Читать онлайн Прекрасная мука любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Прекрасная мука любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Ни на многочисленных ярмарках, ни на скачках, ни на карнавалах, ни в цирке Глэдни еще не доводилось видеть ничего подобного. Царившая нынче здесь атмосфера более соответствовала большому празднику, чем спортивному мероприятию. Однако программка, которую сжимал в руке Глэдни, вне всякого сомнения, указывала на то, что все эти люди собрались именно на спортивные состязания. Да еще такие, каких, по мнению Глэдни, Америка никогда раньше не видела.
И вот этот день настал – понедельник, 17 мая 1875 года.
В первом заезде Ассоциация конного спорта наряду с обычным призом ввела дополнительный в триста долларов. Но не это, а второй заезд, проводимый в тот же день, вызвал живой интерес у всей страны и привлек на ипподром эту огромную восторженную толпу. Именно со второго заезда начиналось Кентуккийское дерби, и дополнительный приз победителю на нем составлял тысячу долларов.
Прочитав программку, Глэдни начал пробираться сквозь толпу к клубу. Оркестр заиграл у него за спиной «Мой старый добрый Кентукки», и Глэдни улыбнулся. Сегодня он, пожалуй, уже десятый раз слышит эту мелодию. Конечно, звучали и другие, например бравурные марши «Мой милый, милый дом» и «Дикси», тоже пользовавшиеся немалой популярностью. И все же чаще всего поступали заявки на исполнение «Моего старого доброго Кентукки».
С башенок, сооруженных наверху каждой трибуны для зрителей, свисали флаги, являя собой весьма красочное зрелище. Женщины в ярких платьях с пестрыми зонтиками в руках еще больше оживляли праздничную картину. Мужчины тоже были одеты в костюмы самых разнообразных расцветок, однако Глэдни заметил среди и них и тех, что предпочли ради такого торжественного случая облачиться в строгую парадную одежду.
Полицейских было великое множество, что неудивительно: такая огромная толпа зрителей – как слышал Глэдни, не менее десяти тысяч человек – требовала постоянного наблюдения. Кроме того, в обязанности полиции входили забота о потерявшихся маленьких детях, с плачем зовущих своих мам, и урезонивание подвыпивших типов, уже успевших выхлебать немало порций мятного джулепа. Но, несмотря на свои многочисленные обязанности, полицейские сохраняли хорошее настроение и не утратили чувства юмора, а толпа, шумная и живая, была настроена дружелюбно и при необходимости оказывала стражам порядка всяческое содействие.
Первым встреченным Глэдни знакомым оказался Стивен Лайтфут, и, увидев его, Глэдни рысцой помчался к нему.
– Эй, индеец! Подожди!
Стивен обернулся.
– Привет, Глэд, – радостно улыбнулся он. – Мне ужасно жаль, что тебя не было на свадьбе Джин. Она прошла просто великолепно.
– Я очень рад. Ты, случайно, не видел Хока или Ребекку?
– Только рано утром, когда мы сюда приехали. Но они где-нибудь рядом с Черным Принцем. – Стивен был одет в голубой с золотом камзол – его отличительные цвета на скачках. – Их жеребец смотрится просто великолепно, – мрачно добавил он. – Жюри, правда, скептически к нему относится, поскольку его имя ни о чем им не говорит. Да, Черный Принц не поставил пока никаких рекордов, но я тебе вот что скажу: эта лошадь может сегодня стать лучшей.
Глэдни удивленно вскинул брови.
– Неужели ты считаешь, что Принц сильнее Брайта Мона?
– Если честно, Глэд, то даже не знаю. До того как Брайта Мона пытались отравить, он был Черному Принцу достойным соперником, а сейчас я ни в чем не уверен. По-моему, он так окончательно и не выздоровел.
– А какие у него результаты?
– Сегодня утром на тренировке он показал отличный результат. Если он будет так же держаться на скачках, вполне возможно, что выиграет.
– А что слышно об Оскаре Сталле?
– Абсолютно ничего. Но он наверняка где-то рядом. Может, боится показываться. Ведь теперь мистера Мерси нет и защитить его некому. Глэд... – Стивен тронул Глэдни за плечо. – Я тебя еще не успел поблагодарить за то, что ты спас Ребекку. Если бы не ты, Бог знает, что с ней могло бы случиться.
– Наездников просят вывести своих лошадей! – закричал в рупор одетый в форму молодой конюх, ехавший верхом сквозь толпу. Глэдни заметил еще несколько таких парней.
– Что ж, пора, – быстро проговорил Стивен. – Нужно вывести Брайта Мона из конюшни. Сейчас начнется парад. Пошли, Глэд. Я уверен, Хок с Ребеккой уже на месте.
И Глэдни со Стивеном быстрым шагом направились к конюшне.
– Стивен... – смущенно начал Глэдни и, откашлявшись, продолжил: – Я хочу тебе, индеец, пожелать удачи на скачках.
Стивен окинул своего приятеля насмешливым взглядом.
– Только на скачках?
– Ну да. А в чем еще?
– Не знаю, – небрежно бросил Стивен. – Может, с Ребеккой.
– Ну нет, на такое лицемерие я не способен! – искренне рассмеялся Глэдни.
Стивен тоже расхохотался, и в этот момент к ним подбежал конюх.
– Мистер Лайтфут! – задыхаясь, сказал он.
Стивен тотчас же посерьезнел.
– В чем дело?
– Мистер Лайтфут... – Конюх поспешно отвел взгляд. – Мне очень жаль, сэр...
– Жаль? Чего это тебе жаль? – нахмурился Стивен. – Что-то с Брайтом Моном? С ним что-то случилось?
– Мне очень жаль, мистер Лайтфут, – жалобно повторил конюх. – Несколько минут назад я пошел посмотреть, как он, и обнаружил его мертвым.
– Мертвым? – в ужасе воскликнул Стивен. – Быть этого не может! Я же видел его час назад, и он был в полном порядке! Как это случилось?
– Не знаю, – беспомощно развел руками конюх. – Я не знаю, сэр.
– Прочь с дороги! – взревел Стивен.
Отпихнув несчастного конюха в сторону, он помчался к конюшням. Он бежал, не разбирая дороги, сбивая тех, кто попадался ему на пути, с ног. Глэдни несся за ним следом, крича, чтобы Стивен остановился. Но Стивен, похоже, ничего не видел и не слышал.
Глэдни так и не удалось его догнать. Первым ворвавшись в стойло, Стивен опустился перед Брайтом Моном на колени. Лошадь не шевелилась, и Стивен понял, что конюх сказал правду.
– Стивен, Бог мой! Как это ужасно! – воскликнул запыхавшийся Глэдни. – Даже передать тебе не могу, как мне жаль!
Стивен обернулся. Его темные глаза были полны слез.
– За всем этим наверняка стоит Оскар Сталл, – дрогнувшим голосом сказал он.
– Согласен. Больше некому.
Вскочив, Стивен убийственно спокойным голосом произнес:
– Я убью этого сукина сына!
– Нет, Стивен, ты этого не сделаешь! Это было бы ошибкой. Поскольку у нас нет доказательств, что Сталл причастен к убийству твоего жеребца, тебя посадят. С мистером Мерси было по-другому. Я поймал его с поличным.
– А мне наплевать, посадят меня или нет! – взревел Стивен, и глаза его заволокло бешенством. – Ты что, не понимаешь? Я любил Брайта Мона! Он был частью моей жизни!
– Да понимаю! Но убийство не метод! Нужно действовать по-другому.
– Как по-другому? Он делает со мной, Ребеккой, Хоком все, что ему в голову взбредет, и остается безнаказанным! Если я его убью, он не причинит нам больше зла!
– Но за это тебя повесят! Неужели жизнь этого мерзавца стоит твоей жизни? Подумай хорошенько!
– Плевать мне на это! Оскар Сталл заслуживает смерти! А теперь прочь с дороги, Глэдни! Не пытайся меня остановить!
С силой оттолкнув Глэдни, он выскочил из стойла. Однако ирландец удержался на ногах и, бросившись вслед, схватил его за плечо. Стивен побелел от ярости. Он был в таком состоянии, что ничего не соображал, и Глэдни это было только на руку. Размахнувшись, он нанес Стивену удар прямо в челюсть, и тот рухнул на землю как подкошенный.
Глэдни, тяжело дыша, постоял над поверженным другом несколько секунд и прошептал:
– Прости, индеец. Я сделал это для твоего же блага.
К нему тихонько подошел конюх.
– Что нам теперь делать с мистером Лайтфутом? Нагнувшись, Глэдни подхватил Стивена под мышки и взвалил на плечо.
– Отнесу его в клуб. Надеюсь, когда он придет в себя, у него так сильно будет болеть голова, что ему уже будет не до этих глупостей.
– Я тоже на это надеюсь, – согласился конюх. – Мистер Лайтфут слишком хороший человек, чтобы иметь неприятности из-за такого подонка, как Оскар Сталл.
Конюх пробивал ему дорогу в толпе, а Глэдни шел следом, таща на загривке бесчувственного Стивена Лайтфута. Путь его лежал в Луисвиллский жокейский клуб, располагавшийся к северу от трибун.
В этот момент прозвучал сигнал горна, оповещавший о начале первого заезда, и на стартовой линии выстроилось пять лошадей. Глэдни взглянул на них краешком глаза. Этот заезд его не волновал. Его интересовал следующий, да и то в основном потому, что в нем должен был участвовать Черный Принц.
Сгибаясь под тяжестью Стивена, Глэдни тем не менее заметил, что имя Черного Принца вычеркнуто с доски, на которой были указаны участники состязаний.
Отыскав свободную скамейку и уложив на нее Стивена, Глэдни поспешил обратно к доске.
– Почему вычеркнули Черного Принца? – поинтересовался он у стоявшего рядом сотрудника ипподрома.
– Спросите тех, что сидят внутри, – ответил тот, пожав плечами. – Я делаю только то, что мне велят.
Глэдни вошел в помещение, где сидели распорядители скачек, и тотчас же натолкнулся на Хока, бледного и раздраженного.
– Что это значит? Почему Черного Принца вычеркнули?
– Спроси полковника Кларка, – устало сказал Хок, кивнув в сторону президента Ассоциации конного спорта, стоявшего рядом.
– Мы узнали, что жокей Черного Принца – женщина, – отчеканил полковник Кларк. – Мне очень жаль, мистер Хокинс, но вы же знаете, что правила запрещают женщинам участвовать в скачках.
– А откуда вы узнали об этом? – поинтересовался Глэдни.
– Нам сообщил Оскар Сталл, – ответил Кларк. – Сначала мы ему не поверили, но потом мистер Хокинс подтвердил, что это правда.
– Где Ребекка? – спросил Глэдни Хока.
– Где-то на стадионе.
– Пойду поговорю с ней, – сказал Глэдни и направился было к двери, но уже на пороге остановился и повернулся к полковнику. – Полагаю, вам следует знать, полковник Кларк, что две из тех лошадей, которые могли бы составить достойную конкуренцию лошади Сталла, не будут участвовать в состязаниях. Во-первых, Брайт Мон, которого убили, а во-вторых, Черный Принц, которого вывели из состава участников. И несомненно, в обоих случаях действовал один и тот же человек. Думаю, вы со мной согласитесь. И на вашем месте я предупредил бы мистера Макгрейта, чтобы он и близко не подпускал Сталла к Чесапику, потому что, похоже, Чесапик – единственный, у кого есть шанс победить Смелого Дьявола.
– Ты сказал, что Брайта Мона убили? – с ужасом воскликнул Хок.
– Да, – подтвердил Глэдни. – Этот подонок Сталл. Или кто-то другой по его приказу.
– Это серьезное обвинение, мистер Хэллоран, – заметил полковник Кларк. – Вы можете его доказать?
– Как всегда, не могу, – с горечью промолвил Глэдни. – Если бы мог, этот изверг уже сидел бы в тюрьме. Но все-таки предупредите Макгрейта, чтобы он был настороже.
Глэдни открыл дверь и вышел на крыльцо клуба. Его душила ярость. Может, индеец прав? Может, стоило убить этого мерзавца Оскара Сталла, чтобы воздух стал чище?
Глэдни закурил сигару и, покуривая, смотрел на шумящую толпу. То тут, то там появлялись одетые в форму конюхи, созывая жокеев на взвешивание, и внезапно Глэдни припомнился план, который он придумал во время своего отдыха на природе. Соскочив с крыльца, он со всех ног помчался на конюшню. Сейчас, когда проходит первый заезд, а жокеи взвешиваются, у него может появиться возможность претворить его в жизнь.
Добежав до конюшен, Глэдни понял, что успел вовремя. Если он будет действовать быстро, все у него получится!
Вскоре Глэдни уже искал Ребекку в толпе. Наконец он ее увидел. Она стояла у ограждения на первом повороте. Глэдни подошел.
– Мне очень жаль, Ребекка, – тихо сказал он. Ребекка повернулась к нему, и Глэдни заметил, что глаза у нее покраснели от слез.
– Я хотела участвовать в этих состязаниях больше всего на свете! – воскликнула она. – И теперь только потому, что я женщина, мне это запрещено! Так нечестно!
– Совершенно согласен с тобой. Так нечестно. Но что поделаешь?
– Все наши с дедушкой планы рухнули! – не слушая его, дрогнувшим голосом прошептала Ребекка.
– Но у тебя в отличие от Стивена хоть остался Черный Принц, – заметил Глэдни.
На лице Ребекки отразилось беспокойство.
– Что ты хочешь этим сказать? Что-то случилось с Брайтом Моном?
– Его убили, Бекки. Отравили. По крайней мере мы так считаем.
– Брайта Мона убили?! О, Глэд! Что же теперь будет со Стивеном? – Глаза ее вновь наполнились слезами. – Как я могу расстраиваться из-за того, что меня дисквалифицировали, когда у Стивена такое горе! Где он? Я должна пойти к нему.
– Сейчас от твоего присутствия ему будет мало толку, – выдавил из себя Глэдни, потупив взор.
– Это еще почему? – Ребекка подозрительно взглянула на Глэдни. – Что ты с ним сделал?
– Я... гм... Мне пришлось его вырубить.
– Что?! Да как ты посмел!
– Бекки, он был вне себя от горя. Рвался отыскать Сталла и убить его. Никакие доводы на него не действовали.
Ребекка грустно покачала головой.
– В таком случае ты поступил правильно. Хотя, должна признаться, я сама готова была придушить Сталла голыми руками, когда узнала, что из-за него меня дисквалифицировали.
– А откуда он узнал, что наездник Хокинса – это ты?
– Он увидел меня сегодня утром с Черным Принцем. Я была одета в жокейскую форму, – уныло призналась Ребекка. – Было еще очень рано, и я думала, что на скаковой дорожке никого нет. Глупо, конечно... Я даже волосы не заколола.
– О Господи! Не могу передать, Бекки, как мне жаль! Прозвучал горн, возвещая о начале следующих состязаний – первого Кентуккийского дерби.
– Сейчас состоится парад лошадей, – грустно проговорила Ребекка, – а я в нем не участвую и, похоже, уже никогда не буду участвовать.
Парад возглавил гнедой конь по кличке Вердигрис под третьим номером. Жокей был одет в голубой камзол и белую кепку. Следующим ехал тоже гнедой конь по кличке Макрири – четвертый номер. Третью лошадь, под номером пять, звали Энлистер. Цвета жокея – голубой с желтым.
– Вот он, – показала Ребекка на четвертую лошадь.
Крупный черный конь, под седлом которого стоял номер шесть, важно вышагивал, неся на своей спине Реда Паркера, на губах которого играла зловещая усмешка. Его отличительные цвета были желтый и черный.
Лошади – всего их оказалось пятнадцать – прошли колонной перед зрителями. Завершал шествие конь под номером сорок два по кличке Эсеншен. Жокей был одет в красный камзол и подпоясан белым поясом.
– Пусть Смелый Дьявол проиграет! – пылко воскликнула Ребекка, скрестив за спиной пальцы, когда лошади выстроились на стартовой линии.
– Именно это он и сделает, – решительно произнес Глэдни.
– Мне бы твою уверенность.
– Поверь мне на слово, детка, Ред Паркер проиграет эту скачку.
– Что-то мне твой тон подозрителен, – заметила Ребекка, испытующе глядя на Глэдни. – Уж не собираешься ли ты учинить ему какую-нибудь пакость?
– Ну что ты, Бекки, дорогая, – невинно улыбнулся Глэдни, сдабривая свою речь ирландским акцентом. – Клянусь тебе, на протяжении всех скачек ни на шаг от тебя не отойду.
– Когда ты пускаешь в ход свой ирландский говорок, Глэдни Хэллоран, значит, ты наверняка что-то задумал! – сердито бросила Ребекка.
– Ты стала чересчур подозрительна, детка. Такой очаровательной девушке, как ты, это не идет.
– Глэд, ты что-то скрываешь! Я это точно знаю!
– Ш-ш-ш... Сейчас начнутся скачки века. – И, лучезарно улыбаясь, Глэдни облокотился на перила.
Жокеи застыли в напряженном ожидании. Вот-вот у них за спиной должен был раздаться щелчок кнута, возвещавший о старте. Огромная толпа замерла. Затаив дыхание, люди смотрели на выстроившихся в ряд лошадей, боясь пропустить самое интересное. Наконец стартер щелкнул кнутом, и лошади помчались!
Вперед вырвался конь по кличке Вулкан. Вердигрис, Аристид и Макрири следовали за ним по пятам. Чесапик сильно отстал.
– О Господи! – в ужасе воскликнула Ребекка. – Ты только посмотри на Чесапика! Что это с ним случилось?
– Да Бог с ним, с Чесапиком, – отмахнулся Глэдни. – Взгляни лучше на Смелого Дьявола.
Лошади уже прошли первый круг и растянулись цепочкой. Смелый Дьявол плелся в самом хвосте. Постепенно в рядах участников заезда возникли изменения. Аристид вышел на второе место и прочно занял его, а к концу мили переместился на первое.
– Посмотри на Аристида! – вскричал Глэдни, в волнении молотя кулаком по перилам.
Обычно, если он не делал ставку на победителя, конные состязания оставляли Глэдни довольно равнодушным, но в этом первом Кентуккийском дерби было что-то такое, что захватило и его.
– Посмотри лучше на Смелого Дьявола, – на этот раз возразила Ребекка.
Глэдни бросил взгляд на лошадь Сталла. Смелый Дьявол уже отстал на три корпуса и, похоже, быстро сдавал свои позиции. Глэдни с трудом сдерживал охватившую его радость.
Аристид по-прежнему набирал скорость, хотя Вулкан прилагал титанические усилия, чтобы ему не уступить. Остальные участники заезда растянулись по беговой дорожке на расстоянии ста ярдов. Смелый Дьявол шел последним.
Когда лошади вышли на финишную прямую, Г.П. Макгрейт почти вылез на дорожку, энергично махая своему жокею. Его мощная фигура была отлично видна отовсюду. Жокей Макгрейта, молодой негр по фамилии Льюис, припав к шее лошади, подгонял ее хлыстом, и Аристид стрелой несся вперед, несмотря на отчаянные попытки Вулкана его обойти. Аристид пересек финишную черту первым, на целый корпус обогнав Вулкана. Вердигрис финишировал третьим, а Чесапик – восьмым. Смелый Дьявол пришел последним.
– Глэд, – спросила Ребекка, – что случилось со Смелым Дьяволом? Почему он так плохо прошел дистанцию?
– Откуда мне знать, детка? Ты ведь лучше меня разбираешься в лошадях. Ладно, пошли на конюшню. Мне не терпится посмотреть, какое лицо будет у Сталла, когда он узнает, что его лошадь пришла последней.
По пути на конюшню Глэдни с Ребеккой встретили Хока, и все трое, еле-еле пробившись сквозь толпу журналистов, наконец вошли вовнутрь. Там тоже было полно репортеров. Большинство из них, сгрудившись вокруг Аристида, брали интервью у Макгрейта, у тренера Аристида Энди Андерсона и жокея Оливера Льюиса. Около стойла Смелого Дьявола не было ни единого человека.
Они подошли как раз в тот момент, когда Ред Паркер оправдывался перед Сталлом.
– А я говорю вам, мистер Сталл, что с лошадью что-то случилось! Я хлестал его кнутом от всей души, но ничего не сумел от него добиться.
– Ты просто безрукий кретин! Ты и на Пегасе не сумел бы выиграть! – бушевал разъяренный Сталл. – Какого черта я подсыпал Чесапику наркотик? Ты даже этим воспользоваться не смог! Я из кожи вон лез, чтобы победить в этой скачке, а ты все испортил!
– Клянусь вам, я здесь ни при чем! Вы не хуже меня знаете, что не все в руках жокея. Любой вам скажет, что победа на скачках на девяносто процентов зависит от лошади и только на десять – от жокея!
– Нечего пичкать меня оправданиями, Паркер! Проигравший всегда говорит, что не виноват!
– Подождите-ка! – остановил Ред Паркер своего разбушевавшегося хозяина, пристально разглядывая левую переднюю ногу лошади. – Мистер Сталл, это же не Смелый Дьявол!
– Ты что, к тому же еще и спятил? – Сталл сердито посмотрел на жокея. – Конечно, это Смелый Дьявол! Кому здесь быть, как не ему!
– Нет, сэр, это не он, – настаивал Паркер. – Вы только посмотрите на его левую ногу. Где шрам?
– Какой шрам? О чем это ты болтаешь?
– Неужели вы забыли, сэр? Смелый Дьявол поранил ногу, когда был в Кейп-Джирардо, и рана еще как следует не затянулась. А у этой лошади никакого шрама нет!
– Быть этого не может! – Опустившись на колено, Сталл провел рукой по передней ноге жеребца. – Боже правый! А ведь и правда! Что здесь, черт подери, происходит?
Не выдержав, Глэдни вмешался:
– Ну и как вам нравится быть проигравшим, а, Сталл? Мы решили заскочить к вам на минутку, чтобы сообщить, как мы за вас рады. Вот уж кого приятно видеть побежденным!
Сталл вскочил. Лицо его пошло красными пятнами.
– Ты! Это ты все подстроил, черт тебя дери! – заорал он.
– Что подстроил? – недоуменно переспросил Глэдни.
– Сам знаешь что! Каким-то образом тебе удалось сыграть со мной злую шутку! – Сделав шаг вперед, Сталл сжал кулаки. – Где Смелый Дьявол?
– Вы хотите сказать, что я украл вашу лошадь? – недобро прищурившись, поинтересовался Глэдни. – Я бы на вашем месте не стал делать таких беспочвенных заявлений, особенно когда с вами рядом больше нет вашего телохранителя, мистера Мерси.
– Мистер Сталл? Вы здесь? – послышался у дверей конюшни чей-то голос.
– Да, черт подери!
Волком взглянув на Глэдни, Сталл помчался к выходу. Глэдни, Ребекка и Хок побежали следом за ним. У дверей они увидели конюха, который держал под уздцы крупную, ухоженную, вороной масти лошадь.
– Это ваша лошадь, мистер Сталл? – спросил он.
– Да, моя! – Сталл изумленно взглянул на Смелого Дьявола. – Где вы его нашли?
– Он стоял в стойле Воронова Крыла и ел овес, – смутился паренек. – Смелый Дьявол с Вороновым Крылом так похожи... Боюсь, что конюх допустил ошибку.
– Ошибку?!
– Да, сэр. Естественно, деньги, которые вы внесли за участие в состязаниях, будут вам возвращены, а ставки на Смелого Дьявола аннулированы. Мне очень жаль, сэр.
– Я в этом не сомневаюсь! – рявкнул Сталл. – Но мне от вашей жалости не легче!
Сунув поводья в руку Реду Паркеру, паренек вывел из стойла Вороново Крыло и увел его из конюшни. Глэдни уже не скрывал смеха.
– Похоже, мистер Столл, дела у вас идут не слишком хорошо, верно? Сначала вы потеряли своего любимого убийцу мистера Мерси, а теперь еще лошади оказались близнецами... Мужайтесь, мистер Сталл. Жизнь – полосатая штука.
– До мистера Мерси мне нет никакого дела, – сдержанно заметил Сталл. – Когда он солгал мне, сказав, что мистер Хокинс просит переправить его лошадь в «Таунз фарм», я его уволил. А до того, что с ним произошло после этого, мне нет никакого дела.
– Ну естественно! – насмешливо бросил Глэдни. Сталл зло взглянул на него.
– И все-таки я думаю, что во всем случившемся сегодня виноват ты.
– Но вы же слышали, что вам сказали, – ласково напомнил Глэдни. – Произошла ошибка.
– Если она и произошла, то только из-за тебя. Я в этом уверен. – И Сталл, презрительно отмахнувшись от Глэдни, обратился к Хоку: – Мистер Хокинс, я уже делал вам это предложение и сейчас делаю его снова. Ни ваша, ни моя лошадь сегодня не участвовали в скачках. Так давайте с вами устроим собственное состязание, между Черным Принцем и Смелым Дьяволом. Победителю достанется лошадь побежденного. Ну, что вы на это скажете, сэр?
В потухших глазах Хока внезапно вспыхнула искорка интереса. Почесав подбородок, он пробормотал:
– Ну, я даже не знаю...
– Соглашайся, дедушка, – взмолилась Ребекка. Хок порывисто обернулся к ней.
– Насколько я помню, ты тогда была против состязания.
– Сейчас дело другое. Нам по вине мистера Сталла запретили участвовать в дерби. – Ребекка бросила холодный взгляд на виновника этого события. – А если мы примем предложение мистера Сталла, это даст Принцу шанс выиграть хоть что-то.
– Хорошо, – сказал Хок. – Мы согласны состязаться с вами... но при одном условии.
– И что это за условие? – подозрительно спросил Сталл. Приобняв Ребекку за плечи, Хок заявил:
– Чтобы наездником была Бекки.
– Что?! – Ред Паркер презрительно фыркнул. – Вы шутите!
– Я говорю совершенно серьезно, – подтвердил Хок. – Я считаю, что моя внучка – лучший наездник из тех, которых я когда-либо видел. И если мы выставим против Смелого Дьявола Черного Принца, ехать на нем будет только Бекки.
– Соглашайтесь, мистер Сталл, – снова фыркнул Паркер. – Если этот старый дуралей думает, что его внучка – самая распрекрасная наездница в мире, – пусть. Я ей покажу где раки зимуют!
Оскар Сталл отмахнулся от Паркера. Лицо его выражало сомнение.
– Даже не знаю... А вдруг вы задумали какую-нибудь подлость?
– Не судите о других по себе, Сталл, – вмешался в разговор Глэдни.
– Никакой подлости мы не задумали, – решительно произнес Хок. – Просто я хочу, чтобы в скачке участвовала Бекки. Иначе ни на какое состязание я не согласен.
– Мне вообще-то наплевать, – пожал плечами Сталл, – но правилами женщине участвовать в скачке запрещено.
– Эти состязания, Сталл, мы будем проводить между собой, – заявил Хок. – А в официальных правилах оговорено, что при проведении индивидуальных состязаний по договоренности обеих сторон любое правило или положение, введенное ассоциацией, может быть временно приостановлено. Я являюсь одной из сторон, и я согласен на время отменить положение, запрещающее женщинам участвовать в скачках. Теперь слово за вами.
Сталл пристально взглянул на Ребекку, и по лицу его медленно расплылась ухмылка.
– А почему я, собственно, должен возражать? Если вы не боитесь доверить вашу лошадь девчонке, то мне-то что за дело! – И он протянул Хоку руку. – По рукам, мистер Хокинс.
– Нет, сэр, руки я вам не подам. – И Хок демонстративно спрятал руки за спину. – Я жму руку только порядочным людям.
Сталл побагровел и исступленно потер свой шрам.
– Я стерплю эту обиду и отыграюсь на скачках. Когда мы их устроим?
– Я случайно узнал, что в завтрашнем расписании есть окно как раз для желающих устроить подобные состязания. Если вы не возражаете, я тотчас же отдам необходимые распоряжения.
– Отлично. С нетерпением буду ждать завтрашнего дня, – заверил Сталл, и рот его растянулся в звериной ухмылке.
– Сталл, – хриплым голосом проговорил Глэдни, – вы тут говорили насчет всяких подлых штучек... Ну так вот, если вам вдруг придет в голову какая-нибудь нехорошая мыслишка, знайте, что я сегодняшнюю ночь проведу в конюшне Черного Принца с оружием в руке.
– И я тоже, – раздался позади мужской голос. Все разом обернулись и увидели Стивена Лайтфута.
– Ой, Стивен, мне ужасно жаль, что Брайт Мон погиб! – сказала Ребекка.
– Мне тоже, – ответил Стивен, не отрывая взгляда от Сталла. – Но, между нами, я считаю, что мы с Глэдни вполне в состоянии проследить, чтобы с Черным Принцем ничего подобного не случилось.
Сталл равнодушно пожал плечами.
– Как вам будет угодно, джентльмены. Но на вашем месте, мистер Хокинс, я бы не позволил, чтобы полукровка-индеец и ярмарочный шулер находились в стойле рядом с вашей лошадью.
Сжав кулаки, Стивен шагнул к Сталлу, но Ребекка положила ему руку на плечо.
Сталл презрительно отвернулся.
– Пошли, Паркер. Завтра у нас скачки, которые я обязательно должен выиграть. – Он бросил на Ребекку через плечо холодный взгляд. – И ничто меня не остановит!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция



Редкостная мура. И 3-х баллов много.
Прекрасная мука любви - Мэтьюз ПатрицияВ.З.,65л.
31.05.2013, 8.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100