Читать онлайн Танцовщица грез, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Танцовщица грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Расставшись с Мишель у двери ее комнаты, Маклевен полетел к себе, не чуя под собой ног от радости. Его переполняло чувство предвкушения новой встречи с этой изумительной девушкой. Он был почти уверен в том, что продолжение возникшего на борту корабля случайного знакомства с Мишель Вернер сулит в будущем нечто серьезное и счастливое. Недаром же судьба вновь свела их!
С самой первой встречи Ян часто думал о Мишель. Даже слишком часто. Ее образ постоянно витал в его сознании. Причем он не просто вспоминал красоту девушки – ее лицо, фигуру, густые волосы, легкую и изящную походку. Молодого шотландца гораздо больше привлекал духовный мир Мишель, ее острый ум и интеллект. Маклевен с презрением относился к молодым особам, которые только и болтали что о женихах, предпочитая знатных и богатых. С Мишель все было иначе. С такой женщиной можно соединить свою судьбу, думал Ян, шепча во тьме своей комнаты во дворце Фонтенбло имя Мишель Вернер…
До сих пор все складывалось иначе. Ян Маклевен с его богатством и знатностью считался завидным женихом. Девушки и молодые женщины сами искали с ним встреч в надежде произвести наилучшее впечатление. То, что Мишель не стремилась к встрече и не навязывалась ему, озадачивало и интриговало Яна. Тем более что сам он считал себя тонким психологом и знатоком не только женщин, но и вообще людей. Тогда на корабле он был уверен, что возникшее у него довольно поверхностное чувство к хорошенькой и неглупой девушке непременно вызовет взаимность. Но когда Ян попытался поцеловать ее, то последовал такой резкий и даже яростный отпор, что это его озадачило. Может быть, Мишель относится к женщинам, которые испытывают отвращение к мужчинам? Вряд ли. В Мишель угадывался бурный темперамент, а глаза горели ненасытной жаждой жизни. Или же она боролась со своими чувствами из-за каких-то соображений, ему пока не известных? Это более походило на правду. Что ж, во всех обстоятельствах с этой девушкой нужно быть очень внимательным, осторожным и корректным. Тем более что Ян чувствовал: со временем он мог бы и жениться на Мишель. Теперь же, когда они опять встретились, Ян уже не хотел ее вновь потерять.
В комнате было душно, стоял какой-то неприятный запах. Ян подошел к окну и распахнул его. Сразу же стало легче дышать. Маклевену казалось, что все в королевском дворце запудрено, загримировано, замазано кремами, залито духами, одеколоном и поэтому фальшиво и омерзительно. Проведя в Фонтенбло неделю, он уже рвался домой, в свой замок среди зеленых полей и рощ, с пасущимися стадами коров и овец, с негромким лаем дворовых собак… Конечно, Париж – прекрасный город! Ян не мог не восхищаться его огромными зданиями прекрасной архитектуры, просторными площадями, красивыми улицами. Но все же здесь он никогда не чувствовал себя дома. Дворец Фонтенбло, несомненно, великолепен. Но слишком велик для повседневной жизни. Больше всего Яна раздражал во Франции королевский двор. Молодой шотландец его просто не выносил. Король и его приближенные, казалось, понятия не имели о том, как живет простой народ. Они не удостаивали своим вниманием жалкие, бедные домишки, теснившиеся на окраинах Парижа. Им было совершенно невдомек, что по улицам ходят полуголодные, оборванные люди, многие из которых поражены страшными недугами.
Придворных интересовали только развлечения и удовольствия, которым, казалось, не будет конца…
Дома, в Шотландии, отец Яна, лорд Маклевен, держал хозяйство в крепких, но добрых руках. Никто из его людей не знал, что такое голод. У каждого была крыша над головой. Господа никогда не оскорбляли своих подданных. Те же платили им за это сердечной преданностью и самоотверженным трудом. Ян Маклевен, наследник поместья и замка, поклялся отцу свято следовать традициям их рода и передать их будущему поколению.
Свою мать Ян почти не знал. О ней напоминал только огромный портрет, висевший на стене в одной из самых больших комнат замка. Его сестры больнее переживали смерть матери, ибо были тогда совсем детьми и нуждались в материнской ласке.
Отец очень любил жену и больше уже никогда не женился, хотя и не сторонился женщин. Безвременная смерть старшего сына Дугласа подкосила силы Малкольма Маклевена, и он сдавал на глазах.
Ян хорошо помнил Дугласа, его мужественное лицо, привлекавшее почти классическими чертами. Несмотря на большую разницу в возрасте, братья были очень дружны. Они любовно опекали Маргарет и Элизабет.
После гибели Дугласа семья Маклевенов стала еще сплоченнее. Но теперь, когда отец состарился, именно Яну предстояло заботиться о ее будущем. В какой-то степени этим объяснялось и его желание поскорее устроить свою личную жизнь. Поэтому Ян, решив про себя, что найдет в Мишель достойную жену, решил, не откладывая дела в долгий ящик, поспешить со свадьбой.
Сейчас, стоя у окна и с наслаждением вдыхая врывавшийся из парка в комнату свежий воздух, Ян еще острее почувствовал тоску по дому. Он устал от странствий и ни за что не поехал бы во Францию, если бы не приглашение короля Людовика. Тот очень любил видеть при своем дворе людей незаурядных, лица которых отмечены печатью ума. Французский монарх знал еще отца Яна. Да и его самого очень ценил. Так что отказаться от приглашения было просто невозможно.
Теперь Ян был рад, что приехал, ведь он вновь встретился с Мишель Вернер. Узнав, что после спектакля она пробудет в Фонтенбло еще по крайней мере дня два, Маклевен решил не терять времени даром и попытаться договориться с девушкой о новой встрече, на этот раз в Париже. Правда, для этого Яну пришлось бы отложить на пару недель возвращение на родину, но игра, возможно, стоила свеч. Ибо молодой шотландец решил во что бы то ни стало получить от Мишель согласие стать его женой…
* * *
На следующее утро Мишель проснулась поздно. Нежась в мягкой постели, она с удовольствием думала о предстоящей встрече с Яном Маклевеном. Ведь он оказался единственным при дворе, с кем можно было говорить по-английски…
Позавтракав свежей клубникой со сливками, хлебом со сливочным маслом и выпив стакан крепкого чая, Мишель попросила горничную помочь ей одеться. На этот раз она выбрала зеленое бархатное платье, которое отлично сочеталось с зеленой же широкополой шляпой. Облачившись в этот наряд, Мишель села перед зеркалом и предоставила горничной заняться ее прической. Та очень искусно подправила и аккуратно уложила вдоль висков вьющиеся локоны, а остальные волосы собрала в пучок на затылке.
Раздался стук в дверь. Горничная выскочила в коридор, и там начался довольно громкий спор. Мишель сразу же узнала голос Маклевена. Дверь снова открылась, и горничная, хитро улыбаясь, доложила:
– Пришел мистер Маклевен, мадемуазель. Говорит, что вы его ждете.
– Да, Николь. Мы хотели с ним немного погулять на свежем воздухе.
– Приятной прогулки, мадемуазель, – присела в реверансе Николь, улыбаясь уже во весь рот.
Мишель почувствовала, как под ироничным взглядом прислуги на щеках у нее заиграл стыдливый румянец. Она подумала, что все француженки, независимо от возраста и положения, неизменно смотрят на отношения мужчины и женщины сквозь призму любви и флирта. Николь явно не была исключением.
Восторженный взгляд Яна возблагодарил ее за все труды, связанные с выбором платья и прически. Он взял ее руку в перчатке, поцеловал и склонился в поклоне.
– Сегодня великолепная погода, мадемуазель, – сказал он по-французски. – Но вы, несомненно, затмите даже ее.
Мишель почувствовала, что опять краснеет. Но все же чуть наклонила голову, благодаря за комплимент.
– Спасибо, сударь. Но не могли бы мы перейти на английский? А то я начинаю опасаться, что забуду его.
– Понимаю вас, Мишель. Я сам, бывая во Франции, начинаю скучать по родному языку.
Пока они шли по коридору, Мишель незаметно изучала своего спутника. Сегодня на нем были клетчатый плед, юбка цветов другого шотландского клана и темный камзол. Несмотря на необычность этого национального костюма, он показался Мишель очень красочным и привлекательным. Кроме того, в нем фигура шотландца дышала здоровьем и силой.
– Парк вам понравится, Мишель, – сказал Ян, как только они спустились с парадного крыльца. – Он состоит из нескольких очень красивых садов, Хотя лучше гулять в них весной. Но сегодня солнечный и ясный день. И вы получите большое удовольствие. Чувствуете, как чист и свеж воздух? Он вам не напоминает родные края?
– Вы были в Виргинии?
– Да. Я проезжал через этот штат во время своего кругосветного путешествия. И обратил внимание на тамошние плодородные земли. Мне даже стало завидно при виде бескрайних полей хлопка и табака, Очень понравились ваши небольшие, на вид непрочные, но живописные домики. Они напоминают белых лебедей на озерах в зеленых парках.
Мишель рассмеялась:
– Почему же непрочные? Вовсе нет! Например, моему дому уже более полувека. И я уверена, что он простоит еще столько же. А может быть, даже дольше.
Ян тоже засмеялся:
– Простите меня, Мишель. Я не хотел вас обидеть. И еще раз скажу: ваши домики очень уютные и красивые, они подходят умеренному климату Виргинии. У нас же в Шотландии преобладают большие каменные дома и замки. Мы не можем себе позволить строить деревянные жилища; В стране очень мало лесов. Зато много камня. Вот мы им и пользуемся. Кроме того, каменные стены надежно защищают от ураганов и зимних ветров, столь частых в нашем климате. А потом, наша страна гораздо старше вашей. Вы с гордостью говорите о том, что ваш дом стоит более пятидесяти лет. А замку Маклевенов – уже двести. И он простоит еще столько же. Если не вечно.
– Такой древний! – вздохнула Мишель. – А английские колонии в Северной Америке еще так молоды. Я слышала, что Шотландия – красивая страна. Это так?
– Да. Хотя она и отличается от вашей Виргинии. У нас более суровая и угрюмая природа. Но в ней есть своя, особая красота. И каждый шотландец бережно хранит в сердце память об истории своей родины. Но хватит расхваливать свои страны. Лучше полюбуемся тем, что нас окружает сейчас. Вот, например, бронзовая статуя богини Дианы в окружении охотничьих собак. Этот сад носит ее имя. А еще его называют «Садом королевы».
– Он мне напоминает парки Виргинии. Только здесь все слишком прибрано. Трава подстрижена. Ветви деревьев подрезаны.
И все же Мишель чувствовала себя свободной и отдохнувшей. Ей хотелось забыть обо всем и наслаждаться природой, обществом этого милого и умного шотландца.
– Давайте немного посидим, – предложил Ян, подводя Мишель к уютной скамеечке у фонтана.
– С удовольствием, – кивнула Мишель. – Здесь так тихо и спокойно. Можно подумать, что вокруг на много миль нет ни души, кроме нас двоих.
Ян взял ее руку и сжал в своих ладонях. Даже через перчатку Мишель ощущала тепло его красивых сильных пальцев.
– Я бы хотел, – прошептал он, – чтобы мы действительно были здесь совсем одни.
Мишель бросила на Яна быстрый взгляд и тут же отвернулась. Она почувствовала, как лихорадочно забилось ее сердце, а тело налилось томящей блаженной теплотой. Совсем, как этой ночью в постели, когда она не могла заснуть из-за эротических грез.
Она проклинала Арно Димпьера, который пробудил в ней женскую сущность, что только мешало ей. Но разве тогда не сама она проявила инициативу и соблазнила своего балетмейстера против его желания? А сейчас, похоже, готова проделать то же самое с этим очаровательным молодым шотландцем.
Она смотрела на его красивые руки, покрытые золотистым пушком от падающих на них лучей утреннего солнца. Они чуть заметно дрожали. И Мишель догадывалась о переполнившей душу Яна страсти. Она чувствовала, как и ее тело охватывает дрожь. Но надо взять себя в руки! Немедленно!
Мишель осторожно высвободила свою руку, как бы желая разгладить чуть помявшуюся юбку, и сделала вид, что не расслышала последних слов Яна. Она поспешно заговорила:
– Я бы очень хотела увидеть Шотландию! Посмотреть, как живет ваша семья. Она очень большая? У вас много братьев и сестер?
Маклевен не подал вида, что понял состояние Мишель. Но больше не брал ее за руку, хотя и продолжал сидеть совсем близко, почти касаясь ее плечом.
– В семье нас, кроме отца, трое: я и две мои сестры – Маргарет и Элизабет. Маргарет на несколько лет старше меня. А Элизабет – младше. Она примерно вашего возраста. Был старший брат, Дуглас. Но три года назад его убили.
Мишель почувствовала, как задрожал голос Яна, и положила ладонь на его руку:
– Ян, извините меня. У меня никогда не было ни братьев, ни сестер. Но могу представить себе всю тяжесть вашей потери. Как он погиб?
– Самым глупым образом. Однажды вечером Дуглас пошел к своему другу Роберту Кэмпбеллу.
Маклевены уже лет двести дружат с Кэмпбеллами. Но у тех и других есть смертельные враги – семья Макдональдс. Когда Роберт провожал Дугласа домой, они наткнулись на братьев Макдональдс. Завязалась драка. А точнее, поножовщина. Тогда-то все и произошло…
Мишель передернуло оттого, что Ян так спокойно говорит о кровавой стычке и гибели своего родного брата.
– В вашей стране часто бывает такое… Ну, подобные драки, заканчивающиеся смертью? – спросила она, отводя взгляд.
Ян посмотрел на нее глазами, которые мгновенно стали ледяными:
– Боюсь, что часто. Шотландцы живут родами – кланами. И многие кланы из века в век враждуют. Это продолжается и сейчас. Но я вижу, вас взволновал мой рассказ, Мишель! Впрочем, это неудивительно: все это почти невозможно понять тому, кто не знает Шотландии. Я лично привык к подобным случаям. И воспринимаю их как одну из жестоких особенностей жизни в своей стране.
Мишель почувствовала, что пора заговорить о другом. Она поднялась со скамейки:
– Пойдемте. Вы обещали мне показать и другие уголки этого прекрасного парка.
– Вы правы, Мишель. Сегодня слишком хороший день, чтобы говорить о крови и смерти. Давайте я лучше покажу вам партер королевского парка. Его создали еще при отце нынешнего короля – Людовике XIV. Особенно хорош фонтан с бронзовыми скульптурами…


Вторая половина дня пролетела быстро. Однако после прогулки среди цветников, фонтанов и газонов парка Мишель не чуяла под собой ног от усталости.
– Мне кажется, что мы прошли пешком самое малое десяток миль! – сказала она, когда они вернулись к парадному подъезду королевского дворца.
– Простите меня, Мишель. Я дома настолько привык ходить пешком по своим огромным угодьям, Что даже не подумал о вас, которой подобные путешествия внове.
– Дело не в расстоянии, а в моих туфлях, – улыбнулась Мишель. – Они оказались тесными и очень жмут. Думаю, ни один мужчина не смог бы долго ходить в такой обуви.
Ян посмотрел на ноги Мишель, потом ей в лицо. И оба рассмеялись.
В это время из-за угла показались Луи и Сибелла.
– Ах, вот вы где! – воскликнул Луи. – А мы-то обыскались!
– Простите меня, Луи, – сказала, отсмеявшись, Мишель. – Мы долго гуляли по парку с моим старым другом Яном Маклевеном. Познакомьтесь, пожалуйста! Ян, это Сибелла и Луи, мои товарищи из студии Арно Димпьера.
Только тут она заметила странное выражение глаз Луи.
– Луи, что вы на меня так смотрите?
Луи бросил взгляд на Мишель, а потом – на Маклевена:
– Неужели настоящие друзья должны сбиться с ног, разыскивая друг друга? Мы сейчас осматривали дворец и хотели, чтобы вы тоже участвовали в этой экскурсии.
У Мишель от удивления глаза полезли на лоб.
– Извините, Луи, но я давно не видела моего друга Яна и хотела некоторое время провести с ним. А дворец я смогу осмотреть и завтра.
Луи прикусил нижнюю губу и, помолчав, сказал с еще большим раздражением:
– Мы хотели также сообщить вам, что король намерен устроить сегодня торжественный вечер. Будет много танцев, вина и вкусных яств. А мы приглашены в качестве почетных гостей.
Мишель попыталась было поднять настроение Луи и дружески ему улыбнулась:
– Звучит очень заманчиво! Ян, вы придете? Как знать, может быть, там и вправду будет не так уж скучно. До вечера! Спасибо за прогулку!
Маклевен посмотрел сначала на Мишель, потом на Луи и Сибеллу. Но не сказал ни слова. Сибелла, оценив ситуацию, схватила Луи за рукав:
– Пойдем, Луи! Я тоже хотела бы отдохнуть перед вечером.
Когда они ушли, Ян повернулся к Мишель и негромко сказал:
– А этот молодой человек влюблен в вас! Мишель вспыхнула и довольно резко ответила:
– О чем вы, Ян? Луи – просто мой хороший друг. И все!
– Может быть, для вас он просто хороший друг. Но вы для него значите куда больше…
Мишель хотела сказать еще что-то, но вдруг задумалась. Она вспомнила поведение Луи накануне и теперь… Неужели Маклевен прав?!
Она помолчала, потом улыбнулась:
– Думаю, что вы ошибаетесь. Но не будем сейчас обсуждать эту тему. К тому же мне надо приготовиться к торжеству. До вечера!
– Я увижу вас завтра, Мишель? Мне бы хотелось показать вам весь королевский дворец.
Предупреждаю, если вы не согласитесь, то я почувствую себя очень одиноким.
Мишель помедлила с ответом. А как же Луи? Для него будет новым ударом, если она проведет еще один день с Маклевеном… Но, с другой стороны, разве в Париже она не видится каждый день с Луи и другими своими друзьями из студии? Неужели сейчас она должна отказать Яну?
Мишель улыбнулась Маклевену, с нетерпением ожидавшему ответа:
– Мне будет очень приятно снова с вами встретиться, Ян. И вместе осмотреть королевский дворец!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танцовщица грез - Мэтьюз Патриция



продолжение романа мстительное сердце
Танцовщица грез - Мэтьюз Патрициягуля
20.10.2013, 14.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100