Читать онлайн Укротить беспокойное сердце, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Укротить беспокойное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Вот неуклюжая девчонка! Смотри, что ты делаешь!
Дайана Сальери злобно глянула на Милли, глаза ее сверкнули, и Милли почувствовала, как краснеет. Шла очередная примерка, и она старалась наладить новый костюм Дайаны, что оказалось крайне трудным делом.
Прежде всего эта капризная артистка обругала все – и ткань, и фасон. Затем, все-таки позволив надеть костюм на себя, стала дергаться и ерзать так, что Милли не могла заколоть ни одной булавки, чтобы хоть где-то не уколоть вредную непоседу. У Милли просто руки чесались шлепнуть Дайану как следует, и пусть потом жалуется.
Подняв глаза, Милли поймала упреждающий взгляд мадам Косты. Та прекрасно понимала, что происходит, но хотела дать понять помощнице – приходится терпеть и сносить все фокусы артистки.
Милли тяжело вздохнула: хоть бы скорее закончить эту проклятую примерку. С другими артистами у нее проблем не возникало, с большинством она прекрасно ладила. Правда, некоторые бывали слишком суетливы, иногда немного придирчивы, но Милли не обращала на них внимания. Даже остальные Сальери, хоть все они достаточно высокомерны, вели себя нормально. Лишь Дайана позволяла себе всяческие выходки и мнила из себя принцессу.
Только Милли наладила сложную часть костюма и собиралась закрепить все булавкой, как Дайана дернулась, все развалилось, и Милли выругалась про себя. Дайана нагнулась к своей любимой собачке, которая восседала на голубой шелковой подушечке.
– Пуччи, лапочка, – засюсюкала Дайана противным голосом. – Моя Пуччи скучает? Ей все надоело, да? Мамочке тоже, но надеюсь, мы скоро все закончим.
Ее глубокий тяжелый вздох, очевидно, означал, что ей так невыносимо находиться среди таких тупых людей низкого происхождения и что она ждет не дождется, когда выйдет из ненавистной примерочной.
«Я также тебя ненавижу и презираю, мисс Кривляка!» – подумала Милли.
Она не могла понять, как Лайонел, Бенджи и некоторые другие не видят, что она вся насквозь фальшива. Несомненно, Дайана очень красива, но натура у нее отвратительная. Мужчины такие дураки! В женщинах они не видят ничего, кроме внешности, тем более если есть на что посмотреть. Хорошенькое личико, соблазнительная фигурка – вот все, что им надо. Ослепленный блеском мужчина женится на пустоголовой кукле, а после медового месяца приходит к убеждению, что связался с настоящей мегерой и теперь вынужден расплачиваться всей своей последующей жизнью за то, что не сумел этого распознать вначале. Скольких постигло такое горькое разочарование! Милли знала таких и частенько слышала о подобных трагедиях.
Женщины, напротив, гораздо разумнее. Они обычно смотрят глубже и понимают, что нельзя выбирать себе мужа и отца будущих детей исходя только из внешней привлекательности мужчины. Конечно, и здесь бывают исключения, но в большинстве своем женщины всегда обращают внимание на особенности натуры человека.
Дайана Сальери, конечно же, является именно таким исключением из числа нормальных, разумных женщин. Примитивная и эгоистичная, она не в состоянии оценить тонкую натуру Лайонела. Где уж ей заметить, что он умный, культурный и добрый человек, способный на большие чувства. Для Дайаны он только урод, она даже не видит его необычной красоты.
Вспомнив о Лайонеле, Милли вздохнула. Если бы он мог увидеть в ней то, что ищет в Дайане! Если бы он обратил на Милли внимание и понял, что она никогда бы не стала обращаться с ним как с низшим существом.
В это время в примерочной появился Бенджи. Маленький карлик приковылял на кривых ножках, в руках он держал поднос, на котором стоял кувшин и высокий стакан.
На его лице, симпатичном, несмотря на высокий лоб и немного неправильные черты, застыло выражение детского восхищения. Заискивающе улыбаясь, он приблизился к Дайане.
– Извините, что я задержался, мисс Дайана, это из-за повара. Он был занят, а я не мог поторопить его.
Он протянул поднос Дайане, виновато заглядывая ей в глаза. Милли отвернулась, не в силах наблюдать эту унизительную сцену. Неужели Бенджи не понимает, насколько выглядит жалобно, разводя такую суету перед Дайаной? Ну прямо как собачонка, которая ждет одобрения, а ведь в любой момент может получить пинок.
Дайана бросила сердитый взгляд на Милли.
– Остановись на минутку, девчонка, – сказала она. – Мне хочется пить, просто умираю от жажды.
Эти ее слова относились к Бенджи – пусть, мол, поймет, что оказался не слишком расторопным и заставил бедную принцессу мучиться.
– Налей мне стаканчик, Бенджи!
Маленький человечек кинулся выполнять просьбу, нет, поручение. Он поставил поднос на стол, потом влез на табуретку, чтобы достать до кувшина, и стал наливать напиток в стакан. Дайана с улыбкой наблюдала за ним.
Она смотрит на него как на дрессированную обезьянку, с горечью думала Милли. Почему же Бенджи этого не понимает? Он ведь совсем не глупый!
Не прекращая улыбаться, карлик слез с табуретки со стаканом в руках, который осторожно принес Дайане.
Та стала пить маленькими глотками, а Бенджи затаив дыхание не сводил с нее глаз.
Дайана улыбнулась снисходительно, и он засиял от радости.
– Хороший напиток? – поинтересовался он. Она помолчала секунду, потом кивнула.
– Да, дорогой Бенджи, вполне освежающий. Большое спасибо.
Тот так и подпрыгнул.
– Может, вы еще что-нибудь хотите, мисс Дайана? – спросил он. – Чем я еще могу помочь?
Дайана осушила стакан и отдала его карлику.
– Погуляй с Пуччи. Ей, моей бедненькой, надо побегать, а потом ты приведешь ее к моему вагончику.
Бенджи растаял от счастья, словно на него свалилась манна небесная.
– Конечно, мисс Дайана. Сию минуту, мисс Дайана! Я приведу ее к вам через полчаса.
Все в примерочной смотрели, как Бенджи пристегивает поводок к украшенному драгоценностями ошейнику Пуччи, а потом тянет упирающуюся собаку на улицу.
– Такой полезный малыш, – сказала Дайана, когда он вышел из палатки. – А теперь давай посмотрим, на что ты способна, Милли. Заканчивай скорее втыкать эти мерзкие булавки. Мне пора тренироваться.
Милли быстро все закончила и помогла Дайане снять костюм. Потом капризная гимнастка накинула свой красный шелковый халат и собралась уходить не прощаясь ни с кем и не благодаря, как положено, костюмерш.
В этот момент в костюмерную вошли два брата Сальери – старший, Сантьяго, и младший, Давало. У Сантьяго был сердитый вид, он сразу же обратился к сестре по-итальянски, и та стала отвечать ему.
Вполне очевидно, им никогда не говорили, что разговаривать на чужом языке в присутствии людей, не знающих его, неприлично. Но Милли понимала, о чем они говорят, так как ее мать была итальянкой.
Сантьяго говорил, что давно пора начать тренировку, а Дайана опаздывает, на что та ответила, будто во всем виноваты мадам Коста и Милли.
Милли даже покраснела от злости. Она вместе с другими девушками трудится в поте лица, а эта наглая… да, наглая сучка, по-другому ее и назвать нельзя, относится к ним так, словно они просто грязь под ее ногами.
Милли закусила губу, чтобы не высказать все, что она думает по этому поводу, и посмотрела на Сантьяго – как он-то реагирует на слова сестры? Потом перевела взгляд на Давало, который, увидев, что та злится, покраснел и отвернулся.
Старший Сальери с сестрой направился к выходу, и Милли услышала, как Сантьяго сказал, что видел «маленькую обезьянку» Дайаны вместе с Пуччи, и пошутил насчет странных воздыхателей, которыми сестра окружила себя. Дайана рассмеялась и ответила по-английски, что, мол, и низшему сословию надо найти какое-то применение.
В открытую дверь Милли увидела Бенджи, который наверняка слышал это обидное замечание.
Милли так и вскипела от злости. Если на свете есть справедливость, то эта воображала получит свое. Нельзя же допустить, чтобы она всеми распоряжалась, всех унижала и делала, что хочет! Когда-нибудь она нарвется на такого, кто отомстит ей сполна. Надо только подождать.
Тут она заметила Давало, который остался в примерочной. Он выглядел смущенным и раздосадованным.
– Прости, – обратился он к Милли, – ты, кажется, понимаешь итальянский?
– Да, понимаю, не все, но вполне достаточно, чтобы сообразить, о чем идет речь, – ответила она.
– Тогда я должен извиниться за сестру. Она часто говорит не подумав. Дайана сейчас очень нервничает, а когда она в таком состоянии, то поступает необдуманно и говорит неприятные, даже оскорбительные вещи.
Милли криво усмехнулась.
– Ну, знаешь! Мы все нервничаем время от времени, но разве это оправдывает оскорбительное для окружающих поведение?
Взгляд Давало стал колючим.
– Да, у всех сдают нервы, – сказал он ледяным тоном, – но для большинства при этом не стоит вопрос жизни и смерти. У нас, как ты знаешь, именно так.
Милли сообразила, что он имеет в виду их опасную профессию, и немного смягчилась.
– Я понимаю, – сказала она уже спокойным тоном. – И могу понять Дайану, когда она волнуется по поводу новой программы выступления или чего-нибудь в этом роде, но из-за этого не стоит вести себя с другими так безобразно. Бенджи – хороший и преданный друг, он заслуживает лучшего отношения к себе.
– Ты права, – согласился Давало. – Но Дайана есть Дайана. Даже я, ее брат, соглашусь, что характер у нее не из лучших, но ее полет в воздухе – это же совершенство! Она талантлива.
Милли сокрушенно покачала головой.
– Значит, ты считаешь, что из-за ее редкого таланта все должны мириться с ее… – она хотела сказать – жестокостью, но передумала, – с ее плохим характером?
– Да, именно это я и хочу сказать. Иногда гений заслуживает прощения за такие вещи, которые непростительны для обычных людей.
Милли ухмыльнулась:
– Я не хочу с тобой спорить и ссориться, но должна заметить, что все это абсолютная чепуха!
– Ты можешь думать все что угодно, – ответил молодой человек, – но это закон жизни. – Взгляд его снова стал жестким. – Ты знаешь, чем мы занимаемся. Ты видела нас на манеже. Мы не пользуемся сеткой и выполняем сложнейшие и опаснейшие трюки. Каждый раз, когда мы поднимаемся под купол, каждый раз, когда перелетаем с трапеции на трапецию, мы рискуем жизнью. Разве это не дает нам права на некоторые привилегии перед остальными?
– Конечно, и они у вас есть. Вы прекрасно устроены, вам хорошо платят, и вы – звезды цирка. Думаю, одного этого достаточно. Не стоит при этом относиться к другим так, будто они и не люди вовсе. Ну хватит об этом. Спасибо, что ты извинился, Давало. Знаю, ты искренен, но ты не в ответе за поведение сестры. Очень любезно с твоей стороны. Давало слегка поклонился.
– Не стоит меня благодарить, Милли. Я просто хотел, чтобы ты поняла. До свидания.
Милли проводила его взглядом. От разговора с ним у нее остался неприятный осадок. С одной стороны, этот симпатичный парень – самый приятный и общительный из всей семьи Сальери. Он хоть чувствует, когда его наглая сестра перегибает палку, но все равно остается высокомерным и заносчивым. Как можно считать, что Дайана заслуживает прощения за грубость и презрение к людям только из-за того, что талантлива в своей профессии! Это неправильно и совершенно нелогично.
Милли тяжело вздохнула и принялась за работу.


– А потом, когда они уже выходили, она сказала: низшему сословию нужно найти применение! Будто говорит о слугах или, хуже того, о рабах! Можешь представить, какая нахалка!
Лора и Милли только что закончили ужинать в столовой и выходили на улицу.
Милли раскраснелась от возбуждения, рассказывая о сегодняшнем происшествии. Лора с умилением поглядела на подругу – она словно мать-мироносица, всех защищает, утешает, а чужие беды переживает как свои собственные. Оскорбить кого-то означает задеть ее лично.
– Она часто говорит всякие гадости, – заметила Лора. – Не представляю, что мужчины видят хорошего в женщине с таким мерзким характером. Да им, похоже, кроме ее хорошенького личика, ничего и не надо.
– Вот ты повторила мои мысли! Знаешь, я иногда не понимаю этих глупых мужчин. А ты?
Лора покачала головой и при этом подумала об Уилле. Прошло три недели с тех пор, как он уехал в Нью-Йорк, а от него ни слуху ни духу. Почему его вызвали и что он делает? Неужели не может пару строк написать?
Той ночью, когда они были вместе, ей казалось, что Уилл разделяет ее чувства. Его слова и поведение подтверждали это, он говорил, что дорожит ею и чувства его серьезны. А теперь получается – бросил?
А что же еще она должна думать? Неужели он, как Ник, только пользуется женщинами и, получив удовольствие, потом оставляет их? Насколько она успела узнать Уилла, в это трудно поверить, но тем не менее у них с Ником есть кое-что общее. Например, страсть к путешествиям. Так что же, она опять обманута? Она не нужна Уиллу? И чем больше Лора думала об этом, тем сильнее становилась ее боль.
– Так ты согласна? Лора, ты что, не слушаешь меня? Лора вздрогнула. С трудом отогнав тяжелые мысли, она взглянула на Милли и улыбнулась ей.
– Извини, Милли. Я немного задумалась. Что ты сказала?
Милли рассмеялась.
– Вот уж не думала, что моя болтовня о мужчинах испортит тебе настроение! Знаешь что? После того как я излила тебе душу, поведав о сегодняшних неприятностях, я хочу забыть об этой Дайане, а вместе с ней обо всех несправедливостях на свете. Давай поговорим о чем-нибудь более веселом. Кстати, не хочешь ли пойти сегодня на представление?
Лора кивнула. За последнее время она ходила в цирк несколько раз, знала уже, как все организуется, что за чем идет в программе – в общем, одно и то же. Цирк приезжал в разные города, часто похожие один на другой. И в каждом городе повторялся ритуал прибытия цирка.
Сначала проходил цирковой парад, красочный и праздничный. Играла музыка, катились повозки и колесницы, маршировали рядами артисты. Все это привлекало внимание жителей, которые шли вслед за цирком на площадь к шатру и палаткам. Впереди всегда оркестр – музыканты в яркой униформе, с блестящими на солнце трубами в руках. За оркестром медленно и величаво шествовали слоны, на спины которых были накинуты расшитые попоны, а на головах прикреплены шапочки. На слонах ехали девушки из кордебалета в пестрых нарядах и пышных плюмажах. Потом катились повозки с клетками, в которых прохаживались разные дикие звери. На красавцах скакунах гарцевали смелые наездники, за ними катились роскошные колесницы. Клоуны кувыркались, хохотали, прыгали и щекотали детей из толпы. Замыкала шествие, как всегда, каллиопа – символ самого цирка.
Все представления, за редким исключением, проходили тоже одинаково: переполненный зал, смех детей, барабанная дробь, топот копыт. Все это сплелось воедино в памяти Лоры.
С течением времени Лора преодолела свою робость и смущение перед уродцами, или чудо-людьми, как и она теперь их называла. Она подружилась с мадам Зенобией, Лайонелом, маленьким Бенджи, узнала других. Познакомилась и с артистами манежа. Все они интересные и уникальные люди. Вот, например, Гарольд фон Гаубт – отважный канатоходец, немец по происхождению. Он ходит по проволоке, как по обычной дорожке, выполняет такие трюки, что у Лоры перехватывает дыхание. Или Лючинда Банкс, веселая девушка атлетического сложения, которая в афишах называется «Женщина-снаряд». Номер заключается в следующем: ее опускают в дуло огромной пушки и выстреливают в воздух. Лючинда летит прямо в специальную сетку. Родни Д. Ландерс – руководитель группы наездников, выполняющих умопомрачительные трюки на лошадях. Да разве можно перечислить всех, кто ежедневно рискует жизнью, развлекая зрителей!
Больше других Лоре нравились клоуны, в них ей виделись добрые волшебники, способные рассмешить и взрослых, и детей, а значит, принести им радость. Она подружилась далеко не со всеми артистами, ведь в цирке все так же, как и в обычном мире, – здесь встречаются разные люди. Кто-то нравится тебе, кого-то ты недолюбливаешь, а некоторые не хотят знаться с тобой.
Самой близкой подругой Лоры стала Милли. Чем ближе узнавала она девушку, тем больше восхищалась ею. У Милли такой замечательный характер – она заботлива, открыта, честна, добра, у нее веселый нрав и природная сметливость. Да что говорить, Милли нравилась всем, кроме, пожалуй, Дайаны. Но ту вообще интересует только собственная персона.
В течение этих долгих недель Лора иногда подумывала о том, чтобы рассказать подруге об Уилле. Та способна рассуждать здраво, может, помогла бы разобраться? Но трудно говорить о личном, деликатном даже с лучшей подругой! Лора никогда не могла откровенничать с другими людьми, это не в ее характере. Может быть, сказывается влияние семьи – от отца она всегда все скрывала да и матери не изливала душу. Кроме того, ее гордость не дает выложить про себя кому-то все как есть. Не надо ей жалости и сочувствия, поделиться о своих слабостях с кем-то – значит принизить себя в глазах других. Со своими проблемами необходимо справляться самой.
Но в одном Лора уверена – ни одному мужчине она не позволит причинить ей то, что удалось в свое время Нику: повергнуть в бездну отчаяния и страдания, сделать ее слабой от горя, сломить дух. Ник глубоко оскорбил ее чувства, причинил невыносимую боль, но она нашла в себе силы выстоять. Теперь, что бы она ни чувствовала по отношению к Уиллу или другому мужчине, она не даст себя довести до такого состояния. Надо выбросить Уилла из головы. У нее есть работа, друзья и свобода. Разве этого мало?
– Давай пройдем через музей, – предложила Милли. – А потом уж на представление. Я хочу повидать мадам Зенобию, она сегодня в новом костюме. Надо глянуть, как он на ней смотрится там, на людях.
Лора улыбнулась – настоящая причина того, что Милли хочет зайти в павильон, где выставлены все чудо-люди и другие диковины, вовсе не в новом платье мадам Зенобии.
– Как хочешь, Милли. Но сперва остановимся у ларька, я куплю яблоко для Джумбо.
– Что ж, хорошо, только я считаю, что ты выбрала себе слишком большого любимчика из всех здешних животных. Скажу честно, я его побаиваюсь. Да он просто огромный! Предпочитаю карликового слоника Тома. Он похож на малыша, а на деток всегда так приятно смотреть.
– Джумбо, конечно, далеко не малыш, но он великолепен. Мне сказали, он пользуется огромным успехом и так прославился, что в продаже появились сигары «Джумбо», шляпы «Джумбо». У него куча поклонников. Он приносит огромный доход.
Ей сказал об этом Уилл, но Лора не хотела его упоминать.
Милли только кивнула.
– Вот и хорошо, – сказала она. – Прокормить этого гиганта влетает цирку в копеечку.
– Его дрессировщик сказал мне, что Джумбо в среднем получает в день двести фунтов сена, два бушеля овса, один бушель бисквитов, пятнадцать буханок хлеба, три кварты лука, пять ведер воды плюс яблоки, апельсины, орехи, пирожки, конфеты и… – она наклонилась к уху Милли, – иногда бутылку виски. Дрессировщик сказал, что он может выпить целую кружку залпом.
– Виски? Я этого не знала. А что может случиться, если он напьется, а?
– Милли! Я же пошутила!
– Ну вот, всегда ты так! Ладно, все равно твой Джумбо обжора. Ты забыла еще про арахис, которым его кормят зрители.


В зверинце, куда вошли Лора с Милли, было душно и ужасно пахло. Джумбо стоял за загородкой, мотая головой, его огромный хобот раскачивался из стороны в сторону. Дрессировщик в это время разговаривал с толпой зевак.
– Да, ребята, Джумбо – самый большой слон в мире. Он ростом одиннадцать футов и шесть дюймов, это только до плеч, а с поднятой головой – все пятнадцать. Хобот семь футов длиной. Весит он шесть с половиной тонн. Но несмотря на такие внушительные размеры, Джумбо очень доброе и нежное животное, вдобавок он удивительно умен. Вы только посмотрите в его глаза!
Лора и Милли протиснулись сквозь плотную толпу. В это время Джумбо поднял хобот и уставился своими большими умными глазами прямо на Лору.
– Ой, да он узнал тебя! – поразилась Милли. Лора радостно кивнула. По непонятной причине она очень привязалась к этому великолепному животному. Может быть, потому, что он выглядел таким добрым и умным, как сказал дрессировщик, несмотря на внушительные размеры и силу.
Лора протянула ему большое красное яблоко.
– Вот смотрите, – обратился дрессировщик к зрителям, – это друг нашего Джумбо. Она принесла ему угощение. Обратите внимание, как осторожно он возьмет яблоко!
Толпа затаила дыхание, когда хобот Джумбо коснулся протянутой ладони Лоры, яблоко было тихонько сметено, зажато концом хобота, и слон потянул его прямо в открытый рот. При этом он смотрел на Лору с любовью и благодарностью. Интересно, что там происходит в его голове? Какие мысли бывают у слонов? Ведь взгляд у него умный, почти человеческий, и в глазах такая печаль.
Попрощавшись с Джумбо, молодые женщины направились прямиком в павильон музея. Кивнув билетеру у входа, который, конечно, их узнал, они направились прямо к подиуму, на котором находились все чудо-люди.
Лора давно подметила, что здесь, на публике, все уродцы выглядят иначе, чем обычно. Они одеты в костюмы, и все их уродства выставлены напоказ, чтобы публика могла их получше разглядеть.
Например, Белл Тэйлор, четырехногая девушка. В простом платье ее не отличить от обычной девочки – две ее другие недоразвитые ножки не видны из-под длинной юбки. Походка у нее слегка неуклюжая. А здесь на Белл надета короткая юбочка, открывающая на всеобщее обозрение четыре нижние конечности в чулках и туфельках. Две маленькие ноги похожи на детские, словно у Белл под юбкой спрятался ребенок.
Лора успела привыкнуть к собранным в цирке уродцам с разными физическими недостатками, но, глядя на Белл, всегда испытывала какое-то неопределенное чувство. Поговаривали, что у Белл, кроме второй пары ног, имелись еще одни половые органы. Словно в утробе матери начинали развиваться близнецы, но потом что-то случилось, и выжил только один плод, а от второго осталась только нижняя половина. Эта мысль занимала Лору, она удивлялась, какие странности происходят в природе.
Кроме тех людей, с которыми Лора познакомилась в первый вечер в столовой и которые стали ее друзьями, здесь были еще многие другие, кого Барнум собрал в своей чудной коллекции: мальчик-слон – семнадцатилетний паренек с толстенными ногами; женщина-черепаха – негритянка с крохотными недоразвитыми руками и ногами; татуированный мужчина, на теле которого не было ни одного чистого промежутка – все в замысловатых рисунках; полчеловека, который вынужден был передвигаться на руках.
А еще в коллекции выставлялись прославленные дикари с Борнео – Плутан и Ваино, которых будто бы захватили в плен моряки с одного судна, причалившие к острову в поисках питьевой воды. А по-настоящему – и Лора знала об этом – они были братья Хайрам и Барни Дэвис, оба маленького роста, но невероятно сильные – каждый мог схватить и бросить наземь взрослого мужчину.
Лора и Милли подошли к мадам Зенобии и полюбовались ее новым нарядом, на ней было широкое декольтированное платье из розового шелка, лиф которого был расшит разноцветными камешками, имитирующими драгоценности. Выразив свое восхищение, девушки направились проведать того, ради которого Милли и пришла, – Лайонела Жермена. Он прохаживался из стороны в сторону в развевающейся черной накидке, иногда оскаливая зубы, дабы показать толпе, насколько он дик и свиреп.
Он действительно хорош, и имя ему под стать – ведь Лайонел означает «лев». Да, он определенно красив и так величествен. Вон как его шерсть переливается при ярком свете электричества!
Лора взглянула на Милли, на лице подруги появилось такое выражение, что не оставалось сомнений – она влюблена.
Сердце Лоры наполнилось печалью. Ох уж эти мужчины! Проблема Милли не в том, что Лайонел – урод. Девушка любит цирк и прониклась его духом, в котором совсем иные принципы. Она собирается тут остаться и, если бы у них с Лайонелом сладилось, для круга цирковых артистов их брак не стал бы ничем из ряда вон выходящим. Но проблема их взаимоотношений в другом – Лайонел просто сохнет по Дайане Сальери, которой на него наплевать. Получается какой-то ужасный любовный треугольник, в котором все несчастны. От всех этих мыслей Лора чуть не расплакалась. Надо же! И у нее самой несчастная любовь.
– Смотри! – воскликнула Милли, дернув подругу за руку.
Лора посмотрела в ту сторону, куда указывала Милли, и увидела Дайану Сальери, которая шла по широкому проходу под руку со старшим братом, Сантьяго. Оба в шелковых пелеринах, накинутых на блестящие трико, в которых гимнасты обычно выступали. Дайана время от времени указывала пальцем на чудо-людей и что-то говорила брату.
– Что им тут понадобилось – среди низшего сословия? – угрожающим тоном спросила Милли.
– Может, нам с тобой лучше уйти? – предложила Лора, испугавшись за подругу.
– Еще чего не хватало!
Дайана и Сантьяго приблизились к ним. Красавица даже не удостоила их обеих вниманием, а направилась прямо к Лайонелу, который не сводил с нее восхищенного взгляда.
Дайана сказала что-то брату по-итальянски, и тот громко расхохотался.
Милли напряглась как пружина.
– Ты поняла, что она сказала? – спросила Лора.
– Конечно! – гневно воскликнула Милли. – Она сказала, что Лайонел похож на большую собаку, но у него больше шерсти, чем у Пуччи. Я выдеру у этой суки все волосы!
– Нет! – ужаснулась Лора и схватила Милли за руку. – Она тебя уволит! А вот мне она вряд ли что-нибудь сделает. Дай-ка я с ней потолкую.
Лора шагнула в сторону Дайаны.
– Мисс Сальери!
Та удивленно подняла брови.
– Да?
– Я слышала, что вы сказали о Лайонеле. Это гадко и оскорбительно, и вам нужно извиниться.
– Извиниться? – удивилась Дайана. – Сальери никогда не извиняются.
Лора пришла от этих слов в ярость, но старалась сдержаться.
– Ну тогда пора это сделать, – сказала она. – Вы уже не в первый раз грубо отзываетесь об этих людях.
– Людях? – презрительно переспросила Дайана. – Да разве это люди? Это же…
– Хватит! – перебила ее Лора.
Заносчивая гимнастка подбоченилась и двинулась на Лору.
– Да кто ты такая, чтобы указывать мне? – выкрикнула она.
– Кто я, совсем не важно. Но вот если вы не извинитесь, я отправлюсь к мистеру Бэйли и доложу ему о вашем поведении. А как вам известно, мистер Бэйли не любит скандалов между подчиненными.
– Ах, да я тебя узнала! Ты же эта… как его? Бухгалтер, кажется. – Дайана ухмыльнулась. – Да ты можешь делать все что угодно. Мне плевать. Я – Сальери, а Сальери не подчиняются ни твоему мистеру Бэйли, ни вообще кому бы то ни было. Пошли, Сантьяго!
Сантьяго, который и слова не проронил за время этой перепалки, предложил сестре руку, она оперлась на нее, и оба вышли вон, гордо задрав головы.
Милли, кипя от возмущения, воскликнула:
– Нет, эта женщина просто невыносима! Она и правда уверена в собственной неуязвимости и считает, будто может делать все, что ей вздумается.
– Похоже, действительно может, – пробормотала Лора. – Можно было и не затевать с ней этого разговора. – Она бросила взгляд на Лайонела, который смотрел вслед обожаемой им Дайане, но в глазах его было что-то странное. Рядом с ним стоял маленький Бенджи и легонько похлопывал его по ноге, словно утешая.
Лора наклонилась к Милли.
– Как ты думаешь, Лайонел слышал, что она сказала о нем? Он понимает по-итальянски?
– Не знаю, может, и понимает, тогда ему все это известно. Она довольно громко высказалась.
– Пошли-ка, Милли. Если он все знает, ему неприятно, что это случилось при нас. И потом вся эта сцена…
Милли кивнула.
– Я знаю, он влюблен в Дайану, но все-таки мне кажется, что я ему чуточку нравлюсь, – сказала она, направляясь к выходу. – Как ты считаешь, Лора?
– Конечно, – ответила та. – Это вполне очевидно.
– Правда? Я так и думала. Ну ты же видишь, он мне нравится.
Лора вздохнула. Она сказала правду – Милли нравится Лайонелу, но это больше похоже на братские чувства к младшей сестре. Страшно подумать, какие могут ожидать разочарования эту замечательную девушку, если она всерьез увлечется Лайонелом.
Когда они вышли из музея, Милли взглянула на часы, которые носила в карманчике корсета.
– Господи! Совсем забыла, что у меня дела! Я же опоздала! Мне надо бежать. А ты пойдешь на представление или домой?
– Я хочу поглядеть на Монтини – у них какой-то новый трюк в программе. Знаешь, мне совсем не надоедает смотреть выступления, всегда что-нибудь новенькое.
Милли помахала ей рукой.
– Тогда увидимся позже вечером. Мне надо вернуться в костюмерную, а то мадам Коста меня уволит.
Лора одна отправилась в шатер цирка. Говоря о Монтини, она вспомнила то время, когда они выступали в «Мелодеоне». Там же и произошла ее первая встреча с Уиллом.
Боже мой, Уилл! Где ты сейчас и почему не написал? Я не могу без тебя, а мне, видно, придется жить без тебя. Но я хочу быть с тобой. Пожалуйста, вернись ко мне!..
Цирк был переполнен – шум, смех, ослепительный свет, пестрота красок. Пока Лора искала свободное место, представление началось.
Обычно бравурная музыка и общая атмосфера праздника радовали ее и поднимали настроение. Но сегодня все было как-то не так. Слишком она подавлена и собственными мыслями, и происшедшим инцидентом. Лору все раздражало – слишком громкая музыка, слишком блестящие костюмы, слишком радостные артисты. Какая-то странная, даже пугающая обстановка, сплошная путаница, как в сказке Льюиса Кэрролла. Почему же так случилось?
Она стала сосредоточенно грызть конфетки, купленные у входа, чтобы успокоиться. Закончился парад, и на всех трех манежах начались выступления артистов. Постепенно происходящее увлекло Лору, а энтузиазм, с которым зрители встречали каждое выступление, передался и ей, поэтому все необычные ощущения были забыты, и она веселилась от души.
Монтини, как всегда, показали высочайший класс, более того, произвели фурор своим новым трюком – один из них ездил по кругу на велосипеде по отвесной стене специального манежа, причем на высокой скорости.
Но вот под фанфары на центральный манеж вышли Сальери. Все как один – стройные, красивые, в одинаковых накидках, в одинаковых трико с блестками, головные уборы – обруч с перьями. Они важно, словно павлины, прошествовали по кругу, приветствуя восторженную публику.
Лора презрительно фыркнула. Такие высокомерные, напыщенные, а народ все равно любит их. Что поделать, артисты они исключительно талантливые.
Играла музыка, Сальери сняли свои головные уборы и накидки и начали по одному взбираться по веревочным лестницам под самый купол цирка. Старший, Сантьяго, мускулистый и крепкий, обычно ловил летящих гимнастов. Он занял свое место на трапеции справа, потом спустился головой вниз, зацепившись за трапецию ногами. Остальные, Давало, Серджио и Дайана, забрались на площадку слева и помахали оттуда публике.
Номер начался. Сначала Серджио потянулся, схватил трапецию и стал раскачиваться на ней. Отлетев довольно далеко, он вдруг отпустил руки, сгруппировался и, сделав сальто в воздухе, схватился за руки ожидавшего его Сантьяго. Два брата стали теперь раскачиваться на трапеции, держась за руки.
В это время младший, Давало, поймал вернувшуюся к площадке трапецию и понесся на ней вперед, к братьям. Потом Серджио и Давало полетели навстречу друг другу в воздухе, меняясь местами, Серджио схватился за трапецию, а Давало – за руки старшего брата.
Лора вздохнула с облегчением, когда сложный трюк благополучно завершился. Сколько бы раз она ни смотрела выступление Сальери, она переживала за них и всегда восхищалась изяществом, легкостью и собранностью воздушных гимнастов.
Братья выполнили еще несколько трюков, и настала очередь Дайаны. Она стояла на площадке как королева, высоко подняв голову, выпрямившись и грациозно отставив ножку в сторону. Что ни говори, смотрится потрясающе.
Лора сокрушенно покачала головой. Да, Дайана очень красива. Приходится это признать. Тем временем красавица гимнастка раскачалась на трапеции и полетела к Сантьяго, который готовился поймать ее. В своем переливающемся всеми цветами радуги костюме Дайана была похожа на диковинную птицу, парящую в воздухе. Она сделала кувырок прежде, чем брат схватил ее за руки. Зал, взволнованно следивший за ней, разом выдохнул. Лора заметила, что во время этого трюка произошел едва заметный сбой, идеальным его не назовешь. Как же так? Она видела их выступление много раз, и Сальери всегда были в отличной форме. Дайана вернулась на площадку.
Как бы там ни было, но Дайане Сальери в смелости не откажешь – они же все работают без страховочной сетки. Более опасного номера Лора никогда не видела и сейчас, наблюдая за ними, ужасно нервничала. Далеко не каждый артист отважится на подобный риск, а эти Сальери подвергают свою жизнь опасности каждый день.
Дайана готовилась к полету на трапеции во второй раз. Лора задрала голову и, едва дыша, напряженно всматривалась вверх. Гимнастка задержалась на площадке дольше, чем обычно, или это Лоре показалось?
И вот Дайана раскачивается, изящно и в то же время очень мощно. Вот она в воздухе, кувырок, еще один, все отлично, и вот она тянется к рукам брата…
Лора не сразу поняла, что происходит. Не могла поверить своим глазам. Публика, затаившая было дыхание, вдруг издала один громкий протяжный крик. Значит, то, что Лора видит, правда – летящее вниз тело Дайаны. Эта страшная картина словно отпечаталась в мозгу Лоры. Не забыть такого никогда. Дайана падала совсем не как птица, образ которой создавала во время выступления. Она камнем упала вниз, прямо на жесткий пол манежа…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция

Разделы:
От автораА вот и мы!Наш цирк приехал в город!Обычный день на праздник стал похож.Забудьте распри,Отмените ссоры,На нас глядите с ярусов и лож!А вот и мы!Смешная клоунадаНесет улыбку на гербе своем.Гремит оркестр.Публика нам рада.И мы всех в сказку за собой зовем.А вот и мы! Отвага акробатовС лихим смешалась ржаньем лошадей.Блестят костюмыТысячью каратов,И слышен рев разбуженных зверей.А вот и мы!И тигр с усатой мордой,И преогромный африканский слон.И укротитель,Сдержанный и гордый,Бок о бок с храбростью шагает он.А вот и мы!И день сегодня милый,И двери цирка всем отворены.Приехал цирк!И с запахом опилокИз детства к нам сейчас приходят сны.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25Глава 26Глава 27

Ваши комментарии
к роману Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
От автораА вот и мы!Наш цирк приехал в город!Обычный день на праздник стал похож.Забудьте распри,Отмените ссоры,На нас глядите с ярусов и лож!А вот и мы!Смешная клоунадаНесет улыбку на гербе своем.Гремит оркестр.Публика нам рада.И мы всех в сказку за собой зовем.А вот и мы! Отвага акробатовС лихим смешалась ржаньем лошадей.Блестят костюмыТысячью каратов,И слышен рев разбуженных зверей.А вот и мы!И тигр с усатой мордой,И преогромный африканский слон.И укротитель,Сдержанный и гордый,Бок о бок с храбростью шагает он.А вот и мы!И день сегодня милый,И двери цирка всем отворены.Приехал цирк!И с запахом опилокИз детства к нам сейчас приходят сны.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25Глава 26Глава 27

Rambler's Top100