Читать онлайн Прекрасная мука любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Прекрасная мука любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Стивен выполнил свое обещание – выиграть состязания чистокровных рысаков, и Глэдни, поставив на его лошадь, отыграл все, что потерял на Пэдди Бое. Он появился на конюшне после окончания скачек в самом радужном настроении, держа в руке пачку денег, и заявил, что приглашает всех – Ребекку, Хокинса и даже Стивена – на ужин. Таким образом молодой ирландец извинялся перед Ребеккой и ее дедом за ту шутку, которую с ними сыграл.
– А откуда мы знаем – может, вы и сейчас что-то задумали? – настороженно спросила Ребекка.
– Вы совершенно правы, Ребекка, – подхватил Стивен. Он упивался своей победой и, похоже, искренне радовался тому, что Ребекка теперь относится к Глэдни с подозрением. Было совершенно ясно, что Стивен намерен воспользоваться этим обстоятельством в полной мере.
– А ты, Стивен, не лезь куда не просят, – сурово осадил его Глэдни. – Это не твое дело.
– Как это не мое?! – воскликнул Стивен. – Я считаю Ребекку и мистера Хокинса своими друзьями и не намерен, не вмешиваясь, смотреть, как ты их облапошиваешь.
– Спасибо, Стивен, за заботу, – поблагодарила Ребекка.
– Что? – сердито вскричал Глэдни. – Черт побери... Простите, Ребекка, но неужели вы не понимаете, куда этот тип гнет? Да как он смеет говорить о том, что я вас облапошиваю!
– А разве он сказал неправду? – возмутилась Ребекка. – Стивен в отличие от вас не сделал нам с дедушкой ничего плохого! Это вы сыграли с нами злую шутку, а не он!
– Ну-ну, успокойся, Бекки, – умиротворяюще проговорил Хок. – Будь немного снисходительнее к мистеру Хэллорану. Это была просто невинная шалость. Любой молодой человек может сделать такой финт, чтобы побыть наедине с понравившейся ему девушкой.
– Сделать финт! – презрительно фыркнула Ребекка. – Ты уже стал пользоваться лексиконом этого ирландского пройдохи!
– Кроме того, – продолжал Хок, словно и не слыша, – это меня Глэдни пытался обмануть, а не тебя. И если я не злюсь на него за это, не понимаю, почему ты должна это делать.
– Мистер Хокинс, спасибо вам, сэр! По крайней мере хоть один человек встал на мою защиту! Прошу вас, примите мое приглашение. Клянусь вам, я готов на все, чтобы загладить свою вину!
– Ну что вы, Глэдни, – хмыкнул Хок. – Я же сказал, что прекрасно вас понимаю. Как ты думаешь, Бекки, может, забудем старые ошибки? Простим этого молодого человека? Ну же, решайся, девочка.
– Я бы на вашем месте не стал ему доверять, Ребекка, – вмешался в разговор Стивен. – Этот ирландец хитер и коварен, как лиса. Если он опять сыграет с вами какую-нибудь дьявольскую шутку, не говорите потом, что я вас не предупреждал.
– Ребекка, неужели вы не видите, чего он добивается? – взорвался Глэдни. – Он ведь из кожи вон лезет, чтобы настроить вас против меня!
– А почему она должна быть за тебя? – удивился Стивен, и в голосе его прозвучало самодовольство. – Она же знает, что от тебя ничего хорошего не дождешься. Она не желает с тобой разговаривать – ни сейчас, ни впредь. Так что тебе лучше отстать от нее. Пойдемте, Ребекка, куда-нибудь поужинаем. Только вы и я.
А вот этого Стивену говорить не следовало. Ребекка резко повернулась к нему, сверкая глазами.
– Стивен Лайтфут! Я не потерплю, чтобы вы принимали решения за меня! Если я захочу видеться с Глэдни, то буду это делать! А уж отправляться с вами вдвоем ужинать я и вовсе не собираюсь!
– Ну и эгоист же ты! – заметил Глэдни, обращаясь к другу. – Я в отличие от тебя приглашал на ужин всех.
– Это верно, – подтвердила Ребекка и, подперев рукой щеку, несколько секунд изучающе смотрела на приятелей. Наконец глаза ее задорно блеснули. – Я знаю, что мы сделаем! Мы все вместе отправимся на пикник!
– Правильно! – радостно подхватил Глэдни. Он бы, конечно, предпочел поужинать с Ребеккой наедине, но раз это невозможно, придется ужинать всем вместе. Это лучше, чем оставаться в одиночестве. Во всяком случае, они со Стивеном отправятся на пикник на одних и тех же условиях. И, с облегчением вздохнув, Глэдни твердо решил: если ему еще когда-нибудь придется воспользоваться одним из своих трюков, он приложит все усилия к тому, чтобы Ребекка его не разоблачила.
– Пикник, говоришь? – В голосе Хока прозвучало сомнение. – А куда мы отправимся?
– В Форт-Дифайенс, – ответила Ребекка. – Он расположен там, где Огайо впадает в Миссисипи. Говорят, места очень красивые. Мне кажется, лучше для пикника не придумаешь.
– По-моему, устраивать пикник на глазах у военных не такая уж хорошая идея, – проворчал Хок.
Ребекка рассмеялась.
– На самом деле это никакой больше не форт, дедушка. Фортом он был во время Гражданской войны.
– Прекрасная идея, – одобрил Глэдни, потирая руки. – Как ты считаешь, Стивен? По-моему, здорово. Мы отлично проведем время.
Стивен бросил на него кислый взгляд.
– Ага, – с иронией произнес он. – Уверен, что мы все великолепно проведем время.
– Нужно будет взять лошадей, – засуетилась Ребекка. – И приготовить корзинки для пикника.
– А зачем нам лошади? – Голос Глэдни прозвучал несколько напряженно. – Я могу взять напрокат лодку.
– Нет-нет, – возразила Ребекка. – Мне говорили, что настоящей дороги там нет. Поэтому, чтобы туда добраться, потребуются лошади.
– Есть там дорога, – заупрямился Глэдни. – Во всяком случае, должна быть.
– Откуда вы знаете? Вам уже доводилось там бывать?
– Да нет... – промямлил Глэдни. – Но если это и в самом деле такое популярное место отдыха, туда должен быть какой-то удобный путь.
– А я слышала обратное, – твердо сказала Ребекка. – Кроме того, ехать верхом гораздо интереснее. Давайте возьмем лошадей!
– Нет, – снова возразил Глэдни. Ребекка изумленно воззрилась на него.
– Но почему нет, скажите, ради Бога?
– Да ни почему, – пробормотал Глэдни. – Просто мне кажется глупым ехать на лошадях, когда можно с комфортом добраться до этого форта на лодке.
– А я согласен с Ребеккой, – подал голос Стивен. Он никак не мог взять в толк, почему Глэдни так упрямится, однако чувствовал, что это следует обратить себе на пользу. – Лучше всего взять напрокат четырех лошадей. Когда стемнеет, можно будет покататься на них по берегу реки при лунном свете. На лодке так не покатаешься.
– Вы совершенно правы! – восторженно воскликнула Ребекка.
– Что ж, если уж вы так настроились ехать на этих чертовых лошадях, – покорно проговорил Глэдни, – я вам вот что скажу. Вы втроем поезжайте верхом, а я отправлюсь на лодке. Я тогда могу захватить с собой корзину со снедью, одеяла и несколько бутылок вина.
– Не глупите, Глэдни, – рассердилась Ребекка. – Все это вполне можно увезти на лошадях. Итак, голосуем. Кто за то, чтобы отправиться на пикник верхом? Трое против одного. Вы в меньшинстве, Глэдни. Значит, решено. Едем верхом.
Внезапно Глэдни хлопнул себя ладонью по лбу.
– Черт подери! Что это я тут спорю, когда все равно не смогу поехать! Я совсем забыл – у меня на сегодняшний вечер назначены очень важные дела.
– Неужели настолько важные, что вы не можете отложить их на день, а сегодня поехать с нами? – удивилась Ребекка.
– Да, очень важные, и я, к сожалению, совершенно о них забыл. Так что я никак не смогу составить вам компанию. Но от всей души надеюсь, что пикник получится замечательный.
Ребекка внимательно взглянула на Глэдни. Все это показалось ей не очень убедительным, да и вообще молодой ирландец выглядел странно смущенным, и Ребекка никак не могла понять почему. Вроде бы никаких причин смущаться у Глэдни не было. И неожиданно у нее мелькнула смутная догадка.
– Глэдни, скажите правду. Почему вы не хотите с нами ехать? Наверняка у вас есть какая-то причина, которую вы скрываете. Ну же, не стесняйтесь, говорите.
– Никакой причины нет! – отрезал Глэдни. – Я вам уже сказал: у меня важные дела. Мне придется остаться, а вы поезжайте. Думаю, вы и без меня неплохо проведете время.
– Конечно, Глэд, – торжествующе заверил его Стивен. – А может быть, и гораздо лучше, чем с тобой.
– Это из-за лошадей, да, Глэдни? – тихонько спросила Ребекка.
Глэдни вздрогнул от неожиданности.
– Из-за лошадей? Да что вы! Конечно, нет! При чем тут лошади?
Но голос его прозвучал не слишком убедительно.
– Значит, из-за лошадей, – решила Ребекка. – Только не говорите, что вы не умеете ездить верхом.
– Черт подери! – воскликнул Стивен и расхохотался. – Так вот оно в чем дело! Ну конечно! Теперь, когда вы заговорили о лошадях, я вспомнил, что никогда не видел тебя верхом, Глэд! Ни разу в жизни!
– Помолчите, Стивен! – оборвала его Ребекка. – Нечего над ним насмехаться!
– Я умею ездить верхом. Просто не люблю и по возможности пытаюсь этого избежать.
– Я тебе не верю, – ухмыльнулся Стивен.
– Стивен, сейчас же прекратите! – накинулась на него Ребекка.
С готовностью вскинув руки вверх, словно сдаваясь, Стивен, давясь от смеха, пробормотал:
– Ладно, ладно...
Ребекка повернулась к Глэдни.
– Глэдни, почему бы вам прямо не сказать, что вы не умеете ездить верхом? Ничего страшного в этом нет. Я знаю десятки людей, которые ни за что на свете не сядут на лошадь, если даже от этого будет зависеть их жизнь.
– Я умею ездить верхом, только терпеть не могу это делать. – Глэдни смущенно улыбнулся. – От этих лошадей всего можно ожидать. И мне кажется, они меня недолюбливают. Я люблю делать на них ставки, разговаривать с ними, как, например, с Пэдди Боем, но, стоит мне забраться на спину одного из этих животных, не миновать беды.
Стивен стоял в сторонке, наслаждаясь смущением своего соперника. В этот момент мимо проезжал его знакомый конюх. Стивен окликнул его, и тот натянул поводья. Подойдя, Стивен попросил его одолжить ему на пару минут лошадь.
– Ради Бога, мистер Лайтфут. Конечно, я могу доверить свою лошадь человеку, который выиграл сегодня состязания чистокровных рысаков. – И конюх вручил Стивену поводья.
Стивен подвел лошадь к Глэдни.
– Вот, – сказал он. – Я знаю эту лошадь. Смирная, как овечка. Может, покажешь нам, как ты умеешь ездить верхом?
– Я не стану тебе ничего показывать! – вспылил Глэдни.
– Значит, ты признаешься, что не умеешь?
– Вот еще! Ни в чем я не признаюсь! – сердито ответил Глэдни. – Но я не собираюсь в угоду тебе выставлять себя на посмешище!
Ребекка поспешно подошла к мужчинам.
– Хватит! Это зашло чересчур далеко! Глэдни прав, Стивен: он не обязан нам ничего доказывать.
– Нет, обязан! По крайней мере мне, – возразил Стивен и, повернувшись к Глэдни, насмешливо добавил: – Может, тебе принести дамское седло?
– Черт тебя подери, Лайтфут! – прошипел Глэдни, стиснув зубы.
Выхватив вожжи из рук Стивена, он одним махом вскочил в седло.
Стивену было прекрасно известно, что лошади – животные чуткие. Эта лошадь не составляла исключения. Она привыкла к одному седоку, который обычно с ней работал, к его весу, запаху, манере езды. А сейчас вокруг собрались незнакомые люди, да к тому же в голосе Глэдни слышались страх и злость, которые лошадь насторожили. И потому, когда Глэдни резко вскочил в седло, она отреагировала мгновенно.
– Глэдни, осторожно! – воскликнула Ребекка, видя, что испуганное животное вот-вот готово взвиться на дыбы.
Но было уже поздно. Едва лошадь почувствовала у себя на спине незнакомого седока, как глаза ее сделались бешеными и она, испуганно заржав, взбрыкнула задними ногами с такой силой, что Глэдни бросило вперед и он почти коснулся лбом лошадиной шеи. Глэдни лихорадочно вцепился в луку седла, но в этот момент задние копыта лошади ударились о землю и его отбросило назад. Шляпа слетела с головы Глэдни и покатилась по земле, что испугало животное еще больше. Присев на задние ноги, оно забило передними в воздухе, и несчастного Глэдни снова отбросило назад.
Издав отчаянный крик, он вцепился в луку седла мертвой хваткой, словно от этого зависела его жизнь, а может, так оно и было. Лошадь опять встала на дыбы, дернувшись всем телом, и Глэдни на секунду вылетел из седла, но уже через мгновение опять опустился в него, да с такой силой, что ему показалось, будто поясница у него сейчас переломится надвое.
Но скоро мучения его кончились. Лошадь вновь взвилась на дыбы, и Глэдни, потеряв равновесие, перелетел через ее голову и тяжело плюхнулся на землю рядом с ограждением.
– Глэдни, вы не ушиблись? – обеспокоено воскликнула Ребекка, подбегая к нему.
Как только лошадь начала взбрыкивать, Стивен захохотал. Но едва Глэдни очутился на земле, как смех его оборвался и он подскочил к другу вне себя от волнения.
– Глэдни, дружище, с тобой все в порядке?
Подняв голову, Глэдни дрожащим голосом произнес:
– Д... да, вроде. Хотя... не знаю.
– Ах ты, чертов идиот! – накинулся на него Стивен. – Зачем ты запрыгнул на лошадь со всего размаха? Разве можно так делать? Ведь животное тебя не знает. Сбросит, да и дело с концом! Любому дураку это известно!
– Глэдни, да у вас кровь идет! – воскликнула Ребекка и, вытащив из кармана платья белоснежный платочек, протянула его Глэдни, чтобы он приложил его к губе, из которой сочилась кровь.
– Наверное, рассек губу, когда ударился о землю, – пожаловался Глэдни и, сев, яростно поглядел на Стивена. – Это ты все подстроил!
– Да ты что! Я вовсе не хотел, чтобы так получилось, приятель. Ты ведь мог еще сильнее удариться, – заметил Стивен.
– Тебе еще многое придется узнать о лошадях, мой мальчик, – сказал Хок, подходя к Глэдни. – Стивен прав: ты не должен был вскакивать на спину этой лошади как разъяренный тигр. И смотрел ты на нее так, словно готов был ее убить. Животное отлично чувствует настроение, а поскольку эта лошадь не знала, чего от тебя ожидать, она тебя сбросила.
– Ладно, – нахмурился Глэдни, – ваша взяла. Признаюсь, я не умею ездить верхом. А теперь смейтесь сколько влезет!
– Мы вовсе не собираемся над вами смеяться, – примиряюще сказала Ребекка.
– А вот ваш друг собирается, – заметил Глэдни, указав на Стивена.
– Глэдни, я до сих пор не знал ни одного человека, который не умел бы ездить верхом, – удивленно проговорил Хок.
– А вот теперь будете знать. – Глэдни встал и начал отряхиваться.
– Как можно вырасти в этой стране и не уметь ездить верхом? – не отставал Хок. – На чем же ты передвигался?
– Ездил в кабриолете. А вырос я в Нью-Йорке. Там на лошадях катались только в Центральном парке, для развлечения. А когда мне нужно было куда-то поехать, в моем распоряжении были поезда, лодки, дилижансы. В детстве у меня не было возможности ездить верхом, а когда я вырос – желания.
Стивен сочувственно покачал головой.
– Знаешь, что нужно делать, если лошадь сбросит тебя с седла?
– Нет. А что? – Глэдни отнял платочек, который дала ему Ребекка, от губы и тщательно осмотрел его. Крови на нем оказалось немного.
– Нужно тотчас же снова вскочить в седло.
– Нет уж, увольте меня от таких экспериментов, – проворчал Глэдни и злобно покосился на лошадь, которая спокойно пошла следом за конюхом. – Безмозглые создания, вот что я вам скажу.
– Если ты еще раз не попробуешь взобраться в седло, то упадешь в моих глазах.
– Я сказал – нет! – отрезал Глэдни. – И предупреждаю: хватит об этом!
– Вот как? Ты меня предупреждаешь? – расхохотался Стивен. – И я должен трепетать от страха?
– Хватит, Лайтфут! – рявкнул Глэдни.
– Знаешь, что я тебе посоветую, приятель, – продолжал насмешничать Стивен. – Попробуй поездить в дамском седле. Может...
Договорить он не успел. Размахнувшись, ирландец ударил его кулаком прямо в челюсть. Стивен кубарем покатился по земле и, докатившись до того места, где только что лежал Глэдни, распластался.
– Ах ты, сволочь! – закричал Стивен вне себя от ярости и попытался подняться, но Глэдни не дал ему встать. Он нанес второй удар, и бедняга Стивен снова упал на землю.
– Прекратите! – попыталась остановить их Ребекка. – Сейчас же прекратите это безобразие!
Но прежде чем Стивен успел отползти в сторону и подняться, Глэдни нанес ему еще один сокрушительный удар и занес было руку для следующего, но наступил на кучу навоза и поскользнулся. Пытаясь удержать равновесие, Глэдни нелепо замахал руками. Воспользовавшись моментом, Стивен подскочил к нему и со всего размаха стукнул. Глэдни отлетел к перекладине, а затем с ревом бросился на Стивена. Разъяренные противники принялись молотить друг друга кулаками.
– Ну прекратите же! Прямо как дети малые! – воскликнула Ребекка, чуть не плача. – А впрочем... деритесь себе сколько влезет! Мне все равно! Пойдем, дедушка.
И, повернувшись, Ребекка пошла прочь, предоставив драчунам самим разбираться друг с другом. Переведя взгляд с удаляющейся спины Ребекки на дерущихся, Хок беспомощно развел руками и похромал следом за внучкой.
Ни Стивен, ни Глэдни не обратили на их уход никакого внимания: слишком были заняты друг другом. Теперь, когда они находились в равном положении, то есть оба стояли на ногах, это были достойные соперники. Примерно одного роста, сильные и ловкие, с мощными кулаками, которые без труда вывели бы из строя любого среднего противника. Так что на их драку стоило посмотреть, что находящиеся в конюшне и сделали: вокруг дерущихся стала быстро собираться толпа. Зеваки с увлечением наблюдали за Стивеном и Глэдни, подбадривая то одного, то другого громкими криками.
Губа Глэдни, которую он рассек при падении с лошади, сильно опухла от кулаков Стивена, а у Стивена заплыл глаз, и под ним начал растекаться кровоподтек. Однако оба противника на ногах пока держались. Они ходили кругами, сжав кулаки, выжидая удобный момент, чтобы напасть. Град ударов, которым они награждали друг друга в самом начале битвы, постепенно утих, пыл противников чуть ослабел, гнев начал понемногу остывать. Теперь никто из них не торопился проявлять инициативу.
По правде говоря, драться Глэдни со Стивеном уже расхотелось, и они без особого энтузиазма кружили на месте боя. Неожиданно противники с удивлением заметили, что вокруг них собралась большая толпа зрителей.
– Она ушла, – вдруг объявил Глэдни.
– Кто? – не понял Стивен.
– Ребекка.
Стивен огляделся по сторонам.
– Черт подери! И правда... – Он отступил на шаг, потеряв всякий интерес к поединку.
– А ведь мы только из-за нее и мутузим друг друга, верно? – заметил Глэдни.
– Верно.
– Давай, Глэдни, стукни его хорошенько! – раздался из толпы чей-то голос. – Врежь ему как следует!
– Неужели мы и вправду дадим этим кровожадным дикарям насладиться бесплатным зрелищем? – спросил Глэдни ухмыльнувшись.
– Нет, – усмехнулся в ответ Стивен. – По крайней мере я этого не хочу. А ты?
– Я тоже, черт подери!
Стивен разжал кулаки и, сделав шаг вперед, протянул Глэдни руку.
– Тогда давай прекратим эту чепуху.
– Эй! – воскликнул кто-то из зевак. – Вы же только начали! Зачем же останавливаться?
Не обратив на любителя бесплатных зрелищ никакого внимания, Глэдни взглянул на протянутую руку приятеля и, улыбнувшись до ушей, схватил ее обеими руками.
– И все-таки я хочу, чтобы ты кое-что понял, – заметил Стивен.
– Что, дружище? – спросил Глэдни.
– Я считаю, что имею на Ребекку столько же прав, сколько и ты, и могу точно так же за ней ухаживать.
– Но ведь я первый с ней познакомился! – возразил Глэдни.
– Ну и что? Если пользоваться спортивной терминологией, ты пока лидер. Но я не впервые участвую в состязаниях и могу тебя обогнать, – заявил Стивен. – Надеюсь, ты не побоишься со мной состязаться?
– Состязаться, говоришь? Что ж, согласен! Пусть победит сильнейший!
– И этим сильнейшим буду я, – рассмеялся Стивен.
– Поживем – увидим. И не забудь еще одну поговорку: в любви и на войне все средства хороши.
– Я буду иметь ее в виду, особенно зная тебя. – Стивен огляделся по сторонам. – Похоже, мы потеряли всю нашу аудиторию, равно как и Хокинсов. Думаю, это означает, что с пикником у нас ничего не выйдет.
– Это верно. Хокинсы уже, должно быть, на полпути к Кейпу, – небрежно бросил Глэдни.
– К Кейпу? – поспешно переспросил Стивен. – Что ты имеешь в виду?
– Ничего. – Глэдни как бы смущенно отвел взгляд.
– Ты хочешь сказать, они уехали в Кейп-Джирардо? Они что, собираются принять там участие в скачках?
– Откуда я знаю, собираются или нет? – отмахнулся Глэдни, изобразив на лице самое невинное выражение. – И даже если бы знал, неужели ты думаешь, я бы тебе сказал? Если мы и заключили перемирие, это еще не означает, что я буду тебе помогать.
– Но ты и так уже проговорился! – радостно воскликнул Стивен. – Они едут в Кейп-Джирардо, вот куда! Там завтра начинается ярмарка, и они наверняка собираются принять участие в скачках. И я тоже. И все благодаря тебе, мой старый друг.
Глэдни покачал головой:
– Нет, ты ошибаешься. Ярмарки в Кейп-Джирардо не будет до следующего месяца. Но если ты мне не веришь, выясняй сам. Скатертью дорожка!
– Простите, мистер Лайтфут... – послышался в этот момент у них за спиной чей-то робкий голос.
Стивен с Глэдни одновременно обернулись. Рядом с ними стоял конюх, тот самый, что одолжил Стивену лошадь.
– Да? В чем дело? – спросил Стивен.
Взглянув на Глэдни, конюх смущенно почесал подбородок.
– Надеюсь, вы не сердитесь на меня, сэр, за то, что вас сбросила лошадь? Но вы ее испугали, сэр. Она не собиралась делать вам ничего плохого, просто отреагировала так бурно...
– Мне уже все об этом талдычат, как сговорились, – перебил его Глэдни. – Не беспокойся, я на тебя не сержусь. И предпочел бы забыть обо всей этой истории.
Конюх кивнул с видимым облегчением.
– Вот и хорошо. А теперь прошу прощения, джентльмены, но я должен идти. Нужно помочь погрузить на пароход лошадей мистера Стаяла. – И конюх поспешил прочь.
– Одну минуточку! – крикнул ему вдогонку Стивен. – Говоришь, тебе нужно погрузить на пароход лошадей мистера Сталла?
– Да, сэр. У него два иноходца и чистокровный жеребец. Мистер Сталл собирается сегодня вечером уезжать.
– А куда?
– Да в Кейп-Джирардо, мистер Лайтфут! Там ведь завтра открывается ярмарка.
– Спасибо, что сказал. Похоже, тут мне некоторые пытались втереть очки.
Глэдни отвернулся и в сердцах стукнул ногой, а конюх снова поспешил прочь.
– Так, значит, говоришь, ярмарки в Кейпе не будет до следующего месяца? – насмешливо бросил Стивен.
– Наверное, я просто ошибся, – пробормотал Глэдни.
– Ну естественно! Вот что, Глэд, лучше тебе не пытаться водить меня за нос. Это у тебя плохо получается.
– Похоже, ты прав. Придется мне менять тактику. – Внезапно Глэдни просиял. – Что ж, – по крайней мере хоть в одном мне сегодня повезло. Поставив на твоего рысака, я отыграл все, что потерял на Пэдди Бое, да еще смогу выкупить свою бриллиантовую булавку для галстука у этого кровопийцы ростовщика.
Стивен расхохотался.
– Ты хочешь сказать, что опять заложил ее? Смотри, будешь так часто ее закладывать, она совсем износится.
– Это мой неприкосновенный запас, которым я пользуюсь в крайнем случае, – заметил Глэдни.
Бриллиантовая булавка для галстука, о которой шла речь, представляла собой прелестную золотую вещицу в виде меча, украшенную крупным, чистой воды бриллиантом в четыре карата. Глэдни обожал ее и всегда покупал такую одежду, на которую эту булавку можно было прицепить. Однако истинной причиной его трепетного чувства к этой вещице было то, что она постоянно выручала его, когда дела шли из рук вон плохо. Стоила булавка пятьсот долларов, и Глэдни очень скоро обнаружил, что ростовщики охотно дают под ее залог половину стоимости. В прошлом Глэдни частенько прибегал к услугам ростовщиков, но ему всегда – как, впрочем, и на этот раз – удавалось вовремя раздобыть достаточно денег, чтобы выкупить милую его сердцу вещицу.
– И где же она? – поинтересовался Стивен.
– В банке Кейро. Там у меня есть один знакомый, который дал мне под залог очень приличную сумму.
– Так-так... – протянул Стивен, поджав губы. – Значит, булавка в банке, а банк закрыт до утра. Это означает, что ты не сможешь отправиться в Кейп до утра, пока банк не откроется.
– То-то и оно, – угрюмо буркнул Глэдни. – Если я, конечно, хочу получить назад свою булавку – а я, черт подери, хочу!
– Значит, у меня перед тобой есть целый день форы. – Теперь Стивен уже не скрывал своего восторга.
– Думаешь, я этого не понимаю? А почему бы тебе не подождать до завтра? Тогда бы мы могли поехать вместе. У меня тут появились кое-какие идеи насчет того, как раздобыть для нас обоих немного денег.
– Можешь оставить свои идеи при себе, Глэд, – сухо сказал Стивен. – У меня-то никакой бриллиантовой булавки нет, так что оставаться мне незачем.
– Будь ты порядочным человеком, ты бы, мерзавец этакий, меня подождал! – разозлился Глэдни.
– Ты же сам говорил несколько минут назад: в любви и на войне все средства хороши.
Глэдни печально вздохнул.
– Тогда, может быть, ты по крайней мере передашь Ребекке кое-что от моего имени?
– Смотря что.
– Передай ей, что я очень сожалею о той шутке, которую с ней сыграл, и скажи, что такого больше никогда не повторится.
– Ты это обещаешь, Глэд? – ухмыльнулся Стивен.
– Просто передай ей то, что я сказал, и нечего издеваться.
– Не беспокойся, передам, – заверил его Стивен благодушно. – А теперь почему бы тебе не проводить меня на пароход, следующей до Кейпа?
– Придется, – кисло буркнул Глэдни.
Жизнь на пристани била ключом. У причала стояли три пакетбота, на палубах которых суетились отъезжающие. Один из пароходов должен был отправиться на юг, в Новый Орлеан, с многочисленными остановками по пути. Другой – вверх по Огайо в Цинциннати, заходя во все порты, расположенные на этой реке. Третий, под названием «Майский цветок», тот самый, на котором Стивен собирался доплыть до Кейп-Джирардо, направлялся в Сент-Луис.
Глэдни стоял в сторонке, а Стивен наблюдал за погрузкой своего чистокровного жеребца.
Когда с этим было покончено, приятели стали прощаться, и в этот момент за спиной у них раздался знакомый, не вызывающий никаких приятных ассоциаций голос:
– Так, значит, вы оба тоже собрались в Кейп?
Стивен с Глэдни обернулись: позади стоял Оскар Сталл, рядом с ним – безмолвный, как обычно, мистер Мерси.
– Нет, – ответил Глэдни. – Я пришел проводить друга.
– А я еду, – сдержанно улыбнувшись, сказал Стивен. – Не могу не воспользоваться возможностью, Сталл, еще раз победить вашу лошадь.
На голых висках Сталла тотчас же вздулись вены, однако он взял себя в руки и попытался улыбнуться.
– Вы начинаете действовать мне на нервы, мистер Лайтфут. – Он потрогал багровый шрам на щеке. – А я не терплю, когда меня раздражают, особенно если это какие-то полукровки. Я не желаю с этим мириться.
Ткнув пальцем в мистера Мерси, Стивен насмешливо проговорил:
– Похоже, ваша любимая крыса проголодалась. Почему бы вам не покормить животное? И предупредите ее: пусть будет поосторожнее. На этих пароходах полным-полно котов. Их специально завезли, чтобы крысам жизнь малиной не казалась.
Выражение лица мистера Мерси абсолютно не изменилось, и от этого по спине Глэдни пробежал холодок. Если бы того от слов Стивена передернуло, или он выкрикнул какую-то угрозу, или по крайней мере проронил хоть слово – все было бы не так страшно.
Оскар Сталл стоял неподвижно, не отрывая взгляда от Стивена и размеренно похлопывая себя по ноге хлыстом. Наконец он выпрямился, бросив:
– Пошли, мистер Мерси.
И зловещая парочка, не оглядываясь, взошла по трапу на борт.
– От этих двоих у меня просто мороз по коже, – заметил Глэдни. – Смотри, Стивен, будь во время плавания повнимательнее, иначе оглянуться не успеешь, как тебя сбросят в Миссисипи головой вниз.
– Постараюсь, – ответил Стивен. – После того как мы с Брайтом Моном сегодня обогнали его лошадь, он одарил меня просто убийственным взглядом. Я аж испугался.
В этот момент прозвучал гудок парохода, призывавший отплывающих занять свои места.
– Что ж, – сказал Стивен, – мне пора. Так что ты просил передать Ребекке? – спросил он, ухмыльнувшись.
– Ничего, – буркнул Глэдни. – Ты все равно все перепутаешь.
– Это уж точно.
За спиной Стивена стали медленно поднимать трап, и «Майский цветок», по-прежнему пронзительно гудя, начал отчаливать от пристани.
– Эй, дружище, – заволновался Глэдни. – Давай садись, а то останешься.
– А тебе бы этого очень хотелось, верно? – расхохотался Стивен. – Ну уж нет, не дождешься!
Гребное колесо парохода вонзалось в воду, образуя пену. Судно отходило от пристани все дальше и дальше. Расстояние между причалом и пароходом увеличивалось. Не переставая смеяться, Стивен сделал несколько прыжков по вымощенной булыжником пристани, затем грациозно перемахнул через уже довольно широкую полосу воды и уверенно приземлился на нижней палубе. Обернувшись, он помахал Глэдни рукой и что-то крикнул ему на прощание, однако слова утонули в разделявшем их расстоянии.
Прозвучал еще один гудок. На сей раз его издал пакетбот, который должен был отправиться до Цинциннати с заходом в Падьюку. Глэдни улыбнулся, потом расхохотался во все горло.
Выудив из кармана брюк бриллиантовую булавку, ирландец прикрепил ее к жилету. Он наврал Стивену про свою любимую булавку все, кроме одного. Он и в самом деле отдал ее под залог, но не в банк, а местному ростовщику, и выкупил ее сразу же после того, как выиграл, поставив на лошадь Стивена.
Вытащив билет до Падьюки, штат Кентукки, Глэдни поспешил по набережной к пароходу. Когда Глэдни взошел на палубу, «Майский цветок» со Стивеном на борту уже плыл по Миссисипи, взяв курс на север.
Помахав шляпой вслед удаляющимся огням, Глэдни произнес:
– Я же вас предупреждал, мистер Лайтфут: в любви и на войне все средства хороши.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция



Редкостная мура. И 3-х баллов много.
Прекрасная мука любви - Мэтьюз ПатрицияВ.З.,65л.
31.05.2013, 8.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100