Читать онлайн Волшебная сила любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Волшебная сила любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

После разговора с Люти Ребекка возвратилась в дом с твердым намерением поговорить с Жаком. Если он будет отказываться от разговора, то в конце концов придется его принудить. Дальше так продолжаться не может!
Мысль Люти о том, что он мог посещать «потайной кабинет», показалась Ребекке заслуживающей внимания. Правда, его поведение свидетельствовало об обратном: после просмотра книги и посещения комнаты Жак демонстративно выказал отвращение, отказываясь что-либо говорить. Но все равно зов крови, наследственная инстинктивная тяга к этому могли превозмочь любое отвращение. Он мог опять туда пойти. Мог!
И была еще одна мысль, которая привела ее в ужас. А как же Арман? Сумасшествие деда и отца передалось Жаку, в таком случае как же Арман? Ребекка вспомнила его неизменно мрачное настроение и угрюмость. Не являются ли они свидетельствами фамильного недуга?
«Если Арман тоже окажется сумасшедшим, я этого не перенесу!»
На мгновение у нее мелькнула мысль: бросить все и с первым же кораблем отправиться в Индию.
«В этом нет ничего невозможного. Родители моему приезду, несомненно, будут рады. Ну не получилось с замужеством, так с кем не бывает? Я не первая, кто возвращается домой в таком положении. Нет! Я не первая, но я не такая. У меня был огромный выбор женихов, я была знаменита своей красотой, воспитанием, образованностью. После моего приезда обязательно начнутся сплетни, и мне придется пережить такое унижение… Нет! Лучше бороться со своим несчастьем здесь, чем с позором возвращаться домой».
А кроме того, как можно уехать, не повидав Армана? Ребекка теперь знала, что, если он возвратится и повторит свое предложение, она уедет с ним без всяких колебаний. Куда глаза глядят. Она начала понимать, что жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее попусту: жить с тем, кого не любишь, жить вдали от любимого. И все это ради каких-то условностей. Бедность тоже теперь ее не пугала. Конечно, ничего приятного в ней нет, но лучше бедность, чем мучения, которые приходится испытывать сейчас.
Подойдя к кабинету Жака, она приложила ухо к двери и, не услышав ни звука, заглянула. Комната была пуста.
Ребекка ринулась искать его по всему дому.
Она встретилась с Маргарет в музыкальном салоне – та играла на фортепиано – и с Фелис, которая читала книгу в малой гостиной. Ни та ни другая после завтрака Жака не видели и понятия не имели, где он может находиться.
Тогда Ребекка направилась к себе – и там мужа не было. Ее начало одолевать беспокойство: хотелось бы надеяться, что он где-то за пределами дома. Может быть, решил проехаться верхом или просто прогуляться?
В конце концов Ребекка созналась себе: ведь она с самого начала знала, где он. Что же делать? Пойти туда и убедиться? Это был единственный путь достоверно выяснить, справедливы ли ее подозрения. Но незаметно подойти к «потайному кабинету» не удастся при всем желании, и, кроме того, неизвестно, как он себя поведет. Нет, разговор должен состояться в любом другом месте; только не там.
Ребекка беспокойно мерила шагами спальню. Стоит или не стоит отправляться на поиски? Либо просто набраться терпения и подождать?
Она металась по комнате, как тигрица в клетке, и вдруг остановилась на несколько секунд перед зеркалом, которое стояло на резном сундучке Жака, где хранилось кое-что из его вещей. Она была бледнее, чем обычно, глаза очерчивали темные круги, похожие на синяки. «Этот проклятый остров измотал меня вконец, высосал все мои силы, отобрал всю энергию, – подумала Ребекка. – Он меня постепенно убивает. Нет, надо за собой следить. А то Арман возвратится и, чего доброго, не узнает меня».
Взгляд Ребекки переместился ниже и упал на сундучок. Повинуясь какому-то внезапному импульсу, она попыталась приподнять крышку. К ее большому удивлению, сундучок оказался заперт. До сих пор никаких секретов от нее у Жака не было. Она хорошо знала и то, что привычки запирать свои шкафы, сундучки, конторки, шкатулки и прочее у него тоже никогда не было. Так почему же тогда этот сундучок заперт?
Ее следующей мыслью было: где ключ? Он мог взять его с собой, но это маловероятно, поскольку ключ от этого сундучка слишком большой и тяжелый. Обычно он всегда торчал в замочной скважине.
Ребекка заперла дверь, а затем начала поиски, заглядывая всюду – в небольшие шкатулки, ящики стола и шкафов. Не поленилась даже и встряхнула по очереди все вазы на каминной доске, но никакого звона не услышала.
Уже потеряв надежду найти, Ребекка подошла к платяному шкафу Жака и принялась рыться в карманах его фраков и брюк. Ключ оказался запрятанным в глубоком кармане зимнего костюма.
Боясь, что в любой момент в дверь может постучать Жак, она поспешила к сундучку и вставила ключ. Он повернулся с трудом – сундучок был довольно старым; наконец замок щелкнул и открылся.
Сгорая от нетерпения, Ребекка подняла крышку и заглянула внутрь. К своему большому разочарованию, она увидела только аккуратно сложенную одежду. Ей тут же пришла мысль: если Жак решил здесь что-то спрятать, вряд ли он стал бы оставлять это на видном месте. Она начала вытаскивать вещи, одну за другой, пока почти в самом низу не обнаружила книгу – еще одну книгу, немного меньше размером, чем две предыдущие, которые она нашла в «святилище» Эдуарда, но тоже в черном кожаном переплете и со знакомым символом.
Она вытащила ее дрожащими руками, понимая, что получила неопровержимое доказательство того, что Жак посещал «потайной кабинет». Нигде больше он эту книгу найти не мог. Но почему он принес ее сюда и спрятал?
Удостоверившись снова, что дверь в спальню закрыта на запор, Ребекка села с книгой в кресло у окна и со страхом ее открыла.
На титульном листе было четко выведено по-французски: «Жан Винсент Молино. Дневник». Быстро пролистав его от начала до конца – французский она знала довольно сносно, – Ребекка обнаружила, что записи в свой дневник Жан Молино делал не каждый день, а только когда считал, что произошло что-то значительное. Затем, возвратившись к первой странице, она начала читать:
«Вторник, 2 мая 1764 года. Чарлстон, Каролина.
Я начинаю в Колониях новую жизнь и в связи с этим решил вести дневник.
Страна мне понравилась – очень большая, богатая естественными ресурсами. Прекрасная страна. Здесь, в Каролине, хорошие земли, так что тот, кто вынужден бежать со своей родины, вполне может здесь обосноваться. Жизнь, конечно, примитивная, но к этим берегам уже прибилось немало приличных людей. Должен сказать, что Чарлстон – город довольно солидный, и, как ни странно, в короткий срок мне удалось здесь завести приятные знакомства. Теперь дело за малым: найти подходящее место и начать строить дом. Поскольку я оказался здесь не по своей воле, постараюсь из создавшейся ситуации извлечь все преимущества.
Недавно я познакомился с известным здесь художником, итальянцем Новело Полидоро, который уже давно живет в Чарлстоне. Он говорит, что вдоль побережья много красивых островов. Он полон различных фантазий, например, предлагает собрать приятелей и отправиться на поиски, как он выразился, «волшебного острова», где я мог бы построить свой «Дом мечты». Признаться, эта приятная фантазия меня очень заинтриговала.
Говорят, что в Каролине и Джорджии самые лучшие земли для выращивания индиго и риса. Поселенцы в Саванне – город в Джорджии – пытаются культивировать шелкопрядов, намереваясь в будущем построить здесь большой завод по производству шелка. Когда мы отыщем для меня остров, предложу всем посетить Саванну: слышал, что англичанин Оглторп, который основал этот город вместе с попечителями, заложил там опытный сад. Интересно бы его осмотреть.
О своей прежней жизни в Париже я теперь вспоминаю редко. От отца до сих пор не пришло ни строчки, и я тоже не написал ему ни разу. Это даже хорошо, что нас сейчас разделяет океан. Он никогда меня не понимал, но я ему благодарен, что он не выгнал меня нищим, а снабдил приличной суммой, правда, в обмен на обещание, что я покидаю Францию навсегда.
Не сомневаюсь, он был уверен, что я быстро прокучу все на женщин, проиграю, пропью. Но я не такой уж дурак, как он думает, и жить в бедности у меня нет ни малейшего желания. В Новом Свете земля исключительно дешевая. Человек с деньгами может построить здесь целую империю, что я и намереваюсь сделать».
Ребекка на несколько секунд оторвалась от чтения и задумалась. Пока не так уж плохо. Ничего шокирующего, что могло бы расстроить Жака. Видно, что пишет молодой человек, вполне нормальный, может быть, слегка тщеславный, но уж никак не монстр.
Она продолжила чтение.
«Понедельник, 18 июня 1764 года, Чарлстон, Каролина.
Сегодня я купил себе королевство, где я буду высочайшим правителем и верховным властелином, где мое слово будет законом.
Полидоро сказал, что у меня мания величия, но говорил он это смеясь. А я ему ответил, что он просто распознал во мне родственную душу.
Остров называется Берег Пиратов. Названием этим он обязан легенде, согласно которой в далеком прошлом здесь было пристанище морских разбойников. Ходят слухи, будто где-то здесь пираты зарыли свои сокровища. Забавно, не правда ли? Мой остров находится у южного берега Каролины, к югу от большого острова Порт-Ройал с городом Бофором.
Молодой поэт Томас Хиллард, который теперь присоединился к нашей маленькой, но крепкой компании, предложил немедля выехать на поиски этих сокровищ, и Полидоро, разумеется, тут же принял его сторону. Ну что ж, я не против, поскольку это будет отличным развлечением, а кроме того, появится возможность пригласить красивую девушку, с которой я познакомился на прошлой неделе в Чарлстоне.
Ее зовут Миньон Дюбуа, она тоже недавно прибыла в Колонии. Ее отец очень богат, но заносчив и, должен сказать, ко мне особой симпатии не питает – несомненно, именно потому, что дочь, напротив, проявляет интерес, и весьма очевидный. Эти ревнивые отцы все одинаковы, я это давно понял. Где-то там внутри, в мрачных глубинах своего естества, они жаждут совокупиться со своей дочерью и поэтому ненавидят любого молодого человека, который может утащить их созревшее пышное сокровище из-под родительской опеки!
А Миньон – настоящая красавица: молоденькая, сочная, как спелый персик. Я принял решение соблазнить ее, как только позволят обстоятельства. Думаю, поездка на остров – отличная возможность, и папаша беспокоиться не станет, потому что собирается большая компания».
«Среда, 9 июля 1764 года, Берег Пиратов
Эврика! Сегодня знаменательный день! Я нашел сразу два клада! Все мои приятели собрались на берегу и принялись рыться в земле. Идея была такая: поскольку сундуки с сокровищами тяжелые, то наиболее вероятно, что пираты зарыли их где-то недалеко от берега.. Я же заманил мадемуазель Дюбуа в укромное местечко и среди кустов взял у нее то, что ее дорогой папочка так бдительно охранял. Вообще к соблазнению девственниц у меня двойственное отношение, поскольку я считаю, что полнокровный акт любви возможен только с опытной и предпочтительно раскованной, не связанной условностями партнершей. Но все же обладание девственницей доставляет уникальное удовольствие от сознания, что ты первый, что берешь у нее то, что она считает для себя самым священным, нарушаешь тоненькую мембрану плоти, наличие которой делает ее добродетельной девушкой. Обычно после этого они ударяются в слезы, но мадемуазель Дюбуа после дефлорации осталась в веселом настроении, и мне показалось, что она сама горела нетерпением избавиться от своей невинности, Если так будет продолжаться и дальше, то есть если я и дальше буду находить ее приятной, то, пожалуй, возьму и женюсь: пришла пора остепениться и выполнить свой долг продолжения рода Молино. Мой отец, благослови, Господи, его непогрешимую душу, перед тем как мне покинуть Францию, предупреждал, чтобы я ни в коем случае не производил на свет детей.
Поскольку он так и не дал себе труда объяснить почему, то я могу сделать единственный вывод: он считает мое поведение настолько гнусным, что не желает, чтобы моя кровь текла в жилах моего потомства. Тем не менее я, как и все остальные мужчины, имею желание оставить что-то после себя. Как говорится, на память. Если хотите, называйте это мужским тщеславием.
Теперь о другом кладе. Два моих юных приятеля, роя яму рядом с большим дубом, наткнулись на деревянный сундук, который оказался полным золотых монет и ювелирных изделий значительной ценности. Они обнаружили там также кости по крайней мере двух человек, погребенных в той же самой яме.
Поскольку кости лежали поверх сундука, то можно предположить, что эти люди были убиты главарем, чтобы никто, кроме него, не знал о местонахождении сокровищ.
Ну, кости костями, а что касается меня, то я был рад бесконечно. Каждый участник нашей вылазки получил вознаграждение – несколько золотых монет. Остальное, как полноправному хозяину острова, принадлежит мне. Теперь я смогу построить здесь роскошный дворец, который назову «Домом мечты». Все мои мысли сейчас заняты планами и идеями. Я вижу остров как место отдыха и развлечений, рай, где я и мои приятели сможем делать все, что пожелаем, вдали от пристальных взглядов лицемерных ханжей. Это будет самый большой дом в Каролине, а может быть, и в Колониях. Я едва могу дождаться, когда начну излагать свой проект на бумаге и заказывать материалы».
Ребекка посмотрела на часы и пролистала несколько страниц, где описывались скучные детали, касающиеся строительства дома. Следующая запись, которую она стала читать, была сделана два года спустя.
«Понедельник. 16 сентября 1766 года. «Дом мечты».
Наконец-то! «Дом мечты» готов, и Берег Пиратов теперь превратился в «волшебный» остров!
Несмотря на то что я нанял не самых лучших строителей, несмотря на различные трудности, дом уже стоит. Вот он – памятник моей неуемной фантазии.
Местные жители сгорают от любопытства. Поскольку никто из них еще не видел дома в восточном стиле, это зрелище произвело большой фурор. На это я и рассчитывал.
Вокруг дома разбит большой парк, с чудесными аллеями и небольшими причудливыми павильонами. Несмотря на необычную архитектуру – необычную по крайней мере для этих мест и нашего времени, – дом очень комфортабельный, с большим количеством комнат, и, конечно, там есть секретная галерея и моя потайная комната.
Когда рабочие сооружали эту галерею и комнату, я не мог избавиться от мысли о костях, которые были найдены на острове вместе с кладом. Жаль, но я так и не осмелился последовать примеру пирата и обычаю египетских фараонов: я не замуровал рабочих в своей тайной галерее, чтобы никто, кроме меня и нескольких ближайших друзей, о ней не знал. Вот она, жизнь в современном обществе! Но все же печалиться не о чем. Очень скоро строители отсюда уедут и рассеются, как пыль по ветру. Впрочем, я сильно сомневаюсь, что у них хватило воображения догадаться, для каких забав я соорудил эти игрушки.
Декорировать комнату мы будем сами – я и несколько моих ближайших друзей. Я привез из Парижа целый сундук инструментов, так что все необходимое мы найдем там. Конечно, кое-что я забыл. Особенно жаль книги. Думаю, «Молот ведьм» или «Ключ Соломона» здесь раздобыть не удастся. Но ведь я был вынужден покидать Францию в такой унизительной спешке. Ладно, хватит причитать. К чему жаловаться! Придется обходиться тем, что есть.
Я уже начал обсуждать вопрос с некоторыми из друзей, которые мне показались весьма подходящими для такого рода забав, и большинство из них отреагировали положительно. Я боялся, что юной Миньон мои идеи покажутся отвратительными, но и та пришла в восторг. Значит, мое влияние уже сказывается. Я польщен. Она действительно оказалась замечательной девушкой, и я счастлив, что принял решение жениться на ней. Она с нетерпением ждала мое предложение. Даже ее отец, похоже, сменил гнев на милость, в подтверждение чему преподнес нам роскошный свадебный подарок, чудесный дом в Саванне, за что я ему очень благодарен Дело в том, что Саванна много ближе к Берегу Пиратов, чем Чарлстон, и теперь за работами на острове стало присматривать много легче.
Кроме того, недавно я приобрел недалеко от берега Джорджии плантацию приличных размеров. Там можно будет попробовать выращивать рис и индиго. У меня сейчас все складывается так хорошо, что порой даже хочется, чтобы приехал отец и посмотрел, как устроил свою жизнь его заблудший сын. Я бы заставил этого старого паршивца признаться, что он ошибался!»
Ребекка бросила взгляд на каминную полку, где стояли часы, и закрыла дневник.
Значит, интерес к дьявольщине у Жана Молино был давним, он привез его с собой из Франции.
А это предупреждение отца не иметь детей? Означало ли оно, что он знал о безумии Жана? И не было ли это одной из причин, по которой он выгнал его из дому? Очевидно, чтобы заслужить изгнание, Жан должен был совершить что-то действительно ужасное. Правда, сейчас это уже не имеет большого значения. Важно другое: он привез сюда с собой дьявола, которому и поклонялся.
Ребекка решила больше не рисковать: приближалось время чая, и в любой момент мог прийти Жак. Она торопливо положила дневник в сундучок, а ключ – в карман зимнего фрака. Затем сама переоделась к чаю.
Они уже сидели за столом все трое – Ребекка, Маргарет и Фелис, – когда появился Жак. Выглядел он ужасно. Он походил на затравленного зверя: пустые глаза, очерченные темными кругами, плотно сжатые губы. В Ребекке даже всколыхнулось что-то похожее на сочувствие.
Фелис продолжала болтать как ни в чем не бывало. Жак сел за стол между Маргарет и Ребеккой. Маргарет тут же бросила на Ребекку свой обычный осуждающий взгляд.
Ребекка почувствовала, как в ней закипает злость. Что она возомнила о себе, спрашивается? Это просто смехотворно. Она что, назначила себя ангелом-хранителем Жака? Глупости! Жак – взрослый человек и вполне способен отвечать за свои поступки.
– Дорогой, я уже налила тебе чай, – сказала Фелис. – И попробуй, пожалуйста, эти маленькие тартинки. Они со свежей клубникой. Дарси испекла их сегодня утром. Ты что-то осунулся, мой дорогой. Опять много работы? Ребекка, вам не кажется, что он выглядит немного бледным?
Жак принужденно улыбнулся:
– Просто я немного устал, мама. Но чувствую себя нормально, так что беспокоиться не стоит.
Маргарет продолжала сердито смотреть на Ребекку, и та вся напряглась. Ко всему прочему еще и Маргарет, этого только не хватало.
– Ты действительно выглядишь бледным, Жак, – проговорила она, чтобы поддержать Фелис. – Может, тебе не следует так много работать? Надо находить время и для отдыха.
– А работу кто будет делать? – скованно возразил он, не встречаясь с ней взглядом.
– Но, кузен Жак, о себе тоже надо подумать, – произнесла Маргарет, вложив в свои слова максимальную искренность. Она даже подалась вперед, так что он вынужден был посмотреть ей в глаза.
Жак улыбнулся устало, но вполне искренне.
– Спасибо за заботу, Маргарет. Я учту ваш совет Фелис продолжала болтать что-то о саде и о последнем званом ужине – Ребекка заметила, что имя Джошуа Стерлинга повторялось с вызывающей тревогу частотой. Остальные больше не проронили ни звука. Ребекка была вне себя. Она знала, что после чая ее ждет очередная проповедь Маргарет, и боялась, что на этот раз может не сдержаться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100