Читать онлайн Прекрасная мука любви, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Прекрасная мука любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Ребекка пришла в себя и огляделась. О Господи! Куда это она попала? Какое странное место! Как же она здесь очутилась? Но как она ни старалась, этого вспомнить не могла. Наверное, все это ей только снится. Ребекка поморгала. Нет, похоже, она не спит.
Тогда она изо всех сил напрягла память. Так что же с ней случилось? Она скакала по лесу, собаки лаяли как сумасшедшие, напав на след лисы. Потом она подъехала к кустарнику и скорее не увидела, а почувствовала, что в зарослях движется какой-то человек.
Она тогда подумала, что это кто-то из охотников, и тотчас же забыла о нем, как вдруг ее обхватили сзади за шею и прижали ко рту и носу влажную тряпку, издававшую приторно-сладковатый запах. Ребекка чуть не задохнулась. В горле запершило, в груди разлился жар, перед глазами поплыли яркие круги. Она попыталась закричать, позвать на помощь, но не смогла и потеряла сознание.
И вот теперь с ужасом обнаружила, что лежит на жестком тюфяке на полу в крохотной комнате. На одной стене – маленькое окошко, затянутое слюдой, сквозь которое пробиваются редкие солнечные лучи. Больше комната не освещена ничем. Слышится назойливое жужжание мух. Одна из них села Ребекке на ногу и стала прогуливаться по ее бедру. Коже стало щекотно, и Ребекка поняла, что она совершенно голая.
Она дернулась всем телом, пытаясь согнать муху, чья назойливость не только раздражала, но и оскорбляла. Муха взлетела, но только затем, чтобы опуститься на обнаженную грудь. Подняв голову, насколько могла, Ребекка подула на муху, и та наконец улетела, оставив ее в покое.
Ребекка бросила взгляд на свои раскинутые ноги. Каждая из них была привязана веревкой к вбитому в пол колышку. Точно так же были привязаны и руки. Ребекка понимала, что в таком положении она абсолютно беззащитна. Уж не надругался ли над ней тот мерзавец, что распял ее на полу, с отвращением подумала она. Но нет, она бы наверняка это почувствовала.
Наглая муха снова опустилась на ее тело и поползла по животу вниз, туда, где самая чувствительная и нежная кожа. Ребекка исступленно задвигала бедрами, отгоняя непрошеную гостью.
И тут она почувствовала чье-то присутствие. Изо всех сил вывернув шею, Ребекка исхитрилась взглянуть через плечо и увидела негодяя, захватившего ее в плен.
Им оказался мистер Мерси!
– Что это значит? – вымолвила Ребекка.
Ей было так страшно, что горло предательски сжалось и голос прозвучал настолько слабо, что она сама с трудом расслышала свои слова.
– Что вам от меня нужно?
Мистер Мерси обошел вокруг Ребекки, держась на некотором расстоянии и не отрывая от нее своих неживых глаз. Ребекке приходилось вертеть головой, чтобы не потерять его из виду. Внезапно глаза его стали маслеными, и у Ребекки от страха кожа покрылась мурашками.
Подойдя к изножью тюфяка, серый человечек остановился.
– Как я здесь оказалась? – спросила Ребекка.
– Мистер Сталл приказал мне вас сюда доставить, – бесцветным голосом произнес мистер Мерси. – Мы знали, что вы отправитесь на поиски Черного Принца, и ждали вашего прибытия. Вы добрались сюда раньше, чем мы рассчитывали.
– Но зачем я вам понадобилась?
– Если с вами что-то случится, ваш дед будет слишком расстроен, чтобы участвовать в Кентуккийском дерби. Да и индеец, как считает мистер Сталл, питает к вам нежные чувства и наверняка тоже выйдет из строя. Так что достойных соперников у мистера Сталла не будет, и никто не помешает ему выиграть скачки.
– А что со мной может случиться?
Опустившись на колени между распростертых ног Ребекки, мистер Мерси взглянул на нее холодными серыми глазами.
– Мистер Сталл оставил это на мое усмотрение, – ответил он, и впервые Ребекка увидела на его тонких губах подобие улыбки.
Она почувствовала, как по спине у нее прошел холодок, словно кто-то сунул ей за шиворот льдинку. Дернувшись изо всех сил и выгнув спину, Ребекка попыталась сдвинуть ноги, однако ничего у нее не получилось. Мало того, она тотчас же поняла, что совершила ошибку. Мистеру Мерси, похоже, ее паника доставляла истинное наслаждение. Он не сводил с нее холодных рыбьих глаз.
Ребекка замерла.
– Прошу вас, уйдите! – беспомощно крикнула она.
Она могла бы вообще ничего не говорить: мистер Мерси никак не отреагировал на ее слова. Он просто смотрел на то место, где соединялись ее ноги, пристальным, обжигающим взглядом. У Ребекки от страха перехватило дыхание. Отчаяние захлестнуло ее.
– Утром снова отправимся на розыски, – сказал Глэдни мистер Таунз, когда охотники собрались после бесплодных поисков, продолжавшихся целый день.
– Я пойду один сегодня ночью, – решительно заявил Глэдни.
– Ночью вы ничего не найдете, – возразил Таунз. – Кроме того, отправляться искать мисс Хокинс одному, в незнакомой местности, да еще в темноте, просто глупо!
– Я всегда все делал один, – упрямо стоял на своем Глэдни. – Всю жизнь. Но сейчас... – Он замолчал и, судорожно сглотнув, продолжал: – Я буду искать ее, пока не найду.
– Но вы должны отдохнуть, – не сдавался Таунз. – И поесть.
– Сомневаюсь, чтобы Ребекка сейчас отдыхала, – сдержанно возразил Глэдни. – Или чтобы ее накормили.
Таунз вздохнул.
– Мистер Хэллоран, поверьте мне, я глубоко вам сочувствую. Просто я считаю, что спешка в этом деле бессмысленна. Не представляю себе, как вы будете искать ее ночью.
– Вы дадите мне лошадь, сэр?
– Ну конечно, мой мальчик! И если вы согласитесь хоть наскоро перекусить, я пока набросаю вам приблизительный план местности. Но вы же понимаете, очень маловероятно, что мистер Мерси все еще находится неподалеку.
– Он не мог уйти далеко. Совершенно очевидно, по крайней мере мне, что вся эта операция была самым тщательным образом спланирована, начиная с похищения Черного Принца. Я уверен, что где-то неподалеку должно быть какое-то жилище: дом, хижина, будка, наконец, куда этот мерзавец утащил Ребекку.
Таунз задумчиво взъерошил волосы.
– Так сразу ничего не приходит на ум. Давайте я хотя бы нарисую вам карту.
Пока Таунз усердно работал над планом местности, изображая в основном дороги, ведущие к близлежащим фермам, а также железную дорогу, вьющуюся между холмами и долинами и пересекающую реки и ручьи, Глэдни столь же усердно поглощал какую-то еду, вовсе не чувствуя ее вкуса. Наконец, Таунз закончил. Его план отображал местность радиусом в три мили вокруг «Таунз фарм». Вздохнув, Таунз выпрямился.
– Он, конечно, мог зайти за пределы этой территории, но если вы все-таки решитесь отправиться на поиски сегодня ночью, думаю, большей площади вам не удастся осмотреть.
Глэдни принялся внимательно изучать произведение мистера Таунза.
– Вот этот кусок мы можем сразу же исключить, – заметил он, ткнув пальцем в восточный квадрат.
– Почему? – удивился Таунз.
– Ребекка наверняка потеряла сознание, уж этот подонок как пить дать об этом позаботился. И он вряд ли рискнул бы тащить потерявшую сознание женщину в данном направлении. Боулинг-Грин находится слишком близко, и есть риск, что кто-нибудь увидит его и что-то заподозрит. Здесь его тоже нет. – Глэдни указал на северный квадрат. – Вы с охотниками этот участок уже как следует прочесали и никаких следов Ребекки не обнаружили. И здесь тоже. – Глэдни ткнул пальцем в южный квадрат. – Здесь находится ваш дом. Сомневаюсь, что он осмелился бы к нему приблизиться. Так что вероятнее всего он отправился сюда. – И Глэдни показал на западный участок карты.
– Но в этом направлении ничего нет, кроме лесов и лугов, до самого Баззард-Ноба, – задумчиво проговорил Таунз.
– Баззард-Ноб? А что это такое?
– Гора. Правда, не очень высокая. – Таунз улыбнулся. – Но тут у нас высоких гор отродясь не бывало. Она вся поросла деревьями и кустарником.
– А какие-нибудь строения на ней есть?
– Насколько я знаю, нет. Одно время ее облюбовали любители выпить на природе, но сейчас они туда не ходят. Не слишком подходящее место для пикника.
– Другими словами, местность эта совершенно безлюдна?
– Может, забредут порой охотники, но это бывает редко.
– И тем не менее там проходит железная дорога. – Глэдни постучал по плану пальцем.
Таунз кивнул.
– Я нарисовал ее просто для ориентации. Этой дорогой перестали пользоваться, когда была построена ветка до Хопкинсвилла. По-моему, поезда по ней уже лет пять, а то и больше не ходят. Там все заросло травой, и рельсов так просто не найдешь – нужно знать, где они находятся. Да, вспомнил! Там еще есть такое место, где поезд может развернуться и поехать обратно по тем же рельсам. – Таунз указал туда, где заканчивалась пунктирная линия.
– Может развернуться, говорите? – насторожился Глэдни.
– Ну да.
– Но на таком развороте обычно бывает будка стрелочника.
– Да, теперь я припоминаю, там действительно есть будка. Маленькая, не больше сарая для хранения инструментов. Сейчас она заброшена. А может, за это время уже и рассыпалась.
– Далеко отсюда это место?
– Четыре или пять миль. Я не нарисовал ее на плане, потому что забыл о ее существовании. Вот здесь она находится, в конце железной дороги. – И Таунз нарисовал маленький квадратик.
Погруженный в свои мысли, Глэдни кивнул.
– Спасибо, мистер Таунз.
– Вы думаете, он отвез мисс Хокинс туда?
– Откуда мне знать? Однако с этого места стоит начать поиски.
– Если она и в самом деле там... – Таунз нахмурился. – Может, все-таки возьмете с собой кого-нибудь?
– Нет, мистер Таунз. Если я ошибся и в этой будке никого нет, мне очень понадобится помощь утром. Так что пусть ваши люди ночью хорошенько выспятся, тогда они будут свеженькими и толку от них будет гораздо больше. Значит, по всему выходит, лучше мне отправляться искать эту будку, если она вообще существует, одному.
– Ну, как знаете. – Таунз подошел к столу и выдвинул ящик. – В таком случае вам стоит прихватить вот это.
И он протянул Глэдни револьвер, держа его так осторожно, словно опасался, что он может неожиданно выстрелить.
Глэдни протянул было руку к револьверу, но на полпути остановился и покачал головой.
– Нет, мистер Таунз. Спасибо большое, но думаю, лучше мне не брать оружия.
– Вы не умеете стрелять?
Глэдни невесело усмехнулся.
– Я был на войне, сэр. Так что я, наоборот, слишком хорошо умею стрелять. Но в этой поездке я бы предпочел обойтись без оружия.
– Как хотите, – пожал плечами Таунз. – Я и сам не особенно люблю все эти огнестрельные штуки. – Он положил револьвер в ящик стола и со стуком закрыл его.
В комнату тихо вошел тот самый старый негр, который утром выпускал лису, и остановился на пороге. Обернувшись, Таунз спросил:
– Что, Уильям?
– Мы уже оседлали лошадь для мистера Хэллорана, – сказал он.
– Хорошо. Пойдемте, мой мальчик. Я вас провожу. На улице с юго-запада дул свежий ветерок. В воздухе пахло дождем. Ни луны, ни звезд не было видно: небо затянули облака. Стояла кромешная тьма, лишь в полосе бьющего из окон света можно было что-то разглядеть.
– Кажется, будет дождь, – посмотрел в темное небо Таунз. – Все еще хотите ехать?
– Да, – решительно ответил Глэдни.
Уильям молча протянул ему пончо. Поблагодарив, Глэдни приторочил пончо к седлу.
– В лесу будет темнее, чем в преисподней, – предупредил его Таунз.
– Мне нужно лишь отыскать заброшенную железнодорожную ветку и проехать по ней до конца. Так что, как бы темно ни было, я не собьюсь с пути.
– Проехав по этой дороге с милю-другую, вы упретесь в рельсы, – пояснил Таунз, указав на едва видневшуюся тропку, тянувшуюся позади дома в южном направлении. – Только не сворачивайте с дороги, пока не доберетесь до рельсов.
– Еще раз спасибо, – поблагодарил Глэдни и повернулся к лошади. Она показалась ему потолще и повыше той, на которой он ездил утром, и стоило Глэдни ухватиться за луку седла, чтобы вскочить на нее, как животное отпрянуло в сторону.
– Лобо бывает немного пуглив...
– Так его зовут Лобо? Неуклюжий? – испуганно спросил Глэдни.
– Имя еще ни о чем не говорит, – хмыкнул Таунз. – Поверьте мне, оно ему совершенно не подходит. Это хорошее животное и очень выносливое. Такое впечатление, что Лобо никогда не устает.
– Рад это слышать, – сухо заметил Глэдни.
Набрав побольше воздуха, он одним махом вскочил в седло. Почувствовав на своей спине тяжесть незнакомого человека, Лобо замер, приготовившись встать на дыбы, но передумал и закружил на месте.
– Лобо! – укоризненно воскликнул Таунз. – Будь хорошим мальчиком, успокойся!
Глэдни без особой уверенности потрепал лошадь по шее, однако Лобо, как ни странно, успокоился. С облегчением вздохнув, Глэдни взял вожжи.
– Удачи вам, мой мальчик, – напутствовал его Таунз.
Не отрывая взгляда от склоненной головы Лобо, Глэдни помахал рукой и пришпорил лошадь. Животное послушно пустилось вскачь по дороге, о которой говорил Таунз.
Все то время, пока Глэдни добирался до заброшенной железнодорожной ветки, дождь лил не переставая. Натянув поводья, чтобы остановить лошадь, Глэдни отвязал от седла пончо и надел его, стараясь двигаться как можно осторожнее, чтобы не напугать Лобо. Добравшись до железной дороги, он заставил лошадь взойти на насыпь и идти между рельсами.
Дождь припустил не на шутку. Это был даже не дождь, а самая настоящая гроза. Небо то и дело прорезали зигзагообразные молнии. Раздавались оглушительные, словно артиллерийская канонада, раскаты грома. Глэдни боялся, что Лобо испугается грома и молний, однако лошадь оставалась безучастна к разыгравшейся стихии.
Во время войны солдаты из отряда Глэдни всегда старались при грозе держаться подальше от железной дороги: ведь железные рельсы притягивают молнии, как заметил однажды сержант из его отряда, «быстрее, чем собака виляет хвостом».
И тем не менее Глэдни понимал, что у него нет выбора. Если он съедет на землю, то наверняка собьется с пути.
Похоже, Лобо инстинктивно чувствовал опасность, таящуюся в рельсах, потому что постоянно пытался с них сойти. Но Глэдни все время был настороже и не давал ему этого сделать. Между человеком и животным шла постоянная борьба, и Глэдни уже начал от этой борьбы уставать.
А дождь все лил и лил. Он стекал холодными струями по лицу Глэдни, заползал за складки его пончо, сердито барабанил по полотну железной дороги и по гнувшимся под яростным ветром деревьям. Яркие молнии вспарывали черное полотно неба, освещая все вокруг мертвенно-бледным светом. Вслед за сверканием молнии тотчас же раздавался пронзительный удар грома. Этот зловещий звук эхом прокатывался по долинам и постепенно затихал вдали.
Ребекка вся продрогла и промокла, но сильнее, чем холод и сырость, ее мучил страх. Ей было так страшно, что те неудобства, которые она сейчас испытывала, казались ей сущими пустяками. Дождь проникал сквозь щели и дыры утлой хибары, и по полу уже растеклась лужа. Тюфяк, на котором лежала Ребекка, был высотой около шести дюймов, а вода поднялась дюйма на два и пока что до Ребекки не доставала. Однако крыша была дырявой, и сверху лило немилосердно. Ребекка дрожала от холода и чувствовала себя совершенно несчастной.
– Мистер Мерси, пожалуйста, отпустите меня, – в очередной раз взмолилась она.
Но мистер Мерси по-прежнему не проронил ни слова. Он не шевелясь сидел у дальней стенки хибары на перевернутом ящике.
Мистер Мерси не стал насиловать Ребекку. Пока. Он смотрел на нее весь день до самого вечера своими мертвыми глазами, и у Ребекки от страха мурашки бежали по коже и к горлу подступала такая тошнота, что ей казалось, еще минута – и ее вывернет наизнанку.
Один раз мистер Мерси взял револьвер и, подойдя к Ребекке, принялся водить его стволом по всему ее телу. Холодная сталь касалась ее груди, сосков, медленно ползла по животу, да так и остановилась там. Ребекка закрыла глаза, опасаясь самого худшего, но спустя несколько секунд ствол револьвера оказался на бедрах, прошелся вниз по одной ноге, вверх по другой, снова по животу и, на сей раз не останавливаясь, по груди, по шее и замер прямо у Ребекки под носом. Мистер Мерси взвел курок, и Ребекка услышала леденящий душу лязг металла и увидела, как повернулся барабан. В отверстиях барабана виднелись серебристые пули. Ребекка похолодела от страха: одна из этих пуль только и ждала, чтобы мистер Мерси нажал на курок.
Ребекка закрыла глаза и быстро прочитала коротенькую молитву, сожалея о том, что других не знает, но надеясь, что Господь оценит пусть не количество, но качество. Наконец, вдоволь насладившись мучениями своей жертвы, мистер Мерси медленно вернул курок в исходное положение и, подойдя к своему ящику у стены, снова уселся на него.
Так он и сидел, не шевелясь и не отрывая от Ребекки глаз. Постепенно совсем стемнело, помещение освещал лишь тусклый фонарь. Но когда за окном сверкали яркие молнии и мистер Мерси попадал в полосу света, видно было, что сидит он все в том же положении. Ребекке даже казалось, что он не мигает, что у него вообще нет век, как у змеи.
Внезапно послышался какой-то писк, потом шорох и торопливый топот крохотных лапок. Ребекка бросила взгляд в сторону полуоткрытой двери и увидела трех огромных крыс. Вероятно, они забрались сюда, решив укрыться от дождя, и теперь осматривались вокруг блестящими глазами-бусинками.
Ребекка всегда чувствовала отвращение к крысам. От одной мысли о том, что они могут к ней подобраться, по телу ее пробежала дрожь.
– Господи, прошу тебя! – зашептала она. – Прошу тебя, Господи, сделай так, чтобы они ко мне не приближались. Ну пожалуйста!
Пропищав что-то, видимо, посовещавшись друг с другом, две крысы полезли по балкам вверх. Одна из них, не удержавшись, сорвалась и, плюхнувшись в лужу, поплыла к Ребекке.
– Нет! Нет! – закричала девушка. Она отчаянно рванулась, пытаясь освободиться от пут, но все было тщетно. – Мистер Мерси! – взмолилась она. – Мистер Мерси! Сделайте же что-нибудь! Ради Бога, помогите!
Но мистер Мерси даже не пошевелился, так и остался, будто нарисованный, неподвижной темной тенью в углу. Как видно, он даже не слышал воплей Ребекки.
Ребекка повернула голову и снова взглянула на крысу: та неумолимо приближалась к ней.
– Нет! – простонала она, закрывая глаза. – Остановите ее! Хоть кто-нибудь!
Снова сверкнула молния, а вслед за ней послышался раскат грома, на сей раз очень близко, прямо над головой. Подул сильный ветер, и в раскрытую дверь ворвался поток воды. Крысу, уже готовую забраться на тюфяк, течением отнесло в сторону, в противоположный конец помещения. Возмущенно попискивая, вся промокшая, крыса вскарабкалась по наклонной доске на стропила и спряталась под крышу, где было относительно сухо и где уже сидели ее мерзкие подружки.
Раздался оглушительный раскат грома – у Глэдни даже уши заложило, – и сверкнула молния, которая, вероятно, угодила прямо в рельсы, озарив все вокруг мертвенно-синим светом. Тут-то Глэдни и заметил с левой стороны от дороги маленькую хижину. Пришпорив коня, он съехал с железнодорожного полотна и направил Лобо к небольшой рощице, расположенной ярдах в тридцати от строения. Привязав лошадь к дереву, он, пригнувшись, стал приближаться к цели. Царила кромешная мгла, лишь изредка мелькали молнии, да из хижины пробивался слабый свет. Глэдни почувствовал, как гулко колотится в груди сердце. Прижавшись к стене, он медленно, шаг за шагом, подобрался к двери и осторожно заглянул внутрь. То, что он увидел, заставило его похолодеть от ужаса. Ребекка, совершенно голая, лежит распятая на полу!
Этого было достаточно, чтобы Глэдни отбросил в сторону всякую осторожность. Распахнув дверь, он ворвался в хижину.
– Ребекка! О Господи! Кто...
– Глэдни! – закричала Ребекка, не дослушав. – Беги отсюда! Быстрее!
Только тут Глэдни сообразил, что надо было действовать поосторожнее, но было уже поздно. Обернувшись, он увидел мистера Мерси. Как раз блеснула молния, и Глэдни заметил в его руке револьвер, дуло которого было направлено прямо на него.
Времени на размышления у Глэдни не было. Он сделал шаг, собираясь ударить мистера Мерси, но попал в лужу, и брызги полетели прямо в лицо противнику.
Тот выстрелил, но, видимо, не успев как следует прицелиться, промахнулся. Глэдни, вскрикнув, отскочил в сторону. Послышался еще один выстрел. И снова мимо. Блеснула молния, и Глэдни заметил, что мистер Мерси уже протянул руку, намереваясь вцепиться ему в лицо.
Опередив врага, Глэдни обеими руками схватил его за руку, в которой тот держал револьвер, и со всей силы крутанул ее. Раздался третий выстрел. На сей раз пуля пробила крышу.
Глэдни продолжал выкручивать мистеру Мерси руку, и наконец настойчивость его была вознаграждена – револьвер упал. В ту же секунду Глэдни отпустил руку противника и нанес ему страшный удар по голове. Тот пошатнулся, а Глэдни, завопив от ярости, снова ударил его, да с такой силой, что негодяя отбросило к стене.
– За то, что ты сделал с Ребеккой, я тебя, мерзавец, убью голыми руками! – взревел разъяренный Глэдни.
Мистер Мерси принялся лихорадочно озираться по сторонам: рядом с ним лежал ржавый железный прут. Схватив его, телохранитель Сталла размахнулся и нанес Глэдни страшный удар. Удар пришелся по плечу. Поскользнувшись и не удержавшись на ногах, Глэдни с громким всплеском свалился в лужу. Мистер Мерси снова замахнулся, но на сей раз Глэдни удалось вовремя увернуться – откатиться по покрытому грязной жижей полу в сторону.
Мерси направился к Глэдни, занеся свое смертоносное оружие над головой, но на полдороге остановился, и Глэдни впервые увидел на его лице улыбку: жестокую, бесчеловечную. Нагнувшись, телохранитель Сталла поднял револьвер. Теперь у него было перед Глэдни явное преимущество. Глэдни валялся на полу, да к тому же был безоружен.
Прицелившись, Мерси вдруг опустил оружие и покачал головой.
– Нет, – произнес он бесцветным голосом. – Пожалуй, сначала я сделаю кое-что другое. – И лицо его исказила гримаса, похожая на звериный оскал. – А ты, ярмарочный шулер, посмотришь.
Повернувшись, он подошел к тюфяку и, приставив пистолет к голове Ребекки, взвел курок.
– Нет! – закричал Глэдни.
– Не бойся, я не стану ее убивать... пока. Сначала я с ней позабавлюсь, а ты за нами понаблюдаешь, – прохрипел негодяй и опустился на колени меж раскинутых ног Ребекки.
У Глэдни помутилось в голове. Он пополз к Ребекке, но Мерси молниеносным движением направил на него оружие.
– Оставайся – на месте и смотри, иначе я тебя пристрелю!
Глэдни застыл, глядя в дуло пистолета. Успокоенный его неподвижностью, потенциальный насильник начал свободной рукой расстегивать брюки, и Глэдни почувствовал, что сейчас сойдет с ума. Позабыв про нацеленный на него револьвер, он, как краб, пополз к Ребекке, намереваясь закрыть ее своим телом. Мужская фигура расплылась перед ним в красном тумане. Глэдни ежесекундно ожидал получить пулю, однако упорно полз вперед. Сейчас уже ничто не могло его остановить.
В этот момент раздался тоненький писк, и Глэдни замер, пытаясь определить, что же это такое. Задрав голову, он увидел, как три огромные крысы, сорвавшись со стропил, приземлились прямо на мистера Мерси и тотчас же вцепились зубами и когтями ему в голову. Тот завизжал от ужаса и попытался свободной рукой сбросить крыс. Но это ему не удалось: мерзкие твари присосались к нему, как пиявки. Тогда он принялся лупить их револьвером. Воспользовавшись тем, что на него не обращают внимания, Глэдни бросился к Ребекке и накрыл ее своим телом. Поединок человека с крысами продолжался.
Телохранитель Сталла еще раз взвизгнул, и вдруг раздался выстрел. Пуля пробила ему череп, и он рухнул на пол как подкошенный. Позже, оценивая случившееся, Глэдни пришел к выводу, что мистер Мерси нечаянно нажал на курок в тот момент, когда дуло револьвера находилось у его виска.
Но сейчас Глэдни было не до рассуждений. Вскочив, он бросился к мистеру Мерси. Тот был мертв, а крысы все еще копошились у него в волосах.
Чувствуя, что его сейчас вывернет наизнанку от отвращения, Глэдни сбил отвратительных тварей на пол и принялся топтать их ногами.
Наконец, увидев, что крысы не подают признаков жизни, Глэдни, тяжело дыша, остановился.
– Глэдни, с тобой все в порядке? – раздался позади голос Ребекки.
Глэдни круто повернулся.
– Ты меня об этом спрашиваешь?! Со мной все отлично! Вопрос в том, что с тобой!
– О, Глэд, это было ужасно! – Слезы текли у Ребекки по щекам. – Если бы ты сегодня не пришел, я не знаю, что бы со мной было!
Глэдни бросился лихорадочно развязывать мокрые узлы веревки, стягивающей запястье и щиколотки Ребекки, но остановился и, взглянув на девушку, нерешительно начал:
– Он... он не...
– Нет, он меня не тронул. Даже не знаю почему. Я все время ожидала, что он на меня накинется.
– Он просто ненормальный. Ему, видимо, доставляло удовольствие наблюдать, как женщина сходит с ума от страха. Сам процесс изнасилования не представлял для него интереса.
Глэдни развязал Ребекку, она бросилась к нему на шею и разрыдалась.
– Ну же, Бекки, успокойся. Не надо плакать, моя хорошая, – ласково проговорил Глэдни. – Все уже позади. Я это тебе точно говорю, все позади.
Но Ребекка все еще дрожала от пережитого ужаса.
– Пожалуйста, Глэд, найди мою одежду, – прерывающимся голосом попросила она, – и увези меня из этого ужасного места!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная мука любви - Мэтьюз Патриция



Редкостная мура. И 3-х баллов много.
Прекрасная мука любви - Мэтьюз ПатрицияВ.З.,65л.
31.05.2013, 8.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100