Читать онлайн Пылающий рассвет, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Пылающий рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

В номере дешевой гостиницы Джеф Кинг, голый по пояс и босой, сидел в потертом кресле со стаканом виски в руке. Он смотрел невидящим взглядом в стену и старался при этом ни о чем не думать.
Раздался громкий стук в дверь. Он вздрогнул и дрожащей рукой поставил стакан на пол. Потом с трудом встал и, хромая, подошел к двери.
На пороге стояла грудастая женщина с вызывающе раскрашенным лицом.
– Ты Джеферсон Кинг? – спросила она и, когда тот кивнул, заявила: – А я – Мэй. Меня прислал Коб Дженкс.
Джеферсон тупо уставился в огромный вырез ее платья, вернее, смотрел он на то, что оттуда выглядывало.
– Входи, Мэй.
Она прошла, и в комнате сразу запахло дешевыми сладкими духами. Джеф аккуратно запер дверь и, обернувшись, увидел, что Мэй стоит около кровати и расстегивает сзади платье, а через несколько секунд она предстала перед Джефом полностью обнаженной. Потом улыбнулась немного растерянному клиенту и улеглась на кровати в непринужденной позе.
– Ну, я готова, милый!
Джеферсон снял штаны и забрался на кровать. Надо сказать, он был не очень уверен в себе – пил почти весь день. Но Мэй оказалась профессионалкой высокого класса. Она принялась за дело, и вскоре Джеферсон смог заняться с ней любовью. Видно, у него это получалось неплохо, потому что Мэй стонала:
– Вот так, милый! Хорошо! Ты настоящий мужчина, не то что другие! Ну давай, давай...
Развязка наступила быстро, раньше, чем Джефу хотелось бы. Пока он старался отдышаться, Мэй встала и начала одеваться. Он наблюдал за ней и думал: «Вот так всегда с девками: кончил дело – и до свидания! С другой бы женщиной, постоянной любовницей, можно было бы понежиться, пообниматься, потом еще побаловаться!» Но какая женщина захочет иметь дело с калекой? Только та, которой платят.
Можно было бы оставить Мэй на ночь, но теперь, когда он удовлетворил свое желание, в нем не осталось никакого чувства, кроме отвращения, не только к этой напудренной и надушенной до тошноты проститутке, но и к самому себе.
Тем временем Мэй направилась к двери, и Джеф крикнул ей:
– Возьми деньги на туалетном столике!
– Не волнуйся, милый, – улыбнулась она. – Коб Дженкс мне заплатил за тебя и передал, что это награда, только не знаю за что.
Джеф саркастически рассмеялся. Награда! Он предал родную сестру, а ему за это платят, как Иуде. Тому – тридцать сребреников, а Джеферсону – девку.
После ухода Мэй он встал, оделся, придвинул единственное кресло к окну и уселся там, потягивая виски и глядя на безлюдную улицу.
Он знал, что с тех пор как вернулся с войны, ведет себя отвратительно, но ничего не мог с собой поделать. Во всех своих бедах он винил войну. Если бы южане победили, все сейчас было бы по-другому, и сам Джеф был бы прежним – энергичным, работоспособным, даже невзирая на хромоту. А так он предпочитал оставаться в полном бездействии, в депрессии, жалея себя и оплакивая свою горькую жизнь.
То, что он попал к Латчеру в кабалу, ясно, хотя он старался не поддаваться искушению одалживать у него деньги. Но дело в том, что Джеферсон чувствовал себя мужчиной, только напившись. Спиртное, девки и карты стали частью его жизни. Получив от Латчера деньги, он стал играть в покер, а так как умением не отличался, постоянно проигрывал. Тем не менее надеялся, что ему вот-вот повезет, он сорвет солидный куш и тогда вернется к Шарлотте с карманами, полными денег, а она будет гордиться им.
«Да я просто обязан это сделать!» – подумал Джеферсон, откинувшись в изнеможении на спинку кресла. Сколько можно влачить жалкое существование! Война была сущим адом, и после всех мук он заслуживает лучшей доли.
Когда Шарлотта поехала торговать в первый раз, он одолжил у Латчера деньги на выпивку и женщин. Казалось, отыграв эти деньги в покер, он сможет обойтись без помощи сестры. Но вот невезение – продул все дотла. Пришлось Шарлотге отдавать большую часть заработанных ею денег Латчеру, и Джефу было ужасно стыдно. Он хотел признаться в этом сестре, но она и говорить с ним не желала.
Он простил ее, так как понимал, что другого отношения и не заслуживает, но твердо решил снова попытать счастья в картах. Не успела Шарлотта уехать снова, как он отправился к Латчеру и снова одолжил денег – тысячу долларов, а проиграл их за одну ночь. На следующий день Латчер заявил, что больше не даст ему ни цента, но Джеф может отписать ему ферму Кингов. Тогда они будут в расчете, а Латчер даст еще тысячу впридачу, пусть только Джеф подпишет бумаги.
Пришлось согласиться. И он решил, что с тысячей долларов он обязательно выиграет еще больше и купит Шарлотте красивый дом в Дареме. Зачем такой женщине, как она, горбатиться на ферме? Пусть почувствует себя настоящей светской дамой. Размечтавшись, он снова сел за карточный стол и, как обычно, все проиграл.
Что же теперь делать? У него осталось всего пятьдесят долларов, этого едва хватит на еду и недельное проживание в гостинице.
Тут Джеферсону в пьяную голову пришла спасительная мысль: Шарлотта не сегодня завтра вернется из поездки, она скорее всего хорошо заработала! Ну конечно, она несколько дней будет дуться на него из-за проданной фермы, но потом можно попробовать обратиться к ней...
Нет! Джеф даже стукнул себя кулаком по колену. Гордость не позволит ему сделать это. А кроме того, Шарлотта ни за что не простит предательства.
Латчер намекал, что у него может найтись кое-какая работенка, и хотя Джефу не хочется идти к этому подонку, другого выхода у него просто нет.
Он допил остатки виски прямо из бутылки, доковылял до кровати и без сил повалился на нее.
В Дареме Шарлотта отправилась к адвокату вместе с Беном. Ральф Чамберс работал в городе почти всю жизнь. Ему было около шестидесяти, и он считался самым уважаемым и компетентным в округе. Отец Шарлотты тоже обращался к нему, правда, редко, за юридической консультацией.
Мистер Чамберс, полный человек с мясистым лицом и обвисшими щеками, выглядел очень угрюмым. Насупив густые брови, он внимательно выслушал историю Шарлотты и помрачнел еще больше.
– Мисс Кинг, боюсь, я не смогу вам помочь, – сказал он, вздыхая. – Вы вольны подать в суд на вашего брата и этого Слоуда Латчера, и это обойдется вам в круглую сумму, но вы ничего не добьетесь.
– Но должны же у меня быть хоть какие-то права! – воскликнула Шарлотта.
– Боюсь, нет, мисс Кинг. По закону старший сын считается основным наследником. Ваш брат имел полное право продать ферму. Поймите, он с Латчером заключил вполне законную сделку и вовсе не обязан был считаться с вашим мнением. К сожалению, моральная сторона данного вопроса для суда не важна.
– Из ваших слов я поняла, что у женщин вообще нет никаких юридических прав, – с горечью констатировала Шарлотта.
– Да, это так, особенно если дело касается недвижимости, – подтвердил Чамберс. – Возможно, когда-нибудь ситуация изменится, но сейчас закон не на вашей стороне. Учтите, я высказал только свое мнение, вы можете проконсультироваться и у другого юриста.
– Это бесполезная трата времени, мистер Чамберс. Я и раньше догадывалась, что сделать ничего нельзя, но все же хотела получить подтверждение.
Шарлотта с трудом встала со стула, она едва держалась на ногах от усталости и отчаяния.
– Сколько я должна вам? – спросила она адвоката.
– Ровным счетом ничего, дорогая. Ведь я ничем вам не помог, только расстроил. Кем же я буду, если возьму деньги? – Чамберс тоже встал и вышел из-за стола. – Если вам когда-нибудь понадобится моя помощь, обращайтесь. Я всегда с большим уважением относился к вашему отцу. Такой был прекрасный человек, не то что... – Он осекся, смутившись.
– ...не то что его сын, – закончила Шарлотта. – Да, к сожалению, это так. Спасибо, мистер Чамберс. До свидания.
Бен взял ее под руку, и они вышли на улицу. Зимний день был неожиданно теплым, но Шарлотта дрожала. Она остановилась и взглянула на своего спутника.
– Я только что вспомнила, – сказала она с грустью, – скоро Рождество. Какой же это будет веселенький праздник, а, Бен? Мамы нет в живых, мой брат предал меня, мой дом продан!
– Ты что, решила пожалеть себя? Опустить руки? – удивился Бен. – Это так не похоже на ту Шарлотту, которую я знаю!
– О нет! Вовсе нет! – воскликнула она. – На самом деле я вне себя от гнева. Никогда еще не была так зла и мечтаю отомстить Слоуду Латчеру!
– Надеюсь, никаких глупостей ты не сделаешь? Я ненавижу этого человека, хотя никогда и не видел его, но он ничего противозаконного не сделал. Кроме того, что послал Дженкса разделаться с тобой. Но это невозможно доказать.
– Не беспокойся, убивать его я не стану. Бороться с ним нужно другими методами. Вот что я придумала. Не помню, говорила ли я тебе, что у меня есть мечта – открыть табачную фабрику в Дареме и выпускать продукцию лучше, чем у Латчера. А кроме того, я убеждена: у табачной промышленности большие перспективы.
Бен задумался, а потом сказал очень серьезным тоном:
– Ты сможешь это сделать.
– Как? Прежде я подумывала заложить ферму или продать ее, чтобы иметь деньги на аренду здания в Дареме и открыть производство. Но фермы у меня больше нет. Чтобы скопить деньги, торгуя табаком с колес, потребуется много времени, а потом может быть поздно.
– Всегда можно найти выход, – заметил Бен и огляделся вокруг. – Пойдем перекусим где-нибудь, я голоден. Заодно и потолкуем.
Он повел ее в маленький ресторан за углом. Шарлотта не чувствовала голода, настолько была расстроена разговором с адвокатом. Но дразнящие ароматы возбудили ее аппетит. Бен заказал жареных цыплят и бобы, а на сладкое – яблочный пирог.
Когда все принесли, Шарлотта набросилась на еду с такой жадностью, будто три дня не ела. Бена она слушала вполуха, а он оживленно рассказывал ей о своей жизни в Чарлстоне, о том, что заставило его принять решение стать торговцем-разносчиком. Она не могла понять причины такой откровенности. «Наверное, хочет отвлечь меня от мрачных мыслей», – подумала Шарлотта. Именно в этот момент Бен сказал:
– И вот я стал искать возможность заняться нормальным перспективным делом. Развозить товары мне нравится, но не буду же я этим заниматься всю жизнь!
Шарлотта поняла, что это неспроста. Она с интересом взглянула на Бена.
– К чему ты клонишь? – спросила она.
– Ну... как тебе сказать... – Он замялся, подбирая слова. – Я согласен с тобой в том, что в производстве табака нарастает настоящий бум. Но чтобы сделать это дело прибыльным, нужно поставить его сразу же на широкую ногу – большая фабрика по производству сигарет, штат квалифицированных работников, агенты по сбыту. Ну, ты понимаешь...
– Звучит здорово, Бен, но... – Она безнадежно махнула рукой. – У меня на это нет денег.
– Знаю. А я не совет тебе даю, а предлагаю сотрудничество – партнерство в этом непростом деле. Иными словами – создать компанию. За последние годы мне удалось хорошо заработать, деньги у меня есть, и могу вложить их в табачную фабрику, а также приобрести все, что нам нужно.
Шарлотта удивленно уставилась на него:
– А я тебе зачем? Что мне предложить в качестве своей доли, равной твоей, если мы говорим о компании? – У нее неожиданно возникло подозрение. – А ты, случайно, не из жалости предлагаешь все это?
– Нет, Шарлотта, – рассмеялся Бен. – Ты мне нравишься, ужасно нравишься, но я не настолько альтруист, чтобы в делах руководствоваться только эмоциями. Прежде всего я думаю, что Дарем – идеальное место для такого предприятия, но меня здесь никто не знает, а ты своя, пользуешься уважением фермеров, выращивающих табак. Твой вклад в дело будет самый ценный – это репутация и доверие. Кроме того, я успел заметить, как хорошо ты умеешь работать.
Шарлотта выслушала его и покачала головой:
– Нет, Бен, этого явно недостаточно. Конечно, я могу постараться заработать деньги, чтобы сделать свой вклад, и буду трудиться изо всех сил. Но у меня такое чувство: ты чего-то не договариваешь.
– Хорошо, буду откровенен с тобой. Есть еще причина, по которой я хочу сотрудничать с тобой.
– И что же это?
– Я еврей, а многие люди не хотят иметь дело с евреями, отказывают им наотрез. Если ты будешь налаживать контакты, у нас такой проблемы не возникнет.
– Ни о чем подобном в Дареме я не слышала! – удивилась Шарлотта. – Здесь живут евреи, но никто их не притесняет.
– Скорее всего это лавочники или торговцы. Но поверь мне, везде евреев считают пронырами в бизнесе, а это не совсем так. Просто мы расчетливые, сообразительные и хорошие организаторы. Но я заметил, что южане сторонятся нас, когда речь заходит о серьезных делах. И еще: говорят, евреи не сражались на войне, а вместо этого делали деньги, наживались на страданиях людей. Это неправда. Мне известно, что почти десять тысяч евреев защищали Юг, и не знаю никого, кто бы нажился на войне. Мой отец, например, потерял все, старший брат погиб. Правда, я не воевал, и если люди узнают об этом, будут относиться ко мне с предубеждением. Шарлотта немного успела прийти в себя от предложения Бена и теперь, мысленно уже согласившись, прикидывала возможности. Но она решила пока не проявлять слишком большого интереса.
– Идея создать компанию так, как ты это представил, мне нравится, – сказала она. – Но я предвижу массу препятствий и проблем, которые возникнут еще до того, как мы начнем.
– А сколько еще неприятностей впереди... – с улыбкой добавил Бен. – Но давай лучше думать о том, что получится в случае успеха нашей затеи, и ты сразу поймешь: игра стоит свеч.
– А ты оптимист, – рассмеялась Шарлотта. – Но давай проясним ситуацию. Ты упомянул производство сигарет. Я понимаю, что за сигаретами будущее, но это новый вид продукции, и, насколько мне известно, ни в Дареме, ни где бы то ни было в округе нет фабрики, выпускающей сигареты. Обычно продают жевательный табак или табак для самокруток и трубок. Я понимаю, что делать сигареты – своего рода искусство, но для этого нужны специалисты. В окрестностях Дарема можно нанять людей для разных работ, но где найти профессионалов?
– В Нью-Йорке, – ответил Бен. – Там уже налажено производство сигарет. Нас обогнали, потому что Юг пострадал от войны, но логичнее производить сигареты именно здесь, где растет табак.
– Откуда ты знаешь, что эти люди захотят поехать к нам?
– С радостью поедут, – уверенно сказал он. – Они эмигрировали сюда из Европы, а в Нью-Йорке живут еще в худших условиях – комнатки в трущобах, нищенская зарплата за адский труд по десять часов. Плати им хорошие деньги, и они бросятся сюда со своими семьями.
– Ты так много о них знаешь, – заметила Шарлотта.
– Это люди моей национальности, евреи-эмигранты. Они приехали в Америку в поисках лучшей жизни, но пока им не везет.
– Ты все так хорошо обмозговал. Похоже, начал об этом думать раньше.
– Что касается табачного бизнеса, недавно. Но об эмигрантах я знаю давно и мечтал создать такое предприятие, чтобы привлечь их.
Шарлотта улыбнулась, в ее глазах сверкнули искорки.
– Кажется, кто-то не собирался быть альтруистом? – пошутила она.
– Альтруизм тут ни при чем. Все эти люди отлично умеют работать, делают первоклассные сигареты, и их талант нам на руку. В результате – взаимная выгода.
Он помолчал немного, потом подался вперед.
– Ну так что? Хочешь попробовать?
Она отпрянула и опустила глаза.
– Все это так неожиданно, мне надо подумать. Что ты сейчас собираешься делать, Бен?
– Ну... не знаю. Мне надо съездить в Чарлстон по делам. Я распродал все, что у меня было. На обратном пути заеду сюда. Надо поразведать в этих местах, что и как.
– К этому времени я приму окончательное решение, а пока все хорошо обдумаю. Тебя это устроит?
– Вполне. По правде говоря, другой ответ меня бы разочаровал. Можно ли доверять партнеру, который принимает такое важное решение без всяких колебаний? Чем ты пока займешься?
– Прежде всего мне надо найти жилье, но кое-что есть на примете. Вдова Карстарз сдает комнаты, думаю пойти к ней. А потом мне необходимо объехать фермеров, которые дали мне табак на продажу, и заплатить им.
– А ты, случайно, не собираешься снова отправиться торговать одна? – с опаской спросил Бен.
– Посмотрим. Но если я поеду, то уж точно не одна. Пожалуй, попрошу Брэдли Холлистера сопровождать меня, раз Джимми он не отпускает. Деньги-то им нужны.
Бен нахмурился, идея ему не нравилась.
– У него же одна рука! Какой от него прок, если Дженкс вздумает опять напасть на тебя? Не надо тебе вообще ехать, подожди лучше меня.
– Что же, мне теперь бояться Дженкса всю оставшуюся жизнь? И запомни, Бен Ашер. Хочу внести ясность, раз уж мы собираемся быть партнерами: не приказывай мне. Если я решила ехать, то поеду, и ты меня не остановишь.
– Я волнуюсь за тебя, Шарлотта, – тихо сказал Бен, не сводя с нее глаз. – Ты мне небезразлична в конце концов. Ведь мы с тобой были близки...
Она так и замерла, потом проговорила, слегка покраснев:
– А я все думала, когда ты вспомнишь об этом...
– Как же я могу забыть такое!
– Лучше забудь.
– Извини, но не тебе решать. Эта ночь останется в моей памяти навсегда.
– Этого больше не случится. Никогда.
– Никогда? Это слишком долгий срок, дорогая Шарлотта.
– Постарайся понять: быть любовниками и деловыми партнерами невозможно. Я на это не соглашусь. Поэтому выбираю деловое партнерство.
Бен долго смотрел на нее, его черные глаза были грустными.
– Если так, то пусть будет по-твоему, Шарлотта, – сказал он. – Но знай: я люблю тебя.
– Вот видишь, ты уже говоришь о таком личном! Этого я и боюсь.
– Боишься? А ты знаешь, сколько супружеских пар становились деловыми партнерами в бизнесе? Погоди, ты еще в меня влюбишься. – Он улыбнулся, увидев, как она вспыхнула. – А потом выйдешь замуж!
– Ни за что!
* * *
Ответ на деловое предложение Бена у Шарлотты был готов, но она ничего не сказала ему. На следующий день она проводила его в Чарлстон, пообещав сообщить о своем окончательном решении, когда он приедет в Дарем. Лучше продержать его некоторое время в неведении, а пока постараться укрепить свои финансовые позиции, чтобы стать полноправным партнером в новой компании.
Шарлотта поселилась, как и намеревалась, в меблированных комнатах вдовы Карстарз. На следующий день она отправилась по фермам, хозяева которых давали ей свой табак на продажу. Для этого пришлось оседлать лошадь из фургонной упряжки. Конечно, можно было обратиться к Латчеру за разрешением поехать к себе домой и взять верховую лошадь да еще прихватить свои вещи, но из гордости она этого не сделала. От Латчера она не примет никаких одолжений, проживет и так: начнет новую жизнь, в которой ничего не останется от прошлого. А главное – пора вступить с Латчером в борьбу, а для этого надо во что бы то ни стало создать с Беном компанию.
Она решила узнать у фермеров, возделывающих табак, как они отнесутся к ее идее, и рассказала им под большим секретом, что они с Беном Ашером хотят открыть табачную фабрику в Дареме. На ее осторожный вопрос, будут ли фермеры поставлять сырье, она получила утвердительный ответ – все были довольны результатами ее посредничества в торговле. С такими деньгами, что они получили от Шарлотты, можно засеять табаком большие площади и в следующем году продать ей урожай, а к тому времени и фабрика будет готова.
Воодушевленная такой поддержкой, Шарлотта отправилась в Дарем в прекрасном настроении. Она решила обязательно поехать торговать табаком в ближайшее время, так как выяснила, что можно собрать новый груз. По дороге она заехала к Брэдли Холлистеру.
– Я собираюсь в поездку, – сообщила она бывшему соседу. – Скорее всего в последний раз, так как запасы табака у хозяев иссякли. Если вы не разрешаете Джимми ехать со мной, мистер Холлистер, не согласитесь ли сами сопровождать меня?
Холлистер, задумавшись, почесал затылок.
– А не вызовет ли это еще больше кривотолков? Ты поедешь в компании взрослого мужчины.
– Мне лично плевать на все разговоры, – рассмеялась Шарлотта. – Ну давайте тогда посоветуемся с вашей женой, только ей могут быть небезразличны сплетни о вас.
– Моя жена доверяет мне, Шарлотта, здесь проблем не будет. А у тебя были неприятности в дороге на этот раз?
– Да, поэтому я не могу ехать совсем одна. Она рассказала Брэдли обо всем, что случилось во время ее последней поездки, и о том, как Бен Ашер спас ее.
– Мистер Ашер, к сожалению, уехал в Чарлстон по своим делам, – добавила она, – а мне придется отправиться в путь еще до его возвращения.
– Я с радостью поеду с тобой, Шарлотта, – решительно заявил Брэдли. – И если этот ублюдок Дженкс попробует приблизиться к нам, я его прикончу.
Клинту Девлину наконец повезло – ему удалось продать большую партию хлопка заготовителю в маленьком городке недалеко от Флоренса в Южной Каролине. На складе возле железнодорожной станции Хэмпстед выписывал ему чек.
– Я куплю весь хлопок, который вам удастся найти, Девлин, – сказал Хэмпстед. – Когда думаете привезти еще партию?
– Сомневаюсь, что смогу хоть что-нибудь найти. За последние месяцы я объездил все, даже самые отдаленные места – ничего уже нет. С этим хлопком мне крупно повезло – он оказался запрятан в сарай с начала войны. Фермер пошел в солдаты и был убит, а его жена ни о чем не ведала. Совсем недавно она неожиданно обнаружила этот хлопок.
Клинт не сказал, что леди уже продала ферму и собралась уезжать на Север, поэтому была несказанно рада освободиться от хлопка по самой бросовой цене. Клинт хорошо заработал на этой сделке.
– Ладно, если что-нибудь попадется, дайте мне знать, – сказал Хэмпстед. – Адрес вам известен.
И он отправился руководить погрузкой вагонов. Клинт закурил ароматную сигару и стал прогуливаться около станции. Настроение у него было приподнятое, ведь за последние две недели ему удалось провернуть уже третью сделку с хлопком и заработать на этом столько, что и во сне не снилось. Но возникла новая проблема – что делать с этими деньгами? Он расстался с Марси и давно не садился за карты. Да разве, играя в карты, разбогатеешь? Клинт – разумный взрослый мужчина, азартные игры когда-то были для него источником незначительных доходов, а иллюзии сорвать большой куш рассеялись давно.
Теперь он размышлял над тем, куда бы вложить деньги, да повыгоднее. А Хэмпстеду он сказал сущую правду – запасы хлопка на Юге закончились, край в разрухе, и мало кто решился в этом году возделывать плантации. Поэтому Клинт и хотел найти что-нибудь более перспективное и прибыльное и желательно побыстрее, чтобы начать жить на широкую ногу.
Он отбросил окурок в сторону и пошел по улице. Вдруг сзади раздался стук копыт, и кто-то окликнул его:
– Клинт! Клинт Девлин!
Он обернулся и увидел повозку, а в ней улыбающегося Бена Ашера.
– О, привет, Бен! – обрадовался Клинт.
Нельзя сказать, чтобы Клинт был замкнутым человеком, он был приятен в общении, многих подкупала его напускная простота, а поэтому его считали своим парнем. На самом же деле Клинт почти ни с кем близко не сходился. Однако Бен ему нравился, он был именно тем человеком, которому Клинт мог довериться, – умным и надежным.
– Ты тут проездом или сделал остановку? – поинтересовался Клинт у Бена.
– Проездом. Послушай, ты не помнишь Шарлотту Кинг? Даму, с которой ты меня недавно встретил?
– Конечно, помню. Такую женщину трудно забыть.
– Тебе она не попадалась?
– Нет. А что, ты потерял ее?
– В некотором роде да. Я рассчитывал, что она дождется меня в Дареме и больше не поедет одна. Но леди очень упряма – не послушала меня и все-таки отправилась в путь. Мне известно, что она где-то здесь, недалеко, и я пытаюсь догнать ее.
– Понимаешь, Бен, даже если бы она тут и побывала, я вполне мог с ней разминуться. Приехал только утром с партией хлопка.
– Ладно, она не могла далеко уехать. Мне пора.
– Ты не против, если я поеду с тобой? Мне тут больше делать нечего.
– Буду очень рад, Клинт. Но я очень спешу.
– Подожди минутку, я оседлаю коня. У меня все упаковано.
– Привяжи коня к повозке, а сам садись со мной рядом. Мы сможем поговорить по дороге.
Через пару минут они уже ехали вместе. Клинт закурил сигару и искоса поглядел на Бена:
– Так что у тебя с Шарлоттой Кинг? Можно поздравить?
– Пока не с чем. Шарлотта именно та женщина, о которой я мечтал, но она отказывается выходить за меня замуж, вернее, вообще не собирается себя связывать с кем бы то ни было. По крайней мере пока. Она очень независима по натуре, у нее своя цель в жизни, которой она хочет достичь прежде, чем станет замужней женщиной. – Бен помолчал секунду и добавил: – Но мы с ней решили стать деловыми партнерами.
Клинт искренне удивился:
– Деловыми партнерами? Что за дело вы затеяли, если не секрет?
– Табачное производство. Мы подумываем организовать компанию в Дареме, – воодушевленно стал рассказывать Бен. – Будем покупать листовой табак у фермеров, обрабатывать его и выпускать нюхательный, жевательный и готовые сигареты.
– Сигареты? – Клинт усмехнулся. – Я всегда считал, что они подходят только женщинам, а настоящий мужчина курит сигары.
– А я вообще считаю табак вредным для здоровья, – заявил Бен.
Клинт удивленно поднял брови:
– И тем не менее собираешься выпускать и продавать табачную продукцию?
– Это бизнес, и весьма выгодный. За ним большое будущее. А раз он не считается противозаконным и все эти изделия пользуются спросом, то почему бы мне не заняться производством сигарет?
– Что-то я не очень уверен насчет спроса на сигареты.
– Вот тут ты не прав, Клинт. Когда я ездил с Шарлоттой, то многое понял. В деревенских магазинах табачные изделия не залеживаются, их раскупают в один миг. Посмотри, Джон Раффин Грин из Дарема уже сделал себе на этом состояние, выпуская только нюхательный табак. А хорошо оформленная пачка сигарет тоже хорошо пойдет, поверь. Представь, насколько проще для курильщика взять готовую сигарету, чем скручивать свою. Никакой возни, сплошное удовольствие. На Севере, кстати, изготовление таких сигарет уже поставлено на широкую ногу, а они ведь закупают табак у нас, на Юге!.У нас же сырье тут, под рукой, нужно только вовремя заняться производством, и, если уметь хорошо сбыть продукцию в больших городах, мы скоро пойдем в гору.
Клинт слушал, и мысль его работала вовсю. Идея Бена крайне заинтересовала его, но у него возникла по этому поводу своя, которой он и поделился с другом.
– Может, ты и прав. Меня как раз давно занимает идея сбыта. Удивительно, как это производители не понимают, что для этого нужно побольше тратиться на рекламу. Я имею в виду широкую рекламу, а не две-три строчки в газете. Представляешь, большие красочные рекламные щиты на дорогах, плакаты на сараях и пустых домах? А на них изобразить, – тут он хитро прищурился и улыбнулся, – сексапильных красоток, восклицающих: «Я люблю того, кто курит такие-то сигареты!» Это обязательно привлечет внимание мужчин. Можно собрать труппу, поставить шоу, даже с бесплатными представлениями, а на них раздавать сигареты. Да что там говорить! Я тебе такого могу придумать, у меня полно идей! А все потому, что давно понял: главное в деле сбыта – хорошая реклама, в которой потребителя уверяют в наилучших качествах товара и объясняют ему, почему данный товар предпочтительнее других.
Почувствовав, что его сильно занесло, Клинт замолчал. Он впервые говорил вслух о том, что давно тщательно обдумывал. Бен с восхищением смотрел на друга.
– Вот здорово, Клинт! Здорово сигареты разрекламировал! А может, ты хочешь получить у нас работу?
– Не то чтобы работу... Я бы хотел стать вашим партнером, – выпалил Клинт, удивляясь собственному нахальству. – Третий компаньон, так сказать.
Бен даже присвистнул от удивления.
– Ты серьезно? Ты правда хочешь стать компаньоном и попробовать реализовать свои планы по рекламе?
– Мой вклад в компанию – не только планы и идеи. За последнее время я неплохо заработал на торговле хлопком и мечтаю вложить деньги в стоящее дело. У вас с Шарлоттой, как я понимаю, крупного капитала нет, так что мой придется кстати. Бен, ты же знаешь: я почти профи в коммерции и очень вам пригожусь!
– Да, знаю, – проговорил Бен, при этом вид у него был задумчивый. Он подстегнул коня и взглянул на Клинта. – Хорошо бы иметь с тобой дело.
– Так ты не против, чтобы я стал третьим компаньоном?
– Спрашиваешь! Но ведь компании еще нет, от Шарлотты я пока не получил согласия. Что касается тебя... Понимаешь, не только мне решать это. Если она будет против, ничего не выйдет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100