Читать онлайн Пылающий рассвет, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Пылающий рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Джеф Кинг возвращался в Дарем с тяжелым сердцем, и, по мере того как он приближался к городу, его напряжение возрастало. Он отсутствовал несколько месяцев, и это время оказалось самым счастливым в его жизни, вернее, с тех пор, как он вернулся с войны. Он стал самим собой, чувствовал себя полноценным человеком, даже перестал обращать внимание на хромоту.
В общем, он, что называется, преобразился: перестал пить и играть в карты. Единственная слабость, которую он позволял себе, – это связь с Люсиндой Паркс. Вспомнив ее сейчас, Джеф радостно улыбнулся – ведь он был так счастлив с ней! Начав путешествовать с Клинтом и его девушками, Джеф очень хорошо узнал Люсинду. Она оказалась замечательной, любящей женщиной, именно такой, какой ему так не хватало в жизни. Он бы женился на ней, но ей еще только предстояло получить развод от того подонка, который бросил ее.
Люсинда хотела поехать с ним в Дарем, но Джеф не разрешил, так как боялся сплетен. Тем более что в городе у него была довольно плохая репутация.
Мысленно он вернулся к своим успехам, которых достиг за последнее время, занимаясь спекуляцией табаком. Хорошо, что в этом деле его теперь признают как равного. Но что важнее всего – он сам теперь умеет проворачивать сложные сделки и зарабатывать немалые деньги. Если бы только эти деньги принадлежали ему! Работая на износ, он и забыл, что обязан всем Латчеру, что до сих пор зависит от него и тот финансирует его деятельность.
Поэтому Джеф и пребывал в подавленном настроении, возвращаясь в Дарем. Он получил от Латчера телеграмму, в которой тот обязал его немедленно вернуться. Джеф даже не пытался угадать, зачем он понадобился хозяину, так как никогда не понимал, какие коварные планы созревают в голове Слоуда Латчера.
Наконец он приехал на фабрику Латчера, осторожно объехал здание сзади и поднялся по служебной лестнице, чтобы никто его не увидел.
Латчер находился в своем кабинете. Джеф подумал: «А выходит он когда-нибудь из него?» Потом припомнил, что они с хозяином как-то были вместе на рождественском балу. Пожалуй, это и все, больше он Латчера нигде, кроме как на фабрике, не видел.
Латчер заулыбался, указав широким жестом на стул. Но Джеф за это время хорошо усвоил, что видимое благодушие хозяина опасно, вслед за этим можно ожидать самого страшного гнева.
– Ну, Кинг, – сказал Латчер, постукивая пальцами по столу. – Давненько тебя не видел. Выглядишь ты великолепно. – Он окинул Джефа оценивающим взглядом. – И одет с иголочки.
– Мне необходимо хорошо одеваться, – парировал тот. – Не могу же я выиграть конкуренцию с другими, если буду похож на бродягу.
– Верно, верно. А дела у тебя идут хорошо, Кинг. Пригодился мне тот табачок, что ты прикупил, а то дела шли плохо. Твоя сестра, – при этом Латчер злобно поджал губы, – тут развила бурную деятельность, и фермеры за нее. Скупила весь табак, который привезли в Дарем в этом году. Но что до тебя, Кинг, то ты изменился. И дело не в одежде – у тебя вид здоровый и даже взгляд просветлел, а то был, как у загнанной собаки.
– Ну, можете считать, что я нашел себя, – ответил Джеф. Выразившись немного высокопарно, он изо всех сил старался не растеряться в присутствии этого человека, гипнотизировавшего его своим взглядом.
– Не очень-то задавайся, Кинг, – сказал Латчер. – Не забывай, без моих денег ты бы так и остался бродягой.
– Понимаю, что вы очень помогли мне финансами, но я и сам время не терял, многому научился, теперь могу быть на равных со многими дельцами моей профессии.
– Научился? Это меня радует, – проговорил Латчер, потирая руки. – Хочу дать тебе шанс продвинутся повыше, Кинг, и твоя самоуверенность тут как раз и пригодится.
Джеф оторопел.
– Продвинуться? Что вы имеете в виду? Меня вполне устраивает то, чем я сейчас занимаюсь.
Латчер встал и стал ходить от стола к окну и обратно.
– Ты так долго отсутствовал, Кинг, что, возможно, не слышал новости.
Он сказал это таким тоном, что Джеф даже испугался.
– Какие новости? – спросил он с опаской.
– Клинт Девлин решил расстаться с твоей сестрой и евреем.
– Что же случилось? – поразился услышанному Джеф.
– Подробности мне не известны, да и причина их ссоры совсем не важна. Дело в том, что на прошлой неделе Девлин объявил, что продает свою долю в «Табак Кинг».
Джеф даже присвистнул:
– Черт возьми! Я знал, что Клинту кое-что не нравится, но такого никак не ожидал. Он уже продал свою долю?
– Нет еще. Похоже, желающих не нашлось. Почему, непонятно. – Тут Латчер как-то гадко улыбнулся. – Ну а теперь перейдем к тебе, Кинг. Догадываешься, почему я тебя вызвал в Дарем?
– Ничего не понимаю.
– Ты купишь долю Клинта Девлина в «Табак Кинг». За мои деньги, естественно, у тебя же ничего нет. Только никто не должен знать о моем участии, кроме моего адвоката. Я буду твоим незримым партнером, так сказать.
На мгновение Джеф воспрянул духом – оказаться совладельцем известной компании! Он не смел и мечтать о такой карьере. Но тут же осознал, что кроется за всем этим, и помрачнел. Латчер неспроста затеял эту хитрую сделку и хочет в очередной раз подставить его, Джефа, под удар.
– Я буду вашим троянским конем, так сказать? – спросил он.
Латчер от удивления поднял брови, а потом расхохотался:
– Надо же, я и забыл, что ты получил когда-то классическое образование! Ты же выходец из местной элиты, плантаторы здесь – высший свет. Правда, к чему было тебя учить наукам? Ладно, речь не об этом. Ты почти угадал, Кинг. Тебе нужно проникнуть туда первым, понял?
Решив на этот раз не сдаваться, Джеф гордо поднял голову и заявил:
– Нет, я этого не сделаю. С Шарлоттой я так не могу поступить. Меня можно считать кем угодно, и человек я слабовольный, но на такое не способен. То, что вы просите, – это уже слишком.
– Что? Слишком? Я не прошу, Кинг, а приказываю. – Латчер не кричал, а шипел, как змея. – Смотри-ка, ты решил, что умеешь быть упрямым? Он стал самим собой! Да кто ты есть на самом деле, Кинг? Ты же пьяница, бабник, бесполезный инвалид! Это я из тебя сделал того, кто ты есть сейчас, и могу в один миг превратить в ничто, вот так. – И он громко щелкнул пальцами прямо перед носом перепуганного Джефа. – Все, что у тебя есть, принадлежит мне, даже эта одежда, в которой ты красуешься. Я раздену тебя догола и пущу по свету. Как тебе эта перспектива? Ты, кажется, привык к хорошей жизни за эти месяцы, а? Сможешь ты без всего этого обойтись?
– Если придется, смогу.
– Сомневаюсь, – ухмыльнулся Латчер. – Без хороших костюмов, без вкусной еды и выпивки? И даже обойдешься без этой дамочки, которую ты себе там выбрал в сожительницы? Да, мне о ней известно, Кинг! Я все знаю о тебе, учти. Я тебя вытащил из грязи. Вспомни, какое жалкое существование ты недавно влачил! Хочешь, все будет по-прежнему?
Джеф молчал, прикрыв глаза, и вспоминал все, что с ним было до тех пор, пока он не попал в лапы Латчеру. Картины прошлого заставили его внутренне содрогнуться. Но он мысленно молился: «Господи, не оставь меня! Дай мне силы, чтобы противостоять этому страшному человеку!»
Латчер безжалостно продолжал:
– Ты не только попадешь в самые низы общества, но и будешь опозорен в глазах всех в Дареме. Одно мое слово, и твоей репутации бизнесмена конец, ты вообще будешь всеми проклят, Кинг. Я скажу, что ты вор, украл у меня деньги и потом пропил и прокутил их. Все поверят мне, потому что раньше ты и был таким. Никто не посмотрит в твою сторону, Кинг.
Джеф молчал, Латчер вдруг решил изменить тактику:
– Послушай, чего ты упрямишься? Что такого страшного я прошу тебя сделать? Я же не требую, чтобы ты причинил какой-либо ущерб своей сестре. Тебе нужно только стать партнером компании, а потом информировать меня относительно их планов. А когда будут приниматься решения, ты станешь голосовать так, как я тебе скажу. Что в этом такого ужасного? Самое худшее, что может произойти, – это отставка твоей сестры, то есть ей придется выйти из компании. А разве ты сам бы этого не хотел?
Джеф уставился на него. Логика в том, что говорил Латчер, была, и нельзя с ним не согласиться. А действительно, что в этом такого?
– Посмотри на преимущества, – продолжал Латчер с улыбкой. – Условия жизни у тебя улучшатся, к тебе, как представителю крупной фирмы, будут относиться с уважением, люди станут с тобой дружить, советоваться. А позже, когда мой план сработает и «Табак Кинг» перейдет ко мне, ты будешь директором всей этой компании. Неужели тебе это не нравится? Привози сюда свою Люсинду Паркс, я не против. – Он внимательно смотрел на Джефа. – Ну так что? У тебя два пути. Какой выбираешь?
Джеф тяжко вздохнул:
– Скажите, что я должен делать, мистер Латчер.
Клинт не мог не признать, что очень поторопился со своим решением. По иронии судьбы никто не хотел купить его долю в компании, потому что все потенциальные покупатели связывали успех «Табак Кинг» с именем Девлина. Один делец так и сказал:
– Зачем мне теперь присоединяться к этой фирме, если тебя там не будет? Мне хорошо известно, как тебе удалось вытащить «Табак Кинг» в передовые компании. Если ты уходишь, что мне там делать?
И так было каждый раз, к кому бы Клинт ни обращался. В некоторых табачных компаниях ему предлагали место и хорошие деньги, но он и слышать об этом не хотел. Кто может дать гарантии, что история не повторится? Клинт хотел прежде всего свободы действий, а работая под чьим бы то ни было началом, он вряд ли получит одобрение на все свои начинания, и мечте конец.
Он не заходил на фабрику дней десять, не виделся и не разговаривал с Шарлоттой.
Но Бен Ашер пришел к нему как-то вскоре после того собрания.
– Клинт, я думаю, ты погорячился, – сказал он с явным сожалением в голосе. – Может, передумаешь и вернешься? Шарлотта из гордости никогда не попросит тебя об этом, но уверен, что она будет счастлива, если все станет, как прежде.
– А как насчет моей гордости, Бен? – ответил Клинт. – И речи быть не может о том, чтобы я пересмотрел свое решение. Конечно, у Лотты трудный характер, иногда она невыносима, но дело не в этом. Чтобы нормально работать, я должен получить полную свободу действий, к моим идеям и предложениям нужно относиться с должным вниманием. Но до сих пор я связан по рукам и ногам ее капризным мнением.
– Ты преувеличиваешь, Клинт! Мы в первый раз твердо отвергли твое предложение.
– Может, и в первый, но не в последний. Хотя, должен признать, что вы оба были против меня именно в первый раз, а вот Шарлотте все не по нраву. Она очень волевая женщина, Бен, и я уважаю ее за это, но вовсе не собираюсь, черт возьми, каждый раз ей кланяться и выпрашивать ее согласия, да еще и извиняться непонятно за что... – Он помолчал секунду и спросил: – Бен, скажи, если я перестану дуться, повинюсь и приду снова к тебе, ты согласишься на установку одного-единственного станка?
Бен отрицательно покачал головой:
– Извини, Клинт, я не могу поддержать эту твою затею. И Шарлотта тут ни при чем. Мне самому все это не нравится даже больше, чем ей.
– Тогда зачем мы тратим время на душеспасительные беседы? Бен, то, что между нами тогда произошло, должно было рано или поздно случиться, если учесть разницу в наших с Лоттой характерах. Это было просто неизбежно, и мне давно следовало понять: мы не сработаемся с ней. Знаешь, хорошо, что это выяснилось сейчас. Вы с Лоттой еще успеете притерпеться к новому партнеру.
– Ты знаешь уже, кто им будет?
– Не имею представления. Рано еще говорить.
– И ничто не может заставить тебя изменить решение?
– Ничто.
– Ладно... – Бен вздохнул. – Нам хорошо было вместе, Клинт. Я хочу сказать тебе, что очень ценю твой вклад в наше дело и знаю, нашим успехом мы во многом обязаны тебе. – Он протянул Клинту руку. – Спасибо за все, и желаю тебе всего наилучшего.
– Взаимно, Бен, взаимно, – проговорил Клинт, пожимая руку другу.
Теперь, когда прошло десять дней, Клинт решил, что больше не может терять время на поиски желающего занять его место в «Табак Кинг». Он использовал все возможности в Дареме, теперь лучше попытать удачи в другом городе: Атланте, Чарлстоне, Саванне и даже в Нью-Йорке.
Он уже упаковал свои вещи и сел поужинать в одиночестве, как вдруг к нему пожаловал неожиданный посетитель – раздался осторожный стук в дверь. Клинт открыл дверь и увидел на пороге Джефа Кинга.
– Джеф! Какой приятный сюрприз! Входи, входи.
– Привет, Клинт. Надеюсь, не помешал тебе?
– Нет, что ты! Я совсем один, – рассмеялся тот. – Женщины у меня нет, если ты это имеешь в виду. Какими судьбами в Дареме? Когда мы с тобой виделись в последний раз, ты сказал, что не собираешься сюда.
– Назрела необходимость, – пробормотал Джеф, избегая смотреть на товарища.
Клинт немного подивился странностям в его поведении, но виду не подал.
– Ну, я рад тебя видеть, дружище. Присаживайся. Выпить хочешь? Вот виски, высший класс!
– Нет, спасибо, Клинт, – решительно отказался Джеф и присел на краешек стула.
– Тебе уже известно, что я разорвал деловые отношения с твоей сестрой? – поинтересовался Клинт, закуривая сигару.
– Да, я это слышал, поэтому и пришел к тебе. – Джеф откашлялся, ему как-то трудно было говорить. – В общем, я по делу.
Клинт вопросительно посмотрел на него – неужели хочет предложить ему работу?
– Ты уже продал свою долю в «Табак Кинг»?
– Нет. Никто не проявил к этой сделке интереса. Я вот и уезжать собрался, чтобы попытаться где-нибудь еще.
– Не нужно, Клинт. Я хочу купить твою долю. Тот чуть со стула не свалился от удивления.
– Ты? Ты хочешь стать третьим партнером в «Табак Кинг»?
– Да, хочу. – Джеф говорил, но не смотрел ему в глаза. – У меня наконец выгорело то дельце, о котором я тебе тогда рассказывал. Получил много денег и хочу их выгодно вложить, ну и сменить род занятий заодно.
– Погоди, а Лотта? Твоя сестра? Она же...
– Ну что ж, придется как-то сработаться с ней. По крайней мере я буду за ней присматривать – женщина все-таки... Ох, она вряд ли будет в восторге.
– Это уж точно!
– Ну а что она сможет сделать? Ничего. – Он вдруг забеспокоился. – Слушай, Клинт, а вдруг она будет против твоего выбора? А?
– Нет, – уверил его тот. – Мы с самого начала решили: кто хочет выйти из компании, свободен продать свою долю кому угодно и не спрашивать разрешения у других.
Неожиданно Клинт расхохотался, да так заливисто, прямо до слез. Наконец он справился с приступом смеха и сказал:
– Да это же здорово! Черт возьми, здорово! Даже если бы я сломал свои мозги, чтобы придумать, как ей похлеще досадить, и то бы ничего подобного не пришло мне в голову!
Джеф не увидел в этом никакого юмора, он даже не улыбнулся, а перешел к делу:
– Скажи, сколько ты хочешь, Клинт?
– О, как ты вопрос ставишь! Прямо в лоб, да, Джеф? – Он смотрел на него не мигая. – Кто же так делает? Чтобы я еще и назвал цену?
Джеф не смутился.
– Мы же друзья, Клинт, и ты должен без обиняков сказать, во что оцениваешь свой вклад.
– В бизнесе, Джеф, друзей не бывает. Дружба дружбой, а служба службой, так сказать. Это мое правило. Но не время спорить. В общем, невозможного я не попрошу. Первый вклад в компанию – просто мелочь, но моя работа и мои идеи все-таки чего-то стоят. Сейчас «Табак Кинг» процветает и будет успешно развиваться дальше.
Клинт замолчал и задумался, подсчитав, что его устроила бы цена в семьдесят пять тысяч долларов, правда, можно немного и сбросить. Но вслух он сказал:
– Чувствую, ты не будешь торговаться, Джеф, поэтому объясню тебе, на что мне нужны деньги и сколько. Собираюсь открыть свою табачную компанию здесь, в Дареме, чтобы составить конкуренцию «Кинг» и другим. Считай, что я предупредил тебя о своих намерениях.
Джеф только пожал плечами.
– Да мне-то что? – сказал он, но быстро спохватился, поняв, что повел себя глупо. – То есть я хотел сказать, что меня это устраивает, а тебе я желаю успеха.
– Я прикинул, сколько мне надо для начала, получилось никак не меньше пятидесяти тысяч долларов.
– Так это твоя цена? – спросил Джеф. Клинт кивнул. – Тогда по рукам.
– Значит, решено?
– Решено. – Джеф поднялся со стула. – Зайду за тобой в десять утра, и мы отправимся к адвокату, чтобы оформить бумаги. Когда их подпишем, я дам тебе чек на пятьдесят тысяч. Договорились?
Клинта не удивишь неожиданным поворотом событий, но в данном случае все произошло настолько внезапно, что он слегка оторопел, однако крепко пожал протянутую Джефом руку и сказал:
– Договорились...
* * *
Рэйчел Левкович не явилась на работу в среду утром. Бен хватился ее только к полудню, когда спустился в цех. Заметив пустующее место у знакомого стола, он сейчас же разыскал Джейкоба и спросил:
– Где Рэйчел, Джейкоб? Она впервые, насколько я помню, не пришла на работу. Надеюсь, не заболела?
– Нет, она здорова, Бен, – заявил Джейкоб довольно официальным тоном.
– Что же случилось?
Тот молча стал раскуривать сигару. Это был плохой знак – Джейкоб волнуется. Дело в том, что на фабрике курить было строжайше запрещено, и обычно мастер обходился тем, что просто держал сигару в зубах, расхаживая по цеху. Его поступок удивил Бена, он терпеливо ждал ответа.
– Моя Рэйчел, – наконец сказал Джейкоб, – говорит, что собирается уехать в Нью-Йорк.
Бен широко раскрыл глаза:
– В Нью-Йорк? Господи, Джейкоб, почему? Мне казалось, ей так нравится здесь!
– Разве поймешь женщин? – Он при этом развел руками, а потом попросил: – Бен, поговори с ней, а?
– Конечно, друг мой. Прямо сейчас к ней и пойду. Она дома?
– Да. Большое спасибо, Бен.
Бен немедленно отправился к Рэйчел. Через десять минут он уже стучался в дверь дома Левковичей. Никто не открывал, и он забеспокоился: вдруг Джейкоб ошибся, и она... Но в этот момент он услышал внутри дома шаги, и дверь приоткрылась. Рэйчел увидела Бена и хотела захлопнуть дверь, но он быстро просунул ногу в щель и не позволил девушке скрыться.
– Рэйчел, я должен поговорить с тобой, – сказал он твердо и решительно.
Рэйчел повела плечом и пропустила непрошеного гостя в дом, не поднимая на него глаз.
– Рэйчел, твой отец говорит, что ты собираешься уехать обратно в Нью-Йорк. Это правда? – Девушка кивнула, и Бен продолжал допытываться: – Но почему? Какова причина? Мне казалось, тебе хорошо здесь. Рэйчел, ну-ка посмотри на меня!
Он схватил ее за плечи и повернул к себе лицом. В глазах девушки он увидел слезы. Он спросил почти ласково:
– Скажи мне, Рэйчел, что случилось? Что-нибудь не так на фабрике?
– Нет, все хорошо. Мы все очень довольны.
– Тогда в чем дело? – воскликнул Бен.
– А ты не знаешь? – Она посмотрела ему прямо в глаза.
– Конечно, не знаю.
– Тогда я скажу тебе. – Она высвободилась из его рук и гордо подняла голову, но на лице ее было выражение отчаяния, а в глазах – мука и боль. – Это, конечно, очень бесстыдно, женщина не должна говорить такое мужчине... Но... Я люблю тебя, Бен Ашер.
Он застыл на месте, не в силах вымолвить ни слова.
– Вот поэтому я должна уехать из Дарема. Весь этот год был для меня сплошным кошмаром. Видеть тебя с Шарлоттой... мисс Кинг... Мое сердце разрывалось на части. Не могу больше вынести этого, не могу. – Она готова была расплакаться. – Бен, это ужасно!
– Рэйчел, моя дорогая Рэйчел, не уезжай, пожалуйста! – вырвалось у него, и слова эти шли от сердца.
Она смахнула слезы.
– Почему? Зачем мне оставаться?
– Потому что я... Потому что ты так дорога мне, так нужна, что я не вынесу расставания с тобой. Понимаешь, я только сейчас понял, как много для меня значит видеть тебя каждый день, каждое утро. Пожалуйста, Рэйчел, не уезжай!
– О Бен! Любовь моя!
В следующую секунду она была уже в его объятиях, и Бен целовал ее. Вкус ее соленых от слез губ был так восхитителен, ощущение ее трепещущего тела так обвораживало, что он забыл обо всем на свете. Только Рэйчел, милая, замечательная, чудесная. Она страстно прижималась к нему, и он, не ожидавший изведать такую глубину чувств, отвечал на ее ласки и поцелуи. В следующий момент он понял, что всегда желал только ее, с того самого дня, как увидел...
Рэйчел оторвалась от его жадных губ, осторожно высвободилась из объятий, взяла его за руку и повела в свою спальню. Глаза ее лихорадочно блестели, она заперла дверь и снова бросилась к Бену.
Они словно сошли с ума от любви. Забыли, что находятся в доме отца Рэйчел и он в любой момент может прийти домой. Единственное, что владело ими, это горячее, невыносимое желание. Это был не просто зов плоти, а стремление двух страстно влюбленных стать одним целым.
Раздевшись донага, они ласкали друг друга, радуясь каждому прикосновению. Боже! Это не во сне, а наяву!
Бен, зная, что Рэйчел девственница, старался быть нежным и предупредительным, боясь причинить ей боль. Но в тот момент, когда он овладел ею, Рэйчел, застонав от счастья, прижала его к себе с такой страстью, что он уже больше ни о чем не думал. В одно мгновение неопытная девушка превратилась в пылкую, необузданную женщину, жаждущую неземных наслаждений.
Они упивались любовью, пока не достигли вершин блаженства, божественного экстаза, неведомого им ранее.
Потом, обнимая Рэйчел одной рукой и чувствуя ее дыхание на своем плече, Бен вдруг понял, что все происшедшее сейчас – подарок судьбы. Чудо, которое он ждал всю жизнь. Он вспомнил Шарлотту, но сердце его при этом не наполнилось тоской, ведь ее он любил, как теперь понял, больше физически.
С ней никогда не возникало такого чувства единения душ, как с Рэйчел, которая не просто принадлежала ему, а словно являлась, частью его самого. И любовь к ней – это и сладость, и боль, два чувства, которые не ослабеют с годами, а еще больше усилятся. Он заглянул в ее ясные глаза и сказал:
– Останешься?
Рэйчел кивнула и улыбнулась, на ее щеках появились любимые им ямочки, которые он теперь мог поцеловать.
– Любимая, – сказал он нежно, – понимаешь, что тогда ты должна стать моей женой?
Она еще шире улыбнулась, и глаза ее засверкали, как два уголька.
– Конечно. А как же иначе? Рэйчел Ашер... Знаешь, сколько раз я произносила это имя в моих мечтах по ночам?
Шарлотта занималась документацией, сидя за письменным столом в своем кабинете. Вдруг у двери кто-то тихо кашлянул. Она подняла голову и улыбнулась:
– Бен? Проходи!
Но улыбка сползла с ее лица, когда она увидела озабоченное выражение лица друга.
– Что-нибудь случилось?
– Ну... – Он замялся, потом все же сказал: – Я должен кое-что сказать тебе, Шарлотта.
Мы всегда с тобой честны друг с другом, поэтому... – Он вдруг расплылся в счастливой улыбке. – Сегодня я попросил руки Рэйчел Левкович, и она дала согласие.
Шарлотта застыла от удивления.
– Я знала, что Рэйчел влюблена в тебя, но никогда не думала... – проговорила она, но взяла себя в руки, встала из-за стола и подошла к Бену. – Поздравляю, Бен.
Она обняла его, но старалась спрятать лицо, чтобы он не увидел, как ей больно.
Да, ей было очень больно. Казалось, земля уходит из-под ног... Бен всегда был ее сторонником, ее поддержкой, ее другом. И любовником...
– Надеюсь, наши отношения не изменятся, Шарлотта? – спросил Бен.
Он хотел взглянуть ей в глаза, но она отвернулась и отошла в сторону, немного деланно рассмеявшись.
– Конечно, нет! – ответила Шарлотта. – Почему это должно каким-то образом...
Она оборвала речь на полуслове – в этот момент в дверях показался Джеф.
– Джеферсон! – воскликнула Шарлотта. – Что ты здесь делаешь?
Бен тоже с удивлением смотрел на ее брата.
– Привет, Шарлотта. Здравствуй, Бен.
– Ты не ответил на мой вопрос! – возмутилась Шарлотта. – Повторяю: что ты здесь делаешь, Джеферсон?
Он улыбнулся:
– Решил наконец познакомиться со своими новыми компаньонами.
– Что? Что ты сказал?!
– Я приобрел долю Клинта Девлина в «Табак Кинг». Ты не находишь, что это очень удачно, Шарлотта, – два партнера из одной семьи?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100