Читать онлайн Трудный выбор, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Трудный выбор - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Трудный выбор - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Трудный выбор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Рейчел — с пяти часов пополудни вчерашнего дня миссис Уилл Симмонс — поерзала на твердой деревянной скамье фургона, пытаясь восстановить кровообращение в ноющих, скрюченных ногах и онемевших ягодицах. Она оглянулась назад, но в каком бы направлении ни устремлялся ее взгляд, везде простиралась лишь холмистая прерия.
Прошло уже четыре часа, с тех пор как они покинули Коннерсвилл. За это время они, по подсчетам Уилла, преодолели не более десяти миль. Всего десять миль за четыре часа! Если бы они путешествовали поездом, то за это же время проехали бы около двухсот миль. Их медленное движение раздражало Рейчел.
— Далеко еще, Уилл? — наконец не выдержала она Уилл улыбнулся и накрыл ее маленькую ладонь своей огромной загрубевшей рукой. Он-то находился в превосходном настроении, и это сердило ее.
— Не терпится попасть на нашу землю, да, моя девочка? Откровенно говоря, я не могу винить тебя в этом. Я тоже сгораю от нетерпения. Вот только когда мы приедем на место, будет уже темно и ты почти ничего не различишь. Но обещаю: когда наступит утро, ты увидишь восход солнца над «Райским уголком».
— «Райским уголком»?
— Так я решил назвать нашу ферму. Вроде райского сада, понимаешь?
— Да, — сухо произнесла она, — я имею представление о райском саде, но это место не очень-то на него похоже.
— Но оно станет для нас таким, — гордо заявил Уилл. — Райский сад. Я всю зиму буду достраивать наш дом и, возможно, пристрою амбар. Когда придет весна, я буду готов посеять наш первый урожай.
— Наш дом? — переспросила Рейчел, и от перспективы в конце этого долгого путешествия оказаться наконец в собственном доме на душе у нее потеплело.
— Да. Конечно, его еще нет, но до первого снега он будет готов, обещаю. Подожди, скоро ты увидишь его, Рейчел. Нет ничего уютнее домика из дерна, особенно когда на дворе мороз. Нам будет тепло, как жукам в норе.
— Домика… из дерна? — Рейчел вспомнила, что видела такие хибарки из окна вагона по пути сюда, и настроение у нее испортилось. — Мы собираемся жить в доме из дерна, который ты еще не построил?
Услышав расстроенный голос Рейчел, Уилл ободряюще сжал ее руку:
— Здесь можно построить только такой дом. Бревен тут нет, а привозные стоят целое состояние.
— Понимаю, — упавшим голосом сказала она. Уилл засмеялся:
— Не волнуйся. Когда он будет закончен, ты будешь гордиться им и созреешь для новоселья, потому что те две или три недели, которые мне потребуются, чтобы построить его, мы будем спать на открытом воздухе. По ночам над нашими головами не будет ничего, кроме звезд.
— Я не сомневаюсь, что буду гордиться им, — покорно кивнула она. Что она еще могла сказать? Его переполняла гордость от того, что он совершил и что собирался совершить. Но… «Райский уголок»? Уилл Симмонс оказался большим мечтателем, чем она думала. Рейчел обвила его руки своими и прислонилась к нему. — Ты мой муж, Уилл, и что бы ты ни делал, я с радостью приму это.
Уилл просиял:
— Не думаю, что во всей Небраске найдется человек счастливее меня. Что еще может желать человек?
— Я рада, что ты счастлив, Уилл.
— Я и правда счастлив! Все, что мне остается делать, — это считать свалившиеся на меня блага. У меня есть два участка собственной, свободной от долгов земли. Это тысяча двести восемьдесят акров. Рейчел! У меня есть упряжка отличных мулов, корова, семена кукурузы и пшеницы, плуг. Стальной плуг, а не чугунный. И в довершение всего у меня самая лучшая жена во всей округе!
— Думаю, я должна быть тебе благодарна, что ты поставил меня в один ряд с плугом, — насмешливо сказала она.
— Что? — Он явно смутился.
— Ерунда, Уилл. Я пошутила.
— О… Но ведь не только у меня есть все, чтобы начать новую жизнь. Угадай, что я купил тебе сегодня утром в Коннерсвилле?
— Что, Уилл?
Может, она действительно недооценила его. Может, он все-таки понял, что ей иногда нужно что-нибудь просто красивое, какая-нибудь безделушка.
— Это там, сзади, под брезентом.
— Что это? — Она повернулась и наклонилась назад, чтобы приподнять брезент, которым были прикрыты их вещи.
— Не нужно, не возись с этим чехлом. Я прикрепил его на случай дождя. Лучше я расскажу тебе, что купил.
— Расскажи, Уилл! Ты же знаешь, какие женщины любопытные.
— Ладно уж. — Он поджал губы. — Давай посмотрим. Я купил тебе печку, жестяной бак для кипячения, два железных котелка, чайник, две формы для выпечки, пароварку, кофейник, жаровню с решеткой, четыре жестяные кружки, четыре тарелки и четыре вилки. Это на тот случай, если у нас будут гости. Помимо всего этого я купил умывальник, ящик для мусора, лампу и ведро. — Закончив перечислять, он улыбнулся, ожидая слова одобрения.
Первым чувством Рейчел было разочарование. Она ожидала нового платья или чего-нибудь такого же легкомысленного. Затем она выругала себя. Ей не нужно новое платье, а предметы, которые он перечислил, были гораздо нужнее для их благополучия. Она догадывалась, что через месяц жизни в качестве жены поселенца она не променяет ни одну из перечисленных Уиллом вещей на все платья из «Паровозного депо» Эвелла Рэнкина. Почему-то ей это показалось смешным, и она громко рассмеялась.
Уилл не правильно истолковал ее смех.
— Я так и думал, что ты обрадуешься, — сказал он, обнимая ее одной рукой за плечи и привлекая к себе.
Рейчел ощутила силу его руки и снова вспомнила сцену на железнодорожном вокзале — поселенца и его жену. Теперь она сама попыталась испытать те же чувства, что и та женщина, и ее охватило удовлетворение. Уилл действительно любит ее, и, несмотря на долгое путешествие в фургоне, его волнение по поводу постройки «Райского уголка» заразило и ее самое, вызвав прилив энтузиазма.
Вскоре усталость одолела ее, и Рейчел задремала, прислонившись к Уиллу. Дело шло к осени, и погода поэтому была довольно приятная: они не страдали от безжалостного пекла летнего солнца. Рейчел дремала, но мысли о предстоящей ночи не оставляли ее. Они с Уиллом еще не занимались любовью. У них не было такой возможности, потому что, обвенчавшись в «Конечном пункте», они всю ночь ехали в поезде. Она не сомневалась, что муж не будет таким опытным любовником, как Рэнкин. Но то, что Уилл отлично сложен, будило ее чувственность, и она уже мечтала об их первой ночи под звездным небом.
Когда солнце скрылось на западе, прерия очень быстро остыла, и стало холодно. Рейчел что-то прошептала и задрожала во сне, и Уилл, вытащив одеяло, заботливо укутал ее.
Теперь она спала безмятежно, и ей снилось место, совсем не похожее на то, где она сейчас находилась. Это был приятный сон, неожиданно прерванный голосом Уилла.
— Рейчел! — Он осторожно потряс ее за плечо. Она протестующе забормотала, и он потряс ее снова:
— Рейчел, мы приехали!
— Что? — Она с неохотой открыла глаза, села и оглянулась по сторонам.
Смотреть было почти не на что. Стояла ночь, и тонкий серп луны едва освещал прерию. Тут не было ни холмов, ни деревьев, ни скал, на которых мог задержаться взгляд, — только бескрайняя тьма, простиравшаяся во все стороны.
И ветер. С тех пор как они покинули Коннерсвилл, ветер дул непрерывно, но теперь его низкое, монотонное завывание казалось громче, чем днем. Этот звук угнетающе действовал на Рейчел.
— Это и есть твой «Райский уголок»? — спросила она.
Да, Рейчел. Мы дома. Наконец-то мы дома.
Уилл слез с сиденья фургона. Тот заскрипел и накренился под его весом. Рейчел подумала, что Уилл обойдет вокруг и подаст ей руку, чтобы помочь сойти, но вместо этого он принялся распрягать мулов.
— Иди назад и отвяжи корову! — крикнул он ей. — Ярдах в двадцати справа от нас протекает ручей. Отведи ее туда и дай хорошенько напиться, а затем возвращайся и привяжи ее на ночь к фургону. Я не хочу, чтобы она бродила тут одна, пока не привыкнет к новому месту.
— Уилл… а где мы будем спать?
— Спать? Я уже тебе говорил — под звездами. Я расстелю под фургоном бизонью шкуру, а накроемся мы двумя одеялами. Но это будет не очень скоро. Сначала нам нужно переделать кучу дел. Иди и напои корову, как я сказал.
Рейчел слезла с сиденья. Все мышцы ее ныли, и холодный ветер обдувал ноги, поднимая платье. Она отвязала корову и повела животное куда-то во тьму. Корова обнаружила ручей раньше Рейчел и замычала, почувствовав запах воды.
Корова еще не успела напиться, а из темноты уже вынырнул Уилл, ведя за собой пару мулов. В одной руке он держал пустое ведро.
— Вот, — сказал он, — наполни его и возьми с собой. Утром нам понадобится вода. В фургоне есть небольшая миска для маленьких цыплят. Некоторые из них, возможно, издохли, но так и должно быть. Напои их. Я поищу вокруг бизоний помет, а потом вернусь к фургону. Он нам понадобится утром, чтобы разжечь огонь.
Рейчел убрала прядь волос, упавшую на глаза.
— Бизоний помет?
— Точно. Это самое лучшее топливо, которое здесь можно найти. Я даже предлагал, чтобы «Юнион пасифик» использовала бизоний помет вместо дров. Так было бы гораздо дешевле.
— Да, наверное, — безучастно произнесла Рейчел. Она так устала, а им, похоже, предстоит всю ночь заниматься хозяйственными делами. Наполнив ведро, как сказал Уилл, она двинулась обратно к фургону, ведя за собой корову.
— Рейчел! — крикнул ей вслед Уилл. — Мука и питьевая сода лежат в ларце с краю фургона. Если мы хотим поесть хлеба на завтрак, ты должна сегодня вымесить тесто.
— Хорошо, Уилл, — тупо произнесла она. Рейчел привязала корову к фургону, нашла муку, соду и принялась замешивать тесто для хлеба. Было так темно, что она с трудом видела, что делает, но упрямо продолжала месить. Уилл не возвращался, и она начала уже беспокоиться, когда он наконец появился, неся в руках охапку бизоньих лепешек.
— Я обнаружил настоящую золотую жилу, — радостно сообщил он; — У нас теперь собственный источник этих штук.
— Хорошо, — откликнулась она, с отвращением глядя на кучу бизоньего помета.
— Мне лучше пойти вымыться, — сказал Уилл. — Ты не захочешь, чтобы я подходил к тебе, если от меня будет пахнуть бизоньим пометом.
Голос Уилла звучал непринужденно, но его слова напомнили Рейчел о том, что это их первая брачная ночь. И при мысли о предстоящем ее щеки запылали.
Знал ли Уилл об ее отношениях с Рэнкином? Должен знать — наверняка всем в «Конечном пункте» было известно об этом. Уилл, может быть, о многом не осведомлен…
Она опять попыталась представить себе, как это будет — лечь в постель с Уиллом. Рэнкин был ее первым мужчиной, и ей просто не с чем было сравнивать. Рейчел понимала, что Уиллу далеко до опытного Рэнкина. Невозможно, он сумеет восполнить это чем-нибудь другим. Без сомнения, он не будет таким отстраненным, как Рэнкин. Она задавала себе вопрос о прошлом опыте Уилла. Может, она будет его первой женщиной?
Нет, разумеется, нет — не в его возрасте. Мужчины не похожи на женщин. Считается, что у них должен быть богатый опыт с различными женщинами. Рейчел слышала об этом всю жизнь, и у нее не было причин не верить такому. Но уже довольно давно ей не давал покоя вопрос, на который она была не в состоянии найти удовлетворительный ответ. Если считается, что мужчины должны иметь богатый сексуальный опыт, а женщины обязаны оставаться девственницами, то с кем тогда мужчины приобретут этот опыт? С проститутками? Наверное, именно так и обстояло дело.
Вернулся Уилл. Он подошел к фургону и открыл крышку одного из ящиков. Оттуда он достал большую подстилку из бизоньих шкур, пару одеял и бросил их под фургон.
— Ты можешь расстелить постель и лечь. Согрейся пока, — сказал он, — а я скоро приду. Мне еще кое-что нужно сделать.
— Уилл! — Рейчел издала негромкий раздраженный смешок. — Какие еще могут быть сегодня дела? Скот напоен и привязан, топливо на утро собрано, вода принесена, тесто для хлеба замешено. Ну какие еще дела можно придумать?
— Мне нужно сделать разметку нашего будущего дома.
— Разметку дома? Посреди ночи? Но это же смешно, Уилл!
— Совсем не смешно, — решительно возразил он. — Ночь для этого — лучшее время. Сейчас я могу разметить ровные стены, ориентируясь на Полярную звезду, понимаешь?
Она покорно вздохнула:
— Ладно, Уилл. Ты разметишь дом, а я постелю постель и надену ночную рубашку.
Уилл не дожидался ее разрешения. Он уже мерил шагами землю, отыскивая взглядом Полярную звезду, которая позволит расположить стены в желаемом направлении — строго с севера на юг и с востока на запад.
Несколько минут Рейчел наблюдала за его расхаживающей туда-сюда тенью, затем открыла свой чемодан и достала ночную рубашку. Укладываясь вчера вечером, она сама положила ее на самый верх. Теперь, вытащив ее, она подумала, что когда будет снимать платье и надевать рубашку, то ничто не укроет ее от посторонних взглядов, но тут же криво усмехнулась. Ночь была темна, а внимание Уилла в данный момент сосредоточено на чем-то весьма далеком от ее наготы.
Тем не менее она обошла фургон и встала по другую сторону от Уилла, прежде чем снять платье, нижнюю юбку и белье. На короткое мгновение она осталась полностью обнаженной. Впервые в жизни Рейчел оказалась без одежды на открытом воздухе. Непривычные прикосновения прохладного ветерка к обнаженной коже вызывали дрожь, но, кроме того, оказались неожиданно чувственными.
Она просунула голову в вырез ночной рубашки, одернула ее и нырнула под фургон, чтобы расстелить постель.
Лежа на подстилке из бизоньих шкур и натянув одеяло до подбородка, она смотрела на Уилла сквозь спицы колеса. Он расхаживал взад-вперед по прерии, считал шаги и вбивал в землю колышки, чтобы обозначить контуры их будущей хижины из дерна. Отсюда он казался ей не более чем тенью.
Он напоминал Рейчел солдата в карауле. Она прищурила глаза и попыталась представить себе на этом месте дом. Сначала из дерна, затем деревянный, а позже, возможно, чудесный кирпичный дом, с белым штакетником, несколькими высокими и раскидистыми деревьями, цветочной клумбой, соседями и вечеринками.
Сможет ли «Райский уголок» когда-нибудь стать таким же прекрасным, как плантация Боннеров?
К тому времени как Уилл закончил измерять шагами их будущий дом, Рейчел уже почти спала, но тут же проснулась, когда он вернулся к фургону и принялся стаскивать с себя одежду. Со своего места под фургоном она могла видеть только его ноги от колен и ниже. Сначала упали брюки, обнажив обтянутые длинным фланелевым бельем ноги, а затем исчезло и белье. Полностью обнаженный, Уилл скользнул под одеяло.
— Подними это, — будничным тоном сказал он, осторожно подергав ее ночную рубашку.
Рейчел с готовностью подчинилась, не только подняв рубашку, но и стянув ее через голову. Мысль о том, что они оба обнажены, возбуждала ее, а от прикосновения его кожи ко всему телу ее охватило приятное тепло. Рейчел ощутила внезапное влечение к мужу. Она затрепетала в предвкушении знакомого удовольствия от любовных утех и почувствовала, как ее тело тянется навстречу ему, зная, что и его очень скоро охватит возбуждение.
Но Уилл был либо вообще неопытен, либо непроходимо туп. Он не ласкал и не целовал ее — не делал ничего такого, что могло бы усилить ее возбуждение. Более того, его совершенно не интересовали ее потребности.
Почувствовав прикосновение его плоти к своему бедру, Рейчел поняла, что он готов. Она опустила руку, чтобы погладить его. Уилл с рычанием отбросил ее ладонь и отстранился. Своими загрубевшими ладонями он раздвинул ее бедра и резко, почти грубо, овладел ею. Его быстрое движение причинило ей боль, и Рейчел коротко вскрикнула.
Уилл на мгновение застыл.
— Ты девушка? Но я думал… Но это же хорошо, это прекрасно! И не волнуйся насчет боли — мне говорили, что у женщин так всегда бывает в первый раз. Это доказывает, что ты хорошая, порядочная женщина, и я горжусь тобой.
Неужели он так глуп в отношении того, что касается женщин? Он не был бесчувственным — она знала это. Тело его опять пришло в движение, и его грубые толчки каждый раз причиняли ей боль. Она пыталась приспособиться к его ритму и снова поймать ушедшую чувственность, но все бесполезно.
— Уилл, — настойчиво зашептала она. — Уилл, подожди! Помедленнее. Если б ты двигался медленнее, я б могла…
— Я не могу ждать, — хрипло сказал он, часто и прерывисто дыша. — Я не могу ждать. Ты моя жена и первая женщина, которой я…
Он издал сдавленный стон, и стал двигаться еще быстрее, в неистовом ритме. Рейчел вздохнула и застыла неподвижно, понимая, что все бесполезно. Через мгновение его тело задергалось в мощных конвульсиях.
Некоторое время он лежал на ней, не двигаясь, Рейчел с трудом сдерживалась, чтобы не оттолкнуть его. Она отвернулась от его бурного дыхания, обжигавшего ей лицо, и задумалась о будущем, которое внезапно показалось ей по-настоящему мрачным.
Наконец он скатился с нее и вытянулся рядом.
— Думаешь, от этого у нас будет ребенок? — тяжело дыша, спросил он.
— Не знаю, — тупо произнесла она.
Он приподнялся на локте и заглянул ей в лицо.
— Я не очень-то много знаю о женщинах и обо всех этих вещах. И не могу сказать, будет ли от того, чем мы занимались, у нас ребенок. В этом деле я полагаюсь на тебя.
Он прижал ладонь к щеке Рейчел, повернул ее лицо к себе. Она видела лишь темную тень вместо его лица и не могла даже предположить, какое на нем может быть выражение.
— Я знаю, что тебе не очень приятно то, чем мы только что занимались, — продолжал он, — потому что только мужчины получают от этого удовольствие.
Рейчел вздохнула.
— С чего это ты взял, Уилл, что женщины не испытывают удовольствия от занятий любовью?
— Они не должны, это всем известно, — серьезно сообщил он и вдруг усмехнулся:
— А наверное, некоторые испытывают, но это проститутки. Если честно, тебе это не понравилось. Но на свете множество женщин терпят от мужчин такое, чтобы родить им сыновей. В этом и состоит на стоящая радость для женщины. Для женщины нет большего удовольствия, чем иметь ребенка. Все это довольно странно, правда?
— Да, странно.
Боже милосердный, неужели он только из-за этого женился на ней? Чтобы иметь детей? Неужели она для него всего лишь самка? Рейчел отвернулась, понимая, что он в темноте все равно не увидит ее слезы.
— Мужчине нравится ложиться в постель с женщиной, и женщина должна терпеть это. Так устроен мир. Затем появляются дети, и женщина любит их, когда они маленькие. Мужчина тоже любит их, но в этом возрасте от них больше забот, чем пользы. Затем сыновья вырастают и становятся помощниками, и тогда мужчина тоже получает свою долю радости.
— Тебе это все так представляется, Уилл?
— Конечно. Так написано даже в Библии. — Он вздохнул и снова лег. — Нам лучше немного поспать. У нас будет длинный день, а до рассвета уже осталось немного. Теперь нам придется работать от зари до зари.
— Хорошо, Уилл, — тихо сказала она.
Значит, она должна быть не только племенной кобылой, но и рабочей лошадью. Неужели это все, чего ей теперь ждать от жизни? Брак с Уйллом был ужаснейшей ошибкой. Ни о чем в жизни она еще так не жалела.
— Рейчел?
— Да, Уилл?
— Мне кажется, для тебя все это было неожиданно и неприятно. Наверное, у тебя еще остались сомнения по поводу всего этого. Но я сумею успокоить тебя, обещаю. Я сумею успокоить тебя. У нас будет хорошая жизнь.
В его простых словах сквозили истинное чувство и неожиданная нежность, и Рейчел нашла его руку и судорожно сжала ее. Он был по-своему хорошим человеком.
Она заключила сделку и должна изо всех сил постараться стать ему верной и послушной женой. Он позволил ей разделить с ним свое ложе, и она будет лежать на нем, даже если оно окажется холодным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Трудный выбор - Мэтьюз Патриция



название не соответствует происходящему в романе.гг просто плыла по течению,не отвергая ни кого.скучно.
Трудный выбор - Мэтьюз Патрициятатьяна
8.04.2014, 16.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100