Читать онлайн Укротить беспокойное сердце, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Укротить беспокойное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Уилл приказал извозчику подождать немного, сидел и смотрел на дверь дома Лоры, не желая уезжать и тем самым завершить этот прекрасный вечер. Он давно не испытывал таких приятных чувств и сожалел, что все так быстро закончилось.
Как было удивительно видеть цирк глазами пораженной невиданным зрелищем Лоры! Да он сам словно впервые все увидел благодаря ей. Он полностью разделял ее восторг, а восхищение и удивление, написанные на ее хорошеньком личике, наполняли его душу нежностью. Боже, как ему хотелось сжать ее в объятиях и целовать до умопомрачения!
Определенно он хочет близости с ней. Возможно, и сглупил, что не воспользовался ее сегодняшним настроением. Когда они ехали в кебе вместе, Уилл почувствовал, что Лору влечет к нему, и прояви он настойчивость – она будет принадлежать ему, потому что желает этого так же сильно, как и он. Но воспользоваться минутной слабостью женщины? Эта мысль и сдержала его страстный порыв. Уилл понимал, что на состояние Лоры повлияло и спиртное, и впечатления от великолепного шоу, и, наконец, желание отомстить мужу. Соблазнить ее не составляло труда, но как бы это повлияло на их дальнейшие отношения? Хотя он и знает Лору Орландо не так давно, но уверен в одном – просто провести с ней одну ночь он не желает, ему нужно больше, гораздо больше. Если бы он остался у нее сегодня вечером, то после любовных утех наутро Лоре стало бы стыдно за свою уступчивость, но она бы сердилась и на себя, и на него тоже. Вернее, больше даже на него, потому что он настоял на своем. Если уж решиться на любовные отношения с Лорой, обладать ею, то лишь в том случае, когда она сама страстно пожелает его, а не пойдет на близость с ним, думая лишь о том, чтобы отомстить Нику. Уилл теперь уже был уверен, что Ник Орландо бросил ее самым постыдным образом – другого объяснения сложившейся ситуации с Лорой найти невозможно.
Уилл тяжело вздохнул и приказал извозчику ехать домой. Он ни разу не упомянул в разговоре с Лорой о том, где живет в Нью-Йорке, да этот вопрос и не возникал. Скорее всего она решила, что он снимает номер в отеле, как и бывает иногда, но Уилл старался не разубеждать ее в этом. Правда, это не очень честно, но такова необходимость – пожалуй, рановато рассказывать Лоре о своей жизни и о прошлой трагедии. Всему свое время. Он не станет делать из своей жизни тайну, но для этого должен быть уверен, что Лора нормально воспримет необычную ситуацию.
Когда Уилл вошел, в доме было тихо. Джастин ложился спать рано, а теще тоже ничего другого не оставалось делать, после того как внук заснет.
Небольшой, но очень симпатичный и уютный дом, расположенный в Ист-Сайде, вполне устраивал Уилла. Теща перевезла свою мебель из Парижа, обставив комнаты красиво и элегантно, так, как сам Уилл вряд ли мог это сделать. Вообще она привносила в дом вкус, изящество, спокойствие. Джастин благодаря ей воспитывался в атмосфере благожелательности и душевного комфорта.
Уилл и его пожилая теща были очень привязаны друг к другу, в основе их отношений лежало взаимоуважение и понимание. Называл он ее по имени – Перл и с удовольствием общался с ней. Она была весьма образованной женщиной, отличалась пытливым умом, прекрасной памятью и разнообразными интересами. Маленькая и хрупкая, она прекрасно справлялась со всеми домашними обязанностями, никогда не сидела без дела, а главное – поспевала за непоседливым и очень живым внуком. Все же она постепенно старела, и Уилл ужасался мысли о том, что она может заболеть или, не дай Бог, умереть. Они так близки с Джастином, Перл заменила ему мать, и если с ней что-нибудь случится, Джастин будет неутешен.
В холле на лакированном столике горела керосиновая лампа, оставленная специально до возвращения Уилла. Он взял ее и пошел по комнатам, с удовольствием разглядывая необычную, но любимую им обстановку. Везде восточный стиль – дело рук Перл. Сперва ему было немного непривычно, но со временем он привык и другого интерьера для своего дома не представлял.
Уилл остановился в маленькой гостиной перед камином. Это его любимая комната, место, где он может побыть в одиночестве, почитать и подумать.
Над камином висит портрет Лили в изящной золоченой раме. Он всматривался в любимые черты: прекрасное лицо с огромными черными глазами, нежные губы, изогнутые в полуулыбке… Лили, дорогая Лили! Красивая, как экзотический цветок. И имя ее – цветок. Даже по прошествии стольких лет любовь к ней обжигала его душу, когда он смотрел на ее портрет. После смерти Лили никого еще он не любил так сильно и нежно. Вот разве что Лора…
Поймет ли его Лили? Не будет ли она против, если он испытает такие же сильные чувства к другой женщине? Будет ли радоваться за него? Принесет ли ей облегчение сознание того, что он вернулся к жизни и способен чувствовать? Хотелось бы надеяться, что Лили порадуется за него, тем более что чувства к Лоре ни в коем случае не умаляют его безграничной любви к жене, хоть и безвременно ушедшей. Но Лили всегда так хорошо его понимала.
Уилл еще немного полюбовался портретом, затем направился наверх, в спальню Джастина.
На цыпочках подошел он к кроватке сына, высоко поднял лампу и склонился над ним. Джастин уютно свернулся калачиком, положив одну руку под щеку, а другую свесив с кровати. Его темные волосы растрепались, на пухлых щеках играл легкий румянец… Как он прекрасен во сне, этот чудный ребенок! Хотя лицо его и приобретает более взрослые черты, но по повадкам он еще такое дитя!
Сердце его наполнилось любовью и нежностью к сыну, и Уилл не удержался – осторожно поцеловал Джастина в лобик. Будет ли Лора испытывать к этому ребенку такие же теплые чувства, когда познакомится с ним? Или она… Но это проблема будущего, если, конечно, у них с ней есть будущее. Он только может надеяться, что это так…


С раннего утра начал моросить дождь, а к полудню, когда железнодорожный состав с цирком отогнали в тупик для разгрузки, полил настоящий ливень.
Лора, стоя в открытом тамбуре своего вагона, запахнула плащ и перегнулась через перила, чтобы сквозь завесу дождя получше рассмотреть самый хвост поезда, где разгружали повозки и клетки с животными.
Она успела промокнуть, даже плащ не спасал, но не обращала на это внимания. Там происходило такое, чего она никогда в жизни не видела, и Лора, воодушевленная зрелищем, не желала пропустить ничего, какая бы при этом ни была плохая погода.
Милли Эндрюс, одна из молодых костюмерш, стояла рядом с Лорой. Ее бледное личико выражало искреннее удивление.
– Вот на это действительно стоит посмотреть, правда? – обратилась она к Лоре. – Но как ужасно работать, однако, в такой ливень!.. Согласна со мной?
Лора взглянула на нее и улыбнулась. Они с Милли познакомились всего два дня назад. Как и она сама, Милли тоже была новичком в цирке и точно так же не уставала поражаться всему, что происходило на их глазах.
Милли права, согласилась Лора. Сцена впечатляющая. Хмурое, темное небо, холодные струи дождя, а в это время идет напряженная разгрузка. Все выглядит как-то нереально, пугающе, словно где-то на другой планете.
Там, в хвосте поезда, шумно и суетливо: рычат животные, кричат и снуют люди, скрежещет металл повозок. Лора считала разгрузку шестидесяти специальных вагонов циркового поезда трудоемким делом и в хорошую погоду, а в такое ненастье все ужасно осложнилось и становилось просто опасным занятием.
– Да, ты права, – сказала она Милли. – Все это несомненно страшно и неприятно. Я рада, что нам с тобой не надо бегать там по колено в грязи.
Милли тряхнула головой.
– Я тоже рада! Иногда я жалею, что не мужчина, но в ситуациях, подобных этой, считаю, что и женщиной быть вполне неплохо.
Они весело улыбнулись друг другу. В цирке абсолютно все мужчины, независимо от рода занятий, должны были помогать при разгрузке и установке шатров.
Лоре вдруг подумалось: а не там ли сейчас Уилл в своем дорогом костюме, от которого потом ничего не останется? Она усмехнулась своим мыслям, но сомневалась, что это может быть правдой.
– Ой, смотри! – воскликнула Милли. – Они выводят Джумбо и других слонов!
Лора опять свесилась через перила. Как раз в этот момент Джумбо поднял хобот и издал громкий, трубный звук, выражая свое явное неудовольствие и нежелание выходить из вагона на дождь. И тут же вслед за ним протрубили остальные слоны, которые тоже нехотя покидали вагоны. Одно за другим большие тяжелые животные выходили по сходням из вагона, покорно топали по грязи к тому месту, где предполагалось развернуть цирк.
Три дня назад Уилл и его несколько помощников отправились в этот город, первый в маршруте гастролей. Они должны были приглядеть площадь для цирка рядом с железной дорогой, отметить, где что расположить – шатры и палатки, а также вагончики для жилья. Они наняли людей для расклейки афиш и плакатов не только в этом городе, но и по всей округе, включая отдаленные деревни. Люди охотно отправлялись в путь, чтобы увидеть всемирно известный цирк Барнума.
Лора поинтересовалась, почему рекламу цирка отправляют так далеко, на что Уилл ответил:
– Мы можем базироваться только в крупных городах, это нам обходится дешевле, чем поездки по всем уголкам страны. Зато жители близлежащих районов могут приехать на представление, и им это тоже дешевле, потому что железная дорога предоставляет скидку. Мы с ней заключили договор на специальные экскурсии в цирк.
Лора подумала о том, что скоро увидит Уилла, и на душе стало светло и радостно. Она часто вспоминала его во время путешествия на поезде, даже чаще, чем следовало бы, но мысли о нем всегда были приятны и очень волновали ее. Приходится признать – она мечтает отдаться Уиллу, принадлежать ему, а самое главное – уже не боится подобных желаний, так как уверена, что этому человеку можно доверять.
Вспоминая тот вечер, когда они ходили в цирк, Лора поняла, что помыслы Уилла по отношению к ней чисты, он не стремится сделать из нее свою любовницу. Уилл не воспользовался ее слабостью, хотя не мог не почувствовать, что она готова на все. Лоре до сих пор стыдно за свое безрассудство. Честно говоря, если бы он проявил настойчивость тогда и захотел остаться с нею, она бы не сопротивлялась. Но он поступил как настоящий джентльмен – сделал вид, что не понимает ее состояния. Да вот задача, Лора до сих пор не знает: радоваться ей или горевать, что ничего не произошло той ночью?
Вся в своих мыслях и воспоминаниях, Лора отвлеклась от происходящего, но Милли дернула ее за рукав.
– Смотри, – сказала она взволнованно, указывая на вагоны вдали. – У них там, кажется, что-то случилось! Никак не разгляжу.
Лора всмотрелась внимательно и увидела, что одна из больших повозок, которую скатывали по мокрым сходням, стала заваливаться на бок, так как соскользнуло колесо. Раздался страшный грохот, и повозка рухнула в грязь, рабочие, разбежавшиеся в разные стороны, бросились к ней с криками и руганью. Лора и Милли только ахнули – как же все осложняется из-за дождя! Но с другой стороны они услышали мерный стук молотков – это вбивали крепления для палаток. Несмотря на непогоду, работа шла своим чередом.
– Как бы мне хотелось сейчас быть на той площадке и посмотреть, как поднимают шатер! – сказала Лора.
– Мне тоже это очень интересно! – отозвалась Милли. – Если бы не дождь, можно было бы пойти туда. Но не думаю, что нам сильно обрадуются.
В это время с площадки донесся поток страшной ругани, и Лора усмехнулась.
– Ты права, – сказала она подруге и закрыла уши руками.
Продрогшие и мокрые, Милли с Лорой остались дожидаться, когда начнут поднимать шатер. Они старались разглядеть все, что происходит на площадке, но она находилась довольно далеко, и им плохо было видно. Тогда мадам Коста, главный костюмер, заметив, как они живо интересуются происходящим, дала им свой театральный бинокль.
К тому времени как рабочие подготовили высокие опоры, вбили все крепления для установки шатра, дождь уменьшился, стал просто моросить, поэтому Лора с Милли видели, как слоны помогают людям – потихоньку тянут за канаты брезента, который был распростерт на земле и напоминал шкуру какого-то гигантского животного.
Вот брезент зашевелился и начал медленно подниматься. Лора судорожно прижала бинокль к глазам, полюбовалась зрелищем и протянула его Милли.
– Невероятно, что все так быстро делается! Это же столько работы!
– Думаю, они уже наловчились. Все отработано, – заметила Милли. – Ой, Лора! Смотри, подняли! Какой огромный!
– Мистер Адамс говорит, что это самый большой шатер в мире. Во всяком случае, так утверждает мистер Барнум. Он рассчитан на двенадцать тысяч мест. А еще есть три других шатра поменьше: один – для музея и два – для зверинца. Потом четыре палатки, включая кухню и столовую.
Милли вздохнула и отдала Лоре бинокль.
– Ты хоть кого-то знаешь, кто может тебе все объяснить и рассказать. Ведь для новичка все интересно и непонятно, а мы с тобой ничего не знаем. Не то что остальные, которые давно тут работают. Они немного свысока смотрят на таких, как мы, новеньких, потому что мы выглядим наивными и, наверное, глупыми. Да я иногда действительно чувствую себя абсолютной дурой, правда! Задаю такие идиотские вопросы, что другие девчонки смеются надо мной.
Лора дружески потрепала Милли по плечу.
– Ты все скоро узнаешь, Милли, и научишься многому, так же как и я. Понимаешь, мне говорили, что те, кто работает в цирке, обычно держатся друг друга, словно особый клан, и не сразу принимают посторонних.
– Я тоже слышала об этом, – подтвердила Милли. – Мне говорила мадам Коста, когда я только пришла в цирк. Она предупредила, что меня будут считать своей со временем, только нужно доказать, чего я стою. А каким образом, я не понимаю.
Лора облокотилась на перила и огляделась вокруг. Небо просветлело, сквозь облака пробивались лучи солнца.
– Думаю, она имела в виду то, что нам надо внести свою лепту в общее дело, взять на себя долю трудностей, уметь уживаться с разными людьми, не роптать, а главное – считать цирк своим домом.
– Я все это могу, – решительно заявила Милли, даже тряхнув головой для убедительности. – Цирк я люблю больше всего на свете!
При этом Милли заразительно рассмеялась, и Лора не удержалась от улыбки.
– Я тоже, – призналась она искренне. – Думаю, если мы будем хорошо работать, если будем вежливыми и дружелюбными с другими, не станем жаловаться на неудобства и неприятности, тогда нас обязательно примут в мир цирка.
Не успела Лора произнести эти слова, как вдруг на небе засияла яркая радуга, один конец которой уходил за остатки грозовых туч, а другой словно попадал прямо в центр огромного шатра. Обе девушки, открыв от изумления рот, дивились невиданному зрелищу.


К вечеру рабочие возвели все шатры, разместили животных, выгрузили оборудование. Оставалось только собрать скамейки для зрителей, кое-что покрасить и развесить афиши. Лора только удивлялась, как слаженно и быстро все было сделано.
Из столовой зазывно пахло вкусной едой, и у Лоры заныло под ложечкой от голода, даже неприлично забулькало в животе. Они с Милли надели старенькие башмаки да самые обычные юбки и вышли из спального вагона. До столовой пришлось топать по грязи, которая не успела высохнуть после сильного дождя.
Вечер был чудесный. На черном, словно бархатном небе ярко сияли звезды. Лора с удовольствием вдохнула полной грудью свежий влажный воздух, пахнущий травой и листвой. Она чувствовала необычайный прилив сил и энергии. Настроение прекрасное, а о Нике она вспомнила только сейчас, мимолетно, просто сравнивая свое нынешнее состояние с той тоской и безнадежностью, в которой пребывала после его исчезновения.
Ее мысли переключились на Уилла. Увидит ли она его сегодня вечером? Понятно, он ужасно занят весь день, но, может, постарается ее найти вечером?
Тут раздался голос Милли:
– Лора, послушай! Ты же не бросишь меня сегодня одну в столовой? Вдруг появится твой знакомый, вы будете вместе, а мне что тогда, сидеть и есть одной, а?
Лора удивленно взглянула на подругу, и сердце ее наполнилось нежностью к ней. Милли такая милая девушка, маленькая и хрупкая, похожая на ребенка. Но в ней есть сила духа и уверенность, это Лоре известно. Ей же удалось получить место костюмерши, да еще она готова ради любимого дела терпеть шутки и подкалывания других девушек, которые работают в цирке давно. Но волнение Милли сейчас очень хорошо ей понятно – Лора сама чувствовала бы себя неловко в компании абсолютно незнакомых людей. Разве что Уилл появится, но вряд ли. Он скорее всего будет ужинать с Джеймсом Бэйли.
Лора, хотя и была немногим старше Милли, испытывала по отношению к ней почти материнские чувства. Она обняла подругу за талию.
– Не беспокойся, Милли, мы будем ужинать вместе, – сказала она. – Я тоже побаиваюсь появляться там. Но мы же вдвоем, и нам будет веселее. Пошли скорее, я ужасно голодна.


В палатке-столовой за раскладными деревянными столами сидели грязные и усталые люди. Они с серьезным видом почти молча поглощали свой ужин.
Раздаточная располагалась в дальнем углу, и к ней тянулась длинная очередь. Милли и Лора встали в самый хвост. От запаха вкусной горячей пищи у Лоры слюнки потекли. Она стала озираться вокруг и рассматривать присутствующих, чтобы отвлечься от мыслей о еде.
Самые разные люди, если судить по одежде, представляли иерархию цирковых артистов. Совсем рядом за столиком сидел хорошо одетый, высокий, интересный мужчина с длинными черными усами. Он развлекал разговорами соседей по столу – маленькую хорошенькую блондинку в синем плаще и красивого молодого человека с золотистыми кудрями, похожего на греческого бога.
Милли проследила взгляд подруги, наклонилась к ней и прошептала:
– Вот этот, с усами, – мистер Турнбал, инспектор манежа, слева от него – Гюнтер Хелсинг, укротитель львов. Правда красавчик?
– Очень привлекательный, – кивнула Лора.
– Но он уже занят, – вздохнула Милли. – Эта хорошенькая дама рядом с мистером Турнбалом как раз его подружка. Ее зовут Бетина Броудер, она наездница.
Лора с интересом стала разглядывать эту пару.
– У них немецкие имена, – заметила она.
– Так они немцы. Большинство артистов приезжают сюда из европейских цирков. Мадам Коста говорит, что там цирки существуют очень давно, не то что у нас в Америке. – Тут Милли рассмеялась. – Ничего удивительного, правда? Раз история там длиннее. Просто я не так выразилась. Ладно, лучше об артистах. Знаешь, обычно выходцы из одной страны держатся вместе, у них свой круг. Или делятся по профессиям. Например, у клоунов своя компания, у акробатов – своя. Ну а рабочие, сама понимаешь, с рабочими. Лора состроила недовольную гримасу.
– Это что же, значит, я должна сидеть всегда за столом с персоналом бухгалтерской конторы?
Милли засмеялась.
– Нет, конечно, но сегодня, похоже, мы вообще с трудом найдем свободное место. Первый вечер после долгой дороги да еще разгрузка и дождь, поэтому все собрались на ужин в столовую в одно и то же время. Обычно артисты-звезды едят в своих вагончиках. А пока посмотрим, где можно присесть.
– Слушай, Милли, ты только недавно жаловалась, что ничего и никого здесь не знаешь, – заметила Лора. – Но похоже, ты прекрасно осведомлена.
– Мадам Коста любит поговорить о том о сем, – усмехнулась Милли. – А я всегда внимательно слушаю.
Лора снова обвела палатку глазами. У одной стены стоял длинный стол, за которым собрались все уроды, или чудо-люди. Они беседовали и смеялись, и Лора с удивлением стала разглядывать их. Так же как и тогда, во время ее первого визита в цирк, их вид и привлекал ее, и отталкивал. Она никак не могла понять, какие же они в ней вызывают чувства.
Милли, заметив, куда она смотрит, сказала:
– Правда, они удивительные? Как, однако, странно, что природа может сотворить с человеком! Интересно, что они сами испытывают? Но думаю, это ужасно, когда на тебя все время таращатся, толпа собирается. Хотя многим из них на это наплевать, иначе с чего бы они были в цирке, правда? Все равно, они все очень храбрые. – Она сделала паузу и продолжала: – Знаешь, их часто называют уродами, это такое гадкое слово. Для мистера Барнума они чудо-люди, так звучит очень достойно, да?
Лора задумчиво кивнула, Милли словно прочла ее мысли.
– Должна признаться, – сказала Лора, – что я немного их побаиваюсь.
Милли всплеснула руками.
– Ой, не надо, Лора! Ведь совсем не важно, как они выглядят, они все равно люди. В душе они такие же, как мы с тобой. У них только необычная внешность, что уж тут поделаешь! Бог создал их такими, не правда ли?
Лора улыбнулась. Удивительная девушка эта Милли! Посмотришь – ребенок да и только, но у нее замечательная способность рассуждать очень здраво, видеть суть самых сложных вещей.
– Ты абсолютно права, Милли, – ответила Лора. Подошла их очередь к раздаточной, и Лора стала подавать румяным поварам свои тарелки. Постепенно ее поднос оказался заполнен всеми видами блюд, которые имелись в ассортименте, – настолько она была голодна. «Неужели я это все осилю?» – подумала Лора, при этом ни капельки не сомневаясь, что так и будет. Она взглянула на поднос Милли – и у нее полно еды.
Теперь остается только найти, где сесть. Народу много сегодня, и свободных столиков что-то не видно. Наконец Милли удалось высмотреть пустые места за столом чудо-людей, и она кивнула в ту сторону.
– Лора, пойдем туда! Как ты думаешь, они будут не против, если мы сядем с ними?
Лора неожиданно разнервничалась. За этим столом как раз сидит человек-лев, а именно он больше всех ей неприятен. Но Милли решительно направилась туда.
– Больше нам негде пристроиться, – заявила она. – Давай пойдем, пока наш ужин не остыл.
Чувствуя себя крайне неловко, Лора последовала за подругой, удивляясь собственной растерянности. Пять минут назад она была гораздо храбрее.
Милли тем временем уже взялась за спинку свободного стула и обратилась ко всем с улыбкой:
– Вы не возражаете, если мы присоединимся к вам? Лора поставила свой тяжелый поднос на стол, не в силах больше держать его, и заметила, что взоры всех обратились к ним. Ей совсем стало не по себе, потому что было трудно понять, дружелюбно они к ним относятся или нет, – взгляды настороженные, по лицам вообще ничего не разобрать.
Милли, не обращая никакого внимания на наступившую за столом тишину, уселась рядом с темноволосой бородатой женщиной.
– Я ничего толком о вас не знаю, – призналась она, – но я ужасно хочу есть, готова съесть целого Джумбо.
Лора увидела, как бородатая женщина вдруг заулыбалась, показав ровные белые зубы, и ей стало немного легче. Все остальные тоже слегка расслабились.
Бородатая женщина взглянула на Лору.
– Пожалуйста, садись, дорогая моя! – сказала она. – Мы рады вашей компании. А вы обе новенькие в цирке?
Лора села между Милли и ужасно худым, похожим на скелет человеком, который налегал на еду с невероятной жадностью. Она старалась не смотреть на человека-льва, который оказался напротив.
На вопрос ответила Милли:
– Да, мэм, мы новенькие. Я работаю у мадам Косты, а моя подруга – бухгалтер.
Бородатая понимающе кивнула. Лора обратила внимание, что на самом деле она выглядит очень женственно. Если бы не борода, закрывающая всю нижнюю часть лица, то эта женщина ничем не отличалась бы от прекрасной половины рода человеческого. У нее к тому же великолепные черные волосы, уложенные в модную прическу, одета она со вкусом и весьма изящно, у нее прекрасная, немного полноватая фигура. Говорит она хорошо, правда, с легким акцентом, и голос у нее нормальный, женский.
– О да, я забыла о вежливости! – воскликнула бородатая женщина. – Меня зовут мадам Зенобия, а то, чем я прославилась, прекрасно видно. Правда?
Лора вдруг покраснела, но Милли с восхищением посмотрела на мадам Зенобию.
– Очень красивая борода, – сказала она. – И весьма необычная.
Мадам Зенобия рассмеялась, запрокинув голову.
– Ты мне нравишься, малышка, – заметила она. – Ты все видишь как надо и говоришь честно. Да, моя борода необычна, и поэтому я здесь. Впрочем, остальные тоже в цирке из-за того, что они необыкновенные. А как тебя зовут, малышка, и твою подругу? – Она повернулась к Лоре.
– О, простите! Я – Милли Эндрюс, а это моя подруга Лора Орландо. Мы обе очень рады познакомиться с вами.
Мадам Зенобия потрепала Милли по руке.
– Какая ты вежливая, малышка! Ну, я тоже рада с вами познакомиться. А теперь я представлю вам остальных. Напротив меня сидит Белл Тэйлор, на афишах ее называют четырехногой девушкой.
Белл Тэйлор, маленькая девушка лет двадцати с хорошеньким лицом и мягкими каштановыми волосами, выглядела абсолютно нормальной, так как ее знаменитых ног не было видно из-за стола. Лора кивнула ей, и они улыбнулись друг другу.
– А этот господин рядом с ней – Герман Даус, полчеловека.
Герман Даус, человек средних лет с приятным лицом и редеющими волосами, тоже не казался за столом каким-то необычным.
– Напротив тебя, Лора, сидит Лайонел Жермен, известный человек-лев.
Лора нехотя подняла голову, и взгляд ее встретился с прекрасными и добрыми голубыми глазами Лайонела. Удивительно, вблизи, полностью одетый, человек-лев похож на симпатичного зверя в мужском костюме. Голова, лицо и руки покрыты длинными волнистыми волосами золотистого цвета. Только умные добрые глаза выдают в нем человека. На щеках мягкие шелковистые волосы аккуратно причесаны, так, чтобы не закрывали рот и ноздри. Вообще он выглядел по-своему красивым, хотя, конечно, очень странным.
Лора молча смотрела на него, не в силах выдавить ни слова. Вдруг Лайонел весело улыбнулся ей, и все ее напряжение и страх исчезли без следа. А Милли, как Лора подметила, просто любовалась им без всякого стеснения.
– Ой, какие волосы! – воскликнула она. – Они, похоже, мягкие.
Лайонел рассмеялся.
– Можешь потрогать, если хочешь, – предложил он.
Милли, хихикая, встала, протянула через стол руку и потрогала его щеку.
– Ой, точно! Попробуй, – обратилась она к Лоре, – на ощупь просто шелк.
Чувствуя на себе взгляды всех присутствующих за столом, Лора тоже потянулась и осторожно коснулась лица Лайонела. Действительно, волосы оказались шелковистыми. Лора смутилась и отдернула руку.
Догадавшись, что ей неудобно делать это, человек-лев поспешил ее уверить:
– Все нормально. Я ничего не имею против. Ведь я чудо природы и понимаю любопытство людей. А некоторые меня просто боятся. Когда они до меня дотрагиваются, то больше не испытывают страха.
Мадам Зенобия тем временем продолжала:
– А теперь, Лора, посмотри на того, кто сидит рядом с тобой. Это Лютер Гудвин. Как ты можешь догадаться, он – человек-скелет. Ему в жизни повезло больше в некотором смысле – он может есть сколько угодно и никогда не поправляется.
Гудвин, не переставая жевать, кивнул девушкам. Потом вдруг сказал неожиданно низким голосом:
– Во мне роста пять футов восемь дюймов, а веса – семьдесят фунтов. Никогда не прибавляю ни унции.
Сделав свое важное, как он считал, сообщение, Гудвин опять принялся за еду.
– За Лютером сидит Олуин Краст. Он известен как Самсон, самый сильный человек в мире, а его жена Летиция – заклинательница змей.
Лора и Милли подались вперед, чтобы получше разглядеть большого широкоплечего человека с бритой головой, а также глянуть на его рыжую жену.
– Видите, нас тут довольно много. – Мадам Зенобия указала на остальных жестом. – Но я не буду сейчас всех представлять, узнаете их потом. А теперь лучше принимайтесь как следует за еду, а то все остынет.
Лора и Милли, которые потихоньку и понемногу ели во время церемонии представления, как по команде с жадностью набросились на еду, предоставив возможность соседям по столу беседовать на свои темы.
Все без исключения блюда оказались очень вкусными. Лора ела с аппетитом, но при этом старалась не пропустить ни слова из разговоров, желая узнать подробнее об этих странных людях, об их интересах.
Лора обратила внимание на сидящих за соседним столиком артистов. Они, похоже, являлись родственниками – у всех черные как смоль, густые волосы, кожа оливкового цвета, черные глаза и схожие черты лица. У всех было надменное выражение лица, и держались они как-то высокомерно.
Вот они встали из-за стола, из всех особо выделялись молодой человек ростом повыше остальных и ослепительно красивая девушка в роскошной черной бархатной пелерине. Лора с удивлением глазела на эту семью.
Неожиданно молодой человек остановился и посмотрел в их сторону, оглядел всех уродцев, а заодно и Лору с Милли. На секунду их глаза с Лорой встретились, но было трудно понять, что выражал взгляд.
Герман Даус, полчеловека, шепнул что-то на ухо Белл Тэйлор, и вдруг та, на удивление Лоре, громко сказала:
– Да это просто настоящая шлюха! Может, кто и считает ее красавицей, но она обычная смазливая дрянь, а корчит из себя королеву, черт побери!
Было странно слышать бранные слова из уст молоденькой девушки с ангельским личиком, да и говорила она на просторечье.
– А как она обращается с несчастным Бенджи? – продолжала Белл. – Он-то прямо втюрился в эту сучку. Да и Лайонел тоже. Все мужики на нее западают и млеют как идиоты, если она хоть слово им скажет. Глянешь, как они слюни распускают, так просто тошнит!
Лора не удержалась и посмотрела на человека-льва, который провожал взглядом уходящую красотку. Трудно увидеть выражение его лица, но когда он повернулся, в его замечательных голубых глазах была боль и тоска.
Заметив, что Лора смотрит на него, Лайонел грустно улыбнулся и слегка поежился. Вполне очевидно, что молодой человек со странной внешностью испытывает романтические чувства к этой красавице в бархатной пелерине. Лора могла только посочувствовать ему. Как печально быть влюбленным и не иметь никаких надежд! Нельзя себе представить, чтобы эта надменная женщина могла испытывать ответные чувства к уроду. Кроме того, у нее наверняка полно поклонников, включая этого несчастного Бенджи.
Но лучше бы Лайонел не догадался, о чем она думает. Поэтому Лора, стараясь не выказывать своих чувств, спросила небрежно:
– А кто эти люди? Ну те, что ушли только что.
– Семья Сальери, – ответил Лайонел. – Это ведущие артисты, гимнасты на трапеции. У них один из главных номеров в программе.
Лора понимающе кивнула. Теперь она начала понемногу разбираться в иерархии цирковых артистов и понимала, кто является тут «аристократами».
– Они кажутся очень уверенными, – тактично отметила она.
Милли, которая доедала ужин, вдруг прыснула от смеха.
– Уверенные, говоришь? Это не то слово, дорогая. Они грубые и наглые. Видела, как они шли? Ни дать ни взять королевская семья.
– А они и есть короли цирка, – усмехнулся Лайонел.
– Да, знаю! – отозвалась Милли. – Я слышала, как вы назвали их номер главным. Но ведь это не значит, что они чем-то отличаются от всех нас. Просто им повезло. Ненавижу, когда люди задирают нос! Это меня выводит из себя!
Мадам Зенобия повернулась к Милли.
– О, да я вижу, эта малышка опять правильно все подметила. По-настоящему великие люди не носятся со своим величием, не унижают чужого достоинства, не попирают право других на успех. У семьи Сальери действительно грандиозный номер, они талантливые люди, но при этом все ужасно высокомерные и не способны ни на душевность, ни на любовь по отношению к другим. Возможно, именно им, учитывая специфику их номера, нужно помнить одну мудрую поговорку: дьявол гордился, да с неба свалился. А теперь, дорогие мои, должна заметить, что устала. Пойду в свой вагончик. Завтра у нас тяжелый день, и всем надо выспаться. Желаю приятных сновидений!
Другие тоже встали и попрощались. Лора и Милли остались одни за столом. Они уже все доели, но уходить не спешили.
– Вот видишь! – воскликнула Милли, сияя от возбуждения. – Правда же, было интересно? Какие они потрясающие люди! Ой, мне так хочется познакомиться со всеми остальными артистами. А тебе?
Лора в отличие от восторженной подруги испытывала смешанные чувства по поводу всего, что произошло. Она спокойно кивнула:
– Да, конечно. Они очень милы, и с ними интересно. Ты оказалась права, Милли. В принципе обычные люди, и внешность их хоть и любопытна, но не меняет человеческой сущности. Я рада, что мы сели к ним за стол.
Вдруг глаза Милли как-то особенно сверкнули.
– А ты хорошо рассмотрела Лайонела Жермена? – спросила она. – Правда, он красив? Я таких в жизни не видела.
Лора уставилась в недоумении на подругу. Она тоже решила, что человек-лев по-своему привлекателен, но Милли отзывалась о нем в таких выражениях и с таким видом, будто говорила о возможном ухажере.
– Да, на него приятно смотреть, – сказала Лора осторожно. – Хотя вид странноватый.
– А по мне он просто великолепен! – восторгалась Милли. – Похож на могущественного льва, который вдруг принял человеческий облик. Или это принц, которого заколдовали и превратили в льва. У него такие добрые глаза! – Она мечтательно вздохнула. – И он невероятно умен.
Неожиданно Лора почувствовала себя смертельно усталой. Был такой напряженный день, столько переживаний, происшествий! А теперь после сытного ужина и в тепле ее совсем разморило.
– Милли, пойдем к себе в вагон, – сказала она. – Я просто валюсь с ног и хочу спать. Мадам Зенобия верно сказала – завтра у нас будет трудный день.
Милли кивнула и подхватила свой поднос с грязной посудой.
– Ты права, Лора. Но лично я так разволновалась, что вряд ли засну сразу, а может, и вообще не засну сегодня.
Лора только вздохнула и покачала головой. Откуда в ней столько энергии? С виду такая хрупкая, даже тщедушная…
Лора вспомнила, что так и не увиделась с Уиллом вечером. Но он, как она предполагала, ужинает с мистером Бэйли и другими администраторами. Правда, Финиес Барнум на гастроли не поехал. Уилл объяснил ей, что он теперь почти не путешествует с цирком, а живет со второй своей женой в поместье Вальдмер, в Бриджуотере. Тем не менее всегда в курсе происходящего.
Вспомнив об Уилле, Лора впала в уныние. Получается, что она соскучилась, а не должна бы испытывать чувства, свойственные близким людям. Они с Уиллом Адамсом просто друзья, Лора не очень хорошо его знает, и о нем многое ей неизвестно. Глупо с ее стороны надеяться, что такой занятой человек, как Уилл, найдет для нее время в суете первого дня гастролей.
Когда Лора наконец улеглась в постель и закрыла глаза, перед ней стали чередой проноситься впечатляющие картины прошедшего дня – разгрузка вагонов, выход слонов, установка шатра, ужин с уродами. Но мысли ее все чаще возвращались к Уиллу, воображение рисовало его образ и саму Лору вместе с ним… Последнее, о чем она подумала перед тем, как заснуть: а каково лежать в его объятиях обнаженной?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция

Разделы:
От автораА вот и мы!Наш цирк приехал в город!Обычный день на праздник стал похож.Забудьте распри,Отмените ссоры,На нас глядите с ярусов и лож!А вот и мы!Смешная клоунадаНесет улыбку на гербе своем.Гремит оркестр.Публика нам рада.И мы всех в сказку за собой зовем.А вот и мы! Отвага акробатовС лихим смешалась ржаньем лошадей.Блестят костюмыТысячью каратов,И слышен рев разбуженных зверей.А вот и мы!И тигр с усатой мордой,И преогромный африканский слон.И укротитель,Сдержанный и гордый,Бок о бок с храбростью шагает он.А вот и мы!И день сегодня милый,И двери цирка всем отворены.Приехал цирк!И с запахом опилокИз детства к нам сейчас приходят сны.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25Глава 26Глава 27

Ваши комментарии
к роману Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Укротить беспокойное сердце - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
От автораА вот и мы!Наш цирк приехал в город!Обычный день на праздник стал похож.Забудьте распри,Отмените ссоры,На нас глядите с ярусов и лож!А вот и мы!Смешная клоунадаНесет улыбку на гербе своем.Гремит оркестр.Публика нам рада.И мы всех в сказку за собой зовем.А вот и мы! Отвага акробатовС лихим смешалась ржаньем лошадей.Блестят костюмыТысячью каратов,И слышен рев разбуженных зверей.А вот и мы!И тигр с усатой мордой,И преогромный африканский слон.И укротитель,Сдержанный и гордый,Бок о бок с храбростью шагает он.А вот и мы!И день сегодня милый,И двери цирка всем отворены.Приехал цирк!И с запахом опилокИз детства к нам сейчас приходят сны.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25Глава 26Глава 27

Rambler's Top100