Читать онлайн Волшебная сила любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Волшебная сила любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Ребекка и Маргарет допивали последнюю чашку чая.
Фелис поднялась и сказала, что уходит к себе. Вслед за ней сразу же встал Жак.
И Ребекка сделала попытку удалиться вместе с ними в надежде избавиться от ворчания Маргарет, но та удержала ее, быстро схватив за руку.
– Ребекка, мне надо обсудить с тобой кое-что.
Ребекка устало посмотрела на удаляющиеся спины мужа и свекрови.
– Вот что, Маргарет, я полагаю, ты намереваешься прочитать очередное наставление по поводу того, как мне следует ухаживать за Жаком. Думаю, пришло время и мне высказать по этому поводу кое-какие соображения, поскольку эти лекции у нас становятся ежедневными.
Маргарет решительно взмахнула рукой:
– Разве ты не видишь, как он выглядит? Ты должна что-то сделать, Ребекка. Ты его жена! Хороший он или плохой, здоровый или больной, но ты вышла за него замуж, причем по своей воле. В Библии сказано…
– Вот ты и должна себе почаще напоминать, что его женой являюсь я! – резко оборвала ее Ребекка. Нервы у нее были на пределе, и она боялась сорваться. – Понимаешь, я! Маргарет, ради всего святого, почему бы тебе не заниматься своими делами, а? Ты что, полагаешь, я сама не вижу, что он не в порядке?
Маргарет залилась густой краской, которая захватила не только лицо, но и шею.
– В таком случае почему же ты ничего не предпринимаешь?
Ребекка раздраженно вздохнула.
– Маргарет, ты просто понятия не имеешь, что происходит. Дело в том, что Жак, по-видимому, болен, и с этой болезнью я сделать ничего не могу.
– Ладно, тогда скажи мне, что происходит, – произнесла Маргарет с вызовом. – Может быть, это поможет мне понять жену, которая знает о болезни мужа и не желает ударить палец о палец!
Ребекка поставила чашку на блюдце с такой силой, что чуть не раздавила хрупкий фарфор. Ей вдруг очень захотелось рассказать Маргарет всю правду.
– Маргарет, я не могу тебе рассказать всего, что происходило и происходит в этом доме, потому что ты этого просто не перенесешь. Скажу лишь одно: у меня имеются… серьезные подозрения, что Жак страдает той же самой душевной болезнью, какой страдали его отец и дед!
– Душевная болезнь? – проговорила Маргарет, с трудом ловя воздух. – Ты что, хочешь сказать, что Жак сумасшедший?
Ребекка отвернулась.
– Возможно, пока еще нет, но состояние его духа определенно внушает мне опасения. Причину этого я объяснить тебе не могу. Думаю, самое лучшее для него сейчас – уехать из этого дома! Я попытаюсь уговорить его вернуться со мной в Саванну хотя бы на время и там показаться доктору.
– Ты говоришь, дом? – Маргарет недоуменно посмотрела на Ребекку. – А какие проблемы могут возникнуть с этим домом? Он его любит. Ты это прекрасно знаешь.
Впервые в жизни Ребекке захотелось ударить кузину. Как можно быть такой тупой и так упорствовать в своих заблуждениях? Как можно не желать видеть ничего вокруг, что может войти в противоречие с ее представлением о том, как все должно быть?
– Да, мне известно, он любит этот дом, но здесь находится то, из-за чего с каждым днем будет ухудшаться его состояние. Оно же оказывало подобное действие и на его отца.
Маргарет нахмурилась.
– Как ты можешь так говорить? Ведь Жак ни в малейшей степени не напоминает своего отца. Его отец был… он был дьяволом! А Жак хороший!
– Да, Жак хороший, по-своему. Но в нем течет кровь отца. Поверь мне, имеются все свидетельства, что Жан Молино был сумасшедшим, и Эдуард тоже. Если я не увезу отсюда Жака, он может повторить их судьбу. – Ребекка резко поднялась на ноги. – Что касается Жака, я сказала все, что могла!
Ребекка повернулась и направилась к двери. Она была решительно настроена как можно скорее поговорить с Жаком по поводу отъезда в Саванну. Эта идея пришла ей в голову только сейчас, во время разговора с Маргарет. Она сразу поняла, что это было бы возможным решением проблемы. Жака следует увезти. Прочь от влияния этой комнаты, прочь от воспоминаний и образов, которые она пробуждает.
Поскольку Жак сказал, что идет в свой кабинет, Ребекка проследовала туда, где его и нашла.
С улыбкой приблизившись к мужу, она наклонилась поцеловать его в лоб, но он уклонился от ее ласки и угрюмо сгорбился над столом.
– Жак, я пришла обсудить с тобой одно предложение, – весело произнесла Ребекка, сделав вид, что ничего не заметила. – Твоя мама права, ты действительно выглядишь слишком усталым. А все потому, что изводишь себя работой. Давай съездим в Саванну на несколько недель. Я знаю, это не принято делать летом, но мне кажется, тебе будет полезно уехать отсюда хотя бы ненадолго. Тут так много напоминает…
Увидев выражение его лица, она замолкла.
– Ты знаешь, что сейчас я уехать отсюда не могу, – отрезал Жак. – Я говорил тебе, и не раз, что у меня проблемы с бизнесом, они остались еще от отца. Почему тебе вдруг вздумалось предлагать такое?
– Потому что твое здоровье важнее бизнеса, – ответила Ребекка, стараясь говорить спокойно. – Потому что я не хочу видеть, как ты таешь на глазах.
Мрачно насупившись, Жак нервно забарабанил пальцами по столу. Всегда такой доброжелательный, такой спокойный, теперь он казался Ребекке совершенно чужим.
– Отчего ты решила, что я больной? – требовательно поинтересовался он.
– Да ты посмотри на себя в зеркало. Только внимательно посмотри, вспомни, каким ты был несколько дней назад, – и какой ты сейчас! Если мы переедем в Саванну, ты сможешь отдохнуть, проконсультироваться с доктором…
– А может, сейчас я именно такой, какой есть. Настоящий. – Жак криво усмехнулся, и от этой перекошенной улыбки у Ребекки похолодела кровь.
Борясь с нарастающим страхом и дурными предчувствиями, она тронула ладонью его плечо, почувствовав, как сразу же напряглись его мускулы.
– Нет, Жак, ты не прав. Настоящий ты – нежный, добрый человек, и все мы, кто тебя любит, желаем только одного: чтобы ты стал снова таким.
На его лице вновь появилась ужасная улыбка.
– Вот как? Забавно. Значит, дамы собираются в гостиной и обсуждают меня.
– Совсем не так, Жак. Если бы ты был таким, как прежде, ты бы понял. Просто нам ясно, что с тобой творится что-то неладное, и мы хотим тебе помочь.
– Ты действительно думаешь, что можешь мне помочь? – В его глазах блеснула горькая усмешка.
– Да. По крайней мере я надеюсь на это и считаю, что первым делом нужно уехать как можно дальше от этой комнаты и всего, связанного с нею. Послушай, Жак, это бесполезно отрицать: я знаю, что ты туда ходишь, и прекрасно вижу, что при этом с тобой творится.
Он с силой оперся о стол и резко встал. Увидев его глаза, Ребекка вздрогнула.
– В самом деле?
С лихорадочным блеском в глазах он сделал в направлении ее жест, который иначе как угрожающим назвать было нельзя.
– Я говорил тебе, Ребекка, чтобы ты забыла об этой комнате. Если ты упомянешь о ней снова… если ты хотя бы еще раз заговоришь об этом, помни – за последствия я не отвечаю. Ты поняла?
У нее хватило ума промолчать. Хотя на языке вертелось много всего, инстинкт подсказывал, что говорить это сейчас опасно. В первый раз она осознала, что боится Жака, боится по-настоящему.
– А теперь сделай одолжение, оставь меня одного. Я буду тебе за это весьма признателен. Мне нужно работать. – Он повернулся к ней спиной.
Не произнеся больше ни слова, Ребекка поспешила прочь. Она вышла в парк и долго ходила по аллее взад-вперед, пытаясь вытравить из себя холод, который, несмотря на жаркий день, казалось, пронимал ее до самых костей.
Через некоторое время, успокоившись, она прошла в дом и снова направилась к кабинету. Осторожно подергав дверь, Ребекка убедилась, что она заперта и оттуда не доносится ни звука. Без сомнения, Жак снова удалился в комнату Эдуарда.
Она прошла наверх, в их комнату, и сразу же бросилась к платяному шкафу. И вот уже ключ в замке. Через несколько секунд она сидела у окна с дневником Жана Молино в руках. Не имея представления, сколько в ее распоряжении времени, она открыла последние страницы.
«Пятница, 25сентября 1772 года, «Дом мечты».
На днях познакомился с новыми соседями, Ричардом и Элизабет Хантун, которые недавно обосновались в новом особняке. Это на плантации, которую мадам Хантун – она француженка – назвала Ле-Шен, поскольку в ее владениях много красивых дубов.
Дом у них довольно хороший, но, разумеется, с «Домом мечты» соперничать никак не может. Элизабет Хантун – красавица, перед которой бледнеет даже моя восхитительная Миньон. Ричард Хантун – типичный англичанин: флегматичный, набычившийся, в общем, лишенный всякого обаяния. Замечательное совпадение: их девочка, пятилетняя Элиса, всего на два месяца младше моего сына Эдуарда.
Я уже разрабатываю план, как привлечь их в наше маленькое общество. С тех пор как супруги Амсвей покинули Каролину, наша компания уменьшилась. Теперь до священной цифры двенадцать нам не хватает двоих. Супруги Хантун и есть эти желанные двое, причем Элизабет, несомненно, станет украшением нашей компании. Ее муж – парень довольно похотливый (в таких вещах я не ошибаюсь), поэтому его заполучить будет несложно. У нас он сможет сполна удовлетворить свои низменные аппетиты. Что же касается Элизабет, то, я думаю, ей, как послушной жене, придется подчиниться желаниям супруга. А может, она и сама проявит любопытство и наши маленькие игры не покажутся ей такими уж отвратительными. Возможно, она даже научится получать от них удовольствие. В общем, открывается перспектива восхитительная!»
* * *
Ребекка оторвала взгляд от дневника. Вот, значит, как начинались отношения между Хантунами и Молино! Она полистала дневник, там было еще несколько записей, но фамилия Хантун больше нигде не упоминалась, так же как и тайные обряды.
Ребекка закрыла дневник и отложила в сторону. Тут же ей пришла в голову мысль, что должны быть еще дневники. Жан Молино вряд ли остановился на этом. Она тщательно перерыла весь сундучок Жака, постаравшись все уложить на свое место. Никаких книг больше не было.
Наверное, Жак читает их в «потайном кабинете». В течение нескольких мгновений она обсуждала сама с собой возможность отправиться за книгами, но затем, почувствовав к себе отвращение, остановилась. «Откуда у меня такое маниакальное стремление узнать как можно больше? – подумала она. – Я и так знаю все, что нужно. Сейчас не дневники следует читать, а принимать какое-то решение. Что делать?»
Разговор с Жаком не оставлял сомнений в том, что добровольно «Дом мечты» он не покинет. По-видимому, в нем пробудилось наследственное сумасшествие, которое передавалось в семье Молино от деда к отцу и от отца к сыну. Толчком к этому, видимо, послужило посещение проклятой комнаты и знакомство с действительной жизнью деда и отца. Теперь прошлое, витающее в этой комнате, цепко схватило Жака за горло и не отпускает. Ребекка понимала, что разжать этот захват ей одной не под силу.
Что же остается? Возможность возвращения к родителям в Индию она уже отвергла. Что еще?
О, если бы только здесь был Арман! Пусть бы он скорее возвратился! Маргарет больше ни разу не упоминала о нем, но те ее слова темным облаком висели в сознании Ребекки. И все же, если Арман погиб, неужели его семье ничего бы не сообщили? Вывод один: надо ждать. Ждать и одновременно что-то предпринимать. Но что?
Взяв дневник, она встала, чтобы положить обратно в сундучок, и… застыла на месте. В груди перехватило дыхание. Потайная панель позади камина медленно двинулась в сторону.
Ребекка стиснула переплет так сильно, что заболели пальцы. Ее всю наполнил суеверный страх, как сосуд наполняет ледяная вода. Ей казалось, вот-вот из темноты покажется фигура Эдуарда: он сейчас выйдет в своих погребальных одеждах, бледный и злобно улыбающийся.
Но вместо отца появился сын, почти такой же страшный, каким в своем воображении Ребекка нарисовала Эдуарда.
Он не отрывал взгляда от дневника, прижатого к ее груди. Ребекка догадалась, что он наблюдал за ней в глазок. Интересно, как долго?
Жак медленно направился к ней, а она начала пятиться, пока не уперлась спиной в стену. Ребекка тихо вскрикнула, когда он протянул руку и выхватил дневник.
– Ты, я вижу, все никак не угомонишься? – произнес он свирепым голосом. – Я говорил тебе несколько раз: забудь эту комнату, забудь, что ты увидела и узнала. Забудь! Но тебе все мало. Ты даже осмелилась рыться в моих личных вещах! – Он потряс книгой перед ее лицом. – Это написано не для твоих глаз. Это для моего отца и для меня, полноправного наследника Жана Молино. Как ты осмелилась раскрыть этот дневник?! Как ты осмелилась его читать?!
Теперь он уже кричал. Ребекка вжалась в стену от страха.
– Я только хотела знать… понять!
Неожиданно он ударил ее по лицу. Не в полную силу, но все же ощутимо. Голова Ребекки дернулась от удара, и все тело, не только щеку, пронзила острая, жгучая боль.
– Ну, теперь поняла?! А впрочем, возможно ли, чтобы ты что-нибудь поняла? – зло прошептал он. – Ты всего лишь женщина, и к тому же не из рода Молино. Как ты можешь понять силу и мощь, какой обладали мои дед и отец? Ее темное сияние? Тебе бы, конечно, хотелось, чтобы у меня не было этой силы, не правда ли? Тебе бы хотелось держать меня на привязи! Ты все еще не можешь успокоиться, не можешь перестать возмущаться тем, что я не в состоянии совершить с тобой акт плотского соединения. По-твоему, я неполноценный человек, и ты презираешь меня за это. Не хочется тебе, чтобы я обладал полной мощью, какую знали дед и отец. Но я раскусил тебя, женщина, и ты мне уже не помешаешь. Клянусь моим темным богом, не помешаешь!
Оцепенев от страха, Ребекка смотрела на него во все глаза, не веря, что этот буйный маньяк и есть тот самый Жак, которого она знала. Было ясно, что сейчас его покинули остатки разума и она находится в смертельной опасности.
Когда он потянулся к ней, она сделала обманное движение вправо, затем метнулась в противоположную сторону и нырнула под его руку. Сделав отчаянный рывок, она достигла двери, откинула засов и, прежде чем он успел ее схватить, оказалась в коридоре.
Ребекка бежала не чуя под собой ног. Сзади были слышны его тяжелые шаги. Жак шел за ней. Она добежала до лестницы и быстро спустилась вниз, даже не глядя на ступеньки.
В какой момент Жак прекратил свое преследование, Ребекка не заметила, но, когда она оглянулась, ворвавшись в кухню, полную людей, – она специально туда стремилась, – сзади его уже не было. Ребекка резко остановилась, увидев, что Дарси и кухонная прислуга ошеломленно смотрят на нее.
– Он очень опасен, Маргарет. Это правда, поверь мне, ради Бога! Я пыталась уговорить его поехать со мной в Саванну, но он отказался. Я просила его показаться доктору, он тоже отказался. Теперь он мне угрожает! Я приняла решение. Я отправляюсь в Саванну и хочу, чтобы ты поехала со мной.
Разговор происходил в малой гостиной рядом со спальней Маргарет. Ребекка возбужденно металась по комнате, а Маргарет стояла у окна и глядела в парк.
– Ты просто все неправильно поняла, Ребекка, – отозвалась она, не оборачиваясь. – Ведь Жак такой мягкий, он вовсе не жестокий, и ты это знаешь не хуже меня. Если он потерял над собой контроль и тебе угрожал, так это, должно быть, потому, что ты его раздосадовала.
На мгновение Ребекка испугалась. Ей показалось, что она сама начинает сходить с ума. Она схватила Маргарет за плечи и повернула к себе.
– Послушай меня! Жак уже не тот человек, которого мы с тобой знали. Посмотри сюда. Видишь след на моей щеке? Это он ударил меня!
Губы Маргарет скривились, и это привело Ребекку в ужас.
– Должно быть, ты сама спровоцировала его. Уж мне-то хорошо известно, какой ты можешь быть. Так вот, представь себе, не каждый мужчина станет спокойно сносить твои выходки.
Ребекка встряхнула кузину что есть силы.
– Маргарет, опомнись! Я начинаю думать, что ты такая же сумасшедшая, как и он. Неужели ты совсем ослепла? Нам опасно здесь оставаться. Слышишь? Ему будет все хуже и хуже, с каждым днем. Никто не может сказать, что он вытворит в следующий раз.
С силой, которая поразила Ребекку, Маргарет схватила ее запястья и сбросила руки со своих плеч. Отойдя на шаг, она спокойно оправила платье. Ребекка растерянно смотрела на кузину, не зная, что предпринять.
– Мать Жака, Фелис, его психическим состоянием ничуть не обеспокоена; ее только тревожит, что он плохо выглядит. Ты абсолютно неправильно все понимаешь, Ребекка. Впрочем, ты всегда была такой. Когда же ты поймешь наконец, что твоя обязанность как жены оставаться здесь и быть рядом с ним?
Отчаявшись преодолеть безмятежный идиотизм кузины, Ребекка потеряла терпение.
– Маргарет, я жена ему только на словах. Он никогда не был со мной близок.
– Я не хочу ничего об этом слышать…
Не обращая на нее внимания, Ребекка ринулась дальше:
– Маргарет, пойми наконец, он неспособен быть настоящим мужем никому. Он был ранен на войне. Понимаешь? На самом деле мы не настоящие муж и жена!
Маргарет отвернулась.
– Я отказываюсь слушать эту грязь! Ты венчалась в церкви. Ты жена ему перед Господом!
– Он обманул меня, скрыв свой недуг, и поэтому даже Бог не станет считать наш брак законным. Я покидаю Жака. А что намереваешься делать ты? Останешься здесь, рядом с ним? О, не надо только думать, что я не замечала, как ты по нему страдаешь! Наверное, в этом кроется причина того, что ты постоянно повторяешь мне, что я его жена. Видимо, хочешь напомнить себе об этом факте? Если так, тебе не придется больше терзаться, я отпускаю его на свободу. Для тебя он будет идеальным супругом!
Голова Маргарет дернулась.
– Я не отрицаю, что люблю Жака! – выкрикнула она восторженным голосом. – Но это такая любовь, которую ты никогда понять не сможешь. Это любовь души!
Внезапно вся злость Ребекки пропала, ее сменила усталая покорность судьбе. Маргарет, по-видимому, тоже рехнулась.
– Маргарет, – с горечью произнесла она, – в физической любви между мужчиной и женщиной нет ничего плохого или позорного. Такова Божья воля. Это Он повелел нам делить друг с другом наши тела, так же как и наши души, это Он приказал нам производить на свет детей. Духовная любовь – это очень хорошо, но людям нужно большее. Разве ты этого не понимаешь? У меня вовсе не было намерения унизить Жака или как-то оскорбить. Он несчастный человек, и очень хорошо, что ты его любишь. Люби себе на здоровье, но не надо его обожествлять и поклоняться ему, как идолу! И пожалуйста, едем со мной в Саванну. Я не буду знать покоя, если ты останешься здесь.
– И все же я остаюсь, – Маргарет холодно смотрела на нее в упор, – потому что нужна Жаку. И Фелис тоже. А ты поступай как знаешь. Ты же всегда делала все по-своему.
Эту ночь Ребекка провела в своей старой спальне, которая примыкала к небольшой гостиной.
Ужин прошел тягостно. Жак, правда, отсутствовал, прислав сообщение, что будет ужинать у себя в кабинете. Насупившаяся Маргарет обиженно молчала.
Только одна Фелис, по-видимому, не замечала ничего вокруг и болтала без умолку.
Впервые в жизни у Ребекки полностью отсутствовал аппетит. Она сидела, ковыряя ножом в тарелке, и все обдумывала, как сказать Фелис, что хочет уехать в Саванну. Это будет не просто, но надо как-то исхитриться, потому что настоящую причину выдать ни в коем случае нельзя. Кроме того, она была уверена, что Фелис поведет себя примерно так же, как Маргарет. Их объединяло одно счастливое качество – они были способны полностью игнорировать то, чего не желали замечать.
Мучаясь угрызениями совести, Ребекка глядела через стол на Фелис: «Что с ними станет, с ней и Маргарет, если они останутся здесь одни с Жаком? А может, все как раз успокоится? Может, только я так сильно раздражаю Жака, потому что единственная знаю о существовании комнаты и его теперешнем психическом состоянии? Эти два факта в его сознании каким-то образом повернулись так, что полностью восстановили его против меня. Стоит вспомнить, что даже Эдуард, уж на что дурно обращался со своей женой, но все же никогда серьезно ей не угрожал. Нет, пожалуй, Маргарет и Фелис можно не бояться Жака. Но мне нужно уезжать, и поскорее, потому что мое присутствие здесь только ухудшает его состояние. Надо срочно придумать какой-нибудь предлог, чтобы у Фелис не возникло никаких подозрений.
Пожалуй, самое лучшее – это сказать ей, что я хочу сделать некоторые покупки и вообще немного развлечься. Ну а то, что Жак остается здесь, так он сам говорит, что много работы. Вот Маргарет не едет – это, конечно, плохо. А может, предложить Фелис поехать со мной? Отличная мысль. После смерти Эдуарда она ни разу не покидала остров. Возможно, удастся ее уговорить совершить короткий визит в Саванну?»
Ребекка беззаботно улыбнулась:
– Фелис, я тут подумала, ведь мы так давно никуда не выезжали. Дело в том, что мне надо сделать кое-какие покупки в Саванне. Как вы считаете, будет ли это удобно, если я открою дом на некоторое время? Большой штат прислуги мне не понадобится, пожалуй, только Джереми, Гектор и Молли. – Гектор и Молли были супруги, которые работали всегда вместе. Молли была отличной поварихой.
Фелис удивленно посмотрела на нее и задумалась.
– Я полагаю, все будет в порядке. Вы уже говорили с Жаком? У него есть сейчас возможность покинуть остров?
Ребекка покачала головой:
– О, Жак не поедет. Говорит, что очень занят, но мне разрешил. Поезжай, говорит, и развлекись немного. Вы же знаете, в последние две недели он не может найти для меня времени даже здесь.
Ложь легко слетала с ее языка. Ребекка игнорировала мрачные взгляды Маргарет. Она специально ничего не сказала про Маргарет, пусть сама выкручивается. Так даже лучше.
– В таком случае поедемте все трое, – сказала Фелис, как будто колеблясь. – Должна признаться, мне тоже хотелось бы походить по магазинам. И вам, таким молоденьким, наверное, здесь, на острове, очень скучно. – Она вопросительно посмотрела на Маргарет.
– Мне здесь вовсе не скучно, тетя Фелис, – натянуто проговорила Маргарет. – Что касается меня, то я бы предпочла остаться.
Взгляд Фелис снова переместился на Ребекку, и она вдруг ослепительно улыбнулась.
– В таком случае, Ребекка, мы едем вдвоем! Замечательно! Я никогда не жила в Саванне в это время года, но раз вы предложили… я с радостью отправлюсь в эту поездку.
Она повернулась к Маргарет:
– А вы уверены, что вам не будет одиноко? Конечно, здесь остается Люти, но у вас не будет компании.
Маргарет густо покраснела.
– У меня есть компания, тетя Фелис. Вам не нужно беспокоиться об этом.
– Не нужно – значит, не нужно, – отозвалась Фелис, сияя улыбкой.
У Ребекки были все основания радоваться. Получилось! Будь на месте Фелис кто-то более внимательный, не избежать бы Ребекке трудных вопросов. Чудесно иметь такую спутницу, как Фелис. Ребекка лишь недавно с грустью размышляла, как ей будет трудно жить одной в большом доме в Саванне, потому что мысли, которыми полна ее голова, были слишком мрачными и унылыми.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100