Читать онлайн Трудный выбор, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трудный выбор - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Трудный выбор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Внутри Рейчел все кипело от возмущения. Несмотря на то что она уже несколько минут находилась в магазине, ее еще не удосужились обслужить. Поначалу она думала, что продавец просто ошибся Когда она вошла, он был занят и мог не заметить, что другие покупатели пришли позже ее. Поэтому она не расстроилась, когда он занялся ими. После того как клиенты ушли, продавец принялся делать записи в бухгалтерской книге, и это тоже не обеспокоило ее, поскольку он, вполне возможно, должен был сделать необходимые записи, пока все операции были свежи в памяти Но теперь она оставалась единственным посетителем, и он не мог повторить свою ошибку.
И тут вошли еще двое покупателей. Продавец оторвался от бухгалтерской книги, улыбнулся и принялся обслуживать их. Рейчел опять пришлось ждать, и на этот раз она была уверена, что это не ошибка.
Когда покупатели удалились, Рейчел услышала, что в магазин вошел кто-то еще.
— Чем могу быть вам полезен, сэр? — с ослепительной улыбкой спросил продавец, посмотрев сквозь Рейчел, как будто ее вообще не существовало.
— Кажется, леди была первой, — ответил знакомый голос.
— О, сэр, уверяю вас, это совсем не леди, — презрительно усмехнулся продавец. — Она…
Больше он ничего не успел сказать, потому что вошедший в магазин человек двинулся так стремительно, что Рейчел краем глаза успела заметить лишь неясную тень. Сделав два быстрых шага, он ухватил испуганного продавца за воротник и приподнял над прилавком.
— Что вы сказали? — В холодном голосе Хоуки Смита звенел металл — Я… полагаю, вы правы, сэр, — запинаясь, выдавил из себя продавец. — Леди… была здесь раньше.
Хоуки отпустил продавца, и тот отпрянул, глядя на него испуганными глазами и поправляя воротник. Хоуки широко улыбнулся:
— Сами видите, я никуда не спешу. Я подожду. Продавец улыбнулся дрожащими губами и взглянул на Рейчел:
— Что вы… хотите?
Рейчел протянула ему список:
— Мне нужно вот это. И я хочу, чтобы товар доставили ко мне.
— Никакой доставки, — отрывисто бросил продавец.
— Вывеска на входе говорит, что вы доставляете товар клиентам, — сказал Хоуки.
— Но послушайте, сэр! Вы хотите, чтобы я средь бела дня показался в таком месте?
— А почему бы и нет? — ответил Хоуки. — Не сомневаюсь, что вы наведываетесь туда по вечерам. По-моему, я видел, как вы шли в том направлении.
Продавец закашлялся, и лицо его стало пунцовым.
— Но это же большая разница! — возмущенно взвился он. — Она не имеет никакого права считать…
— Она имеет полное право требовать всех услуг, которые вы предоставляете другим клиентам, — перебил его Хоуки. — Вы позаботитесь о том, чтобы не тянули с доставкой, правда? Мне было бы неприятно возвращаться и напоминать вам.
— Нет, нет, — поспешно замотал головой продавец, — вам не нужно будет этого делать, сэр. Все будет доставлено вовремя.
— Вот так-то лучше, дружок, — улыбнулся Хоуки. Он открыл дверь, приглашая Рейчел выйти, и предложил ей руку. Она взяла его под руку. Они шли по улице, и Хоуки приподнимал шляпу перед всеми дамами и здоровался со всеми мужчинами. Дамы разыгрывали целый спектакль, делая вид, что не замечают Рейчел. Одни, поравнявшись, отворачивались от нее, другие переходили на противоположную сторону улицы, чтобы не столкнуться с ней лицом к лицу. Мужчины не выказывали своего презрения так явно, хотя и они в смущении опускали глаза. Когда Рейчел попыталась высвободить свою руку, Хоуки лишь сильнее сжал ее.
Пройдя два квартала, Рейчел впервые посмотрела на него. Их взгляды встретились, и они расхохотались.
— Какое у него было лицо! — задыхаясь от смеха, сказала Рейчел. — Закат и тот бледнее!
Увидев приближающегося к ним мужчину, она умолкла. Когда он прошел мимо, предусмотрительно отвернувшись, Рейчел спросила:';
— Вы сказали; что видели, как продавец вечером шел к нам?
— Во всяком случае, в том направлении.
— А откуда вы можете это знать? — поинтересовалась Рейчел. — Вы же у нас никогда не были.
— Не был.
— Почему?
Он простодушно улыбнулся:
— Ну, во-первых, я совсем не уверен, что вы захотите видеть меня. Во время нашей последней встречи я вел себя несколько смело.
— Да! — воскликнула она, вдруг вспомнив их совместную поездку. — Именно так, мистер Смит! Она снова покраснела.
— Знаете, я хочу сейчас извиниться за тот случай, — сказал Хоуки. — Откровенно говоря, Рейчел, я просто не мог удержаться. Пожалуй, я никогда в жизни не видел ничего и никого прекраснее. Вы были восхитительны той ночью.
Причудливая смесь искреннего раскаяния и откровенной лести умерила гнев Рейчел. Кроме того, теперь он был ее рыцарем в сверкающих доспехах.
— Я принимаю ваши извинения, — торжественно объявила она.
— Правда? Отлично! Тогда все в порядке.
— Скажите, Хоуки, почему вы спрыгнули с поезда ночью посреди прерии? Должна вам признаться, мне это показалось странным.
— Я оставил свою лошадь на ранчо неподалеку от того места, — сказал он, не поднимая на нее глаз. — Быстрее было спрыгнуть там, чем ехать до ближайшей станции, а затем возвращаться назад. Кроме того, я слышал, что в том районе заметили стадо бизонов.
— Зачем вы это делаете?
— Что делаю?
— Охотитесь на бизонов.
— Все очень просто. Должен же я как-то зарабатывать себе на жизнь.
— Но это не особенно легкий способ обеспечить себя. И не самый продуктивный. Человек вашей квалификации мог бы найти себе множество других занятий.
Он засмеялся.
— В чем дело? Что такого смешного вы нашли в моих словах?
— Вы сказали «человек вашей квалификации», как будто я владею многими профессиями. По правде говоря, я ничего или почти ничего не умею делать. Я могу охотиться, ставить капканы, идти по следу, говорить на трех индейских наречиях — и это все. — На его лице появилось задумчивое и слегка удивленное выражение. — Знаете, перечисляя все мои способности, я подумал, что жизнь может пройти мимо меня. Все мои таланты могут оказаться ненужными.
— Не могу в это поверить, Хоуки, — смущенно рассмеялась Рейчел. — И я еще ругаю вашу профессию! Я, владелица публичного дома! Когда я выхожу на улицу, люди с презрением отворачиваются, а у меня еще хватает наглости осуждать вас за то, что вы охотитесь на бизонов! Прошу прощения, у меня нет никакого права критиковать вас.
— Вам не за что извиняться. Но раз уж вы сами затронули эту тему, Рейчел, я хотел бы у вас кое о чем спросить. Почему вы занимаетесь этим? Я не осуждаю вас, поймите, просто мне интересно знать.
— Я делаю это ради денег.
Он кивнул и заглянул ей в глаза:
— Полагаете, это того стоит?
— Да, стоит. Для меня — да. Вы не знаете, что такое остаться без денег и надеяться, что кто-то поможет тебе.
— Конечно, я ничего об этом не знаю, — засмеялся Хоуки. — Я прямо-таки Джей Гулд
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
.
— Да, понимаю, что вам приходится много работать за совсем небольшую плату. Но у мужчин есть свобода, и вы можете поехать куда угодно, заняться почти всем, чем пожелаете, и никому не будет до этого никакого дела. Женщины так не могут. А я в особенности — из-за маленького Уилла. Муж хотел, чтобы у его сына было больше возможностей, чем у него самого, и я намерена обеспечить своему ребенку достойную жизнь!
Хоуки вскинул брови, уловив нотки непреклонности в ее тоне.
— Даже если он вырастет рядом с матерью, с которой никто не разговаривает?
— Даже так, — твердо ответила она.
К этому времени они подошли к «Ля бель фам» и на секунду остановились, разглядывая ее. Со стороны бордель казался обычным жилым домом, разве что выглядел чуть лучше остальных. Он был белым, с голубой отделкой, затейливыми окнами и пышной лепниной. Со всех сторон дом окружал белый штакетник.
— Не хотите ли зайти на минутку? — неожиданно спросила Рейчел и, усмехнувшись, добавила:
— Сейчас нерабочее время.
— Спасибо, пожалуй, да. Я не раз собирался зайти к вам. Похоже, теперь подходящее время.
Было около полудня. Одни девушки еще спали, другие сидели в гостиной, читали и разговаривали. Это было единственное время, когда они общались. Рейчел настаивала, чтобы они были прилично одеты, когда выходят на улицу и даже дома в нерабочие часы.
Резвая Лань сидела в гостиной на тахте и внимательно следила за девушками, играющими с ребенком. Подняв глаза, она заметила Хоуки, и ее лицо расплылось в радостной улыбке.
— Как я рада тебя видеть, Копье-в-Боку! — обратилась она к нему на своем языке. — Я Резвая Лань. Ты меня помнишь?
— Разве я могу забыть Резвую Лань? Он действительно помнил ее — подробности той ночи в вигваме отчетливо запечатлелись в его памяти.
— Резвая Лань, — быстро сказал он, — мое сердце наполняется печалью, когда я думаю о твоей семье.
— Твои слова облегчают мою боль, — официальным тоном ответила индианка.
— Отлично! — воскликнула Рейчел. — Я вижу, вас не нужно представлять друг другу.
— Нет, не нужно. Я знал Резвую Лань еще в то время, когда она была ребенком. Мне приятно видеть, что вы подружились, Рейчел.
— Привет, Хоуки, — произнес мужской голос, и Хоуки, обернувшись, увидел показавшегося из вестибюля Дэвида Спенсера.
— Как дела. Спенсер? — кивнул он. — Кто-то мне говорил, что ты играешь здесь на пианино.
— Ну вот! — удивленно воскликнула Рейчел. — Вы тоже знакомы?
С тахты поднялась Джуди. Она потянулась, словно кошка, и выгнула спину, демонстрируя свою пышную грудь.
— Я не знаю этого парня. Почему вы не познакомите меня с ним?
Рейчел сжала губы. Она почувствовала укол… чего-то такого, в чем сама не могла разобраться.
— Джуди, это Хоуки Смит.
— Привет, Джуди, — улыбнулся Хоуки.
— Привет, — ответила девушка и взглянула на него из-под опущенных век. — Послушай, Хоуки. Если у тебя есть настроение…
— Сейчас нерабочие часы, Джуди, — резко оборвала ее Рейчел.
— Роуз никогда не делила часы на рабочие и нерабочие, — заявила Джуди. — Она всегда говорила, что дело есть дело, и не важно, день это или ночь.
— Я не Роуз Фостер! — огрызнулась Рейчел. — Здесь я устанавливаю правила!
— Все в порядке, Рейчел, — засмеялся Хоуки и коснулся ее руки. — Спасибо, Джуди. Ты прелестная женщина… но это не входило в мои планы.
— Да? — сказала Джуди и надула губки. — Ладно, но если ты передумаешь, я буду неподалеку.
— Я запомню.
— Ты бы лучше принял предложение Джуди. Та, кто тебя интересует, Смит, недоступна, — вмешался Спенсер.
Хоуки оценивающе посмотрел на Дэвида, и взгляд его стал жестким:
— А откуда ты знаешь, кто именно меня интересует?
— Предположим, я догадливый парень.
— Предположим, ты прав. А почему ты думаешь, что она недоступна?
— Потому что я так сказал. — Правая рука Дэвида легла на рукоятку пистолета.
Хоуки заметил его движение. Он был невооружен, но внезапный приступ гнева заставил его забыть об осторожности:
— А что, если я не соглашусь с этим? С опозданием догадавшись, что является предметом их спора, Рейчел рассвирепела:
— Джентльмены, я не желаю, чтобы обо мне говорили как о чьей-то собственности! И если я недоступна, мистер Смит, то только потому, что я так сказала. И у мистера Спенсера нет никакого права говорить за меня.
— Вот как? — Хоуки расслабился и лениво улыбнулся ей. — Вы хотите сказать, что с вами нельзя пропустить стаканчик и мило побеседовать?
Рейчел не могла сдержать улыбки:
— Я всегда рада пропустить стаканчик и поговорить.
— Ну, тогда, — развел руками Хоуки, — тогда вы будете меня видеть чаще.
— Зачем? — резко спросил Дэвид.
— Естественно, ради стаканчика вина и приятной беседы, — лениво ответил Хоуки.
В это самое время почти за две тысячи миль от них Эвеллу Рэнкину подавали второй бокал шампанского. Он сидел в гостиной «Элмхерста», нью-йоркского дома Уильяма Дж. Корнелиуса.
— Ну, Эвелл, вы довольны своей поездкой в Нью-Йорк? — спросил Корнелиус.
— О да, конечно.
Рэнкин с одобрением взглянул на роскошное убранство гостиной. Стены были облицованы привозным аргентинским мрамором, потолок украшен позолотой. Даже в самых смелых своих мечтах он не мог представить себе такого дома, как «Элмхерст». «Паровозное депо», которое поражало всех посетителей своей изысканностью, не годилось бы даже в качестве дома для прислуги «Элмхерста».
Элегантно одетый Корнелиус, чьи пухлые щеки покрывал румянец после недавнего бритья, подошел к нему с коробкой дорогих сигар. Рэнкин взял одну штуку и прикурил.
Когда мужчины раскурили свои сигары, Корнелиус сказал:
— Я пригласил вас сюда по делу. По очень важному делу.
— Да, сэр, понимаю. Должен признаться, я ломал себе голову, что бы это могло быть. В телеграмме вы указали, что хотите обсудить со мной что-то важное.
— Вы уже видели весь «Элмхерст», Эвелл? Вы хорошо его осмотрели?
— Разумеется, сэр.
— И каково ваше мнение?
— Думаю, это самое прекрасное поместье из всех, что мне выпала честь видеть. Несомненно, второго такого места в мире нет.
Корнелиус засмеялся:
— Мой дорогой друг, я знаю по меньшей мере пятнадцать особняков, которые стоят вдвое дороже «Элмхерста», а он обошелся мне почти в миллион долларов.
— Боже мой! — с благоговением воскликнул Эвелл. — Невероятно!
— Не сомневайтесь, Эвелл, не сомневайтесь. Скажите мне, что вы знаете о докторе Дюране и Сайласе Сеймуре?
— Мне известно, что они помогают строить железную дорогу и что они связаны с «Кредит мобильер».
— Верно. Как и Джордж Френсис Трейн, Сидней Диллон, Оукс и Оливер Эймсы, а также многие другие. Включая — не могу не упомянуть — Шайлера Колфакса, который, вне всякого сомнения, будет следующим президентом Соединенных Штатов, и спикера палаты представителей Джеймса Блейна.
— Ничего себе компания, — присвистнул Эвелл. — Я и представить себе не мог, что «Кредит мобильер» задействовала стольких влиятельных людей.
— Влиятельные люди нужны потому, что речь идет о больших деньгах. Огромных деньгах, Эвелл. Что-то около семидесяти миллионов долларов.
— Ошеломляющая сумма. — Рэнкин с трудом совладал с собой, чтобы в его тоне не слышались нотки жадности.
— Да, — согласился Корнелиус. — Это действительно ошеломляющая сумма. — Он произнес эти слова тихим голосом, но затем неожиданно перешел на крик:
— Так какого черта вы пытаетесь все испортить?!
Эта яростная атака так удивила Рэнкина, что он пролил половину шампанского.
— Мистер Корнелиус, уверяю вас, я не имею ни малейшего представления, о чем вы говорите!
— Неужели? Должен сообщить вам, мистер Рэнкин, что нам известно все, что вы делаете, — продолжал Корнелиус. — Мы знаем, что вы организовали убийство Миллера Коннерса, когда он обнаружил, что при строительстве вы пользуетесь другими, более низкими стандартами. Мы также знаем, что вы фальсифицировали отчеты о потерях стройматериалов из-за погоды, набегов индейцев и прочих причин, казавшихся вам подходящими. Нам известно, что вы уменьшили запас прочности мостов…
— Нет, сэр, — стал оправдываться Рэнкин. — Минуточку, это же сделал Паркер. Он…
— Вы убили Паркера, — резко оборвал его Корнелиус.
— У вас нет доказательств!
— У меня нет доказательств? — В улыбке Корнелиуса сквозила ирония. — Послушайте, мистер Рэнкин, вы отдаете себе отчет, где находитесь? В суде? Мне не нужно ничего доказывать. Мне достаточно знать. Если вы не забыли, мистер Рэнкин, то вам приходится иметь дело с самым могущественным консорциумом людей, которые волею Господа когда-либо ходили по этой земле. Мы храним свои тайны и принимаем собственные решения. Мы знаем, что вы совершили все это, и нам этого достаточно. Мы не нуждаемся в вашем признании или доказательствах.
— Ладно! — согласился Рэнкин. — Я смошенничал пару раз. Мне представилась возможность сделать большие деньги, и я воспользовался ею.
— Большие деньги? Все, что вы делали, принесло вам меньше ста тысяч долларов. Жалкое ничтожество! Сотни тысяч не хватит даже, чтобы обставить одну эту комнату! И вы осмелились рисковать семьюдесятью миллионами ради такой суммы?
— Мне очень жаль. Похоже, я об этом не подумал.
— Ты вообще не думал, ублюдок, — рявкнул Корнелиус. — В этом вся проблема.
— И что вы собираетесь делать? — примирительно спросил Рэнкин.
— Нашей первой мыслью было поступить с вами так же, как вы поступили с Миллером Коннерсом, — с неприятной улыбкой изрек Корнелиус. Ужас ледяными пальцами сжал внутренности Рэнкина. — Но в конце концов мы решили не делать этого. Подобные дела могут дойти и до Вашингтона, а там достаточно влиятельных политиков, настроенных враждебно к нам. Поэтому мы остановились на другом варианте.
— Каком? — со страхом спросил Рэнкин.
— Мы намерены дать вам шанс исправиться. Мы собираемся послать вас обратно. Но на этот раз надеемся, что, помня о том недовольстве, которое вызвала ваша прошлая деятельность, вы приложите максимум старания. Другими словами, мистер Рэнкин, нам кажется, что теперь вам можно верить.
Рэнкин почувствовал, что выбирается из пропасти. Он также понял, что был на волосок от смерти.
— Да, конечно, — с жаром произнес он. — Обещаю. Вы можете верить мне!
— И больше никаких личных дел на стороне?
— Нет, мистер Корнелиус, могу твердо обещать вам это. Больше никаких личных дел.
Корнелиус снова улыбнулся и внезапно повел себя так, будто этого разговора между ними вовсе не было.
— Вы должны попробовать икру, Эвелл, — учтиво предложил он. — Думаю, она вам понравится.
— О! Да… благодарю, — пробормотал Рэнкин, испытывая внезапную слабость после перенесенного напряжения. Он взял предложенную икру и, несмотря на то что был совершенно безразличен к ней, принялся с видимым удовольствием поглощать ее, боясь снова рассердить собеседника.
— Вас ждет достойное вознаграждение, — небрежно сказал Корнелиус, намазывая икру на ломтик поджаренного хлеба. — Но если вы снова обманете нас, мы примем жесткие меры. Короче говоря, Эвелл, вы станете трупом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трудный выбор - Мэтьюз Патриция



название не соответствует происходящему в романе.гг просто плыла по течению,не отвергая ни кого.скучно.
Трудный выбор - Мэтьюз Патрициятатьяна
8.04.2014, 16.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100