Читать онлайн Волшебная сила любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.25 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Волшебная сила любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Проходили дни, недели, и постепенно жизнь в «Доме мечты» начала возвращаться к заведенному порядку. Никто, конечно, не забыл об ужасной смерти Эдуарда, но, как обычно бывает в подобных случаях, благодаря привычной рутине повседневности незаметно все вернулось на круги своя.
Первые дни Фелис не выходила из спальни, затем начала спускаться для трапезы, с каждым днем становясь все веселее и разговорчивее, напоминая ту милую Фелис, какую Ребекка и Маргарет встретили в первый день пребывания на Берегу Пиратов.
Жак целыми днями просиживал в кабинете отца (теперь уже его кабинете), разбирая бумаги. И хорошо, что у него было такое занятие.
Еще не полностью оправившись от потрясения страшной ночи, Ребекка чувствовала слабость, похожую на ту, которую испытывают, выздоравливая после тяжелой болезни. На данный момент в какой-то мере она примирилась со своим браком. Разумеется, он не был настоящим и никогда им не станет, но все же в нем было много доброго. Благодаря ровному характеру Жака, его тихой любви и неизменной предупредительности Ребекка чувствовала себя совершенно защищенной.
Но острая ненависть никуда не исчезла. Она таилась где-то в глубине, временами прорываясь наружу. Особенно по ночам, когда, лежа рядом с ним в постели, Ребекка вдруг чувствовала, как ее против воли начинает переполнять болезненное желание.
Обычно Жак спал крепко, и в такие моменты она начинала ласкать себя сама – свою грудь, свое тело, – воображая, что это делает Жак, но вскоре обнаружила, к своему стыду, что образ Жака постепенно растворяется, замещаясь Арманом.
Иногда это приносило ей некоторое облегчение, но было похоже на утоление голода хлебом, наполовину состоящим из опилок. Она нуждалась в познании истинного содержания любви, ей нужен был мужчина, настоящий мужчина.
Но бывали моменты, когда Ребекка чувствовала себя почти удовлетворенной. О будущем она старалась не думать; что будет через год или два, ее перестало интересовать. Они жила одним днем. Вот так и жила: день прошел – и ладно.
Арман все еще оставался в «Доме мечты». Он был по-прежнему неразговорчив, но в целом более спокоен и менее угрюм.
Основной причиной, почему Арман все еще оставался на острове, была необходимость помочь брату разобраться с делами. Теперь они много времени проводили вместе и стали, по мнению Ребекки, много ближе друг другу, чем когда-либо прежде.
В одном из разговоров Арман обронил, что скоро возвращается в Ле-Шен, но, похоже, их с Жаком дела заставляли его провести на острове гораздо больше времени, чем он намеревался. Неожиданно для себя Ребекка обнаружила, что слишком часто думает об этом. Она понимала – встречи с Арманом для нее опасны, потому что, находясь рядом с ним, она невольно возвращалась в памяти к тому случаю на холме, хуже того, вдруг вспоминала свои ночные фантазии. Видеть его было одновременно больно и сладостно.
А как же Маргарет? Та, на удивление всем, вдруг начала расцветать. Казалось, смерть Эдуарда мало ее опечалила. Действительно, как-то Маргарет сказала Ребекке, что считает его смерть Божьей карой.
С утратой отца она тоже сумела смириться, ее перестали мучить опасения за мать и родителей Ребекки. Откуда-то взялась уверенность, что с ними все хорошо. Казалось, у Маргарет появились новые цели и силы для их достижения. Ребекка все еще не отошла от потрясения, и теперь Маргарет поддерживала ее, а не наоборот, как это было раньше. «Пора уж и мне почувствовать себя сильной, – думала Маргарет. – Не все же одной Ребекке. Она всегда была так уверена в себе. Теперь пришел мой черед».
Фелис тоже искала общества Маргарет, нередко обращаясь к ней за советом относительно ведения хозяйства, хотя по-прежнему всем в этом большом доме руководил Дупта.
Относительно событий, происшедших в семье Молино, Маргарет пришла к твердому выводу: Эдуард был слугой дьявола, возможно, и самим дьяволом, он отравлял жизнь всем окружающим, и поэтому смерть его – благо. Теперь, когда его нет, они наконец заживут нормальной человеческой жизнью.
– Вы полагаете, она справится? – произнесла Фелис с сомнением. – Я знаю, что она много лет вела хозяйство в Ле-Шене, но ведь там дом совсем маленький по сравнению с «Домом мечты».
– Я считаю, мадам, она прекрасно подойдет для этой цели, – возразил Дупта. – Господин Жак сообщил мне, что детство и отрочество она провела здесь и хорошо знакома с домом. Вы сами говорили, что ее мать была умной и трудолюбивой женщиной.
– Право, не знаю. Я никогда не думала о ней в этом смысле. Жак, каково твое мнение?
Семья собралась в малом салоне. Обсуждался вопрос замены Дупты. Он предлагал на должность управляющего «Дома мечты» экономку Армана, Люти.
– Я считаю это предложение превосходным, мама, – отозвался Жак. – Люти исключительная женщина, очень исполнительная и умелая. И для нас это лучше, чем брать кого-то постороннего. Она уже знакома с домом и прислугой. Правда, Арману придется искать ей в Ле-Шене замену. – Жак вопросительно посмотрел на брата.
Арман безразлично пожал плечами.
– Я буду скучать по Люти, это естественно. С тех пор как я начал заниматься плантацией, мы с ней практически не расставались, но стать управляющей «Дома мечты» – это прекрасный шанс для нее. И разумеется, мешать я не намерен. Кроме того, мы все знаем, с каким нетерпением Дупта ждет момента, когда сможет отплыть на родину, и поэтому я считаю, что мы обязаны как можно скорее подыскать ему замену. А лучше Люти ничего и не придумаешь.
– Я согласен с тобой, – сказал Жак. – Дупта, вы можете начать готовиться к отъезду. А ты, Арман, сможешь организовать, чтобы в ближайшее время Люти переехала сюда?
Арман кивнул:
– Я сегодня же пошлю за ней кого-нибудь из домашних слуг.
Ребекка сидела тихо, сосредоточив взгляд на чашке чая в руке. Люти будет здесь? С того самого дня, когда она увидела ее в Ле-Шене, эта красивая светлокожая негритянка не выходила у нее из головы. Она не могла избавиться от мысли, что Арман и Люти – любовники, и эта нелогичная ревность приводила ее в смущение.
Сейчас она с удовлетворением отметила, что к отъезду Люти Арман отнесся довольно спокойно. Значит ли это, что между ними нет интимных отношений? Однако, возможно, интимные отношения между ними все-таки были, но он просто хочет, чтобы ей стало лучше, вот и соглашается на ее переезд в «Дом мечты». Ведь назначение управляющей – большая честь. Кроме того, Арман проводит здесь довольно много времени. Он вполне может и здесь с ней…
Ребекка разозлилась на себя: «Господи, ну откуда у меня такие мысли? Какое я имею право ревновать Армана?»
– Итак, Ребекка, похоже, проблема разрешена. Она испуганно вскинула голову:
– Что? Извини, Жак, я прослушала, о чем вы говорили.
Жак мягко улыбнулся:
– Вопрос о замене Дупты решен. Мы собираемся вызвать сюда Люти, а Дупта сможет возвратиться домой. Видишь, как все удачно разрешилось.
Люти прибыла через два дня. Она выглядела как африканская королева, несмотря на то что проехала большое расстояние в деревянном фургоне, окруженная сундуками и ящиками. Ее царственная осанка ничуть не изменилась.
День был теплый, и вся троица, Ребекка, Маргарет и Фелис, сидели на террасе за своим рукоделием.
Ребекка внимательно следила за тем, как разгружали багаж Люти. Для рабыни вещей было слишком много. Хотя если она любовница Армана, то в этом нет ничего странного. Люти вылезла из фургона и начала подниматься по ступеням на террасу. Ребекка неохотно признала, что грации, с какой двигалась эта новая управляющая, вполне можно позавидовать.
– Вам не кажется, что она привезла с собой слишком много вещей? – спросила Ребекка, наклонившись к Фелис. – Мне казалось, что рабы у вас большой собственностью не владеют. – Уже произнеся эти слова, Ребекка почувствовала, что они звучат как-то зло, и ей тут же захотелось взять их обратно.
Фелис улыбнулась:
– Вы правы, моя дорогая. В целом это действительно так, особенно если речь идет о рабочих на плантациях. Но домашняя прислуга имеет определенные привилегии, а некоторые, как, например, Люти, рабами считаются чисто формально. В определенном смысле она член нашей семьи.
Времени ответить у Ребекки не было, потому что женщина уже была рядом. Она остановилась перед Фелис и сделала легкий реверанс.
– Я очень рада встретиться с вами, госпожа Молино. Мы так давно не виделись.
Голос у нее, отметила Ребекка без всякого восторга, был глубоким и довольно приятным. При ближайшем рассмотрении она оказалась еще красивее, чем Ребекка ее запомнила. Нос с небольшой горбинкой, нетолстые, хорошо очерченные губы, чудесные черные волосы, упрятанные сзади в некоторое подобие широкого узорчатого тюрбана.
Фелис встала и положила руки на плечи Люти.
– Мне тоже приятно тебя видеть, Люти. С тех пор как ты уехала в Ле-Шен, я все время скучала по тебе.
– Я вместе с вами скорблю о потере хозяина. На мгновение лицо Фелис стало неподвижным.
– Спасибо, Люти. На то была Божья воля.
– Теперь я буду жить с вами и попытаюсь сделать так, чтобы вам было легче.
– Кажется, ты уже встречалась с этими двумя молодыми дамами из Индии. По-моему, Ле-Шен они посещали. Маргарет Даунинг и Ребекка Трентон-Молино, молодая жена Жака.
Ребекка встретилась с умным, понимающим взглядом Люти. Где-то там, в самой глубине ее глаз, мелькнула озорная искорка. «Нет, наверное, это мне показалось». Ребекке вдруг стало любопытно, какой ее представляет себе эта женщина.
– Добрый день, леди. Поздравляю вас с замужеством, мадам Молино. До меня дошло сообщение об этом замечательном событии, и я очень рада за господина Жака.
Глаза Ребекки сузились: «Могу поспорить, что ты была действительно рада, поскольку это означало, что я не отберу у тебя Армана!»
– Ну, и с Дуптой ты, конечно, знакома, – сказала Фелис.
На террасе появился Дупта и поклонился черной красавице.
– Добро пожаловать, мисс Люти. Комнаты для вас приготовлены. – Он сделал жест в сторону молодого слуги, который был занят разгрузкой багажа Люти. – Отнеси эти вещи в мои комнаты. – И повернулся к Люти: – Я их уже освободил, поэтому вы смело можете их занимать. А на то время, что мне осталось провести здесь, я поселился в одной из небольших комнат в правом крыле.
– Вам не следовало этого делать. – Люти встряхнула головой.
Тут неожиданно Дупта улыбнулся, сверкнув белыми зубами, и Ребекка отметила со злым удивлением, что Люти действительно незаурядная личность, если смогла очаровать даже непроницаемого Дупту, который никогда не улыбался. «Но может быть, я не права? Может. Дупта улыбается потому, что счастлив возможности скоро отбыть домой?»
– Нет, мисс Люти, я сделал правильно, – произнес он. – Я все равно скоро уезжаю, а вам нет нужды устраиваться дважды.
– Итак, все складывается замечательно, – проговорила Фелис, когда Дупта проводил Люти в дом. – Я очень опасалась отъезда Дупты, потому что привыкла во всем полагаться на него. А теперь мне больше не о чем беспокоиться. Уверена, Люти все сделает здесь как надо.
– Чувствуется, что она очень опытная, – заметила Маргарет. – Здесь, в Джорджии, я видела очень много чернокожих, но она на них не похожа. И к тому же очень красивая.
– Да, красивая, – согласилась Фелис. – Ее мать, Бесс, тоже была необычной женщиной. Очень мудрой. – Она на мгновение задумалась. – Не могу сказать, что ее мать мне очень нравилась – она часто забывала свое место, – но Люти я всегда любила. И это очень хорошо, что Дупта вспомнил о ней. Теперь за хозяйство я могу быть спокойна.
Ребекке вдруг стало грустно. «Да, все постепенно налаживается, все становится на свои места, но только не для меня. И какая мне разница, будет здесь жить Люти или нет? Любовница она Армана или нет? Меня это совершенно не касается».
Она резко отложила свое рукоделие и поднялась. Какое-то время ей нужно было побыть одной.
– Пойду прогуляюсь немножко.
Маргарет подняла на нее свои внимательные глаза.
– Хочешь, чтобы я пошла с тобой? Это, – она показала на вышивание, – я могу отложить.
Ребекка изобразила на лице беспечную улыбку:
– Нет, нет, пожалуйста, продолжай. Я просто чуть-чуть прогуляюсь и вернусь. Решила выучить на память несколько стихотворений, хочу во время прогулки их повторить.
Маргарет посмотрела на нее с сомнением:
– Ну, если ты уверена…
– Уверена. – Ребекка весело улыбнулась. – Увидимся за чаем.
– Возьмите с собой зонтик, – крикнула ей вслед Фелис. – А то испортите свой чудесный цвет лица.
Ребекка кивнула и направилась к огромной, в виде слоновой ноги, подставке для зонтиков. Выбрав один, который подходил к ее голубому платью, она прошла через террасу и, приняв озабоченный вид, начала спускаться по ступенькам.
Двигаясь быстрым шагом, она повернула направо и скрылась в тени крытой колоннады, которая вела к парку.
Убедившись, что с террасы ее не видно, Ребекка замедлила шаг. Это место ей всегда очень нравилось. Мягкий солнечный свет, брезживший сквозь плотное переплетение виноградных лоз, приятный аромат цветов – все это действовало успокаивающе. Желая побыть в одиночестве, Ребекка часто приходила сюда посидеть на скамейках, установленных через равные интервалы по всей галерее. Однако сегодня она чувствовала потребность зайти подальше.
Дойдя до конца портика, она подняла зонт и вышла на теплое весеннее солнце. Может быть, если погулять подольше, это солнечное тепло проникнет ей внутрь, где постоянно царил холод.
Арман вышел на террасу как раз в тот момент, когда Ребекка свернула в направлении крытой галереи. Он остановился и внимательно смотрел ей вслед до тех пор, пока ее стройная фигурка не скрылась за зеленью.
Ему хотелось спросить, куда это она пошла, но очень трудно так вот просто взять и спросить, поэтому он произнес совсем другое:
– Я видел, что Люти благополучно прибыла и Дупта уже знакомит ее с хозяйством.
– Да, – отозвалась Фелис. – Я только что сказала Ребекке и Маргарет, что чувствую огромное облегчение. Люти позволит мне сбросить с себя огромную ношу.
– А вы как себя сегодня чувствуете, Маргарет? Маргарет подняла на него удивленные глаза:
– Как всегда, прекрасно, Арман. Очень любезно с вашей стороны, что вы беспокоитесь о моем самочувствии. Но я действительно уже окрепла.
– Замечательно. – Арман слегка покачнулся на каблуках и небрежно заметил: – Я сейчас видел, как кто-то прошел на галерею. Это была Ребекка?
– Да, – ответила Фелис. – Ей захотелось немного прогуляться.
– Понятно. А я, пожалуй, вернусь к работе. Мне нужно сделать кое-какие расчеты для Жака. Хочу закончить до его приезда из Бофора. Увидимся за чаем.
Арман вошел в дом и едва слышно рассмеялся хриплым горьким смехом: «Господи, какой же я лицемер! Крутился вокруг матери, задавал шпионские вопросы – так хотелось знать, куда пошла Ребекка. Городил всякую чушь, а сам только и думал, чтобы побежать вслед за ней. Спрашивается, куда все это меня заведет?»
Однако с каким бы презрением ни относился он к своим намерениям, это не помешало ему ринуться через весь дом к задней двери, чтобы сократить путь, и дальше, через прилегающий к кухне сад, к выходу из крытой галереи. «В конце концов, мне ничего особенного не надо – только посмотреть, по какой аллее она пошла. Если я не успею, потом найти ее в парке будет невозможно», – думал он.
Арману повезло. Очевидно, Ребекка пошла медленнее, поскольку, достигнув конца галереи, он заметил на центральной аллее мелькание ее зонтика.
Почувствовав невероятное облегчение, он замедлил шаг и, стараясь оставаться незамеченным, последовал за ней.
Глядя на ее зонтик, как он подпрыгивает вверх и вниз, Арман старался не думать о том, что делает. Однако краем сознания он все понимал. Арман шел и вел мучительный диалог с самим собой:
– Ведь Жак твой брат, а Ребекка его жена.
– Да, но она жена ему только на словах.
– Это не имеет значения. По закону, она его жена, и он ее любит. Я знаю, чего ты хочешь. Если ты это сделаешь, то нанесешь ему ужасную рану.
– Я не хочу причинять ему боль! С тех пор как умер отец, мы стали намного ближе, чем когда-либо прежде. Я знаю, если это случится сейчас, ему будет больно вдвойне. Но как быть с Ребеккой? Она несчастна. Это видно любому.
– Не твое дело.
– Нет, это мое дело. Она неравнодушна ко мне. Я знаю. Это можно прочитать в ее глазах. Я ощущаю теплую, сладостную волну, которая омывает ее и меня.
– При чем тут волна, спрашивается, когда то, что ты задумал, подло. Ты всегда считал себя человеком чести и гордился этим. А разве это дело чести – гоняясь по парку, подсматривать за женой брата, как заурядный волокита?
– Неправда! Я старался избегать ее. Старался. Ты знаешь, сколько я положил на это сил, но, черт побери, я ничего не могу с собой поделать!
Арман со всей силы ударил себя кулаком по бедру, надеясь, что боль наконец отгонит этот надоедливый голос, не дававший ему покоя, и на мгновение потерял ее из виду. Но потом за деревьями голубым пламенем снова вспыхнул ее зонтик, и он увидел, что Ребекка повернула к одному из старых павильонов, совершенно не заметному со стороны аллеи, поскольку весь он был увит диким виноградом и окружен разросшимся кустарником. От мысли, что сейчас, через несколько минут, он окажется наедине с ней в первый раз с того самого случая на холме у разрушенного дома, его сердце застучало от немыслимого восторга.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Волшебная сила любви - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100