Читать онлайн Танцовщица грез, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Танцовщица грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Анна стояла под навесом, растерянно оглядываясь по сторонам. На ее глазах были слезы радости. Хлопок вернулся!
Фургоны начали подъезжать незадолго до полудня. Чернокожие возницы разгружали тюки с хлопком и водворяли их на прежнее место под навесом. Все упорно молчали, не отвечая ни на какие вопросы. Как Анна ни пыталась дознаться, кто украл хлопок и кто распорядился его вернуть, успеха она не имела. Лишь под конец разгрузки один из негров, видимо, старший, сказал:
– Не пытайтесь что-либо узнать, мадам. Нам приказано молчать. Если же кто-либо обмолвится хоть словом, мы не получим ни цента за перевозку и разгрузку.
От Кортни не было никаких вестей. Но Анна не сомневалась, что хлопок возвращен его усилиями.
И еще раз возблагодарила Бога за то, что в ее жизни появился Кортни Уэйн.
Она тут же послала Джона в Уильямсберг известить скупщиков хлопка о том, что аукцион состоится в назначенный день. Когда тот уехал, Анна вновь подошла к навесу и вдруг увидела стоявшего там… Натаниэля Биллса. От негодования у нее перехватило дыхание.
– Что вы тут делаете? – процедила она сквозь зубы.
– Я приехал получить деньги за работу на вашей плантации, – холодно ответил Биллс.
– Деньги? Вы украли у меня хлопок и еще имеете наглость требовать денег?
– Я не крал вашего хлопка. Во всяком случае, у вас нет никаких доказательств.
– Тогда почему вы ночью тайком сбежали?
– Все это выдумки. А вы мне должны. Уговор был, что я получу расчет сразу же после уборки урожая. Хлопок убран. Что с ним случилось потом, меня не касается.
– У меня нет никаких обязательств перед вами, мистер Биллс, после того что вы сделали. Пусть вам заплатит Жюль Дейд.
– Он отказал мне. Все эти месяцы я работал у вас на плантации. И должен получить за свой труд в том или ином виде.
– Если вы сейчас же не уберетесь отсюда, я позову слуг и они вышвырнут вас вон! – повысила голос Анна, теряя терпение.
– Кого вы собираетесь позвать, мадам? Ваших верзил чернокожих? Так они боятся меня как огня и пальцем не тронут.
– Увидим!
Анна сделала шаг вперед, но Биллс схватил ее за руку и рванул на себя.
– О нет! Вы заплатите мне! Если я не получу денег, то вам придется расплатиться еще кое-чем!
Анна попыталась вырваться, но не смогла.
– Что вы имеете в виду? – прошептала она, задыхаясь от ярости.
– Помните наш разговор у вас в кабинете? Конечно, это не покроет всего вашего долга мне. Но я согласен и на такое возмещение!
– Вы не посмеете! Кругом люди. И стоит мне закричать, как…
Она кляла себя за то, что послала Джона в Уильямсберг. Будь он здесь, этот мерзавец никогда бы не позволил себе ничего подобного.
– Кричите, – усмехнулся Биллс, поднимая хлыст. – Сейчас я заставлю вас ползать передо мной на коленях. А этот хлыст бьет очень больно. И вы посчитаете за счастье отдаться мне!
Анна бешено сопротивлялась. Но Биллс изо всей силы ударил ее хлыстом. На шее у Анны вздулся кровавый след. От страшной боли она вскрикнула. Второй удар хлыста заставил Анну упасть на колени.
– Ниже, мадам, – издевательски прошипел Биллс. – Мне давно хотелось заставить вас пресмыкаться передо мной! Спесивая сука!
На этот раз удар пришелся по спине. Тонкая одежда не смогла смягчить его. И кровавая полоса выступила уже на ткани.
– Скажите, что согласны, и я перестану вас хлестать. Мы пойдем в ваш кабинет, на тот самый диван, где вы обычно занимаетесь любовью со своим хлыщом из Уильямсберга. Думаете, я не знаю, что именно там ваше гнездышко?
Ярость заставила Анну забыть о боли. Она подняла голову и с нескрываемым презрением бросила в лицо своему мучителю:
– Вы грязное, мерзкое животное! И получите за все сполна… Так что будете помнить до могилы!
– Ах, вам мало? Ну что же, получите еще!
И он снова поднял хлыст. Но суровый голос за спиной заставил Биллса окаменеть:
– Еще один удар, Биллс, и вы без промедления отправитесь на тот свет.
Несколько секунд Натаниэль стоял с высоко поднятым хлыстом. Потом медленно повернул голову к говорившему. Анна воспользовалась этим и вскочила на ноги. Кортни Уэйн стоял в двух шагах от Биллса, наставив пистолет на него.
– Корт, дорогой! – воскликнула Анна, бросаясь к нему.
– Отойди, Анна, – остановил ее Кортни, продолжая держать на мушке Натаниэля.
Биллс медленно опустил хлыст и, презрительно скривив губы, проговорил:
– А, хлыщ госпожи Вернер из Уильямсберга!
– Здесь вам нечего делать, Биллс, убирайтесь! Откровенно говоря, я мог бы сразу же пристрелить вас за все пакости и мерзости, причиненные Анне.
Натаниэль сунул руку в карман куртки и, с ненавистью глядя на Уэйна, сказал:
– У меня нет оружия! Вы не посмеете стрелять в безоружного!
– За все, что вы натворили, я без колебания пустил бы вам пулю в лоб. Но если вы немедленно покинете поместье, я не стану препятствовать. Хотя, возможно, потом пожалею об этом.
– Я требую денег за свою работу! – ответил Натаниэль, не двигаясь с места.
– Здесь вам ничего не выгорит. Идите к Дейду. Он, возможно, вам заплатит за услугу.
– Он отказался это сделать.
– Так же поступит и Анна. И я буду на ее стороне. Вы не только украли хлопок, но и посмели избить ее хлыстом и после всего этого имеете наглость требовать оплаты за труд? Не испытывайте больше моего терпения и убирайтесь отсюда. – Уэйн, прищурив левый глаз, прицелился прямо в грудь Биллса. – Я никогда не стал бы стрелять в безоружного человека, будь он джентльменом. В вас же нет ни капли не только благородства, но даже простой честности. Повторяю: уходите! Иначе я не отвечаю за последствия.
Натаниэль вздрогнул, бросил на Анну полный звериной ненависти взгляд и, круто повернувшись на каблуках, вышел из-под навеса. Кортни подождал, пока он сел на лошадь и, пустив ее в галоп, скрылся за деревьями. Только после этого Уэйн опустил пистолет.
Анна вновь почувствовала острую боль от ран, нанесенных хлыстом. Кортни осторожно дотронулся до ее спины. Анна негромко вскрикнула.
– Сукин сын! – проворчал он. – Надо было пристрелить его! Пойдемте в дом, Анна. Надо осмотреть ваши раны, промыть их и перевязать.
Он на руках перенес Анну в дом и предоставил заботам слуг, подробно объяснив, что надо делать.
– Я буду ждать в гостиной, – сказал он Анне, – за рюмочкой коньяка.
Слуги сняли с Анны одежду, тщательно промыли раны и приготовили горячую ванну. Потом смазали больные места целебными снадобьями и перевязали.
Через час с небольшим Анна появилась в гостиной.
– Вам лучше? – спросил Кортни, поднимаясь ей навстречу.
– Во всяком случае, раны уже почти не болят. Но не дает покоя уязвленное самолюбие.
Она взяла из рук Кортни бокал с красным вином и, отпив пару глотков, нежно посмотрела ему в глаза:
– Просто не знаю, как вас благодарить, дорогой! Вы не только спасли меня от этого зверя, но даже сумели вернуть хлопок. Кстати, я уверена, что эта кража – дело рук Жюля Дейда.
– Нет никакого сомнения. Я пригрозил ему и велел вернуть тюки сегодня к полудню. Как видите, хлопок на месте. Значит, он замыслил это грязное дело и вовлек в него вашего надсмотрщика Натаниэля Биллса.
– Скажите, Корт, почему Дейд испугался ваших угроз? Очевидно, у него есть причины бояться вас?
– Не расспрашивайте меня ни о чем, Анна. Это очень неприятная история. Честное слово, вам совершенно незачем ее знать. Очень жаль, что этот мерзавец причинил вам боль. В какой-то степени и я виноват в происшедшем, поскольку чувствовал, что это мерзкий тип. Надо было уже давно его уволить.
– Корт, милый! Виновата во всем только я. Вы же предупреждали меня. Но присущее мне упрямство не позволило с вами согласиться. Вот я и поплатилась! Давайте не будем больше об этом говорить.
Анна обняла Уэйна за шею и прильнула к его губам. Кортни на мгновение отстранился и прошептал:
– Дорогая, но у вас изранена спина…
– Не имеет значения, – также шепотом ответила Анна, приложив палец к его губам. – Я вас люблю, люблю… – Она все теснее прижималась к нему.
– Но как же слуги, что они о нас подумают?
– Вы думаете, что они ни о чем не догадываются?! Я просто старалась делать вид, что наши отношения – тайна. А сейчас я хочу поскорее выздороветь. Лучше всего для этого лечь в постель. О больных же принято заботиться. Вот и проявите заботу обо мне…
В объятиях Уэйна Анна действительно очень скоро забыла и о ранах, и о муках уязвленного самолюбия, и о пропаже и возвращении хлопка…


Натаниэль Биллс, не щадя своей серой кобылы, скакал в Уильямсберг. Когда же бока лошади покрылись пеной, он понял, что она может пасть, и чуть сбавил темп. Ведь несчастное животное оказалось единственным, что у него осталось.
Еще накануне Натаниэль приехал к Дейду, чтобы получить свою долю выручки за украденный хлопок. Однако тот не заплатил ему ни цента, а хлопок велел вернуть Анне.
– Уж не рехнулись ли вы, мистер Дейд! – вскричал Биллс, не веря своим ушам.
– Повторяю, извольте завтра к полудню вернуть в Малверн весь хлопок.
– Извините, Дейд! Но я украл его для вас. А теперь вы же приказываете вернуть хлопок и при этом не собираетесь даже заплатить за труды!
– Я тоже на этом не нажил барышей, Биллс. Почему же вы требуете свою долю? Ведь если нет выручки, не может быть и доли!
Натаниэль принялся быстро ходить из угла в угол по комнате, как всегда, стегая себя хлыстом по сапогу.
– Надеясь на вас, Дейд, я уехал из Малверна, даже не попросив у хозяйки платы за работу. Вы же мне платить отказываетесь. Что прикажете делать?
Дейд развел руками:
– Откуда мне знать? Это ваши заботы. Попробуйте завтра, когда хлопок уже будет на месте, вернуться в Малверн. Может быть, эта стерва вам что-нибудь и заплатит.
– С куда большим удовольствием она передала бы меня полиции! Но вы еще не сказали мне, почему решили вернуть хлопок. Ведь он был надежно спрятан. Что случилось?
– Мне ничего другого не остается. Уж не думаете ли вы, что я возвращаю хлопок по собственной воле?
– Но почему?! Вы должны по меньшей мере дать мне объяснения!
– Я вам ничего не должен. Вы требуете объяснений? Извините, но это мое личное дело. Вас оно никак не касается!
– Черт побери, я хочу получить свои деньги! И не остановлюсь ни перед чем!
Он наклонился через стол к Дейду и, держа в одной руке хлыст, попытался схватить того за шею. Но ростовщик резким движением отпрянул от стола и, мгновенно открыв верхний ящик, выхватил оттуда пистолет.
– Назад, Биллс! Или я продырявлю тебе башку! Убирайся отсюда! И чтобы твоей ноги больше не было в моем доме! Иначе я убью тебя без малейших угрызений совести.
Натаниэль отступил на шаг, затем повернулся и, хлопнув дверью, выскочил на улицу…
…Привязав лошадь к дереву у дороги, Биллс несколько раз глубоко вздохнул, стараясь дать волю ярости. Дейд обманул его и выгнал из дома. Анна Вернер не заплатила ни цента. Впрочем, от нее он мог бы хоть чего-нибудь добиться, не свались как снег на голову этот Кортни Уэйн.
Воспоминание об Уэйне заставило Биллса выпрямиться в седле и сжать кулаки. У него в голове вдруг мелькнула догадка, что именно Кортни Уэйн заставил Дейда вернуть украденный хлопок. Несомненно, так оно и было! Недаром же Дейд так ненавидит этого уильямсбергского хлыща, любовника Анны Вернер. И боится его. А что Анна подозревала ростовщика в краже, ясно из ее собственных слов. Конечно, Уэйн тут же бросился к Дейду, сумел запугать его и заставил вернуть тюки с хлопком! Вот оно что! Он же, Натаниэль Биллс, по милости этого щеголя не только остался без гроша, но и подвергся невиданному унижению!
Нет, он этого так не оставит. Кортни Уэйн жизнью поплатится за все! Он никогда не оставался на ночь в Малверне, а потому сегодня же должен вернуться в Уильямсберг. И проедет как раз по этой дороге…
Место, которое выбрал Биллс, идеально подходило для засады. По обочинам сужавшейся здесь дороги росли густые кусты и развесистые высокие деревья. Их ветви сплелись над дорогой, образовав темный тоннель. Здесь было где притаиться и откуда совершить нападение.
Ничего, пусть ему не удалось получить деньги, зато своего врага он сегодня отправит на тот свет. И тем самым отомстит и Анне. А после этого его ищи-свищи. Пока хватятся убийцу, Натаниэль Биллс будет уже далеко от этих мест!
Биллс еще раз осмотрел дорогу. Прямо с этого места она круто шла в гору. Значит, экипаж Уэйна неминуемо замедлит здесь скорость. А серая лошадь Натаниэля, привязанная к дереву, почти не видна с дороги. Сам же он спрячется в кустах и станет ждать…
Однако ждать пришлось долго. Уже совсем стемнело, и дорога погрузилась в почти полную тьму. Наконец издали донесся стук колес. Натаниэль высунул из-за ветвей голову и посмотрел в ту сторону. Прошло еще несколько минут, прежде чем он окончательно убедился, что к засаде подъезжает действительно коляска Кортни Уэйна.
Как Биллс и предвидел, при подъеме она замедлила скорость. Лошади с трудом тащили тяжелую коляску, несмотря на щелканье бича и понукания кучера.
Натаниэль дождался, пока лошади не поравнялись с ним, выхватил пистолет и, вспрыгнув на козлы, ударил кучера рукояткой по голове. Тот вскрикнул и упал на дорогу. Биллс тут же спрыгнул с козел, схватился за ручку дверцы и открыл ее.
– Итак, мистер Уэйн, выходите! – торжествующе крикнул он. – Теперь уже у меня в руке пистолет!
Однако в ответ изнутри не донеслось ни звука.
– Выходите, я сказал! – еще громче крикнул Натаниэль. – Нечего прятаться, подобно трусливому зайцу! Я все равно сейчас убью вас. Так посмотрите в глаза судьбе, как подобает мужчине!
Поскольку ответа снова не последовало, Биллс осторожно просунул голову в дверцу и… И остался стоять с открытым ртом. В коляске никого не было…


Кортни слегка задремал, когда услышал крик кучера и звук упавшего на дорогу тела. Всю его сонливость как рукой сняло. Почувствовав неладное, он выхватил из кобуры пистолет и посмотрел в окно. В просвете между деревьями он увидел лошадь, в которой тотчас же узнал серую кобылу Натаниэля. Кортни все стало ясно. Он тихонько открыл дверцу с задней стороны и выскочил на дорогу. Это произошло за какую-то секунду до того, как Биллс открыл переднюю дверцу. Уэйн осторожно, пригибаясь, обошел экипаж и увидел спину наклонившегося к открытой дверце Натаниэля Биллса. Кортни подумал о том, что должен был предвидеть подобную ситуацию и подготовиться к ней. Этот человек непременно должен был подкарауливать его на дороге!
Тем временем Биллс уже начал громким криком вызывать Кортни из экипажа. Уэйн для верности взялся за пистолет двумя руками и прицелился в спину Натаниэля. Стоило только нажать на спуск, и Биллс был бы мертв. Но Кортни никак не мог заставить себя это сделать.
– Эй, Биллс! – крикнул он. – Я здесь!
Натаниэль издал какое-то звериное рычание и резко обернулся, тоже с пистолетом в руках. Но прежде чем он успел прицелиться, Кортни выстрелил. Биллс все-таки успел нажать на спусковой крючок. Пуля просвистела над головой Уэйна, не причинив ему никакого вреда. Биллс же зашатался и упал на дорогу. Кортни бросился к нему и понял, что все кончено. Пуля пробила сердце Натаниэля. Он лежал на спине с открытыми глазами. Пистолет валялся рядом.
Кортни огляделся по сторонам и увидел своего кучера, пытавшегося подняться с земли. Подбежав к нему, Уэйн помог ему встать на ноги. Вся голова несчастного была в крови.
– Ты жив, Льюкас? – спросил Кортни, поддерживая кучера за плечи.
– Вроде бы жив, сэр, – отозвался тот. Кортни осмотрел его рану.
– Ничего страшного. Просто рассечена кожа. Несколько дней поболит, а потом все пройдет.
– Кто это был? – спросил Льюкас, указывая на лежавшего у кареты Натаниэля.
– Так, бандит с большой дороги. Кто же еще? Во всяком случае, так мы скажем констеблю в Уильямсберге. А теперь давай перенесем его в экипаж. Оставлять тело на дороге не годится. Хотя этот тип и стоит того. Извини, но тебе придется сесть рядом с ним. Я же буду править лошадьми.


Хлопковый аукцион Анны прошел очень успешно. На вырученные деньги она смогла бы не только погасить все долги Дейду и Корту, но и безбедно прожить до следующего урожая. Анна, некоторое время поколебавшись, в конце концов решила все же послать Джона вернуть заем Дейду. Конечно, ей очень хотелось бы увидеть разочарованную физиономию ростовщика в момент возврата долга. Но она опасалась, что не сдержится и наговорит лишнего.
В тот же день она ждала в Малверне Уэйна. Но перед его приездом почтальон из Уильямсберга передал Анне письмо на ее имя. Анна повертела в руках конверт без обратного адреса и вскрыла его. Прочитав несколько строк, она едва не потеряла сознания. Письмо гласило:


«Госпожа Вернер! Дабы оградить вас и ваше будущее благополучие от опасности, я считаю своим долгом предостеречь вас в отношении некоего Кортни Уэйна, с которым вы поддерживаете близкое знакомство. Остерегайтесь этого человека, мадам! Он далеко не таков, каким кажется, это подлый и грязный бандит и разбойник.
Этот человек тщится доказать, что он честный гражданин, но на самом деле он был членом бандитской Шайки пирата Эдварда Тича, известного как Черная Борода. Он не только участвовал в нападениях на безоружные рыболовные и пассажирские суда, но и грабил мирных жителей на всем атлантическом побережье, в том числе и близ Уильямсберга.
Известно также, милостивая госпожа, что человек, скрывающийся под фамилией Уэйн, на самом деле низкий и подлый убийца. Он подстерег вашего мужа Майкла Вернера на дороге в Уильямсберг и застрелил его.
Ваш преданный друг и доброжелатель».


Первым побуждением Анны было сжечь это письмо, даже не показывая Кортни. Но она вспомнила множество слухов, ходивших об Уэйне и особенно – о его прошлом. Вновь она подумала и о том, что Кортни упорно избегал любых вопросов о том, чем он занимался до приезда в Уильямсберг. Этого, кстати, не знал никто. Было только известно, что Кортни Уэйн сказочно богат. Но происхождение этого богатства для всех оставалось тайной. Ходили слухи о его участии в пиратских набегах шайки Черной Бороды.
Все эти сплетни и разговоры ходили уже очень давно, задолго до личного знакомства Анны с Кортни. И она не придавала им большого значения. Однако после своей первой, почти скандальной встречи с Уэйном Анна начала к ним прислушиваться. Но вот они ближе узнали друг друга, стали любовниками. Поэтому россказни о прошлом Кортни она воспринимала как бессовестные враки.
Теперь же, после истории с хлопком, Анна вновь задумалась над покрытой мраком таинственности биографией Кортни Уэйна. Вспоминая их разговоры, она вновь и вновь убеждалась в том, что Кортни упорно уходил от ответа на любой вопрос о его прошлом. А сейчас ко всем недомолвкам прибавилась и еще одна загадка. Каким образом Кортни удалось заставить Дейда вернуть хлопок?
Анна вспомнила и о том, что покойный муж много лет назад рассказал ей о своем пребывании на пиратском корабле «Эдвенчур», которым командовал Черная Борода. Майкл затесался в шайку по приказу губернатора. Именно благодаря ему пираты были обнаружены и после кровавого боя закованы в цепи. Майкл рассказывал о том, как бандиты Черной Бороды грабили прибрежные поселки, убивали людей, насиловали женщин. Уже тогда Анна люто возненавидела эту шайку, как и вообще пиратов. Так неужели же Кортни тоже был среди преступников? И все, что о нем говорят, правда?!
Она еще раз перечитала письмо. Анну больше всего поразило обвинение Кортни Уэйна в убийстве ее покойного мужа. Нет, она не могла этому поверить!
Анна бессильно опустилась в кресло у камина…


Она все еще сидела с письмом в руках, задумчиво глядя в окно, когда раздался стук колес и к подъезду подкатил экипаж Уэйна. Анну очень удивило, что на этот раз Кортни сам правил лошадьми. Она встала и пошла ему навстречу.
– Почему вы без кучера, Корт? – спросила она Уэйна, едва тот появился в холле.
– Позавчера по пути в Уильямсберг со мной случился небольшой… инцидент.
– Что стряслось? – быстро и довольно резко спросила Анна.
Кортни недоуменно пожал плечами и, чуть помедлив, ответил:
– Мы встретили Натаниэля Биллса, который ударил моего кучера Льюкаса по голове, а затем попытался застрелить меня. Льюкас поправляется, но я велел ему провести несколько дней в постели.
– А что с Натаниэлем?
– Он мертв. Биллс поджидал меня на дороге, и не выстрели я первым, то был бы уже на том свете. Констеблю в Уильямсберге я сообщил, что этот тип пытался меня ограбить, за что и получил по заслугам. Прошу вас в любых разговорах тоже придерживаться этой версии. Так будет лучше.
И прежде чем сказать что-либо еще, он сделал шаг к Анне с намерением заключить ее в объятия. Но она мягко уклонилась и подала ему письмо:
– Это пришло сегодня.
Уэйн удивленно посмотрел на Анну и неохотно взял письмо. По мере того как он читал, лицо его мрачнело, а челюсти сжимались. Дочитав до конца, Кортни поднял голову, бросил на Анну ледяной взгляд и, помахав бумажкой перед ее лицом, неприязненно спросил:
– Вы хотите знать мое мнение?
– Просто скажите, что все это ложь; Большего я не требую.
– Но все-таки хотите услышать мой ответ.
– Да, Кортни, хочу! И считаю, Что имею на это право.
– При наших отношениях, мне кажется, вы могли бы, не расспрашивая меня ни о чем, выкинуть эту писанину в камин независимо от се содержания.
– Могла бы. Но почему вы не отвечаете на мой вопрос?
– Потому что вы не имеете права его задавать!
– Имею. Я ничего не знаю о вашем прошлом. И вы никогда еще не отвечали на мои вопросы.
– Мое прошлое не имеет никакого значения для наших отношений, Анна! Я же не устраиваю вам подобных допросов.
– Потому что я сама все рассказала. Или почти все. Вам, по сути дела, не о чем спрашивать.
– Анна, прошу вас, не требуйте от меня этого!
– Я хочу знать, состояли ли вы в шайке Черной Бороды.
– А если я отвечу «да»?
– Корт! Губернатор заслал туда лазутчика. Им оказался мой покойный муж Майкл. И он рассказывал мне о страшных преступлениях, которые творили эти люди. Жизнь самого Майкла висела на волоске. Но это еще не все. В письме говорится о том, что именно вы застрелили мужа по дороге из Уильямсберга в Малверн.
– Вы в это верите?
– Я не хочу верить. И, по правде говоря, просто не знаю, чему верить! Но одно твердо знаю: я не смогу любить бандита из пиратской шайки, да к тому же убийцу своего мужа!
– Тогда говорить нам больше не о чем. Вы очень разочаровали меня, Анна!
Не говоря больше ни слова, Уэйн повернулся и направился к экипажу. Анна осталась стоять неподвижно, не веря, что Кортни может вот так, ничего не сказав, уехать. Когда же он поднялся на облучок и взял в руки вожжи, она не выдержала.
– Корт! Корт! – не помня себя от отчаяния, закричала Анна. – Не уезжайте! Умоляю вас!
Но лошади уже тронули, и экипаж покатился по аллее. Анна бросилась было следом, но гордость заставила ее остановиться.
– Будь же ты проклят, Кортни Уэйн! – прошептала она.
Однако Анна понимала, что не права. Если ей надо было непременно узнать у Кортни правду, то действовать следовало дипломатичнее и мягче, не задевая его самолюбия. Но все же, разве она не вправе знать все о человеке, которого любит?..


В последующие три дня Анна ждала вестей от Уэйна, но так и не дождалась. На четвертый она велела Джону заложить коляску и поехала в Уильямсберг.
Подъезжая к дому Кортни, Анна поразилась его сиротливому, покинутому виду. Ее сердце сжалось от недоброго предчувствия. Как только экипаж остановился у парадного входа, она спрыгнула на землю и, легко взбежав по ступенькам, постучала. Дверь тут же открылась, и на пороге показалась очень худая женщина среднего возраста.
– Слушаю вас, мадам, – сказала она, недоверчиво глядя на Анну.
– Мне нужно видеть мистера Кортни Уэйна.
– Его нет, – односложно ответила женщина и попыталась было закрыть дверь.
– Я подожду, – решительно ответила Анна, придержав дверь. – Когда он вернется?
– Тогда вам придется очень долго ждать, мадам. Мистер Уэйн сказал, что уезжает надолго.
– Уезжает?
– Вернее, уже уехал.
– Когда и куда?!
– Уехал вчера вечером. А куда – мне неизвестно. Он срочно нанял меня для того, чтобы упаковать вещи и сложить их в кладовой. А одежду велел зачехлить и убрать в шкафы.
– Вы даже не спросили, куда он едет?
– Спросила. Но мистер Уэйн ответил, что не скажет. Поскольку ни одна душа не должна этого знать. Только прибавил, что уезжает надолго.
– Но может быть, он оставил письмо или записку для меня? Я – Анна Вернер.
Увядшее лицо женщины расплылось в улыбке:
– О да, миссис Вернер! Для вас оставлено письмо. Минуточку, я сейчас принесу.
Она исчезла за дверью и через минуту появилась снова, держа в руках белый конверт.
– Вот, – односложно сказала странная обитательница дома Уэйна, передавая письмо Анне, и плотно закрыла дверь прямо перед ее носом. Анна не обратила никакого внимания на столь незаслуженное хамство по отношению к своей особе. Ей было не до того…
Дрожащими руками она вскрыла конверт, надеясь найти письмо от Кортни с объяснением причин его внезапного отъезда. Но внутри оказалась только небольшая, вдвое сложенная бумажка. Развернув ее, Анна увидела вексель Майкла с распиской Кортни: «Получено сполна». Расписка была датирована вчерашним днем.
В глазах у Анны поплыли темные круги. Руки бессильно упали, выронив вексель. Никогда еще она не чувствовала себя такой покинутой и несчастной. С момента смерти Майкла… Но если тогда предотвратить гибель мужа она была не в силах, то теперь разрушила свое счастье собственными руками.
Постояв несколько минут у запертой двери, Анна подняла вексель и медленно побрела к экипажу. На вопросительный взгляд Джона она ответила шепотом:
– Он уехал, Джон. Кортни Уэйн уехал…
Джон грустно кивнул головой:
– Да, госпожа.
– Ты об этом знал?
– Да, госпожа.
– Откуда?
– Я случайно подслушал разговор слуг. Они говорили, что мистер Уэйн уехал в… – Джон встрепенулся и быстро добавил: – Но я уверен, что он обязательно вернется!
Но Анна знала, что Кортни уехал навсегда. Подумав несколько мгновений, она сказала Джону:
– Вези меня к дому Жюля Дейда.
Джон вздрогнул и с сомнением посмотрел на хозяйку:
– Нет, госпожа! Не надо туда ездить! Это очень плохой белый человек, да будет мне позволено так сказать! Ведь у вас с ним больше нет дел.
– Не совсем так. Вези меня туда, Джон. И не спорь…
…Через полчаса Анна уже стучалась в дверь Жюля Дейда. Джон стоял около экипажа, скрестив руки на груди, и смотрел на свою хозяйку с явным неодобрением. Он хотел сопровождать ее, но Анна категорически запретила это делать.
Дверь приоткрылась, и из-за нее выглянуло столь ненавистное Анне лицо. Дейд сначала удивленно нахмурился, но тут же изобразил некое подобие улыбки:
– Миссис Вернер! Какой приятный сюрприз! А я-то думал, что все наши дела благополучно завершились!
– Не совсем так, сударь, – повторила Анна слова, только что сказанные Джону.
Дейд неуклюже поклонился и широко открыл дверь:
– Прошу в мое скромное, убогое жилище.
Дейд провел Анну в комнату, продолжая улыбаться. Ей показалось, что он чем-то доволен. Но, разумеется, не ее же приходом! Еще раз взглянув на удовлетворенную улыбку Дейда, она отбросила всякие сомнения: именно он написал грязное письмо, порочащее Уэйна!
– Чем обязан столь приятному посещению? – пытаясь быть любезным, спросил Дейд.
– Мы могли бы пройти к вам в кабинет, сударь?
– Конечно, мадам, прошу вас!
Дейд еще раз деланно поклонился и проводил Анну в кабинет. Она незаметно открыла свой ридикюль и вынула из него анонимное письмо. Сейчас Анна была рада, что не сожгла его.
Войдя в кабинет, она прямо направилась к конторке Дейда, где лежали какие-то бумаги, написанные явно его рукой. Анна бросила внимательный взгляд на один из счетов и тут же – на письмо, которое держала в руках. Почерк был одинаков.
Тем временем Дейд опустился на стул и выжидающе посмотрел на гостью:
– Итак, чем могу быть полезен, мадам?
– Кто, по-вашему, это написал? – сказала Анна, показывая подметное письмо.
Дейд взял его, быстро просмотрел и усмехнулся:
– Наконец-то правда об этом Кортни Уэйне вышла на свет.
– Отвечайте на мой вопрос, сэр. Это написали вы?
– Конечно, нет! Зачем бы я стал заниматься подобным творчеством?
Он бросил письмо на стол. Анна тут же подняла его и сличила с одной из написанных рукой Дейда бумаг.
– Тогда, может быть, вы объясните, почему почерк на этой бумаге с вашей подписью совпадает в подробностях с тем, которым было написано письмо? Правда, вы его не подписали. Но причины подобной забывчивости более чем понятны!
Лицо Дейда стало багровым. На лбу выступили капельки пота. Но в следующую минуту он уже наклонился над конторкой и злобно зашипел:
– Допустим, что письмо написал я. Что же в этом преступного? Никому не возбраняется писать письма. Особенно, если каждое слово в них – чистая правда!
– Почему вы в этом уверены?
– Потому что у меня есть надежные свидетели.
– Знать о том, что Кортни Уэйн состоял в пиратской шайке Черной Бороды, мог только тот, кто сам был ее членом. В данном случае это вы, Дейд! Кортни же никогда не был замешан в мерзких и кровавых делах. Сейчас я это знаю наверняка. В своем гнусном письме вы пытались свалить на Уэйна ответственность за те преступления, в которых виновны сами. И если это действительно так, в чем я больше не сомневаюсь, так это вы убили моего мужа Майкла Вернера. Он был опасен для вас, Дейд, потому что следил за Черной Бородой по приказу губернатора и знал в лицо каждого бандита из шайки!
Дейд вскочил и захрипел прямо в лицо Анне:
– Вы совершили безумство, явившись сюда с подобными обвинениями!
– Вы убили Майкла! – воскликнула Анна. – Я в этом уверена! Дейд молчал и смотрел на нее полными ненависти и звериной жестокости глазами. Анна повернулась и не оглядываясь пошла к двери. За ее спиной раздался топот ног Дейда, выбежавшего из-за конторки. Анна только теперь поняла, что напрасно не вняла предостережениям Джона. Ей нельзя было одной входить в этот дом!
Дейд догнал ее:
– Вы не можете этого доказать!
– Я найду доказательства. А если даже не найду, то ославлю вас на всю округу как бандита, пирата и убийцу. Вам придется бежать отсюда!
Дейд бросился на Анну и схватил ее сзади за шею в тот момент, когда она уже взялась за дверную ручку. Запрокинув ей голову, он принялся душить женщину с силой, какой от него было трудно ожидать.
– Да, я убил вашего проклятого мужа! Он пришел ко мне просить денег взаймы, но Уэйн не дал нам заключить сделку. Кортни настроил Майкла против меня и сам ссудил ему деньги. Большие деньги! Кортни Уэйн! Я ненавижу его! Он много лет охотился за мной. Преследовал, разрушая все мои планы. Тогда я подстерег вашего мужа на дороге и попытался заставить аннулировать договор с Уэйном. Он не соглашался. Даже стал грозить, что разоблачит меня как пирата из шайки Тича, ведь он был там лазутчиком губернатора. Майкл, конечно, узнал меня! И тогда я его убил из пистолета. Люди, подобные вашему супругу, постоянно становились на моем пути. А я хотел добиться солидного положения, забыть о прошлом. Хотел, чтобы меня уважали окружающие. Для этого я стремился завладеть Малверном. И это поместье будет моим! Но если даже мои надежды не сбудутся, то и Анне Вернер не видать более своей плантации. Ибо живой вы отсюда не выйдете!
Перед глазами Анны кружились черные точки. В легких не хватало воздуха. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Из последних сил она высвободила руку и локтем ударила своего палача в солнечное сплетение. Удар был не очень сильным, но достаточным для того, чтобы рука Дейда, сдавившая горло Анны, ослабела, а сам он согнулся от боли.
Анна успела глубоко вдохнуть и закричала что было мочи. Дейд громко выругался и снова схватил женщину за горло. Но тут раздался страшный удар в дверь, и, разбитая вдребезги, она упала в комнату. На пороге выросла могучая фигура Джона.
– Назад, черная скотина! – завизжал Дейд. – Если ты тронешь меня хоть пальцем, тебя засекут плетьми!
Джон, не обращая внимания на угрозы Дейда, одним прыжком очутился рядом с ним и заломил левую руку бандита за спину. Тот взвыл от боли и отпустил Анну, которая тут же вскочила на ноги и отступила к конторке. Джон же, не давая Дейду опомниться, схватил его своими могучими руками за горло, приподнял над полом и начал душить: Тот издал какой-то хлюпающий звук. Глаза вылезли у него из орбит. Тело конвульсивно задергалось.
Анна поняла, что еще мгновение – и Дейда не станет.
– Нет, нет! – закричала она. – Джон, не делайте этого!
– Это злодей и мерзавец! – воскликнул Джон, продолжая сжимать горло Дейда. – Он продавал моих братьев в рабство. Дьяволу место в аду!
– Ты прав, Джон. Он это заслужил. Но в ад его отправят и без вас. Поймите, чернокожего, поднявшего руку на белого, ждет ужасное наказание. Этот мерзавец получит свое сполна. Он уже признался, что убил моего Майкла. И очень скоро закачается на виселице. Я вам это обещаю!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция



продолжение романа мстительное сердце
Танцовщица грез - Мэтьюз Патрициягуля
20.10.2013, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100