Читать онлайн Трудный выбор, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трудный выбор - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Трудный выбор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Нью-йоркская газета «Трибюн» опубликовала телеграфное сообщение своего специального корреспондента о «Конечном пункте» на строящейся железной дороге «Юнион пасифик» в штате Небраска:
«Численность населения „Конечного пункта“ в последний месяц превысила пять тысяч человек. Железная дорога скоро пересечет восточную часть Колорадо и Вайоминг. На складах здесь хранится более ста тысяч шпал, ждущих своего часа, и огромное количество других материалов. Все это напоминает подготовку сильнейшей армии к бою. И действительно, „Юнион пасифик“ можно сравнить с армией, которая сражается с раскинувшейся впереди дикой землей.
«Конечный пункт» — это удивительный поселок, в котором, помимо всего прочего, есть большой и удобный отель, заполненный хорошо одетыми постояльцами. Похоже, что у каждого их них имеются золотые часы на дорогих цепочках и много пар лакированных туфель. Можно подумать, что это состоятельные банкиры, но вы были бы поражены, узнав, что они всего лишь билетные кассиры, агенты по доставке, проводники и машинисты.
Один из многих домов с сомнительной репутацией носит название «Король холмов». Он пышно разукрашен и ярко освещен. Нижний этаж его всегда переполнен, люди говорят громко и быстро, и кажется, всем не терпится скорее предаться разгулу. Женщины здесь выглядят особенно распутными, и мужчины торопятся окунуться в пучину греха Хозяева салунов каждый вечер имеют выручку в сотни долларов. По всей вероятности, здесь крутятся огромные суммы денег, и есть масса глупцов, желающих промотать их. Женщины тут дороги, и на них тратятся бешеные деньги Средь бела дня можно наблюдать, как они Прохаживаются по пыльным и грязным улицам в своих лучших платьях, а на поясе у них висят пистолеты, с которыми они прекрасно умеют обращаться.
Однако и в таком логове разврата как будто пробиваются очаги культуры. Мисс Рейчел Боннер, управляющая рестораном «Паровозное депо», пригласила в свое пользующееся непогрешимой репутацией заведение гастролирующую труппу миссис Гэрриет Браун, чтобы артисты дали открытое для всех представление. Это высокоморальное и интеллектуальное зрелище — первый шаг на пути приобщения жителей «Конечного пункта» к цивилизации».
Рейчел прочла заметку в нью-йоркской газете всего лишь через семьдесят два часа после ее опубликования. С глубоким волнением она увидела свое имя в этой крупной и уважаемой газете, но не меньше поразил тот факт, что прошло совсем немного времени после появления газеты на улицах Нью-Йорка, а ее номер уже был в «Конечном пункте», расположенном почти на границе штата Колорадо. «Все-таки в удивительное время мы живем», — подумала Рейчел.
А сегодня был особенный вечер!
Труппа артистов миссис Браун прибыла дневным поездом, и встречать их пришло, казалось, все население «Конечного пункта». Прием устроили действительно очень теплый, и миссис Браун была в восторге.
Рейчел тоже радовалась успешному ходу дел и тому, что, несмотря на день выдачи жалованья, пьяных и буйных горожан на улицах было гораздо меньше, чем обычно. Большинство людей старались вести себя прилично, и Рейчел объясняла это тем, что они с нетерпением ожидали начала представления, которое она для них организовала.
И только одно обстоятельство омрачало ее радость: Эвелл Рэнкин палец о палец не ударил, чтобы помочь ей. И не только не помогал, но даже не подбадривал ее. Рейчел обижало его безразличие, но она молчала.
А Рэнкин и вправду все больше и больше погружался в таинственные деловые переговоры, нередко с Джулиусом Дивером, чаще — с прибывшими с востока представителями «Кредит мобильер». Он уделял ей все меньше внимания, подолгу был занят и, как казалось Рейчел, сильно встревожен.
Его поведение расстраивало ее, но он отказывался говорить с ней на эту тему. Она же винила себя за то, что позволяет ему вольности в отношениях, окончательно не определив их. Она просто не могла примириться с мыслью, что между ними нет ничего, что не отличалось бы от отношений между Эвеллом и Мэри Томпсон. Она этого не допустит!
Но с другой стороны, что она могла сделать? Потребовать, чтобы он объявил о своих намерениях? За последние несколько дней она провела много часов, обдумывая этот вопрос, но так и не пришла к окончательному решению.
Однако сейчас ее мысли были заняты одним — обеспечить успех вечернего представления. Днем она вместе с миссис Браун проверила сцену и освещение, убедившись, что все готово к концерту.
До начала оставалось еще два часа, но возле «Паровозного депо» уже собралась толпа. Все столы в зале первого этажа ресторана были убраны, и на их месте тесными рядами расставлены стулья. «Паровозное депо» могло вместить полторы тысячи человек. И видно было, что многие уже ожидали, когда начнут продавать билеты.
Рейчел поднялась наверх, чтобы принять ванну. Пока две девушки, работающие в «Паровозном депо», наливали горячую воду в большую латунную ванну, Рейчел смотрела, как поднимается пар от воды. Это выглядело так притягательно, что она едва дождалась, когда наконец ванна будет наполнена и девушки уйдут.
Рейчел добавила в воду ароматическое масло и ощутила густой запах фиалок. Она вдохнула знакомый аромат, сбросила халат и забралась в ванну. Горячая вода обожгла кожу, тело порозовело.
Рейчел оставалась в ванне до тех пор, пока вода не начала остывать, с наслаждением проводя по телу намыленной душистым мылом мягкой мочалкой. Когда последнее тепло испарилось, она неохотно встала и взяла в руку кувшин с прохладной водой, стоявший на низком стуле рядом с ванной. Она вылила на себя приятную, чуть теплую воду; смывая остатки мыла, испытывая удовольствие от ласкающей ее грудь и живот струи, а затем потянулась за полотенцем, перекинутым через спинку стула.
— Кажется, ты ищешь вот это, моя дорогая, — произнес насмешливый голос. Рэнкин протягивал ей полотенце.
— Эвелл! — вскрикнула она, выхватывая полотенце из его рук и инстинктивно прикрываясь им. — Что ты здесь делаешь?
Он засмеялся, увидев ее целомудренный жест, и отбросил полотенце — Разве у меня нет на это права? Девушки сказали мне, что ты принимаешь ванну, и я подумал, что самое подходящее время нанести тебе визит.
— Не думаю, что это самое подходящее время! — огрызнулась она. — У женщины есть право на уединение, когда она принимает ванну!
— Значит, у женщины есть право? — насмешливо переспросил он. — А как насчет моих прав?
Рейчел выпрямилась и попыталась отбросить смущение от своей наготы.
— Твоих прав? О каких правах ты говоришь? Какое право ты имеешь врываться ко мне?
Что-то в его поведении заставляло ее нервничать, и это, в свою очередь, еще больше выводило ее из себя.
— У меня есть право предварительного согласия, — небрежно бросил он.
— Предварительного согласия? — Она в изумлении посмотрела на него. — Что, черт побери, это означает? Рэнкин засмеялся:
— Это означает, что ты уже отдалась мне. Это и есть предварительное согласие.
Он протянул руки и положил их ей на плечи, затем его ладонь скользнула по влажной груди девушки. Сосок ее тут же стал твердым.
У Рейчел перехватило дыхание, и она с трудом подавила дрожь. Она сердилась на этого человека, но он по-прежнему был способен возбудить ее.
— Вот видишь, — лениво протянул он. — Мы с тобой похожи, Рейчел. Ты любишь удовольствия не меньше меня.
«Если быть откровенной, — подумала она, — то, наверное, даже больше». Что касается Эвелла Рэнкина, то, несмотря на все свое мастерство в эротических забавах, он занимался любовью несколько отстранение, и это часто приводило ее в ярость.
— Любовь — это нечто большее, чем просто удовольствие, Эвелл.
— Неужели? И что же это?
— Ты сам прекрасно знаешь, — сердито сказала она. — Эвелл, мы не можем… Я больше не могу быть просто твоей любовницей. Я должна знать, что я для тебя нечто большее.
— И что же это — большее?
— Ты на мне женишься?
— Конечно, — небрежно ответил он. Ее сердце учащенно забилось.
— Когда?
— Как только я буду готов, не раньше, — кратко сказал он. — Но теперь не время говорить о подобных вещах.
Рейчел вылезла из ванны и подобрала отброшенное Эвеллом полотенце.
— Теперь неподходящее время и для всего остального, — заворачиваясь в полотенце, сказала она. — Мне нужно одеться для вечернего представления.
Но Эвелл, не обращая внимания на слова Рейчел, обнял ее, и его руки скользнули по мокрой спине девушки. Обхватив ладонями ее ягодицы, он притянул Рейчел к себе и прижался губами к ее губам. Она хотела остановить его, но его опытные руки и искусные поцелуи быстро обезоружили ее, и она со вздохом прильнула к нему.
— Ты понимаешь, что я имею в виду, моя дорогая? — спросил он. — Ты воплощение плотских удовольствий. Не нужно никаких обещаний жениться, чтобы возбудить тебя. Тебе нравится постель не меньше, чем мне. И не надо останавливать меня, когда я хочу овладеть тобой. Ни теперь, ни в будущем. У тебя не хватит решимости и силы, чтобы остановить меня.
Его насмешливые слова и торжествующий тон разозлили Рейчел, и она с силой оттолкнула его, а затем поспешно отступила назад.
— Ты не прав, — убежденно заявила она. — И я докажу тебе это. Я не такая. Совсем не такая.
Не переставая самодовольно улыбаться, Рэнкин шагнул к ней. Она отпрянула, но споткнулась о кровать и упала на нее.
Рэнкин мгновенно навалился на нее, расстегивая брюки. Он силой раздвинул ее бедра и овладел ею, не обращая внимания на попытки Рейчел сбросить его. Она громко протестовала, но была не в состоянии совладать со своим собственным желанием, и это облегчило его задачу.
Этот Рэнкин не был похож на того мужчину, который прежде делил с ней постель. Раньше он всегда проявлял завидное искусство, хотя и оставался немного отстраненным и безразличным. Сейчас он был груб, и его безжалостные толчки вдавливали ее в матрас.
Рейчел, теперь уже по-настоящему разозлившись, попыталась сбросить Рэнкина, изо всех сил толкая его в грудь, но тщетно. Он обращался с ней почти с такой же грубостью и жестокостью, как при изнасиловании. Те разнообразные способы, которыми он в прошлом старался разбудить ее чувственность, теперь были отброшены в эгоистичном желании сексуального удовлетворения.
Во время изнасилования — на самом деле это и было не чем иным — Рейчел внезапно увидела Эвелла Рэнкина совсем с другой, неприглядной стороны. Он больше не был желанным любовником, которым она его привыкла считать. Короткий всплеск страсти, который она ощутила, когда он овладел ею, быстро погас из-за грубости, и все остальное время она лежала неподвижно, сдерживая кипевшую внутри ярость.
Наконец Рэнкин удовлетворил свою похоть, скатился с нее и лег рядом, тяжело дыша. У Рейчел было такое чувство, будто она вывалялась в грязи; щеки ее пылали от стыда. Не говоря ни слова, она встала с кровати, подошла к ванне и забралась в воду, которая — подобно ее собственным чувствам — совершенно остыла.
Рэнкин сел на постели и наблюдал за ней с оскорбительной улыбкой превосходства на лице.
— Кажется, ты хотела доказать мне, что ты не такая?
— Никогда больше этого не делай, — тихо сказала она. Она была удивлена собственному спокойствию в преддверии приближающейся ссоры, но одновременно с радостью обнаружила, что больше не ощущает себя рабой своей чувственности.
Рэнкин нахмурился:
— Если наше соглашение остается в силе, то ты не должна отвергать меня, моя дорогая. Ни теперь, ни после.
— А я больше не лягу с тобой в постель, пока не буду уверена, что ты женишься на мне. Он безжалостно засмеялся:
— Почему? Зачем закрывать дверь конюшни после того, как лошадь уже убежала? Твою девственность не вернешь, моя дорогая. Слишком поздно делать из Рейчел Боннер порядочную женщину.
— Убирайся отсюда! — Она в ярости швырнула в него мочалку. — Я все равно не выйду за тебя замуж, особенно после того, что сейчас произошло!
Он пригнулся, легко уклонившись от мочалки.
— Я уйду, но ненадолго. Должен сказать, я восхищен твоей смелостью. Это добавляет некоторую пикантность. Но запомни: пока ты живешь под моей крышей, ты принадлежишь мне. Как Мэри.
— В таком случае, сэр, я больше не останусь под вашей крышей, — холодно сказала она. — Сегодня же вечером, как только окончится представление, я сниму комнату в отеле.
— Как тебе будет угодно, моя дорогая, — пожал плечами Рэнкин. — Можешь остаться на ночь и уехать утром.
— У меня нет ни малейшего желания проводить здесь ночь, мистер Рэнкин. А теперь, будьте добры, покиньте эту комнату.
Он насмешливо отсалютовал ей, затем вышел в коридор и закрыл за собой дверь. Рейчел услышала его неприятный смех.
Изо всех сил она сдерживала слезы, готовые прорваться наружу. Как он посмел именно сегодня так поступить с ней! Этот день должен был стать для нее особенным. Она так много трудилась для этого. А теперь он все испортил.
Однако где-то в глубине ее сознания тлел крохотный огонек радости. Она не любила Эвелла Рэнкина — с самого начала. И должно было произойти такое, как сегодня, чтобы она осознала это. Она была добровольной участницей эротических игр — этого нельзя было отрицать, — и они, если не принимать во внимание сегодняшний эпизод, нравились ей. «Более того, — честно призналась себе Рейчел, — очень нравились». И поэтому, чтобы заглушить угрызения совести, она убедила себя, что хочет выйти за него замуж Но на самом деле она этого не хотела, а теперь, когда стало ясно, что и у него не было намерения жениться на ней, она почувствовала, как огромный груз свалился с ее плеч.
Тогда зачем же уходить? В конце концов, если уж она смогла честно признаться себе, что с самого начала не любила Рэнкина, то, наверное, стоит пойти до конца и согласиться, что, даже не любя его, она получала удовольствие от секса? Тогда, признавшись себе в этом, почему бы не оставить все как есть? Нет! Нет, тысячу раз нет! Она действительно думала, что любит его, и это в некоторой степени оправдывало ее поведение Но она не позволит чувственной стороне своей натуры управлять ею, заставляя презреть все нормы морали. Она, конечно, не в состоянии вернуть себе девственность. Но она может снова обрести власть над собственными чувствами Никто из тех, кто видел, как Рейчел спускается по лестнице в зал перед самым началом представления, не догадывался, какое потрясение она пережила только что. Все знали о ее красоте, но большинство рабочих видели ее только издали Она никогда не представала перед ними в роскошном платье, со сверкающими драгоценностями и искусно уложенной прической Она была, как писал один репортер, « , подобна сияющему ангелу, спустившемуся с небес туда, где обитают простые смертные!»
Люди, пришедшие посмотреть на представление, были с чисто вымытыми лицами, одеты в самое лучшее и вели себя на удивление пристойно. Они кричали, свистели и аплодировали, пока Рейчел спускалась по лестнице, и она в первый момент даже не поняла, что овация предназначалась ей Осознав это, покраснела, хотя втайне испытывала удовольствие от такого приема.
Рейчел нигде не заметила Рэнкина и была рада этому Это ее час. Она не хотела, чтобы кто-нибудь испортил ей настроение. Ослепительно улыбаясь толпе, она присела в реверансе и прошла за кулисы, чтобы разыскать миссис Гэрриет Браун.
Рейчел не сомневалась, что миссис Гэрриет Браун было по меньшей мере лет сорок пять, хотя та твердо заявляла, что ей двадцать пять. Она скалывала волосы на затылке и очень сильно красилась: губы ее были красными, как кровь, а глаза густо подведены черным.
Да и все артисты-мужчины были почти так же сильно накрашены, а атлет Анахейм Тернер Тру к тому же обтянут телесного цвета-трико. Поверх трико он надел бриджи, и издалека казалось, что на нем, кроме штанов, ничего нет. Широкоплечий, с мощными мускулами, он демонстрировал свою силу, поднимая большие тяжести, — Грим очень важен, — объясняла миссис Браун, — потому что без него яркий свет на сцене вообще сотрет все черты лица.
— Публика начинает волноваться, — сказала Рейчел. — Вы готовы начать представление?
— Разве мистер Рэнкин не собирается объявить наш выход? — спросила миссис Браун.
Рейчел вспомнила, что Эвелл должен произнести вступительное слово, но она не видела его с тех самых пор, как он покинул ее комнату, и поэтому она приняла решение исключить его из списка выступающих.
— Нет, — ответила она, — он занят. Начинайте представление так.
— Значит, представить нас должны вы, — твердо заявила миссис Браун.
— Я? Вы хотите, чтобы я вышла на сцену перед всеми этими людьми? — Рейчел была в ужасе. — Я не могу этого сделать!
— Разумеется, можете, — весело сказала миссис Браун. — В конце концов, ведь это вы привезли нас сюда. Теперь пришло время позаботиться, чтобы нас как следует представили публике. Как бы то ни было, я настаиваю на этом, — решительно добавила она.
Рейчел взглянула на занавес, отделявший переднюю часть сцены, — в узкую щель под ним пробивалась полоска очень яркого света. Она вздохнула, расправила плечи, сделала глубокий вдох и, решительно отодвинув занавес, вышла на авансцену. Зал тут же разразился аплодисментами; шум стоял оглушительный. Свет был таким ярким, что Рейчел не видела ничего, кроме ослепительного белого пятна. Собрав все свое мужество, она представила труппу гастролирующих артистов миссис Гэрриет Браун. Затем поспешила удалиться со сцены и прошла в заднюю часть зала, чтобы насладиться представлением.
Наибольший успех имела декламация Нелл Рейган, носившая название «Багажный вагон».


Поезд мчался вперед сквозь грозовую ночь,
И все пассажиры уже легли спать,
Кроме молодого человека с младенцем на руках
Он сидел, склонив голову на грудь.


Невинное дитя заплакало так громко,
Как будто его сердце разрывалось от горя.
«Заставь ребенка заткнуться, -
Сказал сердитый мужчина. -
Он не дает нам спать».
«Убери его отсюда, — поддакнул другой.
— Мы не хотим, чтобы он ехал здесь.
Мы заплатили за постель и хотим отдохнуть».


Но мужчина с младенцем ничего не ответил,
А лишь крепче прижал его к груди.
«Где его мать? Отнесите его к ней», -
Тихо сказала юная леди.
«Если бы я мог, — печально ответил он, -
Но это невозможно, потому что она мертва».


Поезд мчался сквозь ночь, а муж сидел в слезах
И вспоминал несколько коротких счастливых лет,
И лицо младенца напоминало об угасшей теперь надежде.
Плач ребенка не вернет к жизни ту,
Которая ехала теперь в багажном вагоне


От его правдивого рассказа
Слезы выступили на глазах пассажиров.
Он поведал, как много лет откладывал деньги,
Чтобы построить дом для них двоих.
О том, как они были счастливы, когда
Небеса послали им этого чудесного малыша.
Его сердце, казалось, разрывалось от горя,
Когда он произносил ее имя.
Обливаясь слезами, он рассказывал свою историю.


Жены и матери помогли ему успокоить младенца,
И вскоре малыш уже мирно спал, не ведая боли и печали.
Следующим утром на станции мужчина
Попрощался со всеми.
«Благослови вас Бог», — тихо сказал он.
И каждому было что рассказать своим домашним
Про багажный вагон


Многие рабочие во время декламации неловко вытирали покрасневшие глаза, вероятно, вспоминая об оставшихся где-то далеко женах и детях. Заключительный номер миссис Браун, высвистывавшей бодрую и веселую мелодию, пришелся как нельзя кстати, чтобы опять поднять настроение публике.
Во время выступления миссис Браун Рейчел почувствовала, что ей необходимо выйти из душного, переполненного людьми зала и глотнуть свежего воздуха. На улице было темно и свежо. Прохладный ветерок, предвестник осени, был так же необходим ее легким, как глоток воды страдающему от жажды путнику.
«Паровозное депо» находилось на окраине города, в пятидесяти ярдах от небольшого холма. По вечерам Рейчел часто поднималась на его вершину, откуда могла видеть весь «Конечный пункт» или любоваться луной, повисшей над безбрежной прерией.
Звуки города были хорошо слышны в неподвижном ночном воздухе. Из «Паровозного депо» доносилась мелодия веселой песенки, которую высвистывала миссис Браун, а ей вторили шумы из других заведений поселка: визгливый женский смех из какого-то салуна или борделя, спор между двумя мужчинами на вокзале, металлический лязг и звон из работавшей допоздна кузницы. «Конечный пункт» жил своей жизнью.
Рейчел дошла до холма и стала взбираться наверх Если спуститься по противоположному склону, то возникнет ощущение, что на много миль вокруг никого нет. Иногда она так и поступала, потому что иллюзия полного одиночества помогала ей привести в порядок мысли и подумать над тем, что беспокоило ее. А сегодня у нее действительно был повод для беспокойства. Она приняла решение оставить Рэнкина и, значит, «Паровозное депо». Как теперь она будет зарабатывать себе на жизнь? Рейчел содрогнулась от мысли, что вновь придется жить с Джулиусом и Милдред Дивер. Она сделает все возможное, чтобы только не возвращаться к ним!
Молодая женщина взобралась на вершину холма, сделала один шаг вниз по противоположному склону и застыла на месте, онемев от страха. Она увидела индейцев, сидящих верхом на лошадях. Их было больше двадцати, и устрашающая боевая раскраска на них была хорошо видна даже в бледном свете луны.
Они молча смотрели на женщину, вероятно, удивившись не меньше ее. Затем один из них что-то гортанно произнес — наверное, команду, — и все всадники одновременно понеслись вверх по склону холма — прямо на нее?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трудный выбор - Мэтьюз Патриция



название не соответствует происходящему в романе.гг просто плыла по течению,не отвергая ни кого.скучно.
Трудный выбор - Мэтьюз Патрициятатьяна
8.04.2014, 16.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100