Читать онлайн Волны любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волны любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волны любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волны любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Волны любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Сидя в маленькой лодочке, которая, ловко лавируя, плыла среди многочисленных каноэ, битком набитых туземцами, Марианна едва сдерживала волнение.
Воздух был наполнен ароматом цветов, смешанным с экзотическими запахами порта. Марианна с интересом разглядывала туземцев: смеющихся темнокожих мужчин и женщин, некоторые были почти полностью обнажены, но это их, по-видимому, нисколько не смущало.
И в Сэг-Харборе, и в Бостоне ей доводилось видеть многих канаков – команды китобойных судов создавались в основном именно из туземцев. Высокие, темнокожие, белозубые и черноволосые, живые и веселые, они, похоже, чувствовали себя в море, как дома, чего никак не скажешь о большинстве белых моряков.
Марианна, повернувшись к сидевшему рядом с ней Адаму, порывисто сжала ему руку.
– Как красиво! – воскликнула она. Адам ласково улыбнулся жене.
– Это верно, но должен предупредить тебя: кое-что из того, что ты увидишь, может тебе не понравиться.
Однако Марианна пропустила его слова мимо ушей. Быть того не может, чтобы в этом раю ей что-то не понравилось!
Домик, в котором им предстояло жить, сделан был из тростника и красоты оказался необыкновенной. Располагался он среди деревьев, и вели к нему аккуратненькие дорожки, по обеим сторонам которых росли яркие цветы. Вместе с домом в распоряжении Марианны и Адама оказались кухарка и экономка, обе туземки.
Кухарка была женщиной устрашающих размеров: ростом с Адама, но раза в два толще. По сравнению с ней даже Мег Манди казалась маленькой. Одета она была в смешное платье, сшитое из какой-то яркой цветастой материи. Оно напоминало ночную рубашку с длинными рукавами.
А экономка, наоборот, оказалась стройной молодой женщиной, с пышной грудью и блестящими черными волосами ниже пояса. Одета она тоже была довольно необычно: вокруг тела обернут и закреплен на талии кусок яркой материи, при этом точеные плечи девушки оставались обнаженными. Платьице получалось короткое, чуть ниже колен.
Марианна решила, что ее можно было бы назвать красивой, если бы не плоский нос и толстые, словно вывернутые наружу, губы.
Дом состоял из четырех комнат: веранда, две спальни и столовая. Веранда простиралась по всей длине дома, позднее Марианна узнала, что на острове так устроены все дома. У нее было две двери: одна в одном конце, а другая – в другом, чтобы при необходимости можно было устроить сквознячок, что в таком жарком климате просто наслаждение. Обставлена веранда была в восточном стиле: китайские кресла и диваны и резная горка с японскими безделушками. На стенах висели на первый взгляд скромные, а на самом деле исполненные неповторимого изящества восточные картины. Осмотрев все, Марианна решила, что обстановка очень подходит данному жилищу – просто и в то же время изысканно.
Домик стоял на берегу океана – рукой подать. А какой красивый пляж! Марианна пообещала себе, что каждый день будет ходить купаться.
Помимо четы Стритов, в доме поселилась еще одна семейная пара – капитан Уипл с супругой, – однако после длительного пребывания в замкнутом пространстве корабля Марианна чувствовала себя так, словно она одна на всем белом свете.
Разложив одежду по полочкам в шкафу, она с восторгом взглянула на просторную удобную постель. Как, должно быть, будет непривычно спать на неподвижной кровати, после того как тебя постоянно болтало и мотало в разные стороны. Марианна пока что и по земле ступала не совсем твердо: еще бы – провести столько месяцев в море!
В ту ночь они с Адамом сразу слились в страстном объятии, и когда спальня наполнилась ароматом цветов, а легкий теплый ветерок шелком коснулся ее нежной кожи, Марианне показалось, что никогда еще она не была так счастлива.
Следующий день был днем воскресным, и Марианна с Адамом по приглашению Лоренса Байглоу – местного торговца, владельца того самого дома, в котором они остановились, – посетили службу в местной церкви.
Служба эта показалась Марианне необычной и трогательной, а при виде прихожан, облаченных в самые немыслимые наряды, ей захотелось одновременно и смеяться, и плакать.
Женщины были одеты в странные, похожие на ночные рубашки платья – точь-в-точь такие, как у кухарки, – сшитые из самой разнообразной материи: от грубого ситца до тончайшего шелка. У большинства на плечах красовался либо платок, либо шаль. Однако углом, как привыкла Марианна, они сложены не были, а свободно лежали на плечах большим квадратом и завязывались узлом под подбородком.
Но самой трогательной деталью туалета оказались шляпки. Марианна, глядя на них, с трудом сдерживала смех. Каких только шляпок тут не было! Самых разнообразных стилей и фасонов, в основном таких, которые давным-давно вышли из моды. Носили их не завязывая, а просто нахлобучив на макушку. Как потом выяснилось, женщины надевали шляпки (и туфли) только для того, чтобы сходить в церковь.
Мужчины также являли собой довольно странное зрелище. Те из них, что были одеты – а находились и такие, которые предпочитали щеголять нагишом, – выглядели так, словно только что побывали на дешевой распродаже и теперь им не терпится продемонстрировать все свои покупки. Рабочие штаны запросто надевались с сюртуками и цилиндрами или, наоборот, изящные панталоны, отороченные по бокам золотистым кантом, прекрасно уживались с какой-нибудь драной морской курткой, поверх которой для красоты вешали еще и ожерелье из китового уса или ракушек. На многих мужчинах были лишь набедренные повязки, однако Марианну это не смущало: ей уже доводилось видеть и совершенно голых туземцев.
Служба шла на местном диалекте, однако священник сопровождал свою проповедь выразительными жестами, и потому кое-что понять было можно. Кроме того, Марианне очень понравилось звучание незнакомого языка, плавного и неторопливого, состоящего, казалось, из одних гласных.
После службы мистер Байглоу с женой пригласили Марианну с Адамом покататься по острову в кабриолете.
Дороги оказались все в выбоинах и ухабах, однако деревья и кустарники – красоты потрясающей, что с лихвой компенсировало тряску. Марианна только и делала, что восторженно ахала и охала. Все приводило ее в восторг: и хлебные деревья, и пальмы, и ананасы.
Однако вскоре выяснилось, что не все вокруг радует глаз. Нашлось и такое, о чем предупреждал Адам, когда говорил, что некоторые вещи ей придутся не по душе. Купание островитян обоего пола в голом виде Марианну в отличие от миссис Байглоу не смутило, а вот пьяные туземцы с обезображенными оспой лицами, валявшиеся перед тавернами и на берегу океана, вызвали ужас. Да и при виде шумной ватаги ребятишек, мал мала меньше, которая мчалась за коляской, выпрашивая подаяние и ругаясь что есть мочи на довольно приличном английском языке, она сокрушенно покачала головой.
– Я предупреждал тебя, любовь моя, что тебе здесь не все понравится, – проговорил Адам, беря жену за руку, когда она отвернулась, чтобы не видеть пьяного туземца, которого выворачивало наизнанку прямо посреди улицы.
– Что меня больше всего расстраивает, – печально сказала Марианна, – так это то, что все плохое сюда, похоже, привезли, мы, белые люди. Если бы этих людей оставили в покое, они жили бы совершенно по-другому, свободно и счастливо. По крайней мере мне так кажется.
Услышав ее слова, мистер Байглоу удивленно вскинул брови, а миссис Байглоу неодобрительно взглянула на свою спутницу.
– То, что мы изменили их жизнь, это верно, – задумчиво проговорил Лоренс Байглоу. – Но ведь мы привезли на этот остров прогресс. Не могут же эти туземцы вечно оставаться дикими! А у прогресса есть и свои негативные стороны, ничего не поделаешь. Но самое главное – мы дали им христианство, и мало-помалу эти дикари отходят от своего языческого образа жизни. Так что в конечном счете, миссис Стрит, жизнь их изменилась к лучшему.
Марианна промолчала, хотя и сильно сомневалась в его словах.
А вечером их пригласили на настоящий туземный праздник – луау. Устраивал его Куалу – островитянин, у которого Адам покупал свежие фрукты и овощи. Туземец этот, как узнала Марианна, был давним другом ее мужа.
Куалу прислал ей в подарок великолепное ожерелье из больших, блестящих, хорошо отполированных бусин. Адам объяснил Марианне, что получить такой подарок считается знаком величайшего уважения, поскольку бусины сделаны из скорлупы кокосового ореха, а орех этот очень твердый, и его трудно обрабатывать.
Марианна с нетерпением ждала предстоящего праздника. Ее всегда интересовало все новое, неизвестное. Поэтому она так внимательно изучала все, что связано с жизнью туземцев. А их праздник – это, наверное, что-то особенное. Ни в коем случае нельзя его пропустить!
К предстоящему торжеству Марианна подготовилась основательно. Надела легкое яркое платье и в соответствии с местной модой распустила волосы. Никаких дорогих украшений решила не надевать, ограничившись лишь новым ожерельем.
Луау должен был проходить на берегу. Когда Адам с Марианной туда добрались, приготовления уже подходили к концу.
В песке была вырыта огромная яма, дно которой покрывали банановые листья. Марианна с интересом принялась смотреть, что будет дальше.
Крупного выпотрошенного поросенка завернули в банановые листья, положили в яму и обложили вокруг раскаленными камнями. Потом накидали сверху водорослей и засыпали яму песком.
Марианне еще никогда не доводилось видеть такого странного способа приготовления пищи, и она не преминула сообщить об этом Адаму, поинтересовавшись заодно, долго ли им ждать поросенка.
Адам засмеялся:
– Несколько часов, любовь моя. И уверяю тебя, ничего вкуснее ты еще в жизни не ела. Скоро сама убедишься.
Марианна с удивлением взглянула на мужа:
– Несколько часов? А когда мы будем его есть?
Адам снова расхохотался:
– Не волнуйся, этого съедим через несколько часов, а пока нам подадут другого, который вот-вот будет готов. Праздник длится всю ночь, и к тому времени, как будет съеден первый поросенок, второй как раз подоспеет.
Марианна изумленно подняла брови.
– Адам! Дружище! – послышался позади громогласный мужской голос.
Марианна обернулась.
К ним, поигрывая мощными, как у борца, мышцами, приближался высоченный темнокожий детина. Это и был Куалу. Облаченный лишь в яркую набедренную повязку – Адам уже рассказывал, что она называется лава-лава, – с ожерельем из акульих зубов на груди, он казался каким-то диким, первобытным человеком. Марианне на мгновение стало страшно, однако страхи ее тут же растаяли: улыбка у Куалу оказалась просто ослепительной, а английский его был безупречен.
И тем не менее она осторожно пожала его протянутую руку и робко взглянула в лицо: впервые Марианне довелось встретить человека, который оказался выше ее мужа.
Только сейчас она заметила, что его густые курчавые волосы уже изрядно посеребрила седина. Значит, он намного старше, чем показался ей вначале.
– Добро пожаловать! – прогремел Куалу. – Добро пожаловать, гости дорогие!
Он махнул рукой, и к ним подбежала стройная темнокожая девушка с гирляндой цветов в руках. Куалу, улыбаясь во весь рот, надел гирлянду Марианне на шею. Белые, сладко пахнущие цветы, мягкие, как кожа младенца, коснулись ее тела, и Марианна ощутила приятную прохладу.
А Куалу, нагнувшись, звонко чмокнул Марианну сначала в одну, а потом в другую щеку. Марианна, несколько смутившись, бросила исподтишка взгляд на Адама. Интересно, как он воспримет подобную вольность? Но оказалось, что Адам ничего не видел, потому что ему как раз самому вешала на шею цветочную гирлянду и целовала в обе щеки стройная темнокожая девушка.
И только потом Адам наконец обратил свой взор на Марианну и, прочитав в ее глазах вопрос, расхохотался. Он нагнулся к ней и, щекоча ей ухо своим дыханием, прошептал:
– Все в порядке, любовь моя. Это ровным счетом ничего не значит. Просто у них такой обычай. На редкость дружелюбный народ.
– Это слишком мягко сказано, – проворчала Марианна.
Ей очень не понравилось, что ее собственного мужа целует какая-то молодая девица. Интересно, а до того, как они с Адамом поженились, когда он бывал на этих островах, с ним тоже так же вольно обращались? Неужели и в самый последний раз, когда он уходил в плавание без нее, было то же самое?
Однако поразмыслить над этим Марианне не удалось. Куалу, взяв их с Адамом за руки, повел к расстеленной прямо на песке большой скатерти. На этом импровизированном столе горой стояли всевозможные блюда, чаши и тарелки с едой, в большинстве своем Марианне незнакомой. По обеим сторонам скатерти прямо на песке, скрестив ноги, сидели гости.
На взгляд Марианны, они представляли собой странную, но довольно живописную картину. Женщины постарше были одеты все в те же платья, похожие на ночные рубашки, а на многих девушках были лишь набедренные повязки.
Мужчины прикрывали свою наготу длинными кусками материи. Ткань проходила между ног, оборачивалась вокруг бедер и свободно свисала впереди. У всех гостей на шеях висели гирлянды цветов, волосы также были украшены цветами. Туземцы сидели, потягивая из кокосовой скорлупы какой-то местный алкогольный напиток, и были уже немного навеселе.
В общем, атмосфера была экзотичная и возбуждающая. Единственное, что смущало Марианну, это обилие голых тел, и она время от времени украдкой поглядывала на мужа: интересно, как он себя чувствует, сидя рядом с полуобнаженными женщинами?
– Выпейте-ка это! – сказал Куалу, сунув в руки Марианне кокосовую скорлупу, наполовину наполненную каким-то напитком.
Марианна с сомнением взглянула на белую, как едко пахнувшую жидкость.
– Отпей немного, любовь моя, а то он обидится. – шепнул ей на ухо Адам. – Здесь такой обычай.
Стараясь сохранить на лице бесстрастное выражение, Марианна сделала маленький глоток и едва не задохнулась. Она поспешно отдала кокосовую скорлупу Адаму. Тот, улыбнувшись, с наслаждением отхлебнул большой глоток. Марианна, содрогнувшись, закрыла глаза.
Однако вскоре она почувствовала, как по телу ее разлилось блаженное тепло, и когда ей в очередной раз передали импровизированный бокал, задержала дыхание и сделала глоток побольше. Взглянув на Адама, она увидела, что тот одобрительно улыбается.
– Молодец! – Он коснулся рукой гирлянды на ее шее. – Правда, красивое ожерелье? Знаешь, для того чтобы сделать этот лей, требуются сотни цветов.
Марианна бросила взгляд на свое ожерелье из цветов и вдохнула их сладкий, терпкий аромат.
– Как, ты сказал, оно называется?
– Лей, – ответил Адам, и Марианна повторила за ним незнакомое слово.
В этот момент Куалу попросил тишины, и все разговоры тут же смолкли. Молчание нарушил сухой, ритмичный звук. Это зазвучали сделанные из тыквы барабаны, сначала тихо, потом все громче и громче. В них били стоявшие рядом с Куалу женщины. Куалу начал что-то нараспев произносить размеренным, монотонным голосом на своем протяжном языке.
Марианна, конечно, не понимала, о чем он говорит, но догадалась, что это тягучее песнопение представляет собой что-то вроде молитвы, сродни той, которую Пруденс Котрайт обычно произносила перед едой, когда они жили в Бостоне.
Слушая голос Куалу, бой туземных барабанов и вторивший им шум прибоя, Марианна внезапно почувствовала, что она совершенно чужая на этом острове. И как она сюда попала? Просто удивительно!
Так же внезапно, как и началась, молитва закончилась, и, издавая восторженные возгласы, туземцы приступили к трапезе.
Похоже, островитяне относились к приему пищи со всей серьезностью и были способны поглотить огромное количество еды. Марианна была ошарашена разнообразием и количеством предложенных блюд. Боясь обидеть хозяев, она старалась отведать всего понемножку. Одни блюда показались ей восхитительными, другие вообще невозможно было есть.
Жареный поросенок оказался настолько нежным, что просто таял во рту, понравились Марианне также печенье, бананы и сладкий картофель. А вот национальное блюдо островитян, пой, и цветом и вкусом напоминало замазку.
Какое-то время слышалось лишь дружное чавканье, потом вдруг, повинуясь, видимо, какому-то таинственному расписанию, начались развлечения.
Осоловевшая от еды, Марианна прислонилась к плечу мужа, восхищенно вслушиваясь в примитивные звуки барабанов и трещоток, в которые время от времени вплетались монотонные голоса. Звуки эти, незамысловатые, как биение сердца, приятно волновали.
В мерцающем свете факелов, расставленных в песке через равные интервалы, танцоры начали свой танец, исполненный одновременно и мощи, и грации. Сначала танцевали только мужчины, и Марианна, всматриваясь в их темнокожие мускулистые тела, внезапно обнаружила, что в голову ей лезут совершенно непристойные мысли. Она украдкой взглянула на Адама – заметил иди нет? Но Адам, целиком поглощенный танцем, казалось, не замечал ничего вокруг.
Потом подали еще еды, вновь звучала музыка, снова танцоры поражали собравшихся своим искусством, пока наконец ночь не превратилась в сплошную череду красок и звуков, а время, казалось, остановилось.
Марианна не заметила, когда танцоров мужчин сменили женщины, но, оторвав взгляд от кокосовой скорлупы, наполненной околехау – местным напитком, который она пила уже без колебаний и который нравился ей все больше и больше, она увидела шесть юных танцовщиц, обнаженных до пояса, с распущенными темными волосами и высокими упругими грудями, тускло поблескивающими при свете факелов.
Если танцы, исполняемые мужчинами, поражали ощущением небывалой мощи и агрессивной мужской силы, то движения юных танцовщиц очаровывали своей мягкостью и грациозностью. Они словно плыли в танце, соблазнительно покачивая бедрами. Марианна искоса взглянула на Адама. Он смотрел на них как завороженный.
Девушки, извиваясь всем телом, подступали к гостям вплотную и вновь отступали. Гремели барабаны, трещали трещотки, мерцали факелы, и все это, вместе взятое, создавало какую-то фантастическую картину.
Марианна почувствовала, что у нее начинает кружиться голова, и в то же время ей неприятно было смотреть на Адама, который глаз не мог оторвать от полуобнаженных девиц.
Островитяне били в барабаны все громче и быстрее, а движения девушек становились все более непристойными, так по крайней мере казалось Марианне.
Одна из танцующих – Марианне показалось, что это дочка Куалу, – дерзко взглянула на Адама и, вытянув вперед руки и грациозно извиваясь, двинулась к нему.
Марианна почувствовала раздражение. Что здесь такое происходит? Бросив взгляд на других танцующих девушек, она обратила внимание, что и они делают то же самое. Каждая выбирает себе какого-нибудь мужчину, подплывает к нему и тот, вскакивая, присоединяется к ней в танце.
Переведя взгляд обратно на мужа, Марианна заметила на его лице сильное смущение. Она снова взглянула на танцоров: они явно исполняли какой-то эротический танец, а дочь Куалу по-прежнему вытанцовывала перед Адамом, призывно протягивая к нему руки.
Ярость захлестнула Марианну горячей волной. Да как смеет эта дрянь вести себя так с ее мужем?
Адаму поведение девушки, по-видимому, тоже не очень понравилось. Вспыхнув до корней волос, он махнул рукой, давая ей понять, чтобы она оставила его в покое, но тщетно. Покачав головой, наглая девчонка лишь улыбнулась и, придвинувшись к Адаму еще ближе, соблазнительно закачала бедрами.
– Да что это она себе позволяет?! – не выдержала Марианна.
– Ну что ты, это же просто танец, – попытался успокоить ее Адам и, взяв Марианну за руку, притянул к себе, давая понять, что он уже занят.
– Но почему она выбрала именно тебя? – На них начали оглядываться, но Марианне уже было все равно. – Ты что, ее знаешь?
Девушка наконец-то отстала от Адама и, пожав плечами, подошла к другому мужчине, который только того и ждал.
– Я тебя спрашиваю, ты с ней знаком? – Марианна могла задавать вопрос до бесконечности, пока не получит на него ответ, и Адам беспокойно заерзал.
– Да, знаю, – вздохнув, наконец ответил он. – Это дочь Куалу, Нина. Ты довольна? А теперь дай мне посмотреть танец. Потом поговорим.
Марианна выдернула руку.
Ах вот как? Значит, потом поговорим? Все ясно! Ой знаком с этой девчонкой! И знаком, по-видимому, очень близко!
Взглянув на танцующих, Марианна заметила, что их осталось совсем мало. В этот момент одна из нескольких оставшихся пар, взявшись за руки и весело смеясь, скрылась в темноте.
– Ты танцевал с ней этот танец? – резко бросила она.
– Я прошу тебя, Марианна, оставим этот разговор.
Марианна сразу взвилась на дыбы.
– Ах вот как! Ты не желаешь его обсуждать? Ну конечно, ведь это очень удобно! Ничего не выйдет! Я хочу продолжить этот разговор и услышать от тебя кое-какие объяснения!
Терпение у Адама лопнуло.
– Ну хорошо, Марианна! Раз ты хочешь услышать, я тебе скажу. Да, я танцевал этот танец с Ниной. Но это было до того, как я познакомился с тобой. Я ведь тебя не упрекаю за то, что ты спала с Филипом Котрайтом?
– Это совсем другое дело! – выпалила Марианна.
– Вот как? – Адам тоже завелся. – Не вижу никакой разницы.
– А во время твоего последнего плавания, когда мы с тобой уже были женаты, тоже танцевал?
Лицо Адама пошло красными пятнами.
– Боже правый, Марианна! Если ты мне не веришь, я не знаю, как тебя убедить. Мы с Ниной дружили до того, как я познакомился с тобой! Хочешь верь, хочешь не верь!
– Дружили?! Значит, вот как это называется на этих отвратительных островах?
– Отвратительных островах?! Да те, на которых ты выросла, с этими ни в какое сравнение не идут!
Марианна лишь презрительно фыркнула:
– Не понимаю, что ты в ней нашел! Нос лепешкой, губы толстенные! Ноги, как тумбы!
В этот миг к ним подошел Куалу и, обняв Марианну с Адамом своими огромными ручищами за плечи, спросил:
– Ну, как вам нравится наш праздник? Вы всем довольны?
Марианна с трудом выдавила из себя улыбку, а Адам заверил своего старого друга, что им никогда не было так хорошо, как сейчас.
В круг тем временем вышли другие танцоры, начался новый, медленный, какой-то завораживающий танец, и Марианна сделала вид, что всецело поглощена им. На сей раз танец исполняли мужчины.
«Интересно, какие бы чувства испытал Адам, если бы один из них повел себя со мной так, как только что Нина с ним?» – со злостью думала она.
Позже ночью – а вернее, рано утром, поскольку праздник продолжался до рассвета, – они с Адамом в полном молчании отправились спать.
Погасив лампу, Адам повернулся к жене, и Марианна поняла, что он собирается заняться с ней любовью.
Ну что за создания эти мужчины! Взять хотя бы Адама. Неужели он не понял, почему она на негр так рассердилась? Или считает, что ничего особенного не произошло? Он, похоже, даже не собирается оправдываться. Для него ее чувства ничего не значат! Даже не скажет, что он ее любит и никто больше ему не нужен!
Адам попытался ее обнять.
– Нет! – отрезала Марианна, сбрасывая его руку. – Я не хочу!
– Боже правый, Марианна! Что на тебя сегодня нашло? Ведь я твой муж!
– Это еще не дает тебе права поступать со мной, как тебе заблагорассудится! А сегодня я хочу спать, понятно?
И Марианна повернулась к мужу спиной. Схватив ее за плечо, Адам рывком повернул Марианну к себе, и внезапно ей припомнился Джуд Троуг, его постоянные грубые надругательства. Вне себя от ярости и негодования, Марианна вскочила с кровати.
– Я же сказала: не хочу!
Потирая плечо, она бросила взгляд на мужа: даже в тусклом лунном свете видно было, как потемнело от гнева его лицо.
– Да что с тобой происходит, Марианна? Ты сегодня сама не своя!
– Ты сегодня вечером тоже был сам не свой!
Адам сел в кровати.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Если не понимаешь, то и говорить нечего!
Заскрежетав зубами от ярости, Адам вскочил и принялся поспешно одеваться. Марианна молча наблюдала за ним. Ее так и подмывало спросить, куда он собирается, но она заставила себя сдержаться. Вот еще! Станет она перед ним унижаться!
Дверь захлопнулась за Адамом, с таким стуком, что Марианна даже подскочила. Интересно, что подумают о них капитан Уилд с женой?
Долго стояла Марианна, глядя на дверь, и размышляла. Какой же негодяй этот Адам! Впрочем, как и все мужчины. Наверняка отправился к этой мерзавке Нине, чтобы она его успокоила. И успокоит, с превеликой радостью! А воспаленное ревностью воображение подсказывало Марианне картины, одна сладострастнее другой, и во всех них присутствовали Адам и темнокожая девица, извивающаяся в его объятиях.
Марианна вздрогнула и обхватила себя за плечи. Теплый ветерок внезапно дохнул на нее леденящим холодом.
Да, все мужчины подонки и мерзавцы. Все, кроме Филипа. Он бы никогда ее так не обидел! И зачем она только вышла замуж за этого Адама? Почему не дождалась Филипа? Где же он, милый, дорогой Филип? Что с ним сейчас?
* * *
Филип Котрайт перестал грести, и маленькая шлюпка, остановившись, заплясала на волнах. Не выпуская весел из рук, Филип принялся зорко всматриваться в едва различимый вдали остров Аутер-Бэнкс. Стояла полночь, и впереди виднелись лишь неясные очертания белых песчаных дюн. Филип решил подождать еще немного, чтобы всё уснули.
Тоска охватила его. Здесь, рядом с островом, на ротором он впервые увидел Марианну, ее присутствие ощущалось почти явственно. Боль разлуки была мучительной. Он думал о Марианне беспрестанно, с того самого дня, когда в последний раз видел ее в Бостоне, и теперь воспоминания о ней нахлынули на него с новой силой. Филип почувствовал, как горькие слезы хлынули у него из глаз.
Где сейчас его любимая? Что с ней? Доведется ли им еще когда-нибудь встретиться?
Внезапно ему пришла в голову одна невероятная мысль. А что, если Марианна вернулась сюда, на Аутер-Бэнкс? Но он тут же отмел ее. Не может этого быть! Та Марианна, которую он видел в последний раз в Бостоне, не имела ничего общего с той дикаркой, с которой впервые свела его судьба.
Вздохнув, Филип обратился мыслями к тому, что ждет его впереди. Много лет прошло с тех пор, как они с Марианной сбежали отсюда, с Аутер-Бэнкс, и все это время Филип преследовал одну-единственную цель: наказать братьев Барт за совершенные ими преступления. Частично он в этом преуспел, однако для того, чтобы засадить шустрых братцев за решетку, у него не хватало доказательств. Бросить на них тень Филип уже мог бы, но этого ему было мало. Братья должны получить по заслугам, только тогда его жажда мести будет наконец утолена и он успокоится.
В глубине души Филип давным-давно знал, что для того, чтобы довести дело до конца, ему, хочешь не хочешь, придется вернуться на Аутер-Бэнкс. Необходимо было доказать связь между братьями Барт и грабителями морских судов, а для того, чтобы ее доказать, нужно было во что бы то ни стало получить письменные показания мародеров.
Филип долго откладывал эту поездку, прекрасно понимая, что на Аутер-Бэнкс его запросто могут убить. Но поскольку выбора у него не было, он все-таки пошел на это.
Казалось бы, заставить членов банды дать письменные показания и таким образом сознательно объявить себя преступниками, преследуемыми по закону, – задача невыполнимая. И тем не менее он обязан попытаться это сделать.
Вздохнув, Филип вернулся к действительности. Уже поздно. Дальше откладывать не имеет смысла, нужно двигаться к острову.
И Филип взялся за весла. При мысли о предстоящем деле холодок пробежал у него по спине, однако, упрямо стиснув зубы, он продолжал грести.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волны любви - Мэтьюз Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Часть вторая

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Часть третья

Глава 14Глава 15Глава 16

Часть четвертая

Глава 17Глава 18Глава 19

Ваши комментарии
к роману Волны любви - Мэтьюз Патриция



Очень понравился роман! Читала с удовольствием! Советую! 10
Волны любви - Мэтьюз Патрицияс
6.07.2013, 16.29





дерьмо...!!!
Волны любви - Мэтьюз Патрициятори
6.07.2013, 17.53





Класный роман)))
Волны любви - Мэтьюз ПатрицияАлина
22.08.2013, 17.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100