Читать онлайн Волны любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волны любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волны любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волны любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Волны любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Марианна сидела в беседке, уютно устроившись в плетеном кресле, и с восхищением смотрела на великолепно сервированный стол. Придраться не к чему, все выглядит просто потрясающе.
День выдался солнечным и теплым, и она попросила миссис Хорнер приготовить такой обед, чтобы его можно было съесть на свежем воздухе. Кухарка превзошла себя: из кухни доносился восхитительный запах мясного пирога; бисквит, пропитанный вином и залитый сбитыми сливками, уже ждал своего часа, а в ведерке со льдом охлаждалась бутылка вина.
Марианне не терпелось познакомиться с миссис Броли, поскольку от миссис Хорнер она узнала, что семейство Броли считается в Шелтер-Айленде и Сэг-Харборе одним из самых именитых.
Мистер Броли, отец Стюарта, умер пять лет назад от сердечного приступа, однако своим благосостоянием семья была обязана не ему, а миссис Броли, урожденной Айрини Стюарт, которая принесла мужу богатое приданое. И теперь она, по словам миссис Хорнер, единолично и жестко распоряжалась финансами семьи.
Стюарт был самым младшим из ее пятерых детей. Он да еще его сестра Лавиния жили в родительском доме, остальные разъехались кто куда. Марианна очень жалела, что вчера не знала о существовании сестры – она бы и ее пригласила на обед.
Марианна вздохнула и провела рукой по лифу платья. Она самым тщательнейшим образом продумала свой туалет и выбрала такой наряд, чтобы он наверняка понравился миссис Броли. Она надела изящное платье нежно-фиолетового цвета из тончайшего муслина, отделанное вышивкой, с плотно облегающим лифом и широкой юбкой. Марианна надеялась, что в этом наряде выглядит очаровательно и одновременно элегантно, как настоящая леди. Она хотела всеми средствами расположить к себе миссис Броли, чтобы та помогла ей войти в высшее общество Шелтер-Айленда. В этом случае Марианне не пришлось бы идти к жене капитана Хэммонда за рекомендациями.
Легкий ветерок теребил листья плюща, которым была увита маленькая беседка, доносил откуда-то издалека нежный аромат молодой травы, клейких зеленых листочков и ранних весенних цветов.
«Скорее бы уж они приехали», – нетерпеливо подумала Марианна.
Вчера она так устала, что заснула, едва голова коснулась подушки. Но наутро, когда она проснулась, первая ее мысль была об Адаме. Он теперь далеко-далеко, и когда вернется к ней, неизвестно. Марианна чуть не разревелась в подушку. Как же ей плохо без него! И так одиноко. Так что ей просто необходимо было присутствие гостей в доме.
Когда Марианна уже стала терять терпение, издалека донесся стук копыт. Она поспешно поправила прическу и откинулась на спинку кресла, изобразив на лице самое безмятежное выражение, на которое только была способна. Она попросила миссис Хорнер провести гостей, когда те придут, в беседку.
Через несколько секунд на тропинке, ведущей к дому, показались миссис Хорнер и Стюарт Броли. А где его мать?
При дневном свете Стюарт Броли показался Марианне еще более привлекательным, чем вчера в сумерках.
На нем был модный темно-синий сюртук, жилет кремового цвета и белый галстук. В руке он держал цилиндр. Брюки кремового цвета, заправленные в высокие сапоги, плотно облегали стройные мускулистые ноги. Марианна, вспыхнув, поспешно отвела взгляд от его ног и посмотрела Стюарту прямо в глаза: в них плясали веселые искорки. Густые рыжевато-каштановые волосы блестели на солнце. В общем, выглядел Стюарт Броли просто великолепно. И все-таки где же его мать?
Должно быть, вопрос этот был написан у Марианны на лице, потому что не успел мистер Броли подойти к ней, как тут же начал объяснять:
– Мне очень жаль, миссис Стрит, но мама не смогла приехать вместе со мной. Как я и предполагал, у нее уже была назначена какая-то встреча. Но она попросила меня поблагодарить вас за ваше любезное приглашение и передать, что в следующий раз непременно его примет.
С этими словами Стюарт взял руку Марианны и поднес к своим губам.
Марианна чуть нахмурилась. Он сказал правду? Или вообще ничего не говорил матери о ее предложении? Марианна сильно подозревала, что всю эту историю Стюарт сочинил. Но так или иначе, выбора у нее не было, придется притвориться, что и она ему верит, и пригласить с ней отобедать, поскольку он прекрасно видит, что стол уже накрыт.
И Марианна, любезно кивнув, сделала приглашающий жест.
– Мне очень жаль, что ваша мама не смогла сегодня почтить меня своим присутствием, но, надеюсь, вы, мистер Броли, согласитесь со мной отобедать.
На лице его появилась счастливая улыбка, совершенно преобразившая его черты.
– Я был бы просто счастлив. Откровенно говоря, я просто умираю от голода, поскольку проспал и не успел позавтракать. К тому же... – он повернулся к миссис Хорнер, – я слышал, что миссис Хорнер прекрасно готовит, и не хотел бы упускать возможности убедиться в этом самому.
Миссис Хорнер, зардевшись, улыбнулась, отчего стала похожа на толстую кошку, которая только что съела мышь, и поспешно удалилась на кухню.
«Так-так, – подумала Марианна. – Похоже, с женщинами он умеет себя вести».
И она решила быть настороже. Что-то подсказывало ей, что его интерес к ней выходит за рамки обычного любопытства. Нужно будет вести с ним разговор на самые нейтральные темы, решила Марианна.
– Прошу вас, садитесь, пожалуйста, – проговорила она, указав на кресло, стоявшее напротив. – Не хотите ли немного вина? Оно холодное, только что из погреба.
Стюарт кивнул и, усевшись, положил цилиндр на свободный стул.
– Благодарю вас, миссис Стрит. Думаю, стаканчик вина мне не повредит. – Он отпил глоток. – Превосходно! Ваш муж знает толк в вине, впрочем, как и в женщинах.
Марианна почувствовала, что краснеет. Опять он переводит разговор на личные темы! Что ж, придется пропускать их мимо ушей. Она хотела было бросить какую-нибудь безобидную реплику, но тут появилась миссис Хорнер. Она шла по дорожке от дома, толкая перед собой столик на колесиках, от которого, перебивая все остальные запахи, распространялся аромат мясного пирога.
Стюарт с видимым наслаждением втянул в себя воздух.
– Пахнет потрясающе! – воскликнул он.
Марианне его восклицание показалось чересчур восторженным, хотя пирог, нужно отдать ему долг, и в самом деле источал восхитительный запах.
Миссис Хорнер вкатила столик в беседку и принялась накрывать на стол. В течение нескольких минут слышалось только веселое позвякивание тарелок. Марианна была этому только рада: не нужно выдумывать тему для разговора.
Но скоро миссис Хорнер, разложив пирог по тарелкам, ушла, и они со Стюартом остались одни. Стюарт, не мешкая, принялся с завидным аппетитом поглощать пирог. Марианна взглянула на свою тарелку и внезапно почувствовала приступ тошноты. Вкусная еда вдруг показалась ей отвратительной. Что с ней такое? Неужели заболела?
Она судорожно сглотнула и попыталась найти такую тему для разговора, которая отвлекла бы ее от мыслей о еде.
– А ваша семья давно живет на Шелтер-Айленде? – наконец нашлась она.
Стюарт перестал жевать.
– С тысяча шестьсот тридцать восьмого года, то есть почти с тех самых пор, когда остров впервые был заселен, – ответил он и потянулся за очередным куском пирога.
В течение следующих десяти минут Марианна многое узнала об истории Шелтер-Айленда и получила массу удовольствия от общения со Стюартом Броли. Он оказался весьма остроумным собеседником, а его взгляд на жизнь – точнее, на жизнь обитателей острова – очень необычным.
Слушая его, Марианна вскоре почувствовала, что странная тошнота прошла, и ей удалось съесть почти все, что было на тарелке. Стюарт прикончил остатки пирога, после чего воздал должное бисквиту.
Когда обед подошел к концу, Марианна пришла к выводу, что он удался на славу. Стюарт оказался человеком приятным во всех отношениях и к тому же весьма одаренным, и Марианна решила, что он может стать ей неплохим другом, если, конечно, и сам будет довольствоваться лишь этим положением. Вряд ли она встретит на этом острове еще кого-нибудь столь же веселого и остроумного.
– А теперь, – доверительно проговорил он, доставая из серебряного портсигара сигару, – мы должны придумать, как приобщить вас к общественной жизни острова. Не возражаете? – И он помахал сигарой, вопросительно вскинув при этом брови.
Марианна покачала головой. Хотя табачный дым никогда ей не нравился, ей было неудобно в этом признаться.
– В это воскресенье в три часа дня мама устраивает чаепитие. Вы непременно должны на нем быть. Соберутся все сливки общества. А в среду, на шесть часов вечера, назначено собрание так называемого Колумбийского общества трезвости. Его вы тоже обязательно должны посетить. Буду счастлив вас сопровождать, если, конечно, дадите свое согласие. – Он выжидающе посмотрел на Марианну и, видимо, поняв, что она сомневается, соглашаться ей или нет, добавил: – А может, будет лучше, если мы отправимся туда вместе с моей сестрой? Как вы на это смотрите?
– Я была бы просто счастлива познакомиться с вашей сестрой, – ответила Марианна, а сама подумала: «Общество трезвости? Скука, должно быть, смертная!»
Внезапно Стюарт усмехнулся.
– По вашему лицу не скажешь, что вы в восторге от моего приглашения. – Он расхохотался. – Надеюсь, вы не большая любительница играть в карты, миссис Стрит.
Марианна не могла не рассмеяться. В сообразительности ему не откажешь, а эта черта ей всегда была по душе.
– Неужели я для вас как раскрытая книга?
– Боюсь, что да, во всяком случае, там, где речь идет об обыденных вещах. Что же касается остального, вы таинственны и загадочны, как сфинкс.
Смеху Марианны оборвался. А он, оказывается, не так-то прост. Она сразу почувствовала себя не в своей тарелке.
– Но не расстраивайтесь, – продолжал между тем Стюарт. – Там вовсе не скучно. Общество устраивает очень интересные вечера, на которые собирается много народа. У нас великолепный оркестр и хор. Их приезжают послушать из Сэг-Харбора и Нью-Йорка. Думаю, вам очень понравится их исполнение. Полагаю, вы любите музыку?
Марианна кивнула:
– Ну конечно! Просто обожаю. И я с удовольствием схожу вместе с вами и вашей сестрой на собрание этого общества.
– Отлично. Значит, договорились. Знаете, приятно увидеть на острове новое лицо. Думаю, вы поможете всем нам, островитянам, немного встряхнуться.
Марианна мило улыбнулась. Она надеялась, что это так.
* * *
Дом, в котором проживало семейство Броли, располагался на холме у самого берега моря. Это было красивое здание довольно внушительных размеров, очень старое, однако, как заметила Марианна, его несколько раз перестраивали, чтобы, видимо, сделать более удобным.
Одеваясь к чаепитию, Марианна вдруг снова почувствовала странную тошноту, как тогда в беседке. Но как и раньше, она вскоре прошла, и, подъезжая к дому Броли, Марианна уже чувствовала себя хорошо.
Миссис Броли оказалась точно такой, какой ее Марианна себе представляла по описанию миссис Хорнер. Высокая, суровая женщина с седыми волосами и надменным лицом. Когда ей представили Марианну, она холодно и высокомерно окинула ее взглядом.
Этот взгляд вывел Марианну из себя, и она, в свою очередь, изобразила на лице точно такое же выражение. Да что эта старуха о себе возомнила в самом деле? Думает, если у нее есть деньги и власть, так ей все позволено? Ну уж нет! Она, Марианна, ничем не хуже ее. Но в глубине души Марианна испугалась. А что, если миссис Броли знает, что всего несколько месяцев назад Марианна работала в таверне у Манди простой официанткой?
Наконец миссис Броли соблаговолила протянуть ей руку, хотя, похоже, сделала это крайне неохотно, и Марианна изящно, но с достоинством присела в реверансе, после чего Стюарт повел ее к гостям.
– Здорово вы поставили на место мою маму, – хмыкнул он. – Право, Марианна, вы не перестаете меня удивлять!
Марианна исподтишка взглянула на своего спутника. Опять он говорит загадками! Как она поставила на место его мать? О чем это он?
– А! Вот она! – И Стюарт указал на стройную девушку с необыкновенными зелеными глазами и правильными чертами лица. – Познакомьтесь, это моя сестра Лавиния. Лавиния, это миссис Адам Стрит.
Лавиния протянула Марианне тонкую, изящную руку. Взгляд у нее в отличие от матери был теплым и дружелюбным.
– Очень рада, что вы смогли навестить нас, миссис Стрит, – сказала она.
Марианна сразу почувствовала к ней расположение.
– Зовите меня просто Марианной, пожалуйста.
Стюарт так и просиял: видимо, очень хотел, чтобы Марианна с сестрой понравились друг другу.
– Я так и знал, что вы найдете общий язык! Ливи, можно я оставлю миссис Стрит на твое попечение? Ты познакомишь ее с нашими гостями?
Лавиния улыбнулась.
– С превеликим удовольствием, Стюарт, – проговорила она и взяла Марианну под руку.
– Я так рада, что мы с вами почти ровесницы и живем по соседству. Вы и представить себе не можете, как иногда здесь бывает одиноко!
Марианна вздохнула. Уж ей ли этого не знать!
– Здесь все намного меня старше, и у меня с ними нет ничего общего, – продолжала болтать Лавиния. – Я очень надеюсь, Марианна, что мы с вами подружимся.
– Я тоже на это надеюсь.
Лавиния лукаво взглянула на свою спутницу.
– Похоже, мой брат от вас без ума. Вчера вечером за ужином он говорил только о вас, и ни о ком больше. Мама была просто в ярости.
Марианна нахмурилась.
– Надеюсь, он не совсем потерял голову, – без обиняков проговорила она. – Ведь у меня есть муж.
– Ах да! – Лавиния звонко рассмеялась. – Неотразимый капитан Стрит! И в Сэг-Харборе, и на острове его каждый знает. Все незамужние женщины в округе проплакали ночь напролет, когда узнали, что он женился.
И она украдкой взглянула на Марианну. Марианна чуть усмехнулась.
– Не сомневаюсь, – бросила она, но тут подумала про Адама и чуть не расплакалась. – Как было бы хорошо, если бы он мог остаться дома! Плавания бывают такими долгими...
Красивое лицо Лавинии стало серьезным.
– Бедные вы, бедные, соломенные вдовы! Ваши мужья-китоловы больше времени проводят с морем, чем с вами. – И она взволнованно добавила: – Вот потому-то я ни за что не выйду замуж за моряка!
Марианна удивленно взглянула на нее. Уж чего-чего, а подобного она услышать никак не ожидала. Большинство девушек, живущих в городе и на острове, как она уже поняла, мечтали выйти замуж за капитана дальнего плавания.
– Нет, – продолжала Лавиния, – я выйду замуж за банкира или адвоката, а может быть, даже врача. В общем, за человека, который работает на земле! За того, кто будет держать меня за руку, если я заболею, кто будет рядом со мной долгими зимними ночами, кто не уйдет в море, когда я буду носить нашего ребенка.
При этих словах Марианна почувствовала, как у нее больно сжалось сердце. Как же ей не хватает Адама! Это несправедливо, что он покинул ее, несправедливо!
– Добрый день, миссис Партридж. Разрешите представить вам миссис Адам Стрит. Они с мужем недавно приобрели дом Нейпера, – прощебетала Лавиния, и Марианна, стряхнув грустные мысли, улыбнулась пожилой леди.
Марианну представили одной даме, потом другой, третьей и так далее – в основном это были капитанские жены и жены судоторговцев. А потом и немногочисленным мужчинам, поскольку основная часть мужского населения острова находилась в море.
«Итак, меня приняли в высшее общество острова Шелтер-Айленда», – подумала Марианна, однако эта мысль не принесла ей никакого утешения.
Слова Лавинии все не шли у нее из головы, и она чувствовала себя глубоко несчастной.
Всю следующую неделю Марианна пребывала в отвратительном расположении духа.
Она дала себе слово, что займется домом и садом, чтобы Адам, когда вернется домой, мог восхититься порядком и чистотой. А если Стюарт Броли нанесет ей визит, она будет вести себя с ним сдержанно и с достоинством. Она чувствовала, что от него исходит какая-то скрытая опасность, только не понимала какая. Нельзя сказать, чтобы Стюарт ей не нравился. Просто она понимала, что замужней женщине не подобает слишком часто появляться в обществе неженатого мужчины. Однако в течение нескольких дней ее благие порывы так и не удалось претворить в жизнь: Стюарт не появлялся.
Марианну по-прежнему мучила тошнота, особенно по утрам. Кроме того, стоило ей прикоснуться к груди, как она тотчас же начинала болеть. Что это с ней такое происходит, недоумевала Марианна. Неужели она заболела?
Однако ехать в город к доктору Исааку Уайту Марианне не хотелось. Ничего, сама поправится. На Аутер-Бэнкс никаких докторов не было и в помине. Кроме того, этот старый врач со своими бакенбардами и елейным голоском Марианне никогда не нравился. Так что, если уж ее угораздило заболеть, пусть ее осмотрит кто-нибудь другой.
«А впрочем, все и так пройдет», – говорила себе Марианна.
Через неделю Стюарт Броли наконец заявился с визитом. Приехал он в новенькой открытой коляске, запряженной четверкой великолепных гнедых. Лошади били копытами, словно им не терпелось тронуться в путь.
– Не хотите прокатиться со мной? – спросил Стюарт. – Я только что приобрел новых лошадей и кабриолет и подумал, быть может, вы захотите прокатиться. Можем остановиться в деревне, если вам вдруг захочется пройтись по магазинам.
Марианна собиралась помочь миссис Хорнер убраться в доме – уже давно пора было это сделать, – но ей вдруг ужасно захотелось покататься.
– С удовольствием, сэр, – воскликнула она, позабыв о своем благом намерении держать Стюарта на расстоянии. – Пойду только переоденусь, а миссис Хорнер пока нальет вам чего-нибудь выпить.
Стюарт кивнул и улыбнулся, а Марианна, мигом пробудившись от недельной спячки, помчалась наверх надеть что-нибудь подходящее для езды в коляске.
Она выбрала изящный костюм бледно-розового цвета и хорошенькую шляпку. Застегивая юбку, Марианна неожиданно обнаружила, что та ей тесновата. Надо же, как растолстела, подумала Марианна. Впрочем, ничего удивительного. Миссис Хорнер кормит, как на убой, да и дел по дому почти никаких. С завтрашнего дня нужно будет поменьше есть и побольше двигаться. Марианна кое-как застегнула юбку. Не очень удобно, но ничего, сойдет.
Марианна знала, что выглядит сейчас просто очаровательно. Спускаясь с лестницы, она гордо вскинула голову и расправила плечи, но, дойдя до последней ступеньки, спохватилась. Да что же она такое делает? Ведь собиралась поддерживать со Стюартом Броли чисто дружеские отношения, так к чему перед ним кокетничать? Надо следить за собой.
День выдался чудесный: ясный и теплый. Лошади нетерпеливо фыркали и били копытами. Стюарт с трудом сдерживал их, изо всех сил натягивая вожжи.
– А ну-ка умерьте свой пыл, негодники! Не видите, что с нами дама?
Марианна села рядом, с удовольствием вдыхая наполненный ароматами весны воздух. Засмеялась:
– Ну что вы, мистер Броли! Не нужно их сдерживать из-за меня.
Стюарт озорно взглянул на нее и хлестнул лошадей.
И они понеслись по узкой грязной дороге так быстро, что Марианна вынуждена была одной рукой вцепиться в борт, а другой придерживать шляпку. От бешеной скачки у Марианны дух захватывало. Она понимала, что недалеко и до беды: коляска запросто может перевернуться, и в то же время душу наполняла такая отчаянная радость, какой Марианна уже давненько не испытывала.
Мимо проносились деревья и кустарники, мелькая коричневыми и зелеными пятнами, и Марианна, забыв обо всем на свете, то и дело вскрикивала от восторга. Вот коляска промчалась мимо какого-то двухэтажного домика, выкрашенного коричневой краской, и ей на миг показалось, что в окошке мелькнули два перепуганных белых лица. Видимо, какие-то женщины сидят у окна и смотрят на улицу, решила Марианна и в ту же секунду о них забыла.
Внезапно на дорогу выскочила собачонка. Лошади круто свернули в сторону, и коляска накренилась.
Марианна хотела покрепче ухватиться за борт, но не успела. Почувствовала лишь, что ее выбросило из коляски.
«Господи, сейчас упаду!» – успела подумать Марианна и в ту же секунду ударилась обо что-то твердое.
Больше она ничего не помнила.
* * *
В дверь осторожно постучали.
– Войдите, – бросил Иезекииль Троуг, откинувшись на спинку стула.
Дверь отворилась, и в нее бочком протиснулся Бентон – клерк с первого этажа. Всем своим видом выражая почтительность, он приблизился к Троугу и положил на стол конверт.
– Только что принесли почту, мистер Троуг, – проговорил он. – Это письмо адресовано лично вам.
– Спасибо, Бентон. – И Троуг небрежно махнул рукой, выпроваживая его. – Можешь идти.
Бентон выскочил за дверь. Троуг не стал сразу распечатывать конверт, а некоторое время сидел, постукивая письмом по столу и вспоминая о прошедших шести месяцах, в течение которых он добился того положения, которое теперь занимает.
В первую же неделю его пребывания в Саутгемптоне его попытались убить. Когда он возвращался вечером по пустынной улице из таверны, на него набросился какой-то человек с ножом в руках: Троуг отлично рассмотрел страшное оружие в лунном свете. И хотя в таверне он немного выпил, действовал мгновенно. Схватив негодяя за запястье, он вывернул ему руку и сам всадил ему нож в живот. Человек застонал и упал, а Троуг пошел дальше, оставив его истекать кровью на булыжной мостовой.
На следующее утро Троуг, явившись к братьям Барт, прозрачно намекнул, что знает, кому обязан покушением на свою жизнь. Намек они поняли, и подобное больше не повторилось.
А вскоре после этого на здании фирмы появилась новая вывеска: «Корабельная компания братьев Барт и Троуга». Так Троуг стал третьим компаньоном фирмы.
Он с энтузиазмом принялся за дело и вскоре разработал несколько операций и сделок, благодаря которым прибыль фирмы возросла на тридцать процентов.
Одни нововведения Троуга были законными, другие не совсем, и тем не менее они не шли ни в какое сравнение с преступными махинациями братьев Барт: если Троуг и обходил закон, то обходил весьма умело, используя хитроумные лазейки. С морскими законами он был давно знаком в общих чертах, а после того, как стал совладельцем компании, изучил их досконально и теперь знал их не хуже какого-нибудь адвоката. Так что для него не составило большого труда обратить их себе во благо.
Но не только растущие доходы фирмы радовали Троуга. Он был, кроме того, чрезвычайно доволен тем, что все служащие, прекрасно понимавшие, кто стоит за этими операциями, относились к нему с почтительным благоговением, граничащим со страхом. И вот этот-то страх давал ему власть, сродни той, которой Троуг обладал на Аутер-Бэнкс. А власть Троуг любил.
Однако на Аутер-Бэнкс он подчинял себе своих мародеров исключительно с помощью страха. А в корабельной компании Троуга прежде всего уважали за его деловые качества, а уж потом побаивались, кто больше, кто меньше. Да что там какие-то служащие! Братья Барт боялись его как огня, и вот это-то Троугу особенно льстило.
Троуг самодовольно улыбнулся.
Он еще использует этот страх, непременно использует, когда придет время! Троуг решил стать единоличным владельцем компании. А братья Барт могут отправляться к дьяволу – он давно их дожидается.
Все еще улыбаясь, Троуг взглянул на конверт, но улыбка его тут же погасла, когда он увидел фамилию отправителя: Рис Карлин, детектив, которого он нанял, чтобы отыскать убийц своего сына.
Троуг нервно распечатал конверт и жадно пробежал глазами письмо.
«Иезекиилю Троугу, эсквайру.
Благодарю за то, что прислали мне словесный портрет Марианны Харпер. Теперь мне есть хотя бы с чего начать. Относительно Филипа Котрайта. В бостонском порту нашел одного свидетеля, который видел, как вышеупомянутого молодого человека около года тому назад насильно отправили в плавание на корабле «Сирена». Судно это направлялось на Восток, а посему я не могу предпринять никаких дальнейших розысков до его возвращения. Поскольку последним местом пребывания Филипа Котрайта и девицы был Бостон, я в настоящий момент нахожусь там и оттуда продолжу свое расследование.
Что касается Марианны Харпер, то здесь дела тоже обстоят не так хорошо, как хотелось бы. Откровенно говоря, в данный момент я нахожусь в тупике. За последние несколько недель я переговорил с каждым, кто хоть как-то мог с ней сталкиваться, однако ни один человек понятия не имеет, куда она могла отправиться. Мне рассказали об одном извозчике по фамилии Торнтон, который доставил девчонку и ее багаж в бостонский порт. Я надеялся, что он знает, куда она направилась или по крайней мере на какой корабль села. Но к несчастью, когда я пустился на поиски этого человека, оказалось, что он умер и если и знал, куда отправилась Марианна Харпер, никому, насколько мне известно, об этом не сказал. Я переговорил со многими моряками в порту, однако никто из них Марианну Харпер не запомнил. Из Бостона во все части света отправляются сотни кораблей, и я непременно продолжу опрос матросов, так что со временем наверняка обнаружу корабль, который вывез девчонку из Бостона. Мы ведь знаем, что она уплыла на корабле, а не уехала на поезде или в экипаже. Так что я со всем усердием продолжу свои поиски. Надеюсь, сэр, в следующем письме смогу сообщить вам более радостные известия.
Искренне ваш, Рис Карлин».
Выругавшись, Троуг скомкал письмо и швырнул его на пол. Черт бы побрал эту девчонку! Она, как угорь, никак не дается в руки! Он уже потратил целое состояние на ее поиски. А где результат? Внезапно Троугу пришла в голову мысль послать к черту эту неуловимую Марианну и целиком посвятить себя любимому делу. Кроме того, у него такое чувство, что Роуз Лейк беременна. Очень может быть, что у него родится сын...
Стук в дверь прервал его размышления. Троуг, откинувшись на спинку стула, изобразил на лице суровое выражение.
– Войдите!
В комнату протиснулся Инок Барт с письмом в руке. Вид у него был чрезвычайно взволнованный.
– Вот, пришло с утренней почтой. От Питерса с Аутер-Бэнкс. Этот негодяй требует увеличить свою долю. Пишет, что, если мы не согласимся, он вообще без нас обойдется, все будет оставлять себе.
Троуг пожал плечами:
– Ну и что вас так взволновало? Пошлите кого-нибудь из своих бугаев на остров. Пусть переломает ему ноги и скажет, что это только начало и, если он еще надумает что-нибудь подобное выкинуть, ему не поздоровится. Не сомневаюсь, после этого этот идиот будет посговорчивее.
– Я просто подумал... – Инок Барт кашлянул и отвел взгляд. – То есть мы с братом подумали, что, быть может, ты захочешь снова вернуться на остров – на место Питерса.
Троуг зло засмеялся:
– Вот как? Вам что, не нравится та прибыль, которую я приношу компании?
– Конечно, нравится, Иезекииль, но...
– Никаких но, Инок! А теперь послушай меня. – Троуг наклонился и понизил голос. Глаза его сверкали. – Никакого Иезекииля Троуга с Аутер-Бэнкс никогда не существовало, во всяком случае, я о нем ничего не слышал. Понял? Меня вполне устраивает то положение, которое я сейчас занимаю, и если вы двое надеетесь, что я собираюсь его бросить, вы глубоко заблуждаетесь. Если вы еще раз осмелитесь заговорить на эту тему, вы пожалеете, что на свет родились. Надеюсь, я ясно выражаюсь?
Инок Барт отступил на шаг, глазки у него испуганно забегали.
– Да, да, ясно. Не сердись, Иезекииль, я ничего плохого не имел в виду.
Троуг откинулся на спинку стула и насмешливо взглянул на Барта.
– Ну что ты, Инок, я вовсе не сержусь. Если я рассержусь, уверяю тебя, ты это сразу поймешь. А теперь о Питерсе. Вы сами с ним справитесь или предоставите мне это сделать?
Все еще бледный от страха, Барт поспешно замотал головой.
– Не беспокойся, я сам со всем справлюсь.
– Хорошо, – спокойно проговорил Троуг. – Если это все, Инок, я бы хотел остаться один. У меня сегодня утром очень много работы.
Еще раз кивнув, Инок Барт бочком направился к двери.
Троуг дал ему дойти до порога, а потом сказал:
– Инок!
Инок Барт порывисто обернулся:
– Да, Иезекииль?
– Ты должен предупредить Питерса еще вот о чем. Как ты помнишь, я вам с братом никогда ничего не писал. Так что скажи этому кретину, что, если ему еще хоть раз придет в голову мысль сюда написать, я собственноручно сверну ему шею. А письмо его немедленно уничтожь. Понятно?
– Понятно, Иезекииль.
На секунду взгляд Инока остановился на Троуге, и в его мутных глазах мелькнула неприкрытая ненависть. Но он тут же изобразил на лице самое равнодушное выражение и поспешно выскочил из комнаты.
Троуг расхохотался, да так громко, что Иноку Барту в коридоре наверняка был слышен его смех.
Все еще смеясь, он вернулся к работе. В течение дня несколько дел потребовали его персонального присутствия. Поужинал он в близлежащей таверне, после чего вернулся в контору закончить работу.
Когда он наконец отправился к себе в гостиницу, было уже довольно поздно. Ни в одном из окон, за исключением спальни Роуз, не горел свет. Как всегда после стычки с братьями Барт, в которой ему удалось одержать верх, Троуг испытывал острое желание. Поднявшись на второй этаж, он без стука распахнул дверь в комнату Роуз и вошел. К его удивлению, она уже лежала в постели.
Сбросив пиджак и рубашку, Троуг подошел к кровати. Роуз что-то пробормотала, подняла голову: в лице ни кровинки, глаза огромные.
Увидев его, она вскинула руку.
– Нет, прошу тебя, Иезекииль. Только не сегодня. Я плохо себя чувствую.
Троуг, уже успев скинуть брюки, опустился перед кроватью на колени.
– После почувствуешь себя гораздо лучше, – ухмыляясь, бросил он и потянулся к любовнице.
Роуз поспешно отодвинулась на край кровати, чтобы он до нее не достал. Одеяло при этом сбилось в сторону. Взгляд Троуга упал на простыни: они были испещрены пятнами крови.
Троуг уставился на пятна, потом взглянул на свою любовницу.
– Что с тобой?
В глазах Роуз вспыхнул страх.
– Ничего особенного. Через несколько дней все будет в порядке.
Схватив руку женщины, Троуг с силой заломил ее за спину.
– Я задал тебе вопрос!
– Мне больно, Иезекииль! – Роуз вскрикнула. – Хорошо, я скажу. Я была беременна.
Троуг и так об этом знал. Вдруг он почувствовал неладное.
– Почему ты говоришь была?
– Потому что я сходила к повивальной бабке! Не могла же я родить ребенка, ведь мы с тобой не женаты.
– Я бы женился на тебе, если бы ты сказала, что носишь моего ребенка! – рявкнул Троуг.
Роуз заплакала.
– Дело не только в этом. Я слишком старая, чтобы рожать. Я могла умереть!
Троуга охватила такая ярость, что он с трудом сдержался.
– Какой у тебя был срок? Говори, черт бы тебя побрал! – прошипел он сквозь плотно стиснутые зубы.
– Почти три месяца, – всхлипывая, выдавила Роуз.
– Сын...
Роуз недоуменно уставилась на него:
– Не понимаю...
– Наверняка это был мальчик!
Его сын, который должен был заменить ему Джуда, был мертв. Эта сука убила его! Неистовой ярости стало тесно в груди Троуга, и она вырвалась наружу. Перед глазами встал кроваво-красный туман. Не сознавая, что делает, он навалился на Роуз и сжал ее шею. В глазах Роуз застыл отчаянный ужас, она забилась в конвульсиях. Троуг со всей силой сдавил руками шею, словно желая предотвратить предсмертный крик.
Он все сжимал и сжимал, и все слабее сопротивлялась Роуз, пока, наконец, совсем не затихла. Лицо ее стало пунцовым, язык вывалился изо рта, но Троуг, ничего не замечая, продолжал душите ее. Наконец силы оставили его, и он разжал руки.
Долго сидел он на кровати, обхватив голову руками и прерывисто дыша. Мало-помалу Троуг снова обрел способность здраво мыслить и, вскинув голову, огляделся по сторонам, напряженно прислушиваясь. Он абсолютно не помнил, как душил Роуз, но был уверен, что она не успела закричать. В доме было тихо.
Троуг взглянул на искаженное лицо своей бывшей возлюбленной и злорадно прошептал:
– Больше ты не будешь убивать моих сыновей, сука! Если бы я мог вот так же придушить и Марианну, я бы с радостью отправил в ад и ее!
За последние две недели решимость Троуга во чтобы то ни стало отыскать убийц Джуда несколько поутихла, особенно после того, как он стал подозревать, что Роуз беременна. Но сейчас, когда и второй его сын был убит, он понял, что не успокоится, пока не найдет убийц Джуда.
Теперь надо было решить, что делать дальше. Мысль о побеге Троуг отмел сразу же. Он теперь уважаемый житель Саутгемптона и полноправный партнер известной корабельной фирмы, так что бежать он не станет. Однако с таким трудом завоеванное положение в обществе теперь может рухнуть в один момент, а значит, надо избавиться от тела Роуз, да так, чтобы на самого Троуга не пало ни малейшей тени подозрения. Троугу припомнилось то давнее время, когда он в припадке ярости задушил Энни Робертс. Тогда ему пришлось спасаться бегством, но теперь – ни за что.
Троуг заставил себя ждать, неподвижно сидя на краешке кровати. Он ждал час, два, пока не наступила глубокая ночь. Город уже крепко спал, даже таверны закрылись до утра. Наконец Троуг встал и, подойдя к окну, выглянул на улицу.
Густой туман окутал землю. Отлично! Значит, отнести тело Роуз к пристани и там бросить его в море не составит особого труда. Быть может, течением тело отнесет подальше, и его никогда не найдут. А если и найдут, вряд ли подумают на него.
Подойдя к кровати, Троуг завернул тело в окровавленную простыню и, легко подняв, закинул себе на плечо. Потом осторожно спустился по лестнице и вышел за дверь в густой, белый, как молоко, туман. Вокруг не было ни души.
Троуг пошел по дорожке к воротам и, выйдя на улицу, свернул к пристани.
Он не заметил, что на противоположной стороне улицы за деревом притаился какой-то мужчина. Подождав, пока Троуг скроется в тумане, незнакомец пошел следом, держась на таком расстоянии, чтобы Троуг, даже если и обернется, его не заметил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Волны любви - Мэтьюз Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7

Часть вторая

Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Часть третья

Глава 14Глава 15Глава 16

Часть четвертая

Глава 17Глава 18Глава 19

Ваши комментарии
к роману Волны любви - Мэтьюз Патриция



Очень понравился роман! Читала с удовольствием! Советую! 10
Волны любви - Мэтьюз Патрицияс
6.07.2013, 16.29





дерьмо...!!!
Волны любви - Мэтьюз Патрициятори
6.07.2013, 17.53





Класный роман)))
Волны любви - Мэтьюз ПатрицияАлина
22.08.2013, 17.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100