Читать онлайн Волны любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волны любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волны любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волны любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Волны любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Иезекииль Троуг откинулся на спинку кресла и вздохнул. День клонился к вечеру, и впервые за многие недели стол наконец-то очистился от бумаг. Иезекииль потянулся к стоявшему позади шкафу, открыл дверцу и достал бутылку бренди. Налив полный стакан, он залпом осушил его и принялся катать между ладонями, Чувствуя, как по телу растекается приятное тепло.
Мысли Иезекииля вернулись к прошедшему году. Хороший выдался год. Он упрочил свое положение в корабельной компании, почти каждое из тех предложений, которые он претворял в жизнь, приносило большую прибыль, и братья Барт больше не шипели на него по каждому поводу. Иезекииль криво усмехнулся. Oн не сомневался, что они все так же его ненавидят, однако эти людишки тщательно следят за тем, чтобы их ненависть не выплеснулась наружу.
Положение Иезекииля Троуга упрочилось не только в корабельной компании, но и в обществе: он стал одним из самых уважаемых людей Саутгемптона. Этот взлет по общественной лестнице принес ему такое удовлетворение, что он уже почти позабыл о том времени, когда жил на Аутер-Бэнкс и стоял во главе банды мародеров. Он знал, что братья Барт все еще никак не могут найти общий язык с нынешним ее главарем, Питерсом, и несколько раз прозрачно намекали, что было бы неплохо, если бы он снова взял дело в свои руки. И тогда он заставил братьев, несмотря на их отчаянные протесты, осуществить то, что давно уже пора было сделать, – порвать с мародерами раз и навсегда. Корабельная компания к этому времени была уже такой процветающей, что грабители морских судов стали ей больше не нужны. Более того, связь с ними таила в себе угрозу. И вот когда от Питерса в очередной раз прибыл посыльный, Троуг велел ему передать своему хозяину, что корабельная компания «Братья Барт и Троуг» больше не нуждается в мелких услугах Питерса и его команды. Узнав об этом, Питере, без сомнения, придет в ярость, но что он может сделать? Ровным счетом ничего.
Троуг подумал о Роуз Лейк. Через несколько дней после того, как он выбросил в океан ее тело, ее исчезновение было наконец-то замечено. Шум поднялся неимоверный. В числе прочих постояльцев пансиона допросили и Троуга, видимо, зная или подозревая о его связи с владелицей. Однако Троуг упорно отрицал, что ему известно что-либо о месте ее пребывания, и шум постепенно смолк, особенно после того, как выяснилось, что Роуз не отличалась высоким моральным обликом: в течение нескольких лет после смерти мужа она вступала в связь с целым рядом коммивояжеров, останавливавшихся в ее пансионате. И власти пришли к выводу, что она сбежала с одним из них. К счастью для Троуга, тело ее так никогда и не прибило к берегу. Море похоронило чуткую тайну навеки.
Троуг расхохотался и плеснул в стакан еще бренди. Он повернулся, чтобы поставить бутылку в шкаф, и взгляд его упал на нижний ящик. В нем лежала кипа газет. В последние недели навалилось столько работы, что у Иезекииля не хватало времени, чтобы их прочитать, и он убрал их в ящик до лучших времен. Троуг вытащил стопку газет и стал не спеша просматривать. На передней полосе нью-йоркской газеты месячной давности он обратил внимание на заголовок: «Жена капитана, раненного при охоте на кита, приводит корабль в родной порт».
Троуг пробежал глазами статью.
«Марианна Стрит, супруга владельца китобойного судна «Викинг Куин» капитана Адама Стрита, оказалась настолько любезна, что дала вчера интервью в своем очаровательном доме, расположенном на Шелтер-Айленде.
На долю миссис Стрит, которой исполнилось всего двадцать два года, недавно выпало испытание, которое смогли бы выдержать немногие женщины. Когда ее муж, капитан Адам Стрит, жестоко пострадал во время охоты на кита, стоившей жизни его первому помощнику, миссис Стрит взяла командование кораблем в свои руки и сумела доставить китобойное судно в порт Сэг-Хар-бора».
На этом месте Троуг остановился. Вернулся на первую строчку статьи. Марианна Стрит? Марианна?! Неужели она? Имя, правда, самое обыкновенное, но не такое уж распространенное.
Троуг поспешно просмотрел статью до конца и в последнем абзаце нашел наконец подтверждение своей догадке.
«Миссис Стрит рассказала нам, что это было ее первое плавание. Происходит она не из семьи моряков. Замужем за капитаном Стритом более двух лет. В наш город она приехала из Бостона, а до того жила на побережье Каролины. Ни дать ни взять, красавица с юга!»
У Троуга перехватило дыхание, черная ярость всколыхнулась со дна его души – еще секунда, задушит! Это она! Марианна Харпер!
И все это время, по крайней мере последние два года, она скрывалась в Сэг-Харборе, до которого от Саутгемптона рукой подать!
Время плюс безуспешные попытки нанятых им сыщиков несколько притупили некогда обуревавшую его жажду мести. Однако теперь она вернулась с утроенной силой, и лишь огромным усилием воли Троуг заставил себя оставаться на месте, а не мчаться тотчас же в Сэг-Харбор.
Снова вытащив из шкафа бутылку с бренди, он отхлебнул прямо из горлышка. Ярость немного поутихла, и Троуг стал в состоянии мыслить более спокойно.
Да, Марианна заплатит за свои злодеяния. Но действовать нужно осторожно.
Иезекииль хрипло расхохотался, сообразив, почему ему так необходима осторожность. Когда-то он бы тут же помчался в Сэг-Харбор, задушил бы мерзавку собственными руками – и делу конец, но теперь ему есть что терять и потому нужно все хорошенько продумать.
Все надо провернуть так, чтобы на него не пало ни тени подозрения.
Жаль, конечно, что нельзя тотчас же осуществить свою месть, но ничего. Эта дрянь заплатит за убийство его сына, и час расплаты близок.
* * *
Марианна уныло ковыряла вилкой в тарелке. У нее не было ни настроения, ни аппетита. Прошла лишь неделя с тех пор, как Адам отправился в плавание, а она уже страшно по нему соскучилась. Ей было бы намного легче, если бы они расстались по-хорошему, без всяких ссор и обид.
Теперь-то она понимала, что совершила громадную ошибку: нужно было уговорить мужа взять ее с собой.
Хоть случай в Лахаине до сих пор не изгладился из ее памяти. Впрочем, если этой мерзавке Нине и не удалось умыкнуть у нее мужа, то найдется немало других желающих. А в том состоянии, в котором Адам отправился в море, он с превеликим удовольствием кинется искать у них утешения.
Тяжело вздохнув, Марианна встала из-за стола. Взяв чашечку с черным кофе, она медленно направилась В гостиную. Стоял промозглый вечер, и за окном весела толстая, как вата, пелена тумана. В камине жарко полыхал огонь. Поставив крошечную чашечку на каминную решетку, Марианна поворошила в камине дрова и, прислонив тяжелую кочергу к стене, снова взяла в руки чашку и, задумчиво глядя на язычки пламени, принялась прихлебывать горячую густую жидкость.
В комнате было тепло и уютно, не сравнить с полной опасности и лишений жизни на море, и Марианна понимала, что большинство капитанских жен после первого же плавания предпочли бы потом остаться дома. Большинство, но только не она. Вкусив однажды суровой, но такой пленительной корабельной, жизни, она уже не променяла бы ее ни на что на свете.
Кто-то постучал во входную дверь, и Марианна удивленно прислушалась. Кто бы это мог быть? Стюарта Броли, как ей было известно, уже в течение нескольких дней не было в городе: куда-то отправился по делам. Допив кофе, Марианна стала ждать.
Снизу до нее донесся голос миссис Хорнер, потом чей-то низкий мужской голос, показавшийся Марианне отдаленно знакомым. Она нахмурилась.
В коридоре послышались шаги миссис Хорнер, и через несколько секунд она возникла на пороге.
– Мадам, к вам какой-то мужчина. Он настаивает...
Огромная фигура, возвышавшаяся позади экономки, оттеснила ее в сторону и встала на свет.
Марианна ахнула от изумления, и сердце испуганно забилось в груди. Этого человека, это исчадие ада, то и дело посещавшего ее в кошмарных снах, она узнала бы где угодно, хотя он сильно изменился и сбрил бороду.
– Господин Троуг... – едва слышно пролепетала она, кляня себя за то, что обращается к нему так подобострастно.
– Можете идти. Я хочу поговорить с вашей хозяйкой с глазу на глаз, – бросил Троуг миссис Хорнер.
Та вопросительно взглянула на Марианну. Меньше всего на свете Марианне хотелось бы оставаться с этим человеком наедине, однако она понимала, что экономке не следует знать, о чем сейчас пойдет речь.
– Да, миссис Хорнер, оставьте нас, пожалуйста, одних.
Плотно закрыв за экономкой дверь, Троуг повернулся к Марианне и, издевательски улыбнувшись, спросил:
– Ну что, рада видеть старого друга?
– Вы никогда не были моим другом, Иезекииль Троуг.
– Ого, а ты осмелела, как я погляжу. Может, оттого, что стала знатной дамой? Как же, как же, капитанская жена! – Улыбка исчезла с лица Троуга.
Теперь оно стало холодным и жестоким.
– Какой странной порой бывает судьба. Все то время, пока я тебя искал, ты находилась всего в нескольких милях от того города, где я уже давным-давно живу. А я, знаешь ли, тоже остепенился. Пользуюсь большим уважением.
– Тогда зачем вы сюда пришли?
– Потому что я не закончил с тобой одного дельца, моя милая.
Сердце Марианны отчаянно забилось.
– Какого еще дельца?
– Сама прекрасно знаешь какого. Ты убила моего сына! – Троуг шагнул к Марианне.
На скулах его заиграли желваки.
– И я пришел сюда, чтобы наказать тебя за преступление, которое ты совершила.
– Я не совершала никакого преступления, я просто защищалась! – выкрикнула Марианна. – Джуд хотел убить Филипа, и тому пришлось... – Марианна замолчала на полуслове, не желая втягивать сюда еще и Филипа.
– О твоем Филипе Котрайте я все знаю, не волнуйся. – Троуг ухмыльнулся. – Когда я до него доберусь, он свое получит. А то, что ты якобы защищалась, меня не волнует. Ты стала причиной смерти моего сына, единственного сына, и я жил все эти годы только ради этого мгновения.
Марианна отступила на шаг, сердце ее замерло от ужаса.
– Вы не можете так просто убить меня и уйти. Миссис Хорнер знает, кто вы такой, да и муж ее тоже находится здесь, в доме.
– Меня они оба мало волнуют. – Троуг пожал плечами. – Когда я выйду из этого дома, никого не останется в живых, так что показать на Иезекииля Троуга никто не сможет.
Глаза его горели дьявольским огнем, он медленно и неотвратимо приближался к Марианне. Она поспешно отступила. Шаг, другой, и вот уже спина ее коснулась стенки камина. Дальше отступать некуда. Бросив быстрый взгляд на дверь, Марианна метнулась к ней. Куда там! В ту же секунду он схватил ее, и его мощные руки сжали ее горло. Ухмыляясь во весь рот, словно вот-вот захохочет от радости, Троуг принялся душить Марианну.
Пальцы его сжали горло, словно клещи. Марианна не могла вздохнуть, перед глазами поплыли черные круги. Она поняла – еще секунда, и она потеряет сознание. И вдруг Марианна вспомнила про кочергу. Судорожно пошарив правой рукой по стене, она наконец нащупала ее. Призвав на помощь Господа, Марианна собрала все силы, которые только у нее были, и со всего размаху стукнула Троуга по голове. Удар пришелся сбоку. Троуг от неожиданности дернулся и немного ослабил хватку. Этого оказалось достаточно.
Она размахнулась и еще раз опустила кочергу на голову Троуга. На лице его появилось озадаченное выражение, он разжал руки и, замотав головой, отступил на шаг.
Марианна, вырвавшись наконец из его цепких рук, крепко сжала свое спасительное оружие и, встав на цыпочки, высоко занесла кочергу над головой и ударила Троуга прямо по макушке. По лбу Троуга побежала струйка крови, тело обмякло, ноги подкосились, и он начал медленно оседать. Голова его с громким стуком ударилась об пол.
Марианна стояла над своим поверженным врагом, тяжело дыша и все еще сжимая в руке кочергу, готовая, если понадобится, нанести очередной удар. Однако этого не потребовалось. Иезекииль Троуг лежал, глядя невидящими глазами в потолок.
Он был мертв.
– О Господи! – послышался в дверях чей-то громкий возглас, и Марианна обернулась.
На пороге стояла миссис Хорнер и круглыми, словно блюдца, глазами с ужасом смотрела на распростертое на полу тело.
Марианна потихоньку приходила в себя. Ее начало трясти. Только сейчас она заметила на кочерге кровь и судорожным движением отбросила ее от себя подальше, в другой конец комнаты. Закрыв глаза, Марианна принялась раскачиваться из стороны в сторону. Ей показалось, что еще немного, и ее вырвет.
– Что же делать, мадам?
Марианна открыла глаза.
– Думаю, нужно послать вашего мужа за местным констеблем, миссис Хорнер, – безжизненным голосом произнесла она.
Констебль Доуз оказался костлявым мужчиной средних лет, меланхоличным и неторопливым. Он служил на Шелтер-Айленде констеблем уже несколько лет, и этот высокий пост был ему явно не по плечу. С таким ужасным преступлением, как убийство, он сталкивался впервые.
Качая головой и что-то бормоча себе под нос, страж порядка несколько раз обошел вокруг тела Троуга. Марианна тем временем сидела, забившись в уголок дивана, бледная и трясущаяся, и судорожными глотками пила из бокала бренди, который принесла ей миссис Хорнер. Верная экономка сидела рядышком, безуспешно пытаясь утешить свою хозяйку.
Наконец констеблю Доузу надоело ходить кругами и, подойдя к Марианне, он остановился перед ней.
– Миссис Стрит, я понимаю, вы испытали сильнейшее потрясение, но допросить вас мой долг. – Марианна молча кивнула, тогда он пододвинул к себе скамеечку для ног и осторожно примостился на ней. – Сначала ответьте мне на такой вопрос. Это вы убили этого человека?
– Да, – едва слышно прошептала Марианна.
– Что-то я его никогда здесь раньше не видел. Наверное, живет где-то в другом городе. – В выцветших карих глазах мелькнула надежда. – Он вломился к вам в дом и попытался, гм... напасть на вас? Ведь так дело было, миссис Стрит? А вы вынуждены были защищаться?
– Да, я вынуждена была защищаться, – окрепшим голосом проговорила Марианна. – Но Иезекииль Троуг не собирался меня насиловать. Он явился сюда не за этим.
– Иезекииль Троуг, говорите? – Констебль Доуз вздохнул. – Значит, вы его знали?
– Да. Я знала его много лет.
– Ага! Ну, тогда, думаю, мадам, вам лучше рассказать мне все по порядку.
Марианна допила бренди, одновременно напряженно размышляя о том, что же ей делать. Ведь если говорить всю правду, от ее прекрасной репутации в Сэг-Харборе останутся одни клочья. Слава тебе, Господи, что Адаму известно и о ее жизни на Аутер-Бэнкс, и о смерти Джуда Троуга...
Но, к сожалению, выбора у нее нет, придется говорить все, как есть, чтобы констебль понял, что она убила Троуга в целях самозащиты.
Набрав побольше воздуха, Марианна поведала свою грустную историю. Во время этого повествования миссис Хорнер еще раз наполнила бокал Марианны бренди. Констебль Доуз слушал очень внимательно, и даже на неискушенный взгляд Марианны ясно было, что все его симпатии на ее стороне.
Когда она закончила свой рассказ, он, откашлявшись, произнес:
– Ну и досталось же вам, миссис Стрит! – Доуз встал и, вновь подойдя к телу Троуга, уставился на него мрачным взглядом. – Похоже, это негодяй, каких поискать.
Он секунду постоял, задумавшись, потирая рукой подбородок. В этот момент с улицы послышался стук колес, и Доуз встрепенулся.
– А вот и мой помощник. Теперь, миссис Стрит, мы можем вынести из вашего дома тело.
Марианна облегченно вздохнула. Все время, пока она рассказывала свою историю, она боялась взглянуть на распростертое у камина тело, ожидая, что Троуг вдруг зашевелится и встанет. Марианна все никак не могла поверить, что он мертв.
Констебль Доуз вышел из комнаты и направился к входной двери. До Марианны донесся гул голосов. Она поднялась и пошла в холл.
– Мистер Доуз, если я вам понадоблюсь, я в гостиной, – обратилась она к блюстителю порядка.
Тот с виноватым видом подошел к Марианне.
– Миссис Стрит, ваше дело кажется предельно ясным, однако мне придется оставить в доме полицейского до тех пор, пока расследование не будет окончательно завершено.
– Это означает, что я арестована? – Боже правый! Конечно, нет! – вскричал Доуз. – Просто таков порядок. Кроме того, я думаю, вам и самим будет спокойнее провести пару дней под надежной охраной полицейского после всего того, что здесь произошло.
– Возможно, вы и правы, – покорно проговорила Марианна.
Выставив у дверей охрану, констебль Доуз удалился, заверив на прощание Марианну, что постарается завершить расследование как можно скорее.
Миссис Хорнер, раздвинув занавески, выглянула на улицу, где уже стоял полицейский, и обеспокоенно спросила:
– Может, мне послать мистера Хорнера за адвокатом Броли?
– Это совершенно незачем! – резко бросила Марианна. – Мне не нужен никакой адвокат. Кроме того, насколько мне известно, Стюарта... то есть мистера Броли в данный момент нет на острове.
Последующие три дня тянулись невыносимо долго, и Марианна была даже рада тому, что рядом с ней находится полицейский. У нее не было никакого желания выходить из дома, зная, что всем жителям острова, а возможно, и Сэг-Харбора, известно, что здесь произошло. Она ужасно боялась людской молвы. Присутствие в доме блюстителя порядка давало ей возможность не выходить самой и не принимать посетителей. Она попросила миссис Хорнер кормить незваного гостя и разрешила ему ночевать внизу, в пустовавшей спальне.
На исходе третьего дня терпение Марианны истощилось. Неужели за эти дни Доуз так ничего и не выяснил? Ведь все так просто проверить! И поэтому, когда внизу послышался стук колес, Марианна бросилась к окну, полагая, что приехал констебль и привез приятные известия.
Но это оказался никакой не констебль, а Мег Манди. На секунду Марианна подумала было приказать миссис Хорнер не впускать Мег в дом, но тут же устыдилась своих мыслей. Ей вдруг стало так жаль себя и в то же время так радостно оттого, что старая подруга решила ее навестить, что слезы выступили на глазах. Только сейчас Марианна поняла, как ей не хватает простого человеческого сочувствия.
Бросившись к двери, она распахнула ее настежь и кинулась к Мег, которая, пыхтя и отдуваясь, брела по дорожке.
– Мег, как же я рада тебя видеть!
Мег молча раскрыла объятия, и Марианна упала к ней на грудь и в течение нескольких минут рыдала у нее на плече, а добрая подруга ласково гладила ее по голове.
– Прости, моя девочка, что я не приехала раньше, но я только вчера услышала. Как же тебе туго пришлось, детка!
– Ты и представить себе не можешь насколько! – воскликнула Марианна и, отступив на шаг, вытерла заплаканные глаза. – Заходи, Мег, сейчас попрошу миссис Хорнер заварить нам чаю. Ее булочки с вареньем ничуть не хуже тех, что ты любишь.
И вскоре они уже сидели в парадной гостиной. На столе перед ними дымился чайник и стояла большая тарелка с булочками, испеченными миссис Хорнер. Откусив большой кусок и отхлебнув чая, Мег взглянула на Марианну, и глаза ее жадно блеснули.
– А теперь, детка, расскажи мне все, что случилось. – И тут же криво усмехнулась. – Нет, ты только послушай меня! Жажду новостей, как какая-нибудь старая сплетница!
– Ничего, Мег. Мне и самой хочется рассказать обо всем этом кому-нибудь, помимо констебля Доуза, – с горечью проговорила Марианна. – Ему мне волей-неволей пришлось все выложить, а хотелось бы, чтобы тебя выслушал близкий человек, который может тебя понять и утешить.
– Мое сердце всегда для тебя открыто, детка, и ты это знаешь.
Марианна глубоко вздохнула и начала свой рассказ. Она ничего не стала утаивать. Слезы стояли у Мег в глазах, когда она слушала о жизни Марианны в банде Мародеров.
– Бедная ты моя девочка! – наконец воскликнула она. – Как же тебе досталось!
А когда Марианна поведала подруге о злодеяниях Троуга и о том, что он пришел к ней в дом, чтобы убить се, Мег пришла в негодование.
– Этот негодяй вполне заслужил то, что получил!
– Да, но будут ли другие такого же мнения?
– Конечно, будут, детка, когда узнают о тебе всю правду.
– Но ведь они могут отвернуться от меня, когда станет известно, что я выросла среди мародеров и тоже грабила корабли.
– Ну, твоей вины в этом нет, ведь ты просто была вынуждена этим заниматься. А если кто-то отзовется о тебе плохо... – Мег ударила пухлым кулаком по колену. – Да я его в порошок сотру!
Марианна слабо улыбнулась:
– Ах, Мег, ты настоящий друг!
В этот момент с улицы донесся стук лошадиных копыт, и Марианна бросилась к окну. Это наконец-то оказался констебль Доуз. Подойдя к двери, Марианна крикнула:
– Миссис Хорнер, приехал констебль Доуз. Проводите его, пожалуйста, в гостиную.
Когда полицейский вошел в комнату, они с Мег беззаботно чирикали за чашкой чая, как и положено старым добрым подружкам.
Однако, взглянув на хмурую физиономию констебля, Марианна забеспокоилась. Она поспешно вскочила:
– Прошу вас, мистер Доуз, выпейте с нами чашечку чаю, съешьте булочку. Вы знакомы с Мег Манди?
Констебль, коснувшись рукой своей форменной фуражки, сухо поздоровался:
– Добрый день, миссис Манди.
Марианна встревожилась еще больше, но тем не менее заставила себя произнести как можно спокойнее:
– Прошу к столу, мистер Доуз.
– Благодарю вас, однако считаю, что при сложившихся обстоятельствах это невозможно. Я пришел к вам, чтобы исполнить свой долг.
– Что вы имеете в виду, скажите на милость? – подбоченившись, сказала Мег.
Но констебль Доуз даже не взглянул на нее.
– Похоже, миссис Стрит, вы мне солгали, когда рассказывали о том, что здесь произошло, – проговорил он, пристально глядя на Марианну.
Марианна без сил опустилась на стул: подобного она никак не ожидала.
– В чем, сэр? Ничего не понимаю!
– Относительно убитого, Иезекииля Троуга, мадам. Я навел справки и выяснил, что человек этот проживал в Саутгемптоне, что его там все знали и уважали. Он являлся совладельцем корабельной компании братьев Барт. По всему выходит, что это был человек достойный, а не какой-то там разбойник с большой дороги, каким вы мне его обрисовали.
– Да о чем вы говорите! Таких негодяев еще поискать! – вмешалась Мег.
– И все-таки я вас не понимаю, констебль Доуз, – недоуменно произнесла Марианна. – Все, что я вам рассказала, чистая правда, клянусь! Чем занимался этот человек после того, как я уехала с Аутер-Бэнкс, я не знаю, но я твердо знаю, что три дня назад он пришел в мой дом, чтобы убить меня. И если бы я не защищалась, так бы оно и вышло.
– Ну, не знаю... Я слышал об Иезекииле Троуге только хорошее, – упрямо проговорил констебль. – Более того, люди требуют, чтобы вы предстали перед судом. Они жаждут справедливости, мадам.
– Тоже мне люди! – презрительно фыркнула Мег Манди. – Гнусные сплетники, обожающие совать нос в чужие дела.
Констебль наконец-то взглянул на нее.
– Это уважаемые люди, миссис Манди, и они требуют, чтобы справедливость восторжествовала.
– Да она уже восторжествовала, идиот вы эдакий! – воскликнула Мег. – Ведь бедная девочка наказала негодяя, покушавшегося на ее жизнь. Разве она вам этого не говорила?
Констебль Доуз снова взглянул на Марианну и смущенно переступил с ноги на ногу.
– Видите ли, все дело в том, что скорее поверят уважаемым гражданам города, чем женщине, которая еще совсем недавно служила официанткой в таверне. У убитого была превосходная репутация, которую, как считают некоторые граждане, миссис Стрит пытается замарать, чтобы выгородить себя.
Марианна почувствовала, что ее охватывает отчаяние.
– Но если я убила Троуга не в целях самозащиты, то зачем мне вообще нужно было его убивать?
– Вот уж это, мадам, меня не касается. Все выяснится на суде.
– На суде? – возмущенно воскликнула Мег и, вскочив, подлетела к Марианне и обняла ее за плечи. – Вы хотите сказать, что бедняжка должна будет предстать перед судом?
– Тут уж ничего не поделаешь, миссис Манди. – Лицо стража порядка сделалось печальным. – А теперь мой долг, миссис Стрит, взять вас под стражу.
– Но вы ведь не собираетесь сажать ее в тюрьму вместе с обычными преступниками? – возмутилась Мег.
– У нас нет тюрьмы, миссис Манди. Нам она как-то всегда была ни к чему за неимением преступников. Мне придется поместить миссис Стрит на корабль...
– Нет, только не на Дьявольский корабль! – вскричала Мег в ужасе. – Боже правый! Да как вам такое только в голову могло прийти, сэр!
– У меня нет выбора, миссис Манди. Корабль – это единственное место, где можно держать преступников.
Марианна была настолько оглушена известием, что ее собираются арестовать, что не обратила никакого внимания на ужас, охвативший Мег при одном упоминании о Дьявольском корабле. Но когда он предстал iперед ней во всей своей красе, ей стало ясно, почему Мег так испугалась.
Дьявольским кораблем называлось огромное заброшенное военное судно, стоявшее неподалеку от Сэг-Харбора. Мною лет назад туманной ночью кораблю этому не посчастливилось: он сел на мель, в корпусе образовалась зияющая дыра, и он стал непригоден для дальнейших морских походов. Таких кораблей в гавани Сэг-Харбора стояло несколько. Ремонтировать их было невыгодно, и они так и остались стоять на рейде, пока не сгниют совсем и не затонут окончательно. Большинство кораблей оказалось просто брошено на произвол судьбы, однако один из них, прозванный Дьявольским кораблем, постигла иная участь. Его чуть подлатали, а часть кают, расположенных над ватерлинией, сделали пригодными для проживания. Впрочем, как обнаружила Марианна, когда ее заперли в одной из них, прожить тут было очень трудно.
В каюте стояли полуразвалившаяся койка, помойное ведро, стул и грубо сколоченный стол. Был там и иллюминатор, пропускавший немного света, но поскольку стекла в нем не было, то, кроме света, пропускал он еще и портовых крыс, и ледяной ветер. Каюта, как, впрочем, и весь корабль, насквозь пропахла гнилью и еще чем-то не менее тошнотворным.
Марианне показалось, что в этом ужасном месте она ни за что не сможет заснуть, но уснула она сразу же, как только голова ее коснулась подушки. Но даже во сне не было покоя: она снова и снова видела, как убивает Иезекииля Троуга.
Потекли тоскливые дни. Марианна проводила их, лежа на неудобной койке, глядя в иллюминатор на видневшийся вдали берег, покрытый буйной зеленью – наступила очередная весна, – либо провожая завистливым взглядом проплывавшие мимо корабли. Как же ей хотелось быть сейчас на одном из них, чтобы уплыть подальше от этого кошмара!
Дважды в день, по утрам и ближе к вечеру, приходил без конца извиняющийся констебль Доуз. Он приносил Марианне еду и всякие мелочи, которые ей могли бы понадобиться.
Почти каждый день ее навещала Мег Манди. Сердечно приветствуя подругу, она делилась с ней самыми последними новостями Сэг-Харбора.
– Все будет хорошо, детка, – успокаивала она Марианну. – В этих краях еще никогда никого не осудили лишь за то, что он защищался.
Марианна лишь печально качала головой, отбрасывая назад грязные волосы, чтобы они не лезли в глаза. Хотя констебль приносил ей воду, мыло и полотенца, голову ей вымыть было негде, и пушистые волосы теперь висели сосульками.
– Ты не понимаешь, Мег. Констебль, да и, похоже, все остальные считают, что я убила Троуга, этого уважаемого всеми человека, не в целях самозащиты. Они думают, что у меня на то были какие-то свои причины.
– Чепуха! – живо воскликнула Мег. – Вот увидишь, детка, справедливость в конце концов восторжествует. Только нужно немного подождать.
– Хотелось бы, чтобы это было действительно так. – Марианна беспомощно пожала плечами, лицо исказила гримаса отчаяния, однако она тут же взяла ребя в руки и продолжала: – Я просила тебя переговорить со Стюартом... то есть мистером Броли. Ты сделала?
Мег печально покачала головой:
– Мне очень жаль, детка, но я же говорила тебе, семейство Броли отправилось в Нью-Йорк. Может, мне подыскать тебе какого-нибудь другого адвоката?
– Нет, Мег. Мистер Броли – единственный, кого я знаю и кому доверяю.
И едва она произнесла эти слова, как с горечью подумала, что не стоит ей уж очень надеяться на помощь Стюарта. А вдруг он, как и все остальные, поверит в то, что она обыкновенная убийца?
Когда Стюарт Броли узнал, что случилось с Марианной, он пришел в негодование. Он ни на секунду не усомнился, что она не виновата в том преступлении, в котором ее обвиняют. Стюарт уехал вместе с сестрой и с матерью на несколько дней в Нью-Йорк, но когда узнал о случившемся, тут же вернулся в Сэг-Харбор.
Вне себя от гнева он бросился к констеблю Доузу.
– У меня не было выбора, мистер Броли, – попытался оправдаться тот. – Я вынужден был предъявить ей обвинение.
– То, что вы сделали, выходит за рамки здравого смысла! – бушевал Стюарт. – Мне даже подумать страшно, что могло с ней сделать тюремное заключение! Сейчас же отвезите меня к ней!
По дороге к Дьявольскому кораблю Стюарт пребывал в страшном волнении. Он любит Марианну. О Господи, как же он ее любит! Но с тех пор, как она и ее муж вернулись домой из своего плавания, он видел ее очень редко и постепенно пришел к неутешительному выводу, что ему никогда не удастся сделать ее своей. В начале их знакомства единственное, чего ему хотелось, – это соблазнить ее. Стюарт тогда не сомневался, что преуспеет в этом – он всегда считал, что ему ничего не стоит завоевать женщину, – но за последнее время он о многом передумал и понял, что ему нужно не это. Он мечтал, чтобы Марианна стала его женой, а потому чувствовал, что попытки соблазнить ее не приведут ни к чему хорошему, а лишь испортят их дружеские отношения.
И теперь, когда с Марианной произошло такое несчастье, перед Стюартом забрезжила надежда. А что, если капитан Стрит, узнав такое о своей жене, отвернется от нее? Виновна она или нет, теперь это не важно. В любом случае ее незапятнанная репутация пострадает, и безупречному, многоуважаемому капитану тоже вряд ли удастся выйти из этой истории чистеньким. Сможет ли он перенести такой удар? А если капитан Стрит не выдержит испытания, очень может быть, что Марианна достанется ему, Стюарту.
Однако Стюарт тут же устыдился своих мыслей. Да как только такое могло ему в голову прийти? Если он не может завоевать любовь Марианны честным путем, он её не заслуживает.
Стюарт ни капельки не сомневался, что Марианна невиновна, но сумеет ли он доказать ее невиновность – это еще вопрос. Если то, что ему рассказывали, правда, дело дрянь. Плохо и то, что у Стюарта пока что было маловато адвокатского опыта. Ему еще никогда не доводилось вести дела об убийстве. Быть может, стоит посоветовать Марианне нанять другого, более опытного адвоката? Над этим стоило подумать.
Когда констебль Броли открыл дверь каюты, в которой содержалась под стражей Марианна, и пригласил Стюарта войти, он пришел в ужас от одного ее вида. Еще совсем недавно пышные волосы висят сосульками, платье измято, лицо бледное и измученное.
– Марианна! Бог мой! Что они с вами сделали?! – не удержавшись, воскликнул Стюарт.
Марианна, сидя на койке, смотрела на Стюарта безжизненными глазами, без тени узнавания. Внезапно, видимо, поняв наконец, кто этот посетитель, она порывисто вскочила.
– Стюарт! Это вы! Слава тебе, Господи!
Она бросилась к нему и, прильнув лицом к его груди, зарыдала. Стюарт бросил взгляд поверх ее плеча на констебля Доуза.
– Прошу вас, оставьте нас одних.
После того как за полицейским закрылась дверь, Стюарт, отстранив Марианну от себя, взглянул в ее полные слез глаза.
– Все будет хорошо, Марианна, милая. Не беспокойтесь, скоро все уладится.
И едва он произнес эти слова, как почувствовал, что он и сам не очень-то в них верит.
– Это ужасно, Стюарт, какой-то страшный кошмар!
– Прекрасно вас понимаю, и это злосчастное место... – Стюарт обвел грязную каюту полным отвращения взглядом, – способствует этому еще больше. А теперь прошу вас, расскажите мне обо всем, что произошло, во всех подробностях. – Он подвел Марианну к койке, усадил ее и сел рядом, продолжая держать ее за руки. – Мне уже, естественно, обо всем доложили, но кто говорит одно, кто другое. Так что я должен услышать о произошедшем из ваших уст.
Глотая слова и запинаясь, Марианна поведала ему всю историю, начиная с жизни на Аутер-Бэнкс, и вплоть до того рокового момента, когда она обрушила кочергу на голову Иезекииля Троуга.
Когда Марианна закончила свое грустное повествование, она почувствовала себя совершенно измученной и бессильно прислонилась к плечу Стюарта. А Стюарт мыслями уже был далеко: он прикидывал, как ему следует выстраивать защиту.
Внезапно голос Марианны вернул его к действительности.
– Вы что-то сказали, Марианна? Простите, я задумался.
– Я спросила: вы мне верите?
– Ну конечно, верю! – тотчас же отозвался Стюарт.
– Спасибо вам за это. – Марианна с трудом выдавила из себя улыбку. – Похоже, все остальные думают иначе.
– Люди вообще склонны верить в худшее. А теперь, Марианна, у меня к вам вопрос. Вы хотите, чтобы я защищал вас на суде, или предпочтете другого, более опытного адвоката?
– Я хочу, чтобы меня защищали вы! – воскликнула Марианна и стиснула Стюарту руку. – Никакого другого адвоката я не знаю, а если бы и знала, все равно он мне не поверит.
– Ну, тогда мне предстоит много работы, – проговорил Стюарт. – Но сначала нужно вызволить вас отсюда. – Он встал и крикнул: – Констебль Доуз!
В ту же секунду дверь каюты распахнулась, и на пороге возник полицейский.
– Вы меня звали, мистер Броли?
– Миссис Стрит нельзя здесь больше оставаться. Эта каюта непригодна для человеческого жилья. Вам должно быть стыдно, что вы ее сюда упрятали!
– Очень сожалею, мистер Броли, – упрямо проговорил констебль, – но по-другому поступить я не мог. Миссис Стрит обвиняется в уголовном преступлении.
Стюарт угрожающе шагнул вперед.
– Вы что, считаете, она куда-то от вас сбежит? Да мы будем делать все возможное, чтобы опровергнуть это нелепое обвинение! Я ручаюсь за миссис Стрит. И поскольку я имею в городе кое-какой вес, надеюсь, этого поручительства достаточно.
Констебль заколебался.
– Значит, вы берете на себя всю ответственность, сэр?
– Естественно! Даю вам слово чести, что миссис Стрит никуда от вас не денется. Вы при желании всегда сможете найти ее дома. И при необходимости отвезти на суд, если, конечно, до этого дойдет дело.
Констебль перевел взгляд на Марианну.
– Ну, тогда дело другое, сэр. Я прекрасно понимаю, что на этом корабле женщине не место, но, как я вам уже говорил, выбора у меня не было. Однако если вы перелагаете на себя всю ответственность... – Он опять взглянул на Стюарта. – И тем не менее, надеюсь, вы понимаете, что я глаз не буду спускать с ее дома. Работа есть работа.
Стюарт нетерпеливо махнул рукой.
– Это как вам будет угодно. Но отсюда я ее забираю. И немедленно!
Час спустя Марианну с распростертыми объятиями встретила миссис Хорнер.
– Ах, мадам! Как же я рада снова видеть вас дома! Но Боже правый! – И она, отступив на шаг, с ужасом оглядела свою хозяйку. – Что они с вами сделали! – И тут же засуетилась. – Пойдемте сейчас примем ванну и переоденемся.
Марианна обернулась к Стюарту:
– Когда я вас снова увижу?
– Я загляну к вам при первой же возможности, Марианна. Но вы должны понимать, что сейчас я буду очень занят, ведь мне предстоит готовиться к суду. – И заметив, что на лице Марианны промелькнула тревога, добавил: – Не расстраивайтесь, моя дорогая. Я не сомневаюсь, что мне не составит никакого труда доказать, что вы убили этого человека только в целях самозащиты.
Однако неделю спустя Стюарт Броли уже не был в этом так уверен.
Съездив в Саутгемптон, он выяснил, что покойный Иезекииль Троуг был человеком известным и уважаемым, а о его деловых качествах все отзывались не иначе как с восхищением. Правда, нашлось несколько человек, которые его не любили, в том числе и несколько служащих компании, однако Стюарт пришел к выводу, что нелюбовь эту Троуг снискал благодаря своему крутому нраву и чрезвычайной требовательности.
Братья Барт Стюарту не понравились – у него сложилось мнение, что люди они хитрые и скрытные, – но и они дали своему покойному партнеру самые лестные характеристики. А то, что они, похоже, в глубине души радовались его смерти, Стюарт приписал их зависти и алчности.
Несколько раз, когда Стюарт прозрачно намекал, что Троуг был когда-то предводителем банды мародеров, братья делали круглые глаза и смотрели на него с явным недоумением.
И в самом деле, как такое может быть, чтобы какой-то главарь банды стал совладельцем крупнейшей процветающей кораблестроительной фирмы?
Ответ на этот вопрос, видимо, следовало искать на Аутер-Бэнкс. У Стюарта не было времени, чтобы самому отправиться в такое дальнее путешествие, и он послал туда своего человека, а сам занялся подготовкой к суду.
Несмотря на все его усилия, Марианне тем не менее предстояло предстать перед судом по обвинению в убийстве, и не в Сэг-Харборе или на Шелтер-Айленде, а в самом Нью-Йорке.
– Все мои переговоры с прокурором и его помощниками в Нью-Йорке ни к чему не привели, – мрачно объяснял он Марианне по возвращении из Нью-Йорка. – Они наотрез отказались рассматривать дело как убийство, совершенное в целях необходимой обороны, мотивируя это отсутствием каких-либо тому доказательств. – И поспешно добавил: – Но не беспокойтесь, Марианна, я докажу вашу невиновность.
Однако Марианна, похоже, настолько примирилась с тем, что ее собираются судить, что даже не заметила его последних слов. Она, казалось, пребывала в каком-то кошмарном сне и никак не могла проснуться.
– Но почему в Нью-Йорке? Почему не здесь? – равнодушно спросила Марианна.
– Здесь у нас никогда еще не было необходимости рассматривать дела такого рода. На моей памяти лишь однажды в Сэг-Харборе было совершено убийство, да и то одним матросом, который по пьянке прикончил другого.
– А что они думают о том, почему я убила Троуга?
– Насколько мне известно, у них на этот счет еще не сложилось определенного мнения. Но они ставят вам в вину убийство респектабельного горожанина. А что до мотивов, то они рассчитывают выявить их на суде.
Через неделю Стюарт снова пришел к Марианне, и на сей раз лицо его было мрачным.
– У меня для вас плохие новости, Марианна. Человек, которого я нанял для того, чтобы он съездил на Аутер-Бэнкс и переговорил с бандой мародеров, сегодня утром вернулся. Они не отрицают, что знали Троуга, все признали, что он несколько лет назад жил на острове. Однако никто не признается, что он был их главарем, да и вообще отрицают, что подстраивали кораблекрушения. Последнее вполне естественно. А вот что касается Троуга... Похоже, он сумел нагнать на них такого страху, что они боятся его даже мертвого.
Марианна напряженно слушала и, когда Стюарт замолчал, в отчаянии спросила:
– А вы не можете обязать их приехать в Нью-Иорк, чтобы дать на суде показания?
– Конечно, могу, – кивнул Стюарт, – но, я считаю, вам это принесет больше вреда, чем пользы. Если они один за другим станут говорить, что никакие они не мародеры и что Иезекииль Троуг не только не был их вожаком, но и вообще никогда не занимался незаконными делами, рассказ о вашей жизни посчитают не чем иным, как ложью. – Стюарт взял Марианну за руку и почувствовал, что она вся дрожит. – Вам их показания ничем не помогут, уж поверьте мне, Марианна.
– Понятно, – скучным голосом произнесла она, вновь становясь вялой и апатичной.
Но внезапно, словно пробудившись от спячки, Марианна стукнула кулачком по колену и отчаянно воскликнула:
– О Господи! Как бы я хотела, чтобы со мной сейчас был Адам!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волны любви - Мэтьюз Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Часть вторая

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Часть третья

Глава 14Глава 15Глава 16

Часть четвертая

Глава 17Глава 18Глава 19

Ваши комментарии
к роману Волны любви - Мэтьюз Патриция



Очень понравился роман! Читала с удовольствием! Советую! 10
Волны любви - Мэтьюз Патрицияс
6.07.2013, 16.29





дерьмо...!!!
Волны любви - Мэтьюз Патрициятори
6.07.2013, 17.53





Класный роман)))
Волны любви - Мэтьюз ПатрицияАлина
22.08.2013, 17.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100