Читать онлайн Волшебный миг, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный миг - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный миг - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный миг - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Волшебный миг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Караван Лонгли снова двинулся в путь, мучительно медленно пробираясь к цели. Но Мередит была уверена, что они уже близки к затерянному городу. Если, конечно, начерченная ею карта верна.
В конце концов здравый смысл взял верх над ее эмоциями, и больше она не заговаривала об увольнении Купера. Говоря по правде, ей было стыдно за свое поведение в его палатке. Она вела себя, как ревнивая ведьма. С какой стати она должна беспокоиться за поведение этого человека? Он для нее всего-навсего наемный работник, и, стало быть, его нравственность ее совершенно не касается.
К счастью, присутствие в караване Рикардо давало Мередит возможность избегать общества Купера. Она старалась сделать так, чтобы при их разговорах непременно присутствовал Рикардо.
Мередит радовало, что Рикардо присоединился к ним, еще по другим причинам. Это был очаровательный спутник, с которым можно беседовать на разные темы, в особенности об археологии. Культурный человек, джентльмен, не чета неотесанному искателю приключений Куперу Мейо.
Иногда она ловила на себе взгляд Рикардо, и взгляд этот был довольно странен. Он смотрел на нее задумчиво и печально. И всякий раз торопливо отводил глаза, вновь становясь очаровательным.
Рикардо не взял с собой палатку, и Купер, узнав об этом в первый же вечер, когда они снова двинулись в путь, сказал:
— Можете взять мою, Рикардо.
— Что вы, друг мой, — возразил Рикардо, — я вовсе не хочу, чтобы со мной тут возились.
— Никто и не возится, это лишь практические соображения. Я привык спать под открытым небом, а вы — нет. Все очень просто. И я вовсе не хотел вас уязвить. — И Купер, махнув в воздухе дымящейся сигарой, неожиданно бросил веселый взгляд на Мередит. — Уверен, что Рена не станет наведываться в мою палатку, так что в этом смысле вам бояться нечего.
Рикардо рассмеялся:
— Я и не боюсь. Ее присутствие может оказаться весьма увлекательным.
— Я вижу, что эта женщина околдовала вас обоих, — вмешалась в их разговор Мередит. И, сразу же пожалев о своих словах, постаралась переменить тему разговора:
— Как мило с вашей стороны, Купер, предложить свою палатку Рикардо.
— Я с удовольствием. — И Купер опять очертил круг сигарой. — С тем большим удовольствием, что вы снова разговариваете со мной.
— Я с радостью буду разговаривать с вами, сэр, если только темой нашего разговора не будет Рена Вольтэн.
— Я очень постараюсь, леди босс, но все-таки мне кажется, что ваша неприязнь к ней немного чрезмерна.
— Если вы позволите, я буду сама судить об этом. И вообще, зачем она тащится за нами? Вы задавали себе этот вопрос? Вы ведь не думаете, что она делает это из-за ваших прекрасных глаз? Вряд ли даже их оказалось бы достаточно, чтобы эта особа отправилась в такое путешествие!
— Не знаю. — Купер пожал плечами. — Признаюсь, я об этом не задумывался.
Он отвел глаза, и в его голосе прозвучала какая-то фальшь. А Мередит продолжала:
— Здесь может быть только одна причина: она слышала о предполагаемом сокровище.
— Мне кажется, вы напрасно поднимаете панику.
— Вот как? А разве вы сами не говорили, что другие тоже могут охотиться за золотом? Вы сказали, что золотая лихорадка делает с людьми странные вещи.
В разговор вмешался Рикардо:
— Я думаю, Мередит, мы с вами сошлись на том, что вероятность наличия сокровищ очень мала.
— Мы-то сошлись, но ведь это совершенно разные вещи — в чем уверены мы, и в чем — все прочие. — Она устремила испытующий взгляд на Купера. — Об этом вы тоже говорили.
Купер нахмурился.
— Наверное, вы правы. Может, Рена и взяла в голову что-то такое. Ну и что вы намерены делать?
— Она будет у нас под наблюдением. — Голос Мередит поднялся на целую октаву. — А вот вы, я думаю, можете кое-что сделать. Держитесь от нее подальше!
Их взгляды скрестились. Купер первым отвел глаза и пошел прочь.
— Не слишком ли вы строги к нему? — мягко спросил Рикардо.
Мередит вздрогнула, оторвав взгляд от удаляющейся спины Купера. Только теперь она обратила внимание, как напряжены, как стиснуты у нее руки — даже ногти впились в ладони.
— Если и так, он это заслужил.
— Почему же? Потому что он мужчина? Рена Вольтэн — привлекательная женщина, какова бы она ни была, а сеньор Мейо вот уже несколько недель монашествует.
Мередит предпочла прямую атаку:
— Вы хотите сказать, что она доступна, а я нет?
Рикардо отпрянул в замешательстве.
— Я имел в виду не совсем это… Но да, полагаю, что вы правы.
— А будь у вас такая возможность, вы бы тоже начали ее домогаться?
На мгновение взгляд его стал непроницаемым. Потом он сдержанно улыбнулся.
— Пожалуй, да. Я тоже мужчина.
— Я в это не верю. Вы джентльмен.
Улыбка его стала откровенно ироничной.
— Вам нужно еще многое узнать о мужчинах, Мередит.
Она вспыхнула.
— Не говорите со мной так снисходительно! Я не ребенок!
— А мне кажется, что вы сущий ребенок, — серьезно ответил он. — И очень во многом.
Не сказав ни слова, Мередит встала и направилась к своей палатке. В последующие дни в отношениях Мередит и Рикардо Вильялобоса наметилась какая-то перемена. Мередит казалось, что их короткий разговор — самый откровенный из всех, что имели место до сих пор, — проделал брешь в стене, незримо разделяющей их. Рикардо всегда соблюдал определенную дистанцию во всех, даже самых личных разговорах. Теперь сдержанность его почти исчезла. Он по-прежнему был милым и интересным собеседником, но уже позволял себе очень личные замечания и суждения — то он делал ей комплимент по поводу ее внешности, и в голосе его прорывалась нежность, то он позволял себе какие-то замечания относительно своего будущего, и получалось так, что их с Мередит отношениям суждено продлиться и по завершении раскопок.
Мередит жила с ощущением, что приближаются какие-то события, какой-то эмоциональный кризис в их отношениях. Положение ее было щекотливым, порой ей становилось не по себе, но страха она не испытывала.
Ожидание нового поворота заставляло ее делать в присутствии Купера вид, будто между нею и Рикардо существует какая-то близость; по временам ее поведение граничило с откровенным флиртом. После этого ее охватывал стыд, и она вновь становилась сама собой.
Купер же смотрел на все ее штучки с плохо скрываемым удовольствием, что приводило молодую женщину в ярость и только сильнее подхлестывало ее к эпатажу.
Вот уже целую неделю они пробивались через джунгли, и даже Купер уставал. Теперь приходилось сражаться с зарослями через каждый шаг, люди вымотались, терпение их подходило к концу. Единственным человеком, на кого все это почти не действовало, была Хуана. Девочка была счастлива, как птица, выпущенная из клетки. Она почти везде сопровождала Мередит, всячески пытаясь услужить ей, и спасительнице порой приходилось сдерживаться, чтобы не прогнать девчонку.
Как-то вечером, когда все ждали ужина, Купер спросил:
— Как далеко, по вашему мнению, мы находимся от этого города, леди босс?
Мередит задумалась на мгновение.
— Если меня не обманывают память и расчеты, мы уже очень близко. На расстоянии недели пути, полагаю — Тогда у меня есть предложение. Люди выдохлись.
Все мы заслужили денек отдыха. Здесь неплохое местечко для лагеря, вон там есть ручей. Нам нужно свежее мясо.
Я уже видел пару раз диких кабанов неподалеку. Почему бы нам не устроить завтра день отдыха? А я взял бы с собой двух человек и поохотился.
Чем ближе они подходили к Тонатиуикану, тем сильнее хотелось Мередит поскорее достичь цели, но она не могла не признать правоту Купера. Они действительно отдохнут за день, наберутся сил. И она сказала:
— Хотя мне очень не хочется останавливаться, но, думаю, вы правы. Да и я воспользуюсь свободным временем и устрою стирку в ручье.
На следующее утро Мередит проснулась поздно — ведь это был свободный день. Купер с охотниками уже ушли.
Мередит надела пеструю мексиканскую юбку и блузку, завязала в узел грязную одежду, предназначенную для стирки, и вышла из палатки.
Время завтрака давно миновало. Рикардо все еще сидел у догорающего костерка с кружкой кофе. Увидев Мередит, он встал.
— Доброе утро, Рикардо, — весело приветствовала его девушка. — Простите, я проспала.
— И очень хорошо. — Он выразительно пожал плечами. — Правда, завтракать вам уже нечем, только кофе.
Но я могу…
— Я приготовлю вам завтрак, сеньорита, — с готовностью пропищала у нее за спиной Хуана.
Вздохнув, Мередит обернулась.
— В этом нет никакой необходимости, Хуана, — резко сказала она. — Я уже сказала тебе — не нужно постоянно крутиться у меня под ногами!
Лицо девочки исказила горестная гримаса. Она готова была расплакаться. Мередит подавила раздражение и коснулась ее руки.
— Прости меня, Хуана, но я взрослый человек и умею кое-что делать сама. И мне нравится обслуживать себя.
Лицо Хуаны просветлело.
— Я постираю вещи сеньориты!
— Нет, и это я хочу сделать сама. Почему бы тебе… — Мередит погладила девочку по лицу, — почему бы тебе не сделать что-нибудь для себя?
— Хуана в этом не находит никакого удовольствия.
— Значит, пришло время научиться находить в этом удовольствие. Я знаю, что ты могла бы сделать… ты, кажется, неплохо умеешь собирать съедобные плоды. Может быть, посвятишь этому сегодняшний день? Я знаю, тебе это нравится.
Лицо Хуаны озарилось широкой улыбкой. Покивав, она убежала, радуясь, что ей дали поручение.
— Честно говоря, эта девочка просто сведет меня с ума, — заметила Мередит. — Она постоянно вертится возле меня. Как ни посмотришь — она рядом.
— Вы не можете сказать, что я вас не предупреждал, Мередит, — отозвался Рикардо, наливая ей в кружку кофе Мередит, найдя половинку папайи, принялась за нее — А что, Купер уже уехал? — спросила она.
— Да, конечно Уехал еще затемно, как мне сказали. — Рикардо отхлебнул кофе. — Очень способный человек этот сеньор Мейо. — И он бросил на девушку проницательный взгляд. — Не так ли?
Та пожала плечами, стараясь не смотреть ему в глаза — Полагаю, он делает то, на что подрядился.
— Мне кажется, вы его недооцениваете.
Мередит почему-то рассердилась:
— Вы уже не в первый раз встаете на защиту Купера К чему это, Рикардо? Что он для вас значит?
— Да ничего. Абсолютно ничего, — ответил Рикардо удивленно. — Просто я считаю, что всякий должен оцениваться по заслугам.
Мередит вскочила.
— Мне бы не хотелось обсуждать достоинства Купера Мейо, если вы не возражаете. Я должна заняться стиркой.
Рикардо окликнул ее, но она направилась к своей палатке, взяла узел с одеждой и пошла к деревьям, растущим у быстрого потока.
Вода была холодной, и мыло, которое взяла с собой Мередит, оказалось практически бесполезным. В конце концов пришлось стирать так, как это делают индейские женщины, — отбивая белье об камни, пока оно не стало более или менее чистым. После чего Мередит разложила его на камнях на просушку.
Девушка устала от своих трудов, и ей захотелось отдохнуть. И хотя вода выглядела очень соблазнительной, ручей был слишком мелким, чтобы в нем можно было по-настоящему искупаться. В конце концов Мередит расстегнула блузку, сняла ботинки и вытянулась на спине в углублении между двумя валунами, опустив ноги в прохладную воду. Солнце приближалось к зениту, но ветви деревьев, сплетающиеся у нее над головой, защищали от зноя. Мередит охватила истома, казалось, кровь ее стала густой и неподвижной.
Она погрузилась в легкий сон, но тут же проснулась, уловив движение тени. Ощущение ужаса от встречи с метисом в джунглях заставило ее вскочить с сильно бьющимся сердцем Солнце уже проделало в небе довольно долгий путь, и теперь лучи его проникали сквозь ветки у нее над головой. Тень от мужской фигуры, выросшей перед ней, казалось, таила угрозу. Лицо мужчины в ореоле солнечных лучей было неразличимо.
— Купер? — спросила Мередит наугад. — Это вы?
— Нет, Мередит. Это Рикардо. — Он выпрямился, и девушка наконец разглядела его черты.
— Ax… — Она с облегчением рассмеялась. — Вы испугали меня, Рикардо. Я, кажется, уснула.
— Я знаю, я наблюдал за вами. У вас был такой невинный вид и такой привлекательный. — Голос его звучал напряженно, лицо было серьезным.
Мередит вдруг вспомнила, что блузка у нее расстегнута, а юбка поднята выше колен. Лицо ее вспыхнуло, и она сделала быстрое движение, чтобы привести себя в порядок, но потом остановилась, сообразив, что так будет еще хуже. Кроме того, это Рикардо, и ей нечего бояться.
— Мне кажется, Мередит, я полюбил вас, как только увидел, — заговорил Рикардо низким дрожащим голосом. — Вы были тогда еще совсем девочкой и приезжали к нам с отцом. Потом вы опять приехали — уже взрослой прекрасной женщиной, и моя любовь вспыхнула с новой силой, но я не думал, что мне удастся завоевать вашу любовь. Ведь нас разделяют целые миры. Но в несколько последних дней, что я с вами, мне показалось, что вы разделяете мои чувства. Я начинаю надеяться.
Мередит пришла в смятение от такой откровенности, и ей даже почудилось, что она слышит издевательский смех Купера. Она попалась в свои же силки! И в то же время ее глубоко тронуло это признание. Сердце ее раскрылось навстречу Рикардо. Внезапно и остро она ощутила, что он мужчина. Стена между ними рухнула окончательно.
Он протянул руку и погладил ее по щеке.
— Дорогая, дорогая моя Мередит, я люблю вас, я действительно люблю вас.
— Я тоже люблю вас, Рикардо, но по-другому. Вы мне дороги…
Она сама поняла, как неясно звучат ее слова; ей казалось, что она охвачена какими-то чарами. Против собственной воли она ответила на жест Рикардо, протянув руку к его лицу. Он схватил эту руку и поднес к губам.
Губы у него были мягкие и теплые, и Мередит почувствовала, что тело ее оживает.
Потом она никак не могла в точности вспомнить, что же произошло в последующие мгновения. Прежде чем она успела что-либо сообразить, Рикардо уже лежал, вытянувшись во всю длину рядом с ней, обхватив ее руками.
Сначала он прикасался к ней как бы случайно, испытывая ее и опасаясь, что получит отпор. Мередит подумала было оказать сопротивление, будучи уверенной, что достаточно твердого «нет» — и Рикардо остановится; но за этой мыслью не стояло серьезного желания дать отпор.
Она не просто была рада тому, что он с ней делал, — ей было еще и очень любопытно.
Когда ее брали Купер и Моралес, это было насилием или почти насилием. Если ее возьмет тот, кто ей очень симпатичен, кто не употребит при этом силу, будет ли это приятнее? Действительно ли она ледяная дева, как прозвал ее Харрис Броудер? Или она все же в состоянии раствориться в ласках, в пылкой страсти?
Теперь он впился в ее губы, а руки его ласкали ее тело. В ней вспыхнула страсть, и она жадно раскрыла навстречу ему губы.
Рикардо, ощутив ее пламенный отклик, стал настойчивее и вскоре уже раздел ее. Мередит подумала, как в тумане, что вот-вот на них могут наткнуться люди из их отряда или Хуана; но желание вспыхнуло в ней с такой силой, что ей уже было все равно.
Когда она была полностью обнажена, Рикардо откинулся назад, блуждая по ней взглядом и тяжело дыша.
— Вы прекрасны, Мередит, — проговорил он голосом, полным восторга. — Вы дивный праздник для глаз.
Он провел пальцем по ее бедру, и Мередит застонала, извиваясь от любовного прикосновения.
Снова он припал к ней губами и прижался всем телом. Она отвечала ему откровенной лаской на ласку. Она не сдерживалась на этот раз, как то было с Купером и Габриэлем; ей незачем было сдерживаться.
Страсть ее была такой же яростной и требовательной, как и его, и Мередит утратила под конец всякую стыдливость.
Они лежали рядом, насытив свою страсть; Мередит ликовала. Значит, она не холодная женщина! Наконец-то она поняла, что это не так!
Голова Рикардо покоилась у нее на груди. Бормоча что-то несвязное, Мередит погладила его по влажным волосам. Она чувствовала, как сильно и быстро бьется у него сердце.
— Я люблю тебя, Мередит, — прошептал он.
— Я знаю, я знаю. — Она чуть было не сказала, что тоже любит его, но что-то ее остановило.
И вдруг на нее обрушились мириады звуков джунглей, и в отдалении раздался мужской голос. Словно она на несколько минут оказалась вне времени, попав в паутину тишины, сотканную какими-то волшебными чарами и полностью отделившими ее от внешнего мира, и вдруг очнулась.
Она испугалась, что их обнаружат. Что, если кто-нибудь, проходя мимо — Купер, Хуана или кто-то из рабочих, — увидит их?
Осторожно, чтобы не выдать своего страха, она оттолкнула Рикардо, и тот неохотно отодвинулся.
Мередит нашарила свою одежду и быстро накинула ее на себя.
Торжествующий Купер вернулся еще засветло; двое его спутников тащили кабана, привязанного к шесту.
Когда Мередит и Рикардо подошли к нему, он воскликнул:
— Узрите! Вернулся охотник с добычей своею!
Но когда Мередит и Рикардо, став рядом с Купером, начали громко выражать ему свои восторги, его воодушевление спало. Одного взгляда на эту пару оказалось достаточно, чтобы стало ясно: пока его не было в лагере, между ними что-то произошло. В их обращении друг с другом появилась какая-то интимность, лицо Мередит сияло, чего раньше Купер не замечал. К тому же время от времени Рикардо прикасался к молодой женщине.
В этот же день, некоторое время спустя, Купер понял: Рикардо с Мередит предавались любви. Насчет этого ошибиться было невозможно.
Поначалу он пришел в ярость и едва сдержался, чтобы не высказать им прямо в лицо свои подозрения. Но, несколько поостыв, понял, что это будет серьезной ошибкой. Да и какое ему в общем-то дело, что Мередит взяла Рикардо Вильялобоса в любовники? Она ведь высказалась с полной ясностью, откровенно заявила, что думает о Купере Мейо, и этого вполне достаточно, чтобы он держался от нее подальше. Никогда в жизни он не навязывал себя женщине, если она не желала иметь с ним дело.
Противоречивые мысли бродили у него в голове. Может быть, гнев его вызван тем, что его самолюбию нанесли удар? Никогда еще ни одна женщина не отвергала его с презрением, хотя, кажется, в последнее время ему многое приходится переживать впервые. Больше того, никогда еще он не испытывал ни к одной женщине таких чувств, и ему было больно. Чертовски больно!
Его охватили грусть, ощущение потери, и Он полагал даже, что это пройдет не скоро.
Резко отвернувшись, чтобы не видеть счастья на лице Мередит, он принялся наблюдать за приготовлениями к вечерней трапезе.
Тем лучше, подумал он, у него теперь есть возможность вернуться к Рене. Но, едва подумав о Рене, он понял, что отныне она у него на втором плане. Он ничего не знал о ней с того утра, когда Мередит застала их и выгнала «колдунью» из лагеря. Он не сомневался, что она держится где-то неподалеку.
Во всяком случае, теперь он может сосредоточиться на обдумывании их с Реной плана. Теперь он может устремиться к цели, не испытывая никаких угрызений совести, изрядно терзавших его.
Как волка ни корми, он все равно в лес смотрит. Это, кажется, о нем. Он должен был лучше знать себя и даже не пытаться впустую тратить время на всякую ерунду.
Купер Мейо и угрызения совести? Все, кто его знает, просто задохнулись бы от хохота, услышав такое!
Итак, отныне и впредь он отдает все свои силы на то, чтобы завладеть добычей, а Мередит Лонгли может отправляться ко всем чертям!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный миг - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Волшебный миг - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100