Читать онлайн Трудный выбор, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трудный выбор - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Трудный выбор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Прислушиваясь к свисткам отходящего на восток поезда, Рейчел размышляла, не совершила ли она ошибку. Роуз Фостер этим поездом уезжала в Сент-Луис, увозя с собой в сумочке пятьсот долларов. Теперь у Рейчел осталось меньше тысячи, чтобы оплатить дополнительные расходы, необходимые для устройства собственного заведения.
— Ну, Рейчел? — спросила Бекки. — Что вы об этом думаете?
Бекки широким жестом обвела рукой сооружение, бывшее ранее борделем Роуз. Внутри царил полумрак. Дверь была деревянная, но стены и потолок брезентовые. Даже комнатки, где девушки принимали клиентов, представляли собой всего лишь отгороженные брезентом закутки с узкой кроватью и тазиком для умывания.
— Не знаю, — мрачно ответила Рейчел. — Это не самое впечатляющее место из тех, что мне приходилось видеть.
— Вы бы посмотрели, в каких условиях работают девочки не из публичного дома, — сказала Джуди. — Обычно для обслуживания клиентов они используют большой картонный ящик. — Она передернула плечами. — Нет, мэм, мисс Рейчел, я без колебаний пошла бы сюда.
Джейсон, бармен, которого наняла Рейчел, принес ей стакан вина. Ей не приходилось пробовать вино с тех самых пор, как она оставила «Паровозное депо». Именно о ресторане подумала она, отхлебнув из стакана.
— М-м, кажется, я знаю, чего бы мне хотелось, — задумчиво произнесла она. — Что-то вроде «Паровозного депо».
— А кому бы не хотелось! — рассмеялась Бекки. — Но чтобы иметь подобное заведение, вам нужно быть жутко богатой.
— Что это за паровозное депо, о котором все говорят? — поинтересовалась Джуди.
— Это был грандиозный изысканный ресторан и гостиница, — взволнованно объяснила Бекки. — Наша кухня была лучшей по эту сторону от Чикаго. Мне столько людей об этом говорили! Наверху были роскошные комнаты для гостей. — Она печально вздохнула. — А однажды Рейчел даже пригласила туда первоклассное шоу.
— А сколько у вас было девушек?
— Никаких девушек, — рассмеялась Бекки. — Это было совсем другое заведение!
— Там должны были быть девушки, — сказала Джуди. — В таком месте с их помощью можно заработать и миллион!
— Да, Джуди, — согласилась Рейчел. — В таком заведении, как «Паровозное депо», с девушками можно заработать миллион долларов. Но и это место может приносить доход. Я намерена об этом позаботиться.
— Здесь все не похоже на «Паровозное депо», — презрительно бросила Джуди. — Это всего лишь палатка — никакой изысканности.
— Но и ее можно сделать изысканной, — задумчиво произнесла Рейчел, подперев подбородок рукой. — И я собираюсь заняться этим.
— Но откуда вы возьмете столько денег, Рейчел? — испуганно спросила Бекки.
— Не знаю. Я пока не представляю, во сколько все это может обойтись.
— Полагаю, это будет стоить вам примерно полторы тысячи долларов, — раздался за их спиной мужской голос. — И еще придется потратить примерно столько же, чтобы купить необходимую мебель.
Рейчел повернулась на звук незнакомого голоса. На пороге стоял мужчина. Он был высок, смугл, с тонкими усами над растянутым в смущенной улыбке ртом; его темно-карие глаза сияли в рассеянном свете ламп. На нем были распахнутая черная куртка и узкий черный галстук. На голове красовалась плоская широкополая шляпа, непохожая на высокие головные уборы, которые носили здесь большинство мужчин. На бедре молодого человека висела кобура с пистолетом, и Рейчел отметила, что его длинная куртка была расправлена так, что не препятствовала быстро выхватить оружие.
— Кто вы такой, сэр? — спросила Рейчел. — И почему позволяете себе вмешиваться в наш разговор?
— Меня зовут Дэвид Спенсер, — растягивая слова, произнес мужчина и направился к ней. — Конечно, вы правы, мэм. Это не мое дело, миссис Симмонс. Просто мне показалось, что я могу дать ответ на ваш вопрос. Прошу прощения, если обидел вас.
Остановившись перед Рейчел, Дэвид Спенсер прикоснулся к полям шляпы. Это был не более чем вежливый жест, но Рейчел почудилась в нем тень насмешки. В его манере держаться сквозила ирония, будто он знал что-то забавное об этом мире, но предпочитал держать при себе.
— Откуда вы знаете мое имя? — спросила она.
— В прошлом я всегда восхищался вами — на расстоянии, разумеется. Но когда Роуз сказала мне, что вы стали владелицей ее бывшего заведения, я, естественно, пришел засвидетельствовать свое почтение.
— А Роуз не сообщила, что я буду только управлять им? — едко спросила она.
— О, у меня нет никаких дурных мыслей, — непринужденно ответил Дэвид.
— Вы действительно думаете, что для того, чтобы сделать из этого приличное место, потребуется три тысячи долларов?
— Конечно, это приблизительная сумма. Но можете не сомневаться, она недалека от реальной. Вы располагаете такой суммой?
— Нет, — честно призналась Рейчел, пряча свой испуг. Она отвернулась от его испытующего взгляда и сделала еще один глоток вина. — Нет, у меня даже и близко к такой сумме нет.
— Жаль, — со вздохом сказала Бекки. — Это была такая чудесная идея.
— Да, правда, — согласилась Джуди. — Я с удовольствием работала бы в таком изысканном заведении.
— А почему бы вам не пойти в банк? — предложил Дэвид. Не спрашивая разрешения, он подошел к стойке бара и налил себе виски.
— Да, а почему бы и не пойти? — саркастически переспросила Рейчел. — Представляю, как я прихожу в банк и прошу денег на бордель!
Дэвид отхлебнул виски и вытер рот тыльной стороной ладони. Рейчел заметила, что у него длинные и тонкие благородные пальцы. Она никогда не видела таких рук у мужчины.
— Ваш бордель будет приносить доход, правда? — спросил Дэвид.
— Я очень на это рассчитываю. Деньги — это единственная причина, по которой я ввязалась в это дело.
— Деньги — это единственная причина, по которой банкиры занимаются банковским делом, — сказал Дэвид. — Им все равно, как вы зарабатываете свои деньги. Их беспокоит только одно, сможете ли вы их заработать, чтобы отдать ссуду. Они хотят вернуть вложенные средства — только и всего.
Рейчел пристально посмотрела на него:
— Вы ведь не шутите? Но даже если это и так, я не знакома ни с одним банкиром.
— А я знаю банкира! — внезапно воскликнула Бекки. — Держу пари, Рейчел, вы его тоже помните. Он был постоянным посетителем «Паровозного депо». Его зовут Гамильтон Бейкер.
— Да, — кивнула Рейчел. — Кажется, я вспоминаю кого-то с таким именем. Но я понятия не имею, где находится его банк.
— В Шайенке, — сказал Дэвид, подходя к пианино и садясь на вращающийся табурет. — Он называется «Шайенн сейвингс энд траст».
Без всякого вступления его пальцы забегали по клавишам, и Рейчел застыла в изумлении — не столько оттого, что он умеет играть, сколько от зазвучавшей мелодии. Чудесная музыка подчинялась стройному, не меняющемуся ритму с двумя или тремя резкими минорными аккордами в конце фраз, в которые искусно вплеталась мелодия, подобно золотой нити, украшавшей нарядный костюм.
Пианино было старым и обшарпанным, звук глухим и дребезжащим, но музыка зачаровывала слушателей. Четыре другие девушки, вернувшиеся в свои брезентовые закутки после представления новой «мадам», теперь вышли, чтобы послушать. Даже Резвая Лань, только что уложившая Уилла спать, присоединилась к ним.
Рейчел никогда не приходилось слушать музыку, которая бы так тронула ее. Те несколько минут, что он играл, ей казалось, что она перенеслась в самый лучший театр Нью-Йорка или Лондона. Наконец Дэвид закончил, сделал еще один глоток виски и взглянул на слушателей, как бы удивляясь и смущаясь от их присутствия.
— Прошу прощения, — сказал он. — Я не хотел причинять вам беспокойства.
— Беспокойство? — воскликнула Рейчел. — И это вы называете беспокойством? Это самая чудесная музыка, какую я когда-либо слышала!
— Благодарю вас. У меня уже давно не было возможности поиграть на пианино.
— А вы будете играть для меня? Я имею в виду здесь? Мне кажется, было бы здорово, если б кто-нибудь играл на пианино в «Ля бель фам». Я бы хотела нанять вас в качестве музыканта.
— В «Ля бель фам»? — удивленно переспросил Дэвид.
— Именно так я собираюсь назвать это место после того, как все здесь устрою, — лучезарно улыбнулась Рейчел — И я возьмусь за переделку немедленно, как только вернусь из Шайенна с нужной мне суммой!
Все необходимые расчеты лежали в сумочке Рейчел, когда она нервно переминалась с ноги на ногу в фойе банка «Шайенн сейвингс энд траст» перед самым его закрытием, ожидая возможности побеседовать с Гамильтоном Бейкером. Она сообщила о своем желании клерку, который теперь шепотом вел переговоры в глубине комнаты. Рейчел видела, что все мужчины в банке с любопытством смотрят на выскочку, осмелившуюся вторгнуться в их владения, и старалась не отвечать на их взгляды и не показывать своего смущения оттого, что оказалась в центре их внимания. Наконец клерк вернулся.
— Можете поговорить с мистером Бейкером, — сдержанно сказал он. — Только, пожалуйста, недолго. Банк скоро закрывается.
— Благодарю вас, — ответила Рейчел. — Я буду по возможности краткой.
Гамильтон Бейкер был тучным мужчиной с густыми усами, свисавшими на его дряблые щеки. Когда Рейчел приблизилась, он встал, обогнул свой стол и подал ей стул.
— Ну, миссис Симмонс, чем могу быть вам полезен? — спросил он, вернувшись на место.
— Кажется, мистер Бейкер, я несколько раз видела вас в «Паровозном депо», — приветливо начала она. Гамильтон Бейкер улыбнулся и погладил усы.
— Интересно. Вот уж никогда не думал, что такая прелестная женщина, как вы, обратит на меня внимание. Совершенно верно, я был там несколько раз.
— Тогда вы должны помнить, что это было за место. Почти что закрытый клуб для богатых и культурных людей.
— Да, помню, — согласился Бейкер.
— У меня есть намерение, мистер Бейкер, основать заведение, очень похожее на «Паровозное депо». Управлять им буду я.
Бейкер откинулся на спинку стула, заскрипевшего под его весом.
— И где будет находиться это заведение?
— В Бентоне.
— Вы, наверное, шутите, миссис Симмонс! Вне всякого сомнения, вам известно, что «Паровозного депо» больше нет нигде.
— Я это знаю, сэр. Именно поэтому я хочу основать свое заведение.
— Нет, кажется, вы не понимаете. «Паровозное депо» закрылось потому, что в нем больше нет нужды. Железная дорога уже стала реальностью и сама дает толчок к своему дальнейшему строительству. Теперь отпала необходимость в таком заведении, как «Паровозное депо», где устраивались встречи и которое предоставляло удобное жилье инвесторам с востока.
Рейчел нервно кашлянула и слегка поерзала на стуле:
— Это вы не понимаете, мистер Бейкер. Я не собираюсь обслуживать инвесторов с востока, хотя и им буду очень рада.
— Тогда, насколько я понимаю, вы надеетесь привлечь клиентов из тех, кто работает здесь, на железной дороге.
— Да, я на это рассчитываю.
— А что заставляет вас верить, что люди будут оставлять заработанные тяжелым трудом деньги в таком месте, как «Паровозное депо»?
— Ну, не совсем в таком. Именно поэтому «Ля бель фам» будет немного отличаться от « — Паровозного депо».
— И чем же? «Паровозное депо», «Ля бель фам» — не вижу никакой… — Он умолк посреди фразы, и его редкие брови поползли вверх. — «Ля бель фам»? Кажется, это означает «красивая женщина»?
— Совершенно верно, — улыбнулась Рейчел. Бейкер откашлялся и отвел взгляд, внезапно почувствовав себя неловко.
— Вы, случайно, говорите не о публичном доме, миссис Симмонс?
— Я предпочла бы называть его по-другому, мистер Бейкер, — борделем. — Она достала из сумочки лист бумаги и положила его на стол. — С левой стороны, мистер Бейкер, вы видите перечень расходов. Справа подсчитаны доходы, которые я предполагаю получить. Сравнив эти две цифры, вы увидите, что заведение будет исключительно прибыльным.
Бейкер наметанным глазом пробежал цифры и задумчиво посмотрел на сидящую напротив Рейчел:
— Скажите, миссис Симмонс… у вас есть опыт в подобных делах?
— Нет.
— Так я и думал. А что заставляет вас полагать, что вы с успехом сможете управлять такого рода заведением?
— Я же справлялась с «Паровозным депо», — твердо ответила она. — Конечно, я представляю себе, что между этими заведениями есть определенная разница. Но я верю в себя и знаю, что справлюсь.
Бейкер заулыбался, покачивая головой. Потом снова взглянул на цифры:
— Четыре с половиной тысячи долларов? Именно столько вам требуется, миссис Симмонс?
— Нет. Я уже вложила полторы тысячи собственных средств — все, что у меня было. Мне нужно три тысячи.
Сердце ее учащенно билось, и она почти не верила в удачу, опасаясь, что этот человек просто играет с ней, чтобы в последнюю минуту отказать в ссуде.
Однако Гамильтон Бейкер вытащил из отделения для бумаг в письменном столе бланк на предоставление кредита и принялся заполнять его.
— Вы собираетесь подавать еду в «Ля бель фам»?
— Разумеется. Дело в том, что я намерена организовать лучшую кухню в округе.
— Хорошо. Это значит, что в документах на ссуду я могу назвать ваше заведение рестораном. Нет. — Он откинул голову и засмеялся. — Я назову его суперклубом. Насколько я знаю, такие заведения приобретают популярность на восточном побережье, и это произведет благоприятное впечатление на правление банка. Они подумают, что с моей стороны очень разумно вложить деньги в сулерклуб!
— Как я вам благодарна, мистер Бейкер, — с жаром выпалила Рейчел. — Уверяю вас, вы не пожалеете о своем решении.
Бейкер подвинул ей документы для подписи и тепло улыбнулся:
— Знаете, миссис Симмонс, я тоже не думаю, что мне придется об этом пожалеть. Мне кажется, я очень надежно вложил свои деньги.
Подписывая документы на ссуду, Рейчел вспомнила замечание Дэвида Спенсера по поводу банков и мысленно улыбнулась. Через несколько секунд она уже шла к окошку клерка с банковским чеком на три тысячи долларов. Покинув банк, она ощущала потяжелевшую от денег сумочку, и это было приятное, нет, грандиозное, восхитительное чувство! Она будто кружилась на тротуаре, танцуя от радости.
— Миссис Симмонс, как приятно снова встретиться с вами!
Рейчел остановилась и посмотрела в ту сторону, откуда доносился голос. Ей понадобилось некоторое время, чтобы узнать Хоуки Смита, поскольку он был одет в черный костюм с галстуком; теперь он нисколько не походил на грязного охотника на бизонов.
— Я полагаю, вы на самом деле миссис Симмонс, — продолжал он. — Как-то раз вы заставили меня поверить в то, что вы миссис Боннер.
— Помню, — смущенно произнесла Рейчел. — Я очень сожалею. Боюсь, я немного разыграла вас, мистер Смит.
— Забудьте об этом, — пожал плечами Хоуки и подошел к ней. — Можно с вами пройтись?
Она утвердительно кивнула, и они неторопливо побрели по деревянному тротуару.
— Что вы делаете в Шайенне, миссис Симмонс? Кажется, до меня доходили слухи, что в» с Уиллом Симмонсом фермерствуете где-то в Небраске.
— Разве вы не слышали? Уилла убили около двух месяцев назад.
— Нет, не слышал, — спокойно ответил он. — Как это случилось?
— Его застрелили. Двое мужчин подъехали к нашему дому посреди ночи и застрелили его.
— И вы не знаете, кто они?
— Нет. И их цели тоже. Они ничего не украли, а просто убили его и уехали.
— Очень сочувствую вашему горю, Рейчел. Я не был близко знаком с Уиллом, но знаю, что он был хорошим человеком. И должен признаться, мне приятно было слышать, что вы бросили Эвелла Рэнкина, чтобы выйти замуж за Уилла.
Рейчел удивленно взглянула на него:
— Я не знала, что должна была спрашивать вашего разрешения, с кем мне встречаться.
— Нет-нет, я совсем не это имел в виду. — Лицо его слегка помрачнело. — Я просто… о черт, я сам не знаю, что говорю.
Она внезапно улыбнулась и тронула его за руку.
— Простите. Мне не следует быть такой обидчивой. Скажите, — оживленно добавила она, — вы по-прежнему охотитесь на бизонов для железной дороги?
— О да. — Хоуки с некоторым смущением взглянул на Рейчел. — Полагаю, я выгляжу и пахну несколько лучше, чем во время нашей первой встречи?
— Разумеется, — не выдержав, рассмеялась она. — Теперь ваше общество гораздо приятнее, чем тогда.
— А достаточно ли хорошо мое общество, чтобы поужинать со мной? Вечером я должен успеть к поезду на восток, так что это не будет слишком поздно.
Первым побуждением Рейчел было отказаться. Потом она вспомнила, что везет с собой большую сумму денег, а для путешествующей в одиночку женщины эти места совсем небезопасны. Если Хоуки направляется в Бентон, то почему бы не подружиться с ним, чтобы поехать вместе?
— Какое чудесное совпадение, мистер Смит! — весело воскликнула она. — Я еду тем же поездом. И лучшее времяпрепровождение до отхода поезда — поужинать с вами.
Хоуки с явным удовольствием улыбнулся и предложил ей руку. Он повел Рейчел по тротуару прямо к ресторану «Золотая сковородка». Ресторан оказался приятным местом. Здесь не было роскоши, но два огромных окна на его фасаде сияли чистотой. И поэтому даже клонившееся к западу послеполуденное солнце давало достаточно света, чтобы внутри «Золотой сковородки» было светло и весело.
Хоуки сделал заказ, и, когда официантка удалилась на кухню, Рейчел удовлетворенно вздохнула:
— Я до сих пор не могу привыкнуть к такому разнообразию блюд, из которых приходится выбирать. В «Райском уголке» мы были вынуждены экономить на еде.
— В «Райском уголке»?
— Так Уилл назвал нашу ферму. — Рейчел тихо засмеялась, чувствуя необычное смущение. — Он говорил, что это его «Сад Эдема».
— А как насчет вас, Рейчел? Это был и ваш «Сад Эдема»?
— Нет, — вздохнув, ответила она. — Если быть честной, то нет. Я никогда не любила это место так, как Уилл. Хотя я старалась. Действительно старалась.
— Расскажите мне еще раз о смерти Уилла. Она кратко рассказала ему о гибели мужа. Когда она закончила, глаза ее увлажнились от слез.
Подождав, пока она успокоится, Хоуки спросил:
— У вас нет никаких предположений, почему двое мужчин внезапно появились среди ночи и без видимой причины застрелили Уилла?
— Нет, никаких. Бессмысленность его смерти делает ее еще тяжелее, — ответила она и внезапно улыбнулась. — Но кое-что помогло мне пережить его смерть. Когда Уилла убили, я была беременна, Хоуки. Теперь у меня есть его сын.
— Сын, вот как? И как он? — широко улыбнулся Хоуки. — Расскажите мне о нем.
— Он… он родился в ту самую ночь, когда убили Уилла. — Рейчел объяснила, как девушка-индианка нашла ее, когда она лежала без сознания и вот-вот должна была родить. — Резвая Лань — замечательный человек. Не знаю, что бы я делала без нее. Наверное, и я, и ребенок умерли бы.
— Резвая Лань? — нахмурился Хоуки. — Дочь Предназначенного-для-Лошадей?
— Да.
— Если Резвая Лань приняла вас, значит, вы приобрели верного друга на всю жизнь.
— Вы говорите так, как будто знакомы с ней.
— Да, я знаю ее. И я знал ее отца и мать. У меня, правда, не было случая познакомиться с ее братом. Солдаты убили его, прежде чем он успел подрасти, — мрачно сказал Хоуки. — Я думал, что Резвая Лань погибла вместе с Предназначенным-для-Лошадей. Рад узнать, что она жива.
— Я никому, кроме вас, не говорила, что она дочь Предназначенного-для-Лошадей.
— Вы поступили мудро.
— Вы сказали, что ее брата убили солдаты? Она никогда о нем не упоминала. Сколько ему было лет?
— Около шести месяцев.
— Шесть месяцев! Боже мой, зачем солдатам убивать младенца?
— А зачем им убивать его мать? — с горечью спросил Хоуки. — Они оба были индейцами — какая еще нужна причина?
— Как ужасно. — Рейчел была потрясена. — Резвая Лань так любит маленького Уилла. Наверное, ей очень тяжело заботиться о нем, помня о том, что ее собственного маленького брата убили. У нее есть все основания для ненависти и мести, но она их совсем не проявляет. Хоуки. Она совсем не такая. Наверное, она должна ненавидеть всех белых людей. Индейцам знакомо чувство ненависти?
— О да, — негромко засмеялся Хоуки. — Индейцы очень хорошо умеют ненавидеть своих врагов. Но ненависть для индейца подобна любви. Она не распространяется на всех подряд. Они благородные люди. И любовь, и ненависть у них благородны Солдаты, убившие ее мать и брата, мертвы. Предназначенный-для-Лошадей убил их. Когда они умерли, вместе с ними умерла и ненависть Резвой Лани. — А как насчет тех, кто убил ее отца?
— Это совсем другое дело. Ее отец был воином, и он погиб в бою. Его смерть больно ранила Резвую Лань, но эта смерть была достойной воина, и девушка примирилась с ней.
— Похоже, вы много знаете об индейцах.
— Да. Я жил среди них.
— Знаете, я рада, что мы поговорили об этом. Вы пролили некоторый свет на Резвую Лань, и это поможет мне еще лучше понимать Я ценить ее.
Принесли заказанную еду, что послужило поводом сменить тему разговора. Рейчел и Хоуки непринужденно беседовали о всевозможных менее серьезных вещах и после ужина, когда они отправились на вокзал, чтобы подождать поезда, Рейчел уже смеялась над сдержанными шутками Хоуки.
Жители Шайенна еще не успели привыкнуть к зрелищу прибывающих поездов, и на станции собралась приличная толпа Несколько человек сгрудились вокруг странствующего проповедника, обращавшегося к ним с пламенной речью. Это был среднего роста и телосложения человек с густой копной черных волос. Он стоял на возвышении, и его указующий перст упирался во внимавшую ему толпу.
— Есть еще одна причина, почему нужно запретить поезда, — говорил он. — На востоке доказали, что тяжелые составы так сильно сотрясают землю, что свиньи нервничают и теряют аппетит Они больше не набирают вес, и множество людей остаются без свинины, которая, как известно, гораздо полезнее для здоровья, чем любое другое мясо. Кроме того, горячий пар от локомотивов сушит траву и губит пастбища. Лошади и коровы перестают есть, что приводит к отсутствию говядины! Мало того, что поезда убивают свиней, коров и лошадей, они еще убивают маленьких детей, попадающих на рельсы! Да еще и стариков, которые торопятся в церковь в своих экипажах! Он погрозил толпе пальцем:
— Послушайте, что я вам еще скажу! Эти стальные рельсы, лежащие на земле, притягивают молнию сильнее, чем собачий хвост, а всем известно, что во время грозы нужно держаться подальше от собак. И что вы думаете, как действует на вас ушедшее в землю электричество? Оно делает вас стерильными — вот что! Всем известно, что значит стерильный? Это значит, что все мужчины становятся как бы кастрированными, и у них больше не может быть детей. А это означает конец человеческому роду. Должен вам сказать, добрые люди, что вы здесь видите перед собой не что иное, как сошествие антихриста В виде этого огнедышащего стального чудовища. Отверните свои взоры от железной дороги и займитесь другими угодными Господу делами.
Хоуки и Рейчел вместе с большинством слушателей смеялись над гневной речью проповедника, но это нисколько не обескуражило его. Он продолжал проповедовать и пустил шляпу по кругу.
Через несколько минут показался поезд. Величественно и надменно он с фырканьем подошел к перрону. Хоуки и Рейчел вошли в вагон.
Для Рейчел посадка в поезд всегда казалась сродни переселению в другой мир. Несмотря на то что от людей на платформе ее отделяли лишь несколько футов, у нее возникало ощущение, что они находятся за много миль отсюда. По сравнению с шумом вокзала в вагоне было необыкновенно тихо. Хоуки пошел вдоль прохода, отыскивая свободные места.
В вагоне ехали человек десять. Некоторые спали, а кое-кто на секунду открыл глаза, желая убедиться, что это не его станция, и снова погрузился в сон.
— Может, сюда? — предложил Хоуки. — Два места напротив друг друга. Чуть-чуть изобретательности, и мы оба сможем немного вздремнуть.
— Хорошо, — кивнула Рейчел. — Должна вам признаться, что я устала.
Хоуки устроил Рейчел, чтобы ей было удобно, а сам сел напротив. Когда поезд тронулся, она уже закрыла глаза.
Рейчел спала. Во сне она вспоминала наслаждение, которое ей доставляли искусные ласки Эвелла Рэнкина, и то, как он умело манипулировал ее чувствами. Но эти приятные ощущения сопровождались чувством теплоты и сердечности, которого она никогда не испытывала с Эвеллом. Как будто бы душевные качества Уилла Симмонса соединились с любовным искусством Эвелла Рэнкина.
Во сне Рейчел целовали так, как никто раньше не целовал ее. Губы ее любовника приоткрылись, и его язык скользнул ей в рот. Это было незнакомое и волнующее ощущение, и она не смогла сдержать стон наслаждения. Кровь быстрее побежала по жилам, и она ощутила жар во всем теле, какого никогда раньше не испытывала. Поцелуй все не прерывался; он длился дольше, чем она могла себе представить, и ее голова сделалась легкой и пустой — Рейчел не могла думать ни о чем, кроме этого нескончаемого наслаждения.
Внезапно она поняла, что все это с ней происходит наяву. Это был не сон — это были ласки Хоуки Смита!
Рейчел была в смятении. Широко раскрытыми глазами она смотрела на него. Наконец она пришла в себя и поняла, что происходит. Пока она спала, он наклонился и поцеловал ее. Каким-то образом действительность перемешалась со сном, и она с готовностью — нет, со страстью! — ответила на поцелуй.
Щеки Рейчел зарделись от смущения, и она почувствовала, как ее захлестывает волна гнева.
— Что вы себе позволяете?
— Просто поцеловал вас на прощание, Рейчел, — простодушно ответил он. — Мне нужно здесь выходить.
— Выходить здесь? — Она удивленно выпрямилась, забыв о своем гневе. — О чем вы говорите? Мы же посреди прерии! Поезд тут не останавливается.
— Мне и не нужно, чтобы он останавливался. Кроме того, он здесь сбрасывает скорость. Ремонт путей. Разве вы не чувствуете, как он замедляет ход? — Хоуки достал с багажной полки ружье и чемоданчик.
— Хоуки, вы же не можете прыгать с поезда среди ночи. Вы убьетесь!
— Но теперь вы ведь не будете беспокоиться из-за меня, правда? — задумчиво произнес он.
Рейчел вспомнила о том довольно смелом способе, которым он ее разбудил, и гнев ее запылал с новой силой.
— Нет, — холодно ответила она. — Нисколько. Если вы хотите сломать себе шею, то это меня никак не касается.
— Да, а мне казалось, что вам не все равно, — без всякого выражения сказал он. — И поэтому я осмелился побеспокоить вас прощальным поцелуем.
— Я не просила вас целовать меня на прощание. Более того, я не хотела, чтобы вы целовали меня.
— Ш-ш, — улыбаясь, сказал он. — Вы разбудите весь вагон.
— О! — раздосадованно воскликнула она. — Вы просто невозможны.
Он подмигнул ей, повернулся и вышел через переднюю дверь вагона. Рейчел видела, как он несколько мгновений стоял на площадке, а затем исчез. Она быстро выглянула в окно и заметила, как он катится по земле вдоль железнодорожного полотна. Затем, вытянув шею, она увидела, как он поднялся на ноги и помахал ей рукой. Рейчел испытала чувство облегчения, убедившись, что он остался цел и невредим.
Она долго не могла заснуть, а когда наконец ей это удалось, Хоуки Смит и во сне не давал ей покоя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трудный выбор - Мэтьюз Патриция



название не соответствует происходящему в романе.гг просто плыла по течению,не отвергая ни кого.скучно.
Трудный выбор - Мэтьюз Патрициятатьяна
8.04.2014, 16.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100