен рассказывала ей о деревянном сейфе. Она говорила, что не знает, что в нем находится, но его содержимое может представлять определенный интерес для Серены.
Девушка поискала его, но он словно сквозь землю провалился. Наконец, закусив губу от досады, она пошла искать Фокси.
Старик дремал у огня на стуле с высокой спинкой.
–Фокси?
– Да, мисс Серена? – отрыл глаза старик.
– У тети Хетти был деревянный сейф с выжженными на нем инициалами. Помнишь его?
– Я видел его раз или два, мэм. Хетти очень бережно относилась к этому сундучку.
– Ты не знаешь, где он может быть?
– Нет, мэм. Помочь вам поискать?
– Нет, ерунда. Сама справлюсь.
За час она успела осмотреть все комнаты в доме и заглянуть во все укромные уголки. Сейф бесследно исчез.
«Возможно, судья знает, где его искать», – подумала девушка и решила, что обязательно расспросит его при ближайшей встрече.
Брэд Страйкер обдумывал сложившуюся ситуацию с Сереной Фостер со смешанными чувствами. Хорошо, что ее арестовали, но плохо, что она выпущена под залог и теперь свободна как птичка. Спенсер Хард, конечно, старый дурак, но язык у него хорошо подвешен, он и с чертом договориться сумеет. Судья Элмо Андервуд тоже хорош! Старик, должно быть, выжил из ума! Отпустить под залог подозреваемую в убийстве! Страйкер раздраженно ударил плетью по сапогу. Если Серена Фостер на свободе, не пронюхает ли она о его участии в этих делах?
Правда, Страйкер был уверен, что хорошо замел следы. И ей неоткуда узнать, что это он возглавлял тогда отряд, расправившийся с ее родителями. Люди, сопровождавшие его в тот день, давно уехали из Вирджиния-Сити. Он хорошо заплатил им, так что они не станут болтать. А Ли По мертв, и теперь никто не сможет догадаться, что за похищением Серены Фостер стоял Страйкер. Он был абсолютно убежден, что она не узнала его тогда. Иначе перед побегом из Вирджиния-Сити она непременно прислала бы к нему Даррела Квика.
Все же эта девчонка не давала ему покоя. Пока она на свободе, остается некоторая вероятность, что ей станет что-нибудь известно. Она поселилась в «Рае». Может быть, проще убить ее? Это не составит особого труда. Страйкер решил выждать несколько дней, пока не начнется суд. Надо посмотреть, как он пойдет. Если будет понятно, что ее осудят, тогда вообще не о чем беспокоиться. Раньше у него не было в этом никаких сомнений. Но теперь, с этим проклятым Андервудом, дело может повернуться в любую сторону. Страйкер подумал, что для подстраховки надо постараться, чтобы среди присяжных оказалось побольше его друзей. Он объяснит им, как надо голосовать. Пожалуй, это поможет добиться вынесения «правильного приговора».
– Ты отправишься вслед за родителями, Серена Фостер! – проговорил он и опять хлестнул плетью по сапогу. – Так или иначе, я добьюсь этого.
Серена как раз закончила ужинать, когда услышала негромкий стук во входную дверь.
Она поднялась из-за стола, но Фокси сделал ей знак оставаться на месте. Взяв ружье, он, прихрамывая, направился к двери.
– Оставайтесь здесь, мисс Серена. Судья сказал, чтобы дверь всегда открывал я.
Серена услышала, как открылась дверь, а затем до нее донеслись звуки знакомого голоса. Она заторопилась в прихожую.
– Рори! Я не ожидала увидеть тебя сегодня еще раз! Он смущенно переступил с ноги на ногу.
– Человек, которого я хотел прислать, задерживается на несколько часов. Я подумал, что, пока он не придет, я мог бы побыть с тобой. Если ты не против, конечно.
– Я абсолютно не против. Наоборот, очень рада! Мне здесь так одиноко!
Она скользнула по нему взглядом. Он побрился, почистил ботинки и надел новый костюм. Серена догадалась, что сегодня он надел его в первый раз. Черные волосы были тщательно приглажены. Плечи припорошены снегом.
– Я вижу, снег так и не прекратился. – Она коснулась его руки. – Пойдем в гостиную, Рори. Думаю, глоток коньяку немного согреет тебя.
Его приход одновременно тронул и немного рассмешил ее. Возможно, человек, которого он собирался прислать, задержался по его просьбе. Она почувствовала легкое волнение. Фокси разжег огонь и ушел, оставив их наедине. Серена усадила Кленденнинга на диван и наполнила две рюмки.
– Я хотел бы извиниться перед тобой за свое недостойное поведение. Если бы не моя глупость, я бы сделал это гораздо раньше.
– Не волнуйся, Рори, – она взяла его руку, – это не так уж важно...
– Серена... Даррел Квик много значит для тебя?
– По-моему, это довольно бесцеремонный вопрос, – холодно сказала Серена.
– Да, знаю, это не мое дело. Но просто... – Он сглотнул и выпалил: – Я люблю тебя, Серена!
Ошеломленная этим неожиданным признанием, девушка некоторое время молчала, не зная, что ответить.
– Я это понял уже давно. Еще с тех пор, как ты исчезла и я стал скучать по тебе.
У Серены вертелся на языке вопрос о Кэт Роган, но она решила, что благоразумнее будет промолчать.
– Я понимаю, ты не ожидала, – продолжил Рори. – Но мне надо было сказать тебе об этом. А теперь мне, наверное, лучше уйти.
– Рори, сядь, ради Бога! – с раздражением проговорила она. – Ты еще не допил коньяк. И что ты за человек? Говоришь, что любишь, и сразу торопишься сбежать!
– Я подумал, что смутил тебя... – неловко пробормотал он.
– Я вижу, ты не стал лучше разбираться в женщинах. – Она улыбнулась. – Любой девушке приятно, когда ей объясняются в любви, даже если этот человек ей отвратителен.
– О, – Рори выпрямился и засмеялся, – это уже кое-что. По крайней мере я могу надеяться, что ты не питаешь ко мне отвращения.
– Конечно же, нет! – сердито сказала она. – Но ты знаешь, пока не закончится суд, со мной лучше не говорить о таких вещах.
– Какая разница, – махнул он рукой.
– Для тебя это, может, и пустяки. Судить будут не тебя, – возразила она. – А что, если меня признают виновной? Что тогда?
– Этого не случится. Тебя не признают виновной.
– Откуда ты знаешь? – Она тряхнула головой. – Даже судья не до конца уверен, что ему удастся защитить меня.
– Серена, – наклонился он к ней, – кто-то из Вирджиния-Сити убил сначала твоих родителей, а потом пытался убить и тебя. И смерть Мадлен – его рук дело. Это один и тот же преступник.
– Но может быть, между всеми этими убийствами и нет никакой связи. Ведь у нас нет никаких доказательств.
– Я бы мог их найти. Думаю, мне придется этим заняться.
– Как, Рори? А твоя работа? Ты же не можешь все бросить. – Она заколебалась, но все-таки добавила: – И твоя компаньонка... что она скажет?
– Она ничего не скажет. Я сам себе хозяин, Серена. А грузов зимой меньше. И дорогу до реки Карсон иногда заносит снегом на несколько дней.
После упоминания о Кэт Роган между ними возникла некоторая отчужденность. Рори в мрачном молчании маленькими глотками пил коньяк. Наконец он с удивлением взглянул на рюмку и увидел, что она пуста.
– Хочешь еше коньяку, Рори?
– Нет, наверное, мне все-таки лучше уйти. – Он поднялся. – Я пришлю охранника.
Серена тоже встала. Их взгляды встретились, и она почувствовала, что ее влечет к нему, словно магнитом. Внезапно она решилась. Взяв его руку, она мягко произнесла:
– Не уходи, Рори. Останься.
– Остаться? – Он смущенно взглянул на нее.
– Ты же сказал, что любишь меня. Я тоже тебя люблю. Вот! Видишь, я даже могу сказать об этом!
Он шагнул к ней и, сжав в объятиях, с жадностью поцеловал. Она горячо ответила на поцелуй.
Чувствуя, что вся горит от страсти, она все-таки взяла себя в руки и отстранилась от него.
– Только не здесь, милый. Пойдем.
Она привела его в спальню в конце коридора. Она знала, что Фокси где-то в доме. Скорее всего просто дремлет в кухне. Да и какая разница! Человек, которого она любит всем сердцем, рядом!
В темной спальне они торопливо разделись, и Серена подвела его к кровати. В этот вечер Кленденнинг был нежным и деликатным. Куда пропали юношеская неловкость и торопливость!
«Спасибо тебе, Кэт Роган, – про себя подумала девушка, – я тебе очень благодарна».
Когда-то мягкие руки теперь стали грубыми и мозолистыми, но это только возбуждало ее еще больше. Серена чувствовала, что он старается быть очень осторожным, чтобы не причинить ей боль.
Она прижалась к нему и нашла его губы.
– Пора, милый. Я хочу тебя!
Позже, когда страсть утихла, Кленденнинг лежал рядом и гладил ее влажные волосы.
– Милая, любимая! Как я ждал этого момента! Ждал, чтобы у нас действительно получилось все хорошо, не как той ночью.
– Рори... – Серена вернулась к действительности.
– Да, любимая?
– Знаешь, есть одна проблема. Твоя компаньонка, Кэт Роган...
Юноша не стал спрашивать, откуда ей известно об их отношениях с Кэт. Он просто вздохнул:
– Да, я понимаю.
– Тебе нужно выбрать время и поговорить с ней. И это будет, наверное, неприятный для нее разговор.
– Да-да, я скажу ей. Нужно просто дождаться подходящего момента... – В его голосе прорезались нотки недовольства. – А насчет рождественского обеда... Ты все еще хочешь, чтобы она пришла?
Серена на мгновение задумалась.
– А ты уже спросил ее?
– Да, днем. Она сказала, что с радостью придет.
– Тогда, конечно, пусть приходит. Было бы невежливо брать свое приглашение назад. И кроме того, – шаловливо сказала она, – я хотела бы с ней познакомиться. Кто знает, может, я ей понравлюсь? И я так благодарна ей...
– Благодарна Кэт? Боже! За что? – с изумлением спросил Кленденнинг.
– Подумай и поймешь. – Она счастливо рассмеялась.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Всем сердцем - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Всем сердцем - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100