Читать онлайн Танцовщица грез, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Танцовщица грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

В Инвернессе Мишель и Андрэ дожидался роскошный экипаж. На козлах сидел… Ангус Лурье. Тот самый, что плыл на корабле вместе с Маклевеном. Мишель тотчас же узнала его.
– Господин Лурье, вы? – удивленно спросила она. – В роли кучера?
Лурье чуть наклонил голову и с улыбкой ответил:
– Сейчас я в своей роли. А чужую играл на корабле. Мы с лордом Маклевеном путешествовали инкогнито. Получилось так, что лорд опустился на ступеньку вниз, а я поднялся на ступеньку вверх. Теперь же я снова слуга господина Маклевена.
– Я очень рада вновь видеть вас, господин Лурье.
– Называйте меня Ангус.
– Спасибо, Ангус.
– А теперь прошу вас сесть в этот кабриолет, и мы поедем в город. Господин Маклевен заказал номер в лучшей гостинице, где вы сможете отдохнуть, принять ванну и выспаться. А завтра утром мы отправимся в замок.
По дороге в гостиницу Мишель перебирала в памяти события последних дней. И в первую очередь вспоминала подробности своего разговора с Арно Димпьером. Против ожидания балетмейстер спокойно воспринял просьбу Мишель. Более того, заверил, что сохранит за ней место в труппе. И еще сказал, что после того, как Сибелла сломала ногу, он несколько охладел к своему балету «Три сестры», хотя премьера и состоится в срок.
– Я отлично понимаю ваши чувства, Мишель, – признался он напоследок. – То, что Дениз имеет большое влияние на Ролана, несомненно. Не исключено, что он нарочно искалечил Сибеллу, чтобы дать возможность своей подружке станцевать первую роль. Но доказательств тому нет, а потому главную партию на премьере «Трех сестер» будет танцевать Дениз. Все же, согласитесь, она очень хорошая балерина. Но если выяснится, что они действительно подстроили тот несчастный случай, обоим придется очень об этом пожалеть! Вас же, Мишель, я прошу упорно заниматься и в Шотландии. Среди моих учеников нет равного вам по усердию, целеустремленности и… таланту.
Мишель посмотрела на Арно и впервые заметила, каким усталым он выглядит. Она тронула его за руку и прошептала:
– Берегите себя, Арно. Вы совершенно измотаны. Надо хоть немного отдохнуть!
– Для меня не может быть отдыха, милая Мишель. Я уже как-то сказал вам, что балет – это требовательная любовница. Она никогда не отпустит меня!
– Хорошо, пусть так. Но попросите ее быть по крайней мере к вам добрее. Поймите, Арно, мы все целиком зависим от вас. Наше будущее, наше счастье – в ваших руках. И мы любим вас, хотя, может быть, и не всегда показываем это.
Димпьер похлопал Мишель по руке и растроганно сказал:
– Я знаю, милая! Но как приятно слышать это! Поезжайте в Шотландию и ни о чем не беспокойтесь. Обещаю, что место в труппе будет вас дожидаться. Передайте мои наилучшие пожелания лорду Маклевену. Он очень приятный молодой человек!
Разговор с Андрэ оказался куда труднее.
– Дорогая! – воскликнул он, услышав о намерении Мишель поехать в Шотландию. – Мы в Париже только для того, чтобы вы сделались балериной. Вы так самоотверженно и много работали, добились больших успехов. Я вами гордился. Как же можно теперь все бросить и убежать?
– Я не собираюсь никуда убегать, Андрэ! Мне нужно отдохнуть. Короткие каникулы. И все. Кстати, Арно отлично это понимает. Почему же вы противитесь?
– А если бы Сибелла не сломала ногу и все шло по плану, вы все равно решили бы уехать?
– Не знаю. Может быть, и нет.
– Значит, все это только из-за того, что роль Виолетты вместо Сибеллы будет танцевать Дениз?
– Нет! Причина в том, что они с Роланом специально все подстроили, чтобы Дениз получила главную роль. Это Жестоко и бессердечно! Ведь после такой травмы Сибелла вряд ли вообще когда-нибудь выйдет на сцену! – Мишель горестно вздохнула: – К тому же я поняла, что подобные эксцессы довольно часто происходят за кулисами. Я не хочу в этом участвовать даже как сторонний наблюдатель!
Андрэ взял ладони Мишель в свои и посмотрел на нее с глубоким сочувствием:
– Мишель, дорогая! Я даже не мог предположить, что этот случай так на вас подействует! Но поймите, не все люди на этой земле так эгоистичны и жестоки, как та пара, о которой мы сейчас говорим! Вспомните своих друзей из труппы Арно Димпьера. Ведь они доброжелательны и всегда готовы помочь. Разве не так?
Андрэ выжидающе смотрел на Мишель. Она утвердительно кивнула головой:
– Да, иногда это действительно так. Но Луи уже давно почти не разговаривает со мной, Мари и Кафе о Лэ больше интересуются тем, как бы получить хорошую роль. То, что случилось с Сибеллой, их мало волнует! О, не подумайте дурного, Андрэ! Я не собираюсь бросать балет. Но сейчас мне надо на время уехать. Поймите меня правильно!
Заметив странный огонек в глазах Андрэ и поняв, о чем тот сейчас подумал, Мишель вдруг принялась оправдываться:
– Мне очень нравится лорд Маклевен, Андрэ! Приятно его общество. И я не вижу причин, почему бы не принять это приглашение.
Андрэ воздел руки к небу:
– Хорошо, милая! Я просто беспокоюсь, что все ваши труды на балетной сцене могут пропасть даром. Поймите, если вы влюбились в лорда Маклевена и хотите выйти за него замуж, то это означает неминуемый конец вашей артистической карьеры.
– Я это знаю! А потому не собираюсь впутываться в амурные дела. Просто хочу увидеть еще незнакомый мне мир. Вы считаете, что мое желание – каприз?
Андрэ неохотно согласился, что так не считает. И на вопрос Мишель, поедет ли вместе с ней в Шотландию, утвердительно кивнул головой…


И вот они в Шотландии. Мишель почувствовала себя легко и свободно. Несмотря на всю любовь к балету, она вдруг поняла, какой однообразной и серой была ее жизнь в Париже. Только уроки, репетиции… Иногда скучные и надоевшие великосветские приемы. Димпьер был прав: балет – это ненасытная, требовательная любовница, из объятий которой надо время от времени вырываться.
Лучшая в городе гостиница оказалась большим, уютным и комфортабельным домом, построенным из дерева и камня, а сам Инвернесс – маленькой живописной деревней, состоявшей из уютных домиков, совершенно не похожих на те, к которым Мишель привыкла у себя на родине.
Ее комната в гостинице была небольшой, но очень чистой и со вкусом обставленной. Снизу доносился запах готовившейся еды. И Мишель тут же почувствовала острый приступ голода. Тем более что на корабле кормили, мягко говоря, неважно.
Как только Мишель освежилась и переоделась, Андрэ спустился на кухню и заказал не очень обильный, но сытный ужин…
Ночь Мишель проспала так крепко, что даже не видела снов. Позавтракав овсянкой и выпив чашку кофе, она почувствовала себя готовой к любым приключениям. Ангус уже погрузил их багаж, и не прошло и получаса, как экипаж катил по широкой, наезженной грунтовой дороге. Утро было солнечным, но прохладным. Андрэ поспешил завалить свою воспитанницу подушками и прикрыть ей ноги пледом. Мишель сразу стало тепло и очень уютно. Она приникла к окну и внимательно осматривала проплывавшие мимо окрестности.
Все было именно так, как рассказывал Ян. Природа оказалась гораздо суровее, чем в Виргинии. Но ее дикая красота поражала своим великолепием. Невысокие холмы были покрыты зеленым травяным ковром. Здесь и там виднелись заросли вереска с пурпурными головками цветов. Прозрачный свежий воздух был пропитан запахами всевозможных растений, совсем недавно потянувшихся навстречу солнцу.
Проехав приличное расстояние, путники остановились перекусить на вершине одного из холмов. Свежий воздух придавал особый вкус еде, извлекаемой из огромной корзины, заботливо упакованной хозяином гостиницы в Инвернессе. Две бутылки хорошего вина еще больше подняли настроение.
После столь обильного пиршества Мишель, несмотря на ухабы, на которых постоянно подпрыгивала карета, погрузилась в глубокий сон. Сколько он продолжался, сказать трудно, но Мишель проснулась оттого, что Андрэ весьма бесцеремонно тряс ее за плечо:
– Проснитесь же, дорогая! Мы уже подъезжаем к замку Маклевенов. Советую вам привести себя в порядок.
Мишель протерла заспанные глаза и выглянула из окна экипажа. Карета взбиралась вверх по длинной петлявшей дороге. В конце ее, на самой вершине холма, возвышалось огромное каменное здание, напоминавшее экипаж, в котором они сейчас ехали. С каким-то неосознанным страхом Мишель смотрела на зубчатые стены, высокие башни с узкими бойницами, глубокие рвы с перекинутыми через них мостами. Все это выглядело очень мрачно и неуютно, и Мишель невольно подумала о том, как можно жить в подобном жилище.
Опомнившись, она срочно занялась собой. Протерла глаза влажным платком, аккуратно зачесала волосы назад, а лицо тронула румянами и пудрой, но, посмотрев на себя в маленькое зеркальце, Мишель все же решила, что выглядит усталой.
Как только экипаж подкатил к огромному порталу замка, две половинки тяжелых дубовых дверей медленно растворились и вышел величественный мажордом. А за ним буквально выскочил сам Ян Маклевен.
– Мишель! Наконец-то вы приехали! – задыхаясь, проговорил он, отстраняя мажордома и самолично помогая гостье выйти из кареты. – Боже, как я счастлив!
Он повернулся к Андрэ и пожал ему руку.
– Андрэ, все мои слова приветствия Мишель относятся и к вам. Добро пожаловать в замок Маклевенов!
Оглянувшись, Мишель увидела в дверях двух очаровательных девушек.
– Насколько я понимаю, это ваши сестры, Ян?
– Вы не ошиблись, Мишель. Пожалуйста, познакомьтесь с Маргарет. – И он взял за руку рослую девушку с такими же пышными и красивыми, как у него, волосами. – А это – Элизабет.
Вторая сестра была ростом поменьше, но очень бойкая, с большими карими глазами.
Мишель улыбнулась сначала Маргарет, а затем Элизабет. Обе ответили ей искренними улыбками.
– Я очень рада встретиться с вами, – сказала Мишель, – так как знаю о вас по рассказам брата.
– Мы тоже о вас наслышаны, – ответила Маргарет за себя и за сестру. – Сначала думали, что Ян преувеличивает, восторгаясь Мишель Вернер. Но теперь видим, что на самом деле он был даже немногословен. Милости просим в наш замок, Мишель!
Внутри замок оказался не менее внушительным, чем снаружи. Огромный холл с каменными стенами, увешанными фамильными портретами и старинным оружием, произвел на Мишель просто ошеломляющее впечатление.
– Давайте сначала пройдем в вашу комнату. После дороги вы, наверное, хотели бы освежиться и немного отдохнуть. Мы знаем, что значит трястись долгие часы в экипаже! А потом поужинаем.
В комнате Мишель встретила миловидная горничная. Сделав реверанс, она представилась:
– Здравствуйте, мисс. Меня зовут Анни. Я буду вам служить до конца пребывания в замке. Если вам что-нибудь понадобится, сразу же обращайтесь ко мне.
– Спасибо, Анни, – улыбнулась ей Мишель. – Но сейчас я хочу только переодеться, вымыться и отдохнуть с дороги. После тряски по ухабам у меня, кажется, болит каждая косточка.
– Я вас отлично понимаю, мисс. Подобное путешествие не может не измотать. Разрешите разложить ваши вещи и помочь переодеться.
Облачившись в мягкий теплый халат, Мишель осмотрелась и нашла свое новое жилище очень удобным. Высокий потолок позволял свежему воздуху, проникавшему через небольшие форточки в длинных, в виде прорезей окнах, заполнять всю комнату. Вдоль стен сверху донизу тянулись старинные гобелены с изображением охотничьих сцен. В углу стояла большая деревянная кровать на высоких ножках с разрисованными затейливым орнаментом спинками под пурпурным балдахином. В углу поместился туалетный столик с миниатюрным стулом. А у двери находились фарфоровый таз и кувшин для умывания. Пол покрывал толстый пушистый ковер, по которому было приятно ступать босиком.
– Какое платье вы бы хотели надеть к ужину? – спросила Анни.
– Голубое.
– Простите за смелость, мисс. Но я бы посоветовала вам накинуть на плечи платок или шаль. В столовой довольно прохладно.
Мишель поблагодарила девушку кивком головы. Та присела и выпорхнула за дверь. Мишель сбросила халат, зарылась под одеяло и тут же уснула…


Ужин был накрыт в огромном, довольно мрачном зале, по углам которого стояли фигуры рыцарей в латах. По стенам были развешаны мечи, пики, щиты и другое старинное оружие. Сверху спускались люстры со множеством свечей. Дубовый стол окружало множество дубовых же стульев с высокими спинками.
Ян встретил Мишель у дверей и подвел к столу, во главе которого сидел старый лорд Маклевен. Знаком он предложил Мишель сесть справа, а сыну – слева.
– Отец, это мисс Мишель Вернер, о которой я вам много рассказывал, – торжественно сказал Ян. – Мишель, это мой отец, лорд Малкольм Маклевен.
– Очень рада познакомиться с вами, ваша светлость, – с очаровательной улыбкой обратилась Мишель к хозяину замка. – Какое удивительное совпадение! Моего покойного деда по отцовской линии тоже звали Малкольмом!
Старый лорд ничего не ответил, продолжая изучать гостью голубыми, наполовину потухшими глазами. Но все же в его взгляде было что-то орлиное. Поражали тяжелые веки под насупленными мохнатыми бровями, глубоко ввалившиеся глаза чуть продолговатого разреза, большой нос с горбинкой.
Малкольм долго молча смотрел на Мишель, которая от смущения готова была выбежать из комнаты. Но тут его лицо озарилось доброй улыбкой, а в глазах зажегся огонек.
– Ты сказал мне правду, сынок, – сказал он, чуть повернув голову к Яну. – Девушка действительно очаровательна и смотрит на тебя, как преданная собачонка. Это хорошо! Но я хотел бы задать ей несколько вопросов. Скажите, милая, ваш род отличается крепким здоровьем? Например, ваш дедушка, о котором только что шла речь: он был выносливым и физически крепким? Сами вы ни на что не жалуетесь? Хотя не выглядите хворой.
– Отец! – с упреком посмотрел на старого лорда Ян, явно шокированный подобным началом застольной беседы.
Малкольм рассмеялся:
– У старости есть преимущество, сынок: она позволяет человеку говорить все, что ему придет в голову. Но в данном случае у моих вопросов достаточно серьезная подоплека. Чтобы подарить мужу много сыновей, женщина должна быть здоровой. Поэтому я еще раз спрашиваю нашу гостью: нет ли у вас скрытых недугов?
Мишель была совсем обескуражена. И чувствовала растущее раздражение. Какое этот человек имеет право задавать ей такие вопросы? Это же неслыханная неучтивость, если не откровенная грубость! И ведь он явно доволен тем, что вогнал ее в краску!
Мишель подумала, что у старого лорда, кроме физической немощи, явно не все в порядке с головой. Ну нет! Она не позволит над собой издеваться!
– Вся моя семья всегда отличалась завидным здоровьем, сударь, – с каменным выражением лица ответила она. – И я сама ни на что не жалуюсь!
Старый лорд продолжал смотреть на нее строгим, пронизывающим взглядом. Мишель чувствовала, что вот-вот взорвется и наговорит дерзостей. Но в этот момент Маргарет и Элизабет громко расхохотались.
– Да перестань же, отец! – воскликнула первая. – Мишель не привыкла к таким шуткам!
Мишель посмотрела на Малкольма и вдруг заметила, что в его очень серьезных глазах, устремленных на нее, играют озорные чертики. Только теперь она поняла, что этот человек просто-напросто ее разыгрывает! Ведь старикам позволены некоторые вольности, которые среди молодежи посчитали бы неприличными. Она расплылась в улыбке, а затем, последовав примеру сестер Яна, тоже громко рассмеялась. Старый лорд, поняв, что его разгадали, тоже затрясся от беззвучного хохота.
– Ладно, – сказал Малкольм, отсмеявшись. – Если вы крепки здоровьем, то отдайте должное этому шотландскому блюду, что стоит перед вами.
Его готовят из бараньей требухи, а ее не так-то просто переварить!
– Отец, довольно! – воскликнула на этот раз Элизабет. – Можно ли так принимать гостей?!
– А как готовят это блюдо? – осведомилась Мишель.
– Вырезают у барана кишки и желудок, – с самым серьезным выражением лица ответил старый лорд, – после чего варят со всем содержимым и подают на стол. Это и есть хаггис.
– Фу! – дружно фыркнули Маргарет и Элизабет. – Отец, зачем ты говоришь подобные мерзости? Мишель, не слушайте его! Он шутит! Хаггис готовят из бараньих потрохов. Ими начиняют телячий желудок, сдабривают овсяной мукой, травами и разными специями.
– Что ж, попробуем, – улыбнулась Мишель, пододвигая к себе блюдо и вооружаясь вилкой.
Съев несколько кусочков, она лукаво посмотрела на старого лорда и сказала:
– Вам все же не удалось испортить мне аппетит, сударь, хотя вы и очень старались. Хаггис – едва ли не самое вкусное и нежное блюдо, которое мне доводилось пробовать.
– Мишель, отец очень любит подтрунивать и подшучивать над каждым, впервые приезжающим к нам в замок, – вновь засмеялась Маргарет. – Порой даже переходит границы дозволенного. Но он очень добрый и хороший человек. Просто из оригинальности хочет выглядеть неприветливым и грубым.
Старый лорд откинулся на спинку стула и укоризненно посмотрел на дочь:
– Это клевета, Маргарет, страшная клевета! Ты портишь мне репутацию!
На этот раз громко расхохотались все, сидевшие за столом…
Когда ужин закончился, Мишель почувствовала, как она устала за этот трудный, казавшийся бесконечным день. Она посмотрела на Яна, которого определенно стесняло и даже раздражало присутствие всей семьи. Но было очевидно, что вдвоем им сегодня вряд ли удастся остаться. Мишель с сожалением вздохнула, но тут же подумала, что времени впереди еще достаточно…


Она уже почти забыла об обыкновенных земных радостях. Во время пребывания у Маклевенов Мишель снова занялась верховой ездой и рыбалкой, она гуляла по зеленым холмам в окрестностях замка, каталась на лодке и вообще наслаждалась свободой и отдыхом.
У нее никогда не было сестер. А сейчас появилось сразу две. Ибо Маргарет и Элизабет с первого дня относились к ней как к родной. И всегда сопровождали Мишель с Яном на прогулках.
Мишель доставляло удовольствие общество девушек, но в душе она хотела бы подольше оставаться наедине с Яном. Наблюдая молодого Маклевена в его поместье, Мишель все больше убеждалась в том, что Ян не рожден придворным. Поэтому так неуютно чувствовал он себя в Фонтенбло и в Париже. Во время ежедневных прогулок верхом Ян успел сильно загореть на солнце. Да и лицо самой Мишель, ничем не защищенное, стало смуглым, что ей очень шло. Правда, на носу выступили веснушки. Но, посмотревшись как-то раз в зеркало, она решила, что они придают ей пикантности. Хотя Андрэ очень ворчал по этому поводу и называл поведение своей воспитанницы легкомысленным.
Сам Андрэ большую часть времени проводил в библиотеке старого лорда Маклевена, которая оказалась очень богатой и в высшей степени интересной. Кроме того, он завел несколько знакомств в округе замка. В целом, казалось, он был доволен жизнью и всем, что его окружало.
Андрэ заставлял Мишель заниматься танцами не менее двух часов в день. Хотя постоянно ворчал, что этого мало. Ведь балерина должна постоянно поддерживать форму. Но Мишель, к ее собственному удивлению, не очень тосковала по балету и по труппе Арно Димпьера. Она наслаждалась свободой, чистым воздухом, зелеными холмами и долинами. Казалось, что ей в жизни ничего больше не надо.
Но самые сокровенные мысли девушки занимал Ян. Когда они оставались наедине, Мишель чувствовала, что только огромная сила воли не позволяет ему заключить ее в объятия. Она никак не могла решить, благодарна ли Яну за подобную сдержанность или же она вызывает в ней раздражение. Все ее существо стремилось к нему. И это стремление с каждым днем усиливалось. Она жила только предвкушением их встречи, робкого прикосновения его руки и восторженных взглядов. Мишель понимала, что после решительного отпора, полученного от нее Яном на корабле, он не сделает первого шага. Не позволит гордость. Ян должен был увериться, что Мишель любит его не меньше, чем он ее. Но она не решалась это показать…


Прошла неделя.
Все семейство Маклевенов и Мишель с Андрэ только что отужинали в большом холле. И вдруг разразилась страшная гроза, какой Мишель не видела за всю свою жизнь. Дождь барабанил по окнам, ветер выл в каминных трубах, а молнии ежесекундно прорезали черное небо. Оглушительно гремел гром.
Они еще немного посидели в небольшой комнате, примыкавшей к обеденному залу, где было тепло и уютно. Маргарет и Элизабет попеременно играли на арфе и пели. У сестер были очень приятные голоса, и слушать их доставляло Мишель большое удовольствие. Но доносившиеся из-за окон звуки разбушевавшейся стихии не способствовали вдохновению. Прошло не более получаса, как старый граф откланялся и пошел к себе. Маргарет и Элизабет спели еще пару-другую шотландских баллад, после чего попрощались и разошлись по спальням. Ян и Мишель остались вдвоем.
Мишель почувствовала, что ее сердце колотится, подобно бившимся о стекла окон каплям дождя. Жгучий огонь пробежал по ее жилам. В этот момент ослепительно блеснула молния и раздался страшный удар грома. Мишель вскрикнула, вскочила на ноги и неожиданно очутилась в объятиях Яна. Их губы слились в жадном, долгом поцелуе.
– Мишель, Мишель, – шептал Ян. – Как я жаждал этого мгновения! Если бы вы только знали!
И он все крепче и крепче прижимал ее к себе. Мишель смутно помнила, как они очутились на втором этаже, в спальне Яна. Очевидно, он отнес ее туда на руках. Языки пламени, плясавшие на сухих поленьях в камине, освещали их обнаженные тела.
Позднее, лежа в постели под толстыми одеялами, Мишель и Ян чувствовали себя как в пещере, где они укрылись от разбушевавшейся стихии. В объятиях Яна Мишель испытывала ощущение покоя и защищенности от любых несчастий. Он, наклонив голову, коснулся кончиком языка ее груди. Мишель не сдержала страстного стона. Руки Яна крепко сжали ее тело. Она чувствовала, как напрягаются его мускулы, а бедра прижимаются к ее телу. И тут же с наслаждением открылась ему навстречу. Ян ласкал ее, неотвратимо приближая сокровенный миг. Их тела слились в одно, и они забылись в сладостном блаженстве…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция



продолжение романа мстительное сердце
Танцовщица грез - Мэтьюз Патрициягуля
20.10.2013, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100