Читать онлайн Трудный выбор, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трудный выбор - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Трудный выбор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Новое «Паровозное депо» выглядело, пожалуй, даже внушительнее, чем прежнее. Площадь ресторана увеличилась, и теперь в нем имелась сцена. Придумала сделать сцену Рейчел. И попросила Эвелла Рэнкина позволить ей пригласить профессиональных артистов, чтобы отпраздновать открытие — Давай, если тебе хочется. Не вижу в этом ничего плохого, — ответил он, пожимая плечами.
— И еще одно. Пожалуйста, Эвелл, давай откроем ресторан для всех желающих? Только на первый вечер.
— Зачем, черт побери, мы будем это делать? — изумленно спросил он.
— Не знаю. Назови это жестом доброй воли, — ответила она. — Я знаю, что многие хотели бы хоть разок заглянуть внутрь «Паровозного депо». У них будет шанс сделать это.
— Никакие законы не запрещают любому желающему войти сюда.
— Знаю. Но есть неписаные законы, и ты делаешь все, чтобы отвадить нежелательных посетителей.
— Это правда. Есть много людей, которых я бы не хотел видеть здесь, — резко ответил он. — Смысл такого заведения как раз и состоит в том, чтобы не допускать сюда чернь.
— Пожалуйста, Эвелл, всего один раз. Я уверена, что все будут прилично себя вести и это создаст нам хорошую репутацию.
Рэнкин пристально посмотрел на нее, затем усмехнулся:
— Хорошо. Но клянусь, глядя на то, как ты начинаешь командовать мной, Рейчел Боннер, люди подумают, что мы уже женаты. Ты можешь устроить открытый вечер, только позаботься обо всем сама. Я не хочу, чтобы меня беспокоили.
— Никакого беспокойства, обещаю. — Она была в восторге от возможности устроить праздник. — Это будет самое замечательное событие, которое здесь когда-либо случалось. Вот посмотришь. Люди еще много лет будут рассказывать о нем.
— Поживем — увидим, — ворчливым тоном произнес Рэнкин и нехотя засмеялся. — Хотя какого черта! Если это доставит тебе удовольствие… А теперь сама позаботься обо всем, моя дорогая. У меня еще несколько важных встреч. Вернусь только поздно вечером.
— Я знаю, что тебе нужно заниматься делом, — вздохнула Рейчел. — Не волнуйся за меня, со мной будет все в порядке.
Рэнкин поцеловал ее и вышел. Рейчел ничего не ответила на его замечание по поводу того, что «люди подумают, что мы уже женаты», но эти слова не прошли мимо ее внимания. Означает ли это, что он намерен жениться на ней? Она была почти уверена, что да. Но больше всего ее сердило то обстоятельство, что он не торопился с предложением.
Откровенно говоря, Рейчел не была уверена, что хочет замуж. Но пока она ему не жена, ее жизнь мало чем отличается от жизни Мэри Томпсон. Недавно Рейчел сказали, что Мэри работает в каком-то борделе. Неужели ее тоже ждет такая же судьба?
«Нет, нет, конечно, нет!» — Рейчел резко тряхнула головой, сердясь на себя за глупые мысли.
В конце концов, положение Мэри в корне отличается от ее собственного. Эвелл собирается жениться на ней, но у него никогда не было такого намерения в отношении Мэри Томпсон.
Затем помимо воли на память Рейчел пришли слова Мэри, произнесенные в тот день: «Ты же знаешь, что я здесь больше, чем просто старшая официантка». — «Ты всего лишь старшая официантка», — высокомерно ответил тогда Эвелл Рэнкин.
Рейчел отбросила неприятные мысли, хотя и не могла не задать себе вопроса, было ли ее положение прочнее, чем у Мэри Томпсон.
«Разумеется, прочнее, — в конце концов решила она. — Ведь Эвелл не скрывает наших отношений и часто говорит, что у него со мной все по-другому. Я должна верить ему, — убеждала себя Рейчел. — У меня нет абсолютно никаких причин для тревоги и чувства вины».
Успокоив себя таким образом, она переключила внимание на собственноручно составленную программу представления.


ПРОГРАММА
Вступительное слово мистера Эвелла Рэнкина
1. Песня — Чикагское хоровое общество
2. Художественный свист — Миссис Гарриет Браун
3. Атлетический номер — Анахейм Тернер Тру
4. Декламация — Нелл Рейган
5. Художественный свист — Миссис Гарриет Браун


Номера были расставлены в порядке, рекомендованном труппой, и именно артисты настояли, чтобы слово «программа» было написано прописными буквами, потому что «это придаст особое очарование и значимость представлению», как говорилось в письме миссис Браун. Художественный свист миссис Браун считался гвоздем программы, что было неудивительно, так как сама миссис Браун являлась менеджером труппы.
В течение нескольких следующих дней Рейчел отпечатала и разослала письма не только в новый «Конечный пункт», но также в Коннерсвилл, Плам-Крик, Уиллоу-Стейшн и большинство других поселков вдоль железной дороги «Юнион пасифик». Она назначила представление на следующий день после выдачи жалованья, чтобы могло присутствовать максимальное количество рабочих. Через несколько дней вести о грядущем празднике достигли даже Омахи.
— Не хочешь ли ты сегодня проехаться со мной до самого конца железной дороги? — спросил Рэнкин Рейчел за неделю до праздника.
— До конца дороги? Ты хочешь сказать, до того места, где укладывают рельсы?
— Да. Мне нужно обсудить кое-какие вопросы с твоим дядей. Я подумал, что ты захочешь повидаться с ним.
— У меня нет ни малейшего желания видеть дядю, — сдержанно ответила она. — Но мне хотелось бы съездить туда. Я никогда не видела, как укладывают рельсы.
— Тогда поехали со мной. Мы отправляемся через час, так что поторопись, чтобы быть готовой к этому времени.
— Я успею.
Поселок, который носил название «Конечный пункт», располагался не точно в том месте, где заканчивались рельсы. Учитывая скорость прокладки путей, это было бы просто невозможно. «Конечный пункт» был самой дальней точкой, куда доходили пассажирские поезда, где складировались грузы и строительные материалы, необходимые для рабочих поездов и строительных бригад.
Когда Рейчел и Эвелл Рэнкин сели в специальный вагон, прицепленный в хвосте грузового состава, Рейчел увидела в нем нескольких военных. В вагоне сидел также очень красивый незнакомый мужчина, высокий, с белокурыми волосами. У Рейчел возникло странное чувство, что она уже его где-то видела. Он вежливо кивнул, а когда Рейчел и Рэнкин заняли места в конце вагона, молчаливый молодой человек сел впереди и стал спокойно смотреть в окно.
Один из военных, полковник, расположившийся через проход от них, улыбнулся и поздоровался.
— Здравствуйте, полковник, — ответила Рейчел. Военный очень удивился.
— Я поражен, мэм, что вы знаете мое звание. Не многие дамы разбираются в знаках различия.
— Мне пришлось повидать много мундиров, — объяснила она.
— О? Наверное, ваш отец был военным?
— Да, — коротко ответила Рейчел. — Хотя и не по своей воле. Его убили при Шайло.
— О, как печально это слышать. В каком он был полку? Я сражался при Шайло вместе с генералом Грантом.
— Мой отец служил под началом генерала Джонстона.
— Джонстона?
— Элберта Сидни Джонстона.
— О! Простите меня, пожалуйста. Вы хотите сказать, что ваш отец был конфедератом. С моей стороны было крайне неделикатным говорить, что я был вместе с генералом Грантом. Приношу свои извинения.
Рейчел запоздало поняла, что проявляет просто неприличную враждебность по отношению к этому человеку, и заставила себя улыбнуться.
— Не сомневаюсь, полковник, что воевавшие на вашей стороне люди подвергались не меньшей опасности, чем те, кто сражался рядом с моим отцом.
— Совершенно верно, — подтвердил полковник. — Вам следует благодарить судьбу, что вас там не было.
— Но я была там, если можно так выразиться. — Ее голос опять зазвучал резко. — Наша участь в Виксберге была немногим лучше.
— Я., вынужден согласиться, — смутившись, сказал полковник. Он откашлялся, неловко кивнул и, отвернувшись, стал смотреть в окно.
Рейчел тоже умолкла и помимо своей воли стала вспоминать, что происходило в Виксберге во время войны. В ее памяти всплыли вой снарядов и разрывы бомб, горящие дома осажденного города. Но сильнее всего она помнила голод, потому что жители и защитники Виксберга медленно умирали от голода, принуждаемые к сдаче безжалостной армией северян. Федералы держали город в жестокой осаде, полностью отрезав его от окружающего мира, и население, чтобы выжить, было вынуждено есть лошадей, мулов, собак и нередко даже крыс.
— Скажите, полковник, — обратился Рэнкин к военному, — как армия Соединенных Штатов справляется с проблемой индейцев?
— С проблемой индейцев? — встревожилась Рейчел. — А что за проблема?
— Ничего такого, чем стоило бы забивать вашу прелестную головку, мэм, — покровительственно сказал полковник. — Армия держит все под контролем.
— О чем это он, Эвелл? — спросила Рейчел.
— Правительство разработало специальный план, — небрежно сказал Рэнкин. — Армия получила приказ вытеснить всех индейцев из определенных районов.
— Боже мой, но зачем? — воскликнула она. — Они ведь не причиняют особого беспокойства, правда?
— Полагаю, что правительство опасается неприятностей в будущем, — пожал плечами Рэнкин.
— Знаете, мисс Боннер, мне кажется, ваш друг проявляет излишнюю скромность, — раздался новый голос, и Рейчел, подняв голову, увидела, что белокурый молодой человек, которого она видела раньше, подошел к ним, чтобы принять участие в разговоре В нем по-прежнему было что-то неуловимо знакомое.
— Понимаете, — продолжал молодой человек, — ваш… друг — он насмешливо улыбнулся, произнося это слово, — ваш друг мистер Эвелл Рэнкин помогал разрабатывать план по оттеснению индейцев от железной дороги на расстояние в сто миль «Юнион пасифик» опасается, что живущие в этих местах индейцы могут отпугнуть потенциальных поселенцев. А это означает, что компании будет не так-то легко продать принадлежащую ей землю. Я не прав, Рэнкин?
Как только молодой человек заговорил, Рэнкин напрягся, лицо его помрачнело.
— Это конфиденциальный разговор, Смит, и ваши замечания здесь неуместны.
«Ну конечно, — подумала Рейчел, — это же Хоуки Смит! Как не похож он на того человека, которого я видела в прошлый раз». Сейчас он был красив, чист, прилично одет, и — она была в этом уверена — от него пахло гораздо приятнее. От этой мысли щеки ее зарделись, и она обрадовалась, что он не смотрит на нее.
— О, я не сомневаюсь, что мои замечания вам не особенно приятны, — сухо сказал Хоуки.
Рэнкин резко махнул в его сторону рукой:
— «Юнион пасифик» платит вам, Смит, чтобы вы охотились на бизонов — и только Вам ведь не платят за то, чтобы вы разрабатывали политику компании или чтобы вы критиковали эту политику. Не оставите ли вы подобные занятия тем, кто умеет это делать и обладает достаточным для этого умом — Умом, говорите? — презрительно бросил Хоуки. — В таких действиях нет ни капли ума. Индейцы причиняют железной дороге очень мало беспокойства. На удивление мало, если учесть, что делает с ними железная дорога.
— Да? И что же делает железная дорога с бедными индейцами? — с сарказмом в голосе поинтересовался Рэнкин.
— Во-первых, эти чертовы рельсы проходят по их лучшим охотничьим землям, — сказал Хоуки. — И ту дичь, которую мы не убиваем, мы распугиваем. Число бизонов, убитых для нужд железной дороги, гораздо больше того, что убили все индейцы за целое столетие. Мы не можем продолжать уничтожать этих животных в таком же количестве и при этом полагать, что они выживут. Индейцы знают это. От наличия бизонов зависит само существование индейцев.
— Все это звучит очень красиво и благородно, но мне везде попадаются такие, как вы, идеалисты. — Лицо Рэнкина скривилось в презрительной усмешке. — Вы делаете все, что в ваших силах, чтобы остановить прогресс. Вас волнует судьба нескольких бизонов и нескольких сотен индейцев? Я считаю себя одним из создателей новой, процветающей нации. У меня нет времени переживать из-за ваших индейцев, особенно если они стоят на пути прогресса.
— Я тоже всей душой за прогресс, — сказал Хоуки, — но почему эта новая нация, о которой вы говорите, должна быть, создана на костях старой?
— У меня нет никакого намерения уничтожать индейцев, если вы это имеете в виду. Я просто хочу убрать их с нашего пути.
— Они будут сражаться, — серьезно возразил Хоуки.
— Если индейцы отважатся на это, сэр, мы готовы встретить их, — вступил в разговор армейский полковник.
Хоуки устало вздохнул, понимая, что его слова не произвели на собеседников никакого впечатления.
— Прошу прощения, джентльмены, мисс Боннер, — произнес он, приподнял шляпу и вернулся в переднюю часть вагона.
Разговор перешел в другое русло, темы менялись, но Хоуки теперь не участвовал в нем. Рейчел видела, что он, не обращая ни на кого внимания, спокойно сидит у окна.
В некотором смущении она слушала жаркий спор между Хоуки и Эвеллом Рэнкином. Ей казалось, что они оба правы, и от этого ее растерянность только усиливалась. Она была не прочь поговорить об этом с охотником на бизонов, но знала, что это не только возмутит и шокирует полковника, но и рассердит Эвелла. Поэтому она до самого конца пути не покидала своего места.
Выйдя из вагона, Рейчел была потрясена увиденным Здесь трудилось более тысячи человек. Никогда в жизни она не наблюдала ничего подобного.
Первое, что привлекло ее внимание, был рабочий поезд Не тот, на котором они приехали, — грузовой состав, а рабочий поезд, не покидавший места прокладки путей Он состоял из дюжины вагонов, каждый из которых имел свое назначение В одном вагоне были сложены инструменты, другой служил кузнечным цехом, в третьем располагались грубо сколоченные обеденные столы, кухня и продовольственная лавка. В следующих вагонах стояли койки для рабочих, а в хвосте поезда на нескольких открытых платформах лежали рельсы, костыли, стыковые накладки, болты и прочие необходимые для строительства дороги материалы.
Завороженная увиденным, Рейчел пошла вперед вдоль состава. Вскоре она добралась до того места, где кипела работа.
— Дорогу, дорогу, новые рельсы! — кричал один из рабочих.
Легкая тележка, в которую была впряжена лошадь, быстро неслась по рельсам, пока не добралась до самого конца.
Здесь лошадь распрягли, впрягли в пустую тележку, и животное потащило ее назад, за новой партией рельсов.
Тем временем двое рабочих ухватились за передний конец рельса и потянули его вперед; остальные грузчики попарно подхватывали его, пока не сняли с платформы. Затем они по команде опустили его на место по правую сторону насыпи. Одновременно другая бригада проделала то же самое с левым рельсом. За грузчиками шли калибровщики со специальным шаблоном, позволяющим выдерживать точное расстояние между рельсами. Следом двигались рабочие, забивавшие костыли.
Их хриплое дыхание сопровождал ритмичный звук, рождаемый ударами кувалд. Они пели во время работы. Песню, которую они пели, Рейчел слышала и раньше, но впервые стала свидетелем, как ее исполняли в том месте, где она родилась, — в месте укладки рельсов.


Шевелись, лентяй, шевелись.
Шевелись, лентяи, шевелись.
Трудишься целый день,
А чай у тебя без сахара,
Когда работаешь на «Юнион пасифик».


— Опускай! — раздался крик бригадира укладчиков, и еще одну пару рельсов опустили на место. Рейчел казалось, что люди не в состоянии выдержать такой темп, — ведь новые рельсы укладывались каждые тридцать секунд.
— Да это Рейчел! — послышался голос Уилла Симмонса. Одетый в грязную рабочую робу Уилл стоял рядом с одной из, открытых платформ, держа в руке свернутый в трубку листок бумаги. Он разговаривал с бригадиром и, увидев Рейчел, поспешил к ней. — Что вы делаете на стройке?
— Привет, Уилл, — сказала она, идя навстречу. — Я только что приехала, чтобы посмотреть, как укладывают рельсы. Мне никогда раньше не приходилось видеть настоящую работу.
— Интересно, правда? — Уилл улыбался, радуясь, что видит Рейчел. — Вы ищете своего дядю?
— Нет, — ответила она. — Эвеллу нужно было сюда по делу. И он спросил, не хочу ли я поехать с ним. Это потрясающе, Уилл, просто потрясающе.
Уилл гордо оглянулся вокруг.
— Подобной стройки не было со времен возведения египетских пирамид. Только это принесет больше пользы. Не хотите ли чашечку чая или кофе, Рейчел? Или чего-нибудь перекусить? Здесь поставлена палатка для приезжающих шишек. Просто войдите внутрь. Там всегда кто-то есть. И они будут рады обслужить вас.
— Спасибо, Уилл. Там я по крайней мере не буду никому мешать. Господи, я и представить себе не могла, что здесь работают так быстро.
И она пошла к палатке, на которую указал Уилл, расположенную в пятидесяти ярдах справа от насыпи. Подойдя вплотную, Рейчел вдруг услышала револьверный выстрел.
— Проклятый краснокожий! Вор! — громко кричал кто-то. — Я пристрелю его!
Из палатки выскочил молодой индеец. Рейчел показалось, что ему не больше пятнадцати. Он прыгнул в овраг, а затем скрылся за большим камнем. Рейчел успела заметить, что в руке он держал кусок бекона. Глаза его были широко раскрыты от страха.
— Леди… мисс? — Из палатки вынырнул низенький толстый человечек в кухонном фартуке. В одной руке он сжимал пистолет. — Вы не видели краснокожего мерзавца, выбежавшего из этой палатки?
— Да, видела.
— Где он?.. Куда побежал?
— Он скрылся в овраге. Вон там, — сказала Рейчел и, сама не зная почему, махнула рукой в противоположном направлении.
— Спасибо, — поблагодарил повар и кровожадно улыбнулся. — Постойте здесь — будет развлечение. Когда я поймаю его, то вздерну на виселице. Не прошло и недели, как мы повесили одного из этих краснокожих воришек.
Повар тяжело спрыгнул в овраг и устремился за своей жертвой.
Она вздрогнула от неожиданности, услышав позади себя звуки незнакомой речи. Обернувшись, увидела Хоуки Смита, который говорил что-то на языке индейцев.
Рейчел похолодела. Хоуки знал, что она солгала!
Юноша-индеец в ответ на слова Хоуки покинул свое убежище и помчался вдоль оврага в противоположную от повара сторону.
— Что… что вы ему сказали? — с некоторой робостью спросила Рейчел.
— Я сказал ему, что белая женщина только что спасла его шкуру и что ему нужно воспользоваться этой возможностью и удирать как можно скорее.
— Они действительно повесили бы его? Рот Хоуки скривился в горькой усмешке.
— Такое происходит примерно раз в месяц.
— Но это же ужасно, — покачала головой Рейчел. — Я рада, что солгала этому гадкому повару!
— Я тоже, мисс Боннер, я тоже, — тихо ответил он, глядя прямо ей в глаза.
Рейчел почувствовала себя как-то неловко под его пристальным взглядом, и по всему ее телу разлилось странное тепло. Она была встревожена и озадачена. Ничей взгляд еще не вызывал у нее таких ощущений. Что же было особенного в этом человеке, Хоуки Смите?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трудный выбор - Мэтьюз Патриция



название не соответствует происходящему в романе.гг просто плыла по течению,не отвергая ни кого.скучно.
Трудный выбор - Мэтьюз Патрициятатьяна
8.04.2014, 16.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100