Читать онлайн Сапфир, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сапфир - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сапфир - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сапфир - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Сапфир

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Регина и Майкл встречали Уилла в Нью-Йоркском порту. Много дней Регина думала, говорить ли ей мужу о случайной встрече с Брайаном в Центральном парке. Конечно, встреча была не случайной, если только Брайан не лгал ей насчет записки. Но для чего он стал бы выдумывать? И она опять удивилась этой записке. Кто мог послать ее? И зачем? Чтобы пошутить или со злым умыслом?
В конце концов, памятуя о том, как огорчился Уилл, увидев ее с Брайаном на церемонии открытия магазина, Регина решила не рассказывать мужу об этой встрече. Уилл может не поверить, что они не уговорились специально, и к рассказу о том, что Брайан получил записку, он, без сомнения, отнесется с вполне понятным скептицизмом.
Уилл был явно рад видеть их с Майклом в порту. Поставив дорожную сумку, которую он нес в руках, он сгреб малыша в охапку, расцеловал его, потом, все еще держа Майкла на плече, другой рукой обнял Регину за плечи и пылко поцеловал в губы. Широко улыбнувшись, он сказал:
– Как я счастлив видеть свое семейство!
– А мы счастливы видеть тебя, милый. Правда, Майкл?
– Да, да! – закричал мальчуган. Скованность, которую Регина замечала в Уилле до его отъезда, исчезла без следа, и она радовалась, держа его под руку. Так они и стояли у наемного экипажа, пока извозчик грузил вещи Уилла. Свою сумку Уилл не выпускал из рук ни на минуту.
– Хорошо съездил, Уилл? – спросила Регина.
– Замечательно! – Он выразительно приподнял сумку. – В Амстердаме был хороший аукцион алмазов. В этой сумке находится один из лучших алмазов, какой я видел за последние годы, и еще я купил неплохой набор опалов, рубинов и изумрудов.
Регина с надеждой взглянула на мужа:
– А звездчатого сапфира не было? Он засмеялся и притянул ее к себе.
– К сожалению, нет, дорогая. Но я уверен, что мы рано или поздно найдем его.
Они приехали домой еще засветло; Бетель уже приготовила обед, он состоял из любимых блюд Уилла: бифштекс, вареный картофель и свежеподжаренный хлеб. Пока Бетель кормила Майкла, Регина и Уилл обсуждали поездку.
Не без облегчения Регина заметила, что Уилл за весь обед выпил всего один стакан вина, а до обеда не пил вообще ничего. Потом они сидели в гостиной, и она рассказывала ему, что произошло в магазине за время его отсутствия.
Где-то в середине ее повествования Уилл громко рассмеялся и поднялся.
– Короче говоря, в магазине и без меня дела идут прекрасно.
– Это не так, милый, – огорченно откликнулась Регина. – По тебе всегда скучают, и не только дома, но и мои… наши служащие.
Он дотронулся до ее руки.
– В таком случае пора тебе доказать, как ты по мне соскучилась.
В эту ночь Уилл ласкал ее с такой жадной страстью, что кровь в ней загорелась. Она отвечала ему всем телом и ни разу за всю ночь не вспомнила о Брайане Макбрайде.


Через три дня Регине пришлось пожалеть о решении скрыть от мужа свою неожиданную встречу с Брайаном.
Она допоздна работала в магазине, а когда пришла домой, Уилл уже вернулся. Она нашла его в гостиной, лицо у него было осунувшееся и сердитое. На коленях лежал листок бумаги. Не говоря ни слова, он встал и протянул ей этот листок.
– Что это такое, Уилл? – спросила молодая женщина, смутившись.
– Это пришло с сегодняшней почтой, – мрачно ответил он. – Читай!
С нарастающим ужасом она прочла протянутую бумажку:
«Дорогой мистер Уильям Лоуген, вашу жену видели, когда она каталась на коньках в Центральном парке с Брайаном Макбрайдом, а потом сидела с ним на скамейке, и они любовно держались за руки».
Записка была напечатана на машинке, и первое, о чем Регина подумала, – о записке, полученной Брайаном. Была ли она также напечатана на машинке? Ей ведь и в голову не пришло спросить его об этом.
Потрясенная, она взглянула в злое лицо Уилла.
– Кто мог прислать такую записку?
– Это не имеет, я полагаю, никакого значения. Важно только одно – правда ли это?
– Уилл… – Молодая женщина вздохнула, пытаясь найти подходящие слова. – Да, это правда. Но никто не договаривался. Это произошло случайно.
– Случайно? – спросил он недоверчиво.
– Да. Ты же знаешь, я часто хожу туда с Майклом покататься на коньках. Мы были там несколько раз.
– И из миллиона – или около того – людей, живущих в Нью-Йорке, именно Макбрайд оказался там одновременно с тобой.
– Нет, все это не так просто. Брайан сказал, что он получил записку – точно такую же, – и в ней сообщалось, что я там буду.
– И ты думаешь, я в это поверю? Она помахала запиской:
– Это прислали тебе, не так ли? Очевидно, обе записки написал один и тот же человек. – Она схватила бумажку, смяла ее и швырнула на пол. – Какими гадостями занимаются люди!
– Не такая уж это гадость, на мой взгляд, раз записка правдива.
– Неужели ты не понимаешь, Уилл? Кто-то делает это по злобе, чтобы поссорить нас.
– И ему это очень хорошо удается, как я погляжу, – напряженно засмеялся Уилл. – Скажем, я допускаю, что Макбрайд получил такую же записку с сообщением, что ты будешь в парке. Значит ли это, что ты должна кататься на коньках вместе с ним?
– Наверное, не следовало этого делать, но мне показалось, что в этом нет ничего дурного. Он хорошо катается.
Уилл пристально посмотрел на жену:
– Значит, ты это так объясняешь? А как же ты объяснишь то, что вы держались за руки с таким видом, будто вы любовники?
– Но вот это уже неправда, Уилл! – воскликнула молодая женщина.
– Значит, вы не держались за руки?
– Ну держались, но не так, как сказано в записке, не как любовники! Брайан взял меня за руку и сказал, что все еще любит меня…
– Так он все еще любит тебя!
– Так он сказал, но это еще не значит, что я отвечаю ему тем же. Так я ему и сказала, и еще – что у меня есть муж, которого я люблю, и заставила его обещать, что он никогда больше не будет говорить со мной об этом.
Какое-то время Уилл молчал.
– Почему же ты не рассказала всю правду, когда я вернулся из Европы?
– Наверное, надо было бы рассказать. Я долго размышляла об этом, но в конце концов решила, что лучше смолчать. Я помню, как ты ревновал после тех двух встреч, которые у меня были с ним.
– И с полным основанием! Какой же я был дурак, что в обоих случаях поверил тебе.
Регина начала злиться.
– Уилл, я теперь сожалею, что не рассказала тебе о встрече в парке, но во всем остальном… я говорю тебе правду. Если ты не доверяешь мне, я не знаю, что еще можно сказать…
Послышался чей-то голос, и в гостиной появилась Бетель со словами, что обед готов. Подозревая, что женщина выбрала эту минуту нарочно, чтобы прервать ссору, Регина послала ей благодарный взгляд.
Но Уилл заявил:
– Я сегодня дома не обедаю, Бетель. – Он протянул руку к пальто и шляпе, брошенным на диван.
– Куда ты идешь, Уилл?
– Из дома, – хрипло ответил он. – Какая разница…
– Ну перестань, Уилл. Ты ведешь себя как ребенок. Не делай этого.
Не обращая на нее внимания, Уилл надел пальто. По дороге к дверям бросил:
– Можешь не утруждать себя и меня не ждать. Я не знаю, когда вернусь, и сам постелю себе на диване.
Регина беспомощно смотрела, как он выходит на лестницу. Гордость не позволяла ей окликнуть его, умолять остаться. В обычном состоянии Уилл был крайне разумным человеком, но теперь он утратил всякую способность рассуждать, и провалиться ей на этом месте, если она станет потакать его сумасбродству!
Бетель деликатно кашлянула, и Регина вздрогнула. Потом сказала с благодарной улыбкой:
– Кажется, сегодня я буду обедать в одиночестве, Бетель.
– Из своего опыта я знаю, миссис Лоуген, что у всех женатых пар бывают маленькие размолвки. Я уверена, что мистер Лоуген справится со своим гневом и пожалеет о нем.
– Боюсь, что речь идет о чем-то большем, чем размолвка, Бетель. – Внезапно Регине захотелось поговорить с кем-то по душам, а Бетель единственный человек, с которым она более или менее близка. – Пожалуйста, присядьте на минутку, мне необходимо с кем-нибудь поговорить.
– Но ведь обед на столе, мэм. – Бетель махнула рукой в сторону столовой.
– Обед может подождать.
Бетель села с явной неохотой; держалась она прямо, на лице женщины было написано сомнение.
Регина же торопливо, пытаясь удержать то и дело подступающие слезы, рассказала экономке главное, из-за чего произошла ссора. Она не открыла, что Майкл – сын Брайана. Под конец она сказала:
– Понимаете, я просто ума не приложу, что мне делать.
– Вы любите этого человека, этого Макбрайда? – сурово спросила Бетель.
– Честно говоря, какое-то чувство к нему у меня есть. Наверное, это уже навсегда.
– А вашего мужа?
– Вы хотите сказать – люблю ли я его? Да, люблю, но, должна признаться, несколько иначе. И я никогда ничего такого не сделаю, что причинит ему боль. Никогда!
– Мне не пришлось быть замужем, но я любила одного человека, всем сердцем, всей душой. Это был обаятельный, красивый человек. Он поступил со мной так же, как этот ваш Макбрайд; только бросил он меня, когда я ждала его перед алтарем. Через несколько лет я встретила другого мужчину, славного и доброго, вроде мистера Лоугена. Он просил меня выйти за него, но я отказала ему, потому что все еще любила того, другого. И теперь я сожалею о своем решении. У меня уже никогда не будет своих детей. – И Бетель добавила жестко: – Не мое дело давать советы вам, миссис Лоуген, но я бы посоветовала вам не позволять тому обаятельному человеку, пусть даже вы все еще любите его, разрушать счастливую семейную жизнь, которую вы себе создали. И потом, у вас есть Майкл. При любых условиях вы должны принять во внимание благополучие малыша. – Бетель остановилась со смущенным видом. – Простите, мэм. Я не вправе говорить о таких вещах.
– А у кого же больше прав на это, Бетель? Я считаю вас членом нашей семьи. – Регина наклонилась и взяла Бетель за руку. – И я очень ценю ваши советы. Я буду стараться следовать им.
* * *
В тот день Брайан долго сидел в магазине после того, как все остальные служащие уже ушли. Он обнаружил, что вести свое дело ему гораздо больше по душе, чем он предполагал, но вот возня с бухгалтерией ему определенно противна. Арифметика всегда была его слабым местом, и к семи часам вечера он тихонько чертыхался, пытаясь свести баланс из этих проклятых цифр. Бухгалтерия являлась неотъемлемой частью бизнеса, а стало быть, входила в его обязанности. Как бы ни хорохорился он перед Региной, магазин был на грани краха, и, если бы настоящий бухгалтер увидел гроссбухи Брайана, его хватил бы апоплексический удар. Не говоря уже об Эндрю Слоструме.
В конце концов он решил отложить дела на завтра. Пора и пообедать. Брайан налил себе виски, одним глотком выпил его, надел пальто и решил обойти магазин, прежде чем закрыть его.
Громкий стук в дверь заставил Брайана вздрогнуть. Кого это черт принес в такое время, подумал он мрачно.
Мысли о безопасности никогда не покидают каждого, кто занят ювелирным бизнесом, и в ящике стола Брайан всегда держал револьвер. Он подумал, не достать ли револьвер, прежде чем открыть, но вряд ли человек станет так отчаянно барабанить, если задумал ограбление.
Стук возобновился, и Брайан решительно распахнул дверь:
– Мы уже закрыты. Разве вы не видите табличку?
Он прищурился, глядя на всклокоченного качающегося человека, стоящего в дверях. В нос ему ударили пары виски. Он не сразу узнал в этом человеке Уильяма Лоугена.
– Ну как же, ведь это мистер Лоуген! – И вдруг его охватил страх. – Что-нибудь случилось с Региной?
– Это ты с ней случился, чертов ирландец! Напряжение оставило Брайана, и он даже улыбнулся.
– Давай-ка, братец, выражайся яснее.
– Я требую, чтобы ты держался от нее подальше! Это тебе ясно?
– Это должна решать леди, я так полагаю, а?
– Она моя жена, черт бы тебя побрал! И если ты не прекратишь преследовать ее, я в таком случае, я… – И Уилл умолк, явно не находя нужных слов.
– И что вы в таком случае, мистер Лоуген, будете делать? – проговорил Брайан весело. – Вызовете меня на дуэль? Дуэли уже не в моде. Или поколотите меня? Вы пьяны, друг мой. В таком состоянии невозможно драться.
– Может быть, теперь я и пьян, но, если ты подойдешь к ней еще раз, я тебя найду.
– Однако послушайте же, мистер Лоуген, вы устраиваете шум из ничего. – Он дружелюбно положил руку на плечо Уиллу. Тот сбросил его руку. – Я видел эту женщину дважды. Один раз в вашем магазине и один – в моем.
– А как насчет Центрального парка?
– О, вы знаете и об этом, вот как?
– Конечно, знаю! Брайан пожал плечами:
– Это произошло более или менее случайно.
– Я слышал другую версию. Вы явились нарочно, чтобы встретиться с ней. И все видели, как вы держались с ней за руки, сидя на скамейке в парке.
Брайан насторожился.
– Видели? Кто?
– Какое это имеет значение? Вас видели, когда вы любовно держались за руки.
– Любовно? – Брайан беспечно рассмеялся. – Ничего подобного, Лоуген. Мы просто решили, что опять будем друзьями.
– Регина не желает быть вашим другом!
– Она так вам сказала, да?
– Сказала. И обещала, что никогда больше не увидится с вами, и я требую, чтобы вы обещали мне то же.
Брайану стало противно до тошноты, и несколько долгих минут, чреватых опасными последствиями, его подмывало дать как следует по морде этому типу. Но он обуздал свой гнев. Уильям Лоуген пьян, и, кроме того, он прав. Регина – замужняя женщина, и он, Брайан, не имеет никакого права навязывать ей свое внимание, как бы ему этого ни хотелось. И он проговорил спокойно:
– Ладно, братец, ладно. А теперь ступай. Я не очень-то боюсь угроз, особенно со стороны человека, который пьян в стельку.
Уилл побагровел еще больше. И Брайану показалось, что сейчас Уилл бросится на него с кулаками. Он напрягся, приготовившись к защите, но Лоуген повернулся и исчез в ночи.


На столе Регины зазвонил телефон, и она вздрогнула. Хотя телефон у них был установлен довольно давно, она все еще никак не могла привыкнуть к его внезапным резким звонкам. Сняв трубку, она проговорила в микрофон:
– Алло?
– Регина? Это Брайан.
– Ах, Брайан! – При звуках его низкого голоса ее охватила радость, но она тут же ее подавила. – Брайан, вы не должны мне звонить.
– Я знаю. Из-за вашего мужа.
– Ну… да.
– Он в кабинете, рядом с вами?
– Нет, но это не имеет значения.
– Я звоню насчет него, девочка.
– Что вы имеете в виду?
– Он приходил вчера вечером ко мне.
Регина нахмурилась.
– Для чего он приходил?
– Узнал о нашей встрече в парке.
– Да, кто-то прислал ему записку. Возможно, тот же человек, который написал вам, что я буду там. Ваша записка была напечатана на машинке?
– Да.
– Значит, это тот же самый шутник, я уверена. Если я узнаю, кто это, я… я сделаю что-нибудь страшное, не сомневайтесь!
Брайан опять засмеялся.
– Нисколько не сомневаюсь, что так оно и будет.
– Чего от вас хотел Уилл?
Последовало короткое молчание.
– Ну, вы должны учесть, что он был мертвецки пьян, а человек в таком состоянии склонен говорить несколько несдержанно.
– Он что, угрожал вам?
– Да в общем-то нет, но он сказал, что, если я попытаюсь еще раз увидеть вас, он перейдет к действиям.
Регина вздохнула:
– Я прошу прощения, Брайан. Ему не следовало так поступать.
– Нет, это я должен просить прощения. Все случилось из-за меня, из-за того, что я пошел в парк повидаться с вами. Я навлек на вас неприятности, Регина, и очень извиняюсь за это. Я хочу все поправить.
– И как же вы намереваетесь это сделать? – довольно резко спросила она.
– У меня есть идея, как все уладить. Вы с мужем не собираетесь в театр или еще куда-нибудь?
– Ну, собираемся. У нас билеты на «Петера Пэна» с Мод Эдамс в эту субботу вечером.
– Тогда до встречи в театре, Регина.
– Брайан, подождите!
Но он уже дал отбой. Регина медленно повесила трубку. Что хотел он сказать этой последней фразой? Регина решила было перезвонить ему, но ведь она все равно не сможет убедить его отказаться от задуманного. Интересно, как Брайан думает все уладить в театре?
Регина так и не узнала, в котором часу Уилл вернулся вчера домой. Она уже легла в постель и крепко спала, когда он наконец явился. Когда же утром проснулась, его уже не было, а на диване валялось небрежно брошенное одеяло. Регина знала, что сейчас Уилл находится в своем кабинете, и несколько раз порывалась пойти туда и попытаться урезонить мужа. Но почему, собственно, она должна делать это? Она ведь не совершила ничего дурного, и теперь Уилл должен взять на себя инициативу примирения.


Всю неделю отношения между Региной и Уиллом оставались напряженными, и Уилл по-прежнему спал в гостиной на диване. Разговаривали они вежливо, но крайне редко, в основном о делах, и, конечно же, о Брайане Макбрайде никто из них даже не упоминал.
Несколько раз Регина думала, не попросить ли Уилла отложить субботний поход в театр; она была уверена, что он согласится. Учитывая напряженность и мучительность их теперешних отношений, вечер вдвоем не обещал ничего приятного.
Но она так ничего и не сказала Уиллу. В глубине души ей даже было любопытно, что же задумал Брайан. Но как бы там ни было, вряд ли теперь может быть еще хуже.
Поэтому в субботу вечером, пообедав в полном молчании, они оделись и поехали в наемном экипаже в театр. Мод Эдамс – последнее помешательство Нью-Йорка, и поэтому вереница карет и наемных экипажей, ожидавших очереди, чтобы высадить своих пассажиров, растянулась от театра на несколько кварталов.
В фойе толпились театральные завсегдатаи, и, пока Регина с Уиллом пробирались сквозь толпу, она глазами искала Брайана, однако его нигде не было. Двери в зал только что открылись, и супругов Лоугенов проводили на их места. Она продолжала высматривать Брайана, пока не погас свет. Может быть, он передумал и решил вообще не появляться в театре? И молодая женщина почувствовала некоторое разочарование.
В конце концов, выбросив Брайана из головы, она откинулась на спинку кресла и приготовилась наслаждаться спектаклем.


В то время, когда на спектакле «Петер Пэн» поднялся занавес, Брайан в наемном экипаже подкатил к роскошному дому на Тридцать пятой авеню, где в бельэтаже проживала Дейзи Карлтон – высокая пышная брюнетка с томными карими глазами. Брайан постучал, и Дейзи тут же открыла дверь. Она уже была одета в длинное черное платье и сердито постукивала каблучком об пол.
– Вы опаздываете, Брайан Макбрайд! Он усмехнулся:
– Ну да, любовь моя, а разве вы не знаете, что это нынче модно – опаздывать?
– Ну не в театр же! Когда мы приедем, первое действие уже окончится.
– Я думаю, это не имеет значения, – возразил ирландец, пожимая плечами. – Там сплошные фейри
type="note" l:href="#n_3">[3]
и детишки. У себя в Ирландии я этих фейри понавидался.
Она с подозрением уставилась на него:
– Фейри в Ирландии? Вы смеетесь надо мной, Брайан.
– Вовсе нет, дорогуша, – серьезно ответил он. – В Ирландии фейри хоть пруд пруди. Я думаю, что это всем известно.
Он подал ей руку, и они вышли на улицу, где их ждал извозчик. Брайан познакомился с Дейзи несколько недель тому назад и начал ухаживать за ней. Она была медлительна, но очень декоративна, а в постели весьма даже оживлялась. И что самое удобное – будучи замужем, она жила раздельно со своим богатым мужем, но очень надеялась, что ей удастся снова войти к нему в милость. Однако пока этого не случилось, что плохого в том, что она немного поразвлечется? Так она и сказала Брайану.
Они подъехали к театру всего за несколько минут до антракта. К тому времени, когда Брайан расплатился с извозчиком и они вошли в вестибюль, публика уже выходила из зала, женщины собирались небольшими группками, чтобы поболтать, а мужчины по большей части выходили на улицу, чтобы выкурить сигару.
– Видите, я же говорила, что мы опоздаем, – упрекнула его Дейзи.
– Не важно, любовь моя. – Брайан взял ее под руку и привлек к себе, а сам обежал взглядом лица выходящих из зала.
– Прошу вас, не обращайте внимания на то, что я, возможно, скажу сейчас.
Дейзи нахмурилась в недоумении, но, прежде чем она успела возразить, Брайан заметил Регину и Уильяма Лоуген в другом конце фойе. Он повел Дейзи туда, чтобы оказаться у них на глазах. Первой их заметила Регина. Лицо ее посветлело, но тут же омрачилось: она увидела, что Брайан держит под руку женщину.
Ну и совпадение, мистер и миссис Лоуген, видите, мы все оказались в театре! – сказал Брайан, расплываясь в улыбке.
Уилл, стоявший рядом с Региной, явно напрягся, и, кинув быстрый взгляд на его лицо, Брайан понял, что тот закипает гневом.
– Дейзи, позвольте познакомить вас с Уильямом и Региной Лоуген, моими давнишними друзьями, – продолжал Брайан. – А это Дейзи, моя невеста. – Он обнял Дейзи, смущенно косящуюся на него.
После того как обмен вежливыми приветствиями иссяк, Брайан спросил весело:
– А как вам спектакль, миссис Лоуген?
– Мы просто в восторге, – ответила Регина с деланной сердечностью.
– Да, – сдержанно добавил Уилл. – Мы считаем, что вещь удалась.
– Тем более жаль, что мы пропустили первый акт, – сказал Брайан. – Но я ничего не мог поделать – меня задержали. Мы только что приехали. Дейзи утверждает, что я опоздаю даже на собственную свадьбу. Похоже, мне необходимо избавиться от этой привычки опаздывать.
Зазвенел звонок, призывающий зрителей занять свои места. Уилл взял Регину за руку и почти грубым жестом повернул лицом к зрительному залу. Она пошла за ним, подавляя сильное желание оглянуться.
Когда Лоугены исчезли в зале, Дейзи сердито проговорила:
– А теперь объясните, что все это значит? Разве я ваша невеста? У меня есть муж, и вы это знаете! А за вас, Брайан Макбрайд, я бы не вышла ни в коем случае!
– Ну как же, я это прекрасно знаю, – радостно заявил ирландец. – Но я же просил вас пропустить мимо ушей все, что я буду говорить.
– Что за игру вы ведете с этими людьми, Брайан?
– Все это не должно вас беспокоить, любовь моя. – И взяв Дейзи под руку, он повел ее из театра.
Она попыталась упереться.
– Разве мы не останемся на спектакль?
– Да кому интересно смотреть половину пьесы? Кроме того, я заказал для нас столик в ресторане. Я не намерен угодить в толчею, когда публика двинется из театра, а так мы сможем прекрасно пообедать.
– Но вы же купили билеты на спектакль. И все это для того, чтобы разыграть эту странную сценку в фойе? Брайан, вы сумасшедший, совершенно сумасшедший!
– А как же! Не будь я таковым, вам было бы не столь интересно со мной, не так ли? – отозвался ирландец, широко улыбаясь.


Регина и Уилл просидели до конца спектакля в ледяном молчании. Никакого удовольствия от представления Регина не получила: она страшно огорчалась, что трещина между нею и мужем все больше углублялась.
Так в полном молчании они и вернулись домой. Войдя в гостиную, Уилл швырнул пальто и шляпу на диван и направился к бару. Налив полный стакан бренди, он залпом осушил его.
Только тогда он взглянул на Регину. Глаза его были холодны как лед.
– Объясни мне, что означает вся эта сцена с Макбрайдом?
Регина пожала плечами:
– Я знаю столько же, сколько и ты, Уилл.
– О нет, я думаю, что это не так! Ты, кажется, принимаешь меня за полного дурака, Регина. Вы с ним устроили эту встречу, чтобы я подумал, будто Макбрайд обручен с этой женщиной. Я же заметил, какое изумление появилось у нее на лице, – для нее это было совершенным сюрпризом. Она, возможно, просто потаскуха, которую Макбрайд подобрал на улице и заплатил ей за это маленькое представленьице. Только забыл предупредить ее заранее, что он собирается сказать.
Регина опустилась на диван, стиснув руки на коленях.
– Я могу только повторить, – тихо проговорила она, – что я ничего об этом не знала.
– Ну а я, черт побери, тебе не верю! – решительно заявил Уилл. – Вы придумали все это вместе.
– Но это неправда…
Он подошел к бару и плеснул себе еще бренди.
– Уилл, прошу тебя, не пей больше. Он резко повернулся к ней:
– Я буду пить столько, сколько мне угодно, черт побери! И я намерен напиться так, чтобы забыть все и заснуть прямо здесь!
И он ткнул пальцем в направлении дивана, на котором сидела Регина, но ей показалось, что палец указывает прямо на нее, обвиняя ее во множестве грехов, не последнее место среди которых занимает неверность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сапфир - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Сапфир - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100