Читать онлайн Пылающий рассвет, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Пылающий рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Наступила пора отпраздновать годовщину.
Ровно год назад Рэйчел Левкович сделала первую сигарету «Кинг», и с этого начался успех компании. За это время фирма приобрела громкую известность в деловых кругах штата. Меньше чем за год она оставила позади все известные ранее компании, и среди них «Табак Латчер», «Бул Дарем» и «В. Дьюк и сыновья».
Клинт Девлин, один из компаньонов фирмы, стал чуть ли не героем. Его имя было у всех на устах, хозяева самых крохотных деревенских лавочек обожали его, ждали его приезда, считали себя закадычными друзьями Клинта. Он был с ними любезен, добр, щедр. Его подарок стал чуть ли не талисманом – того, кто не носил в часах картинку парижанки, попросту презирали.
Всем пришлись по душе его выдумки в рекламе. Клинт развлекал, а главное – бесперебойно поставлял полюбившийся товар. Каждый его приезд считался праздником, куда бы он ни прибыл, а после его отъезда о нем еще долго говорили. Его визиты оживляли и украшали тусклую жизнь захолустья. Именно Клинт Девлин, считали многие, способствовал успеху «Табак Кинг».
Все это нисколько не беспокоило Бена, но Шарлотте не очень нравилось. И не то чтобы она совсем не ценила вклад Клинта в общее дело. Девушка знала, что без него ничего подобного не получилось бы.
– Согласись, Бен, – заявила она буквально за неделю до праздника, – мы ведь тоже заслуживаем признания.
Бен ответил, улыбнувшись:
– Да, наша с тобой роль тоже значительна, Шарлотта. Но лично меня совсем не задевает то, что Клинта так превозносят. Ему это нравится, разве ты не видишь?
– Еще бы! Конечно, вижу. Ходит важный, как павлин.
– Мне кажется, ты придираешься к нему. Он действительно любит быть в центре внимания, но нам это известно с самого начала – помнишь, он сам говорил, что хочет славы. И я, в общем, доволен, что именно он пользуется такой популярностью.
– Ну, ты радуйся на здоровье, а мне это не по душе. И вовсе не из-за какой-то личной неприязни, нет. Если бы на его месте был другой, я бы чувствовала то же самое. Ведь я – женщина, Бен. Разве ты не видишь, мужчины не желают признавать успехов женщин в бизнесе, если таковые имеются. В их понимании женщина должна скрашивать их скучную, однообразную жизнь или же быть простой домохозяйкой.
Бен никогда еще не слышал от Шарлотты подобных признаний. Он забеспокоился.
– Понимаю, как тебе все это неприятно, Шарлотта, – старался он ее утешить. – Но что поделаешь? В мире бизнеса женщину до сих пор не считают равноправной. И вот что я тебе скажу. Лично я признаю, как много ты сделала для процветания нашей фирмы, так же думают большинство моих коллег, да и Клинт хорошо это понимает.
– Ха! Даже если и так, он никогда в этом не признается. Кстати, от него пришла телеграмма, в которой он просит, чтобы мы втроем собрались в дни празднования годовщины фабрики.
– Я заметил, что ты последнее время избегаешь встреч с ним.
– Он меня раздражает, поэтому я и сторонюсь его.
Бен только усмехнулся, и Шарлотта догадалась, о чем он подумал. На самом деле она и не помышляла о близких отношениях с Клинтом, ей вполне хватало Бена. Они встречались довольно часто, наслаждаясь друг другом, что доставляло ей немало удовольствия. И все бы ничего, если бы не Рэйчел, которая, догадываясь о любовной связи Бена с Шарлоттой – чего и скрыть-то было невозможно, – ужасно злилась на соперницу и проявляла по отношению к ней нескрываемую враждебность.
Шарлотте совсем не хотелось сейчас говорить о личном, поэтому она сказала:
– Не знаю, что Клинт собирается обсуждать с нами, но предчувствую: вопрос о предстоящей рекламной кампании встанет обязательно. И вот что я по этому поводу думаю, Бен: нам с тобой нужно внести некоторые ограничения в его дерзкие проекты. Больше его штучки не пройдут.
– Нет, Шарлотта. – Бен покачал головой. – Думаю, нам не стоит этого делать.
– Неужели ты одобряешь все, что он выдумывает? Все эти шоу и так далее? – возмущенно спросила она.
– Одобряю я или нет, не имеет решающего значения. Его методы дают результаты, и мы с тобой это прекрасно понимаем. Мой отец как-то сказал мне: что сработало, то, значит, и хорошо.
– И ты тоже решил декларировать аксиомы! – воскликнула Шарлотта. – Любимое занятие Клинта, когда он хочет оправдаться. Терпеть этого не могу! Согласна, его затеи сработали, и зря я им противилась. Но больше так действовать нельзя, хотя бы потому, что эти его методы уже не новы.
О моральной стороне я уже и не говорю. Необходимо от всей этой шумихи отказаться.
– Ты думаешь? Так поступать очень рискованно, и я бы не взял на себя эту ответственность. Пусть решает Клинт – он лучше разбирается в рекламе. Мы дали ему полную свободу действий, и не стоит теперь вмешиваться. В конце концов, Шарлотта, мы с тобой здесь, на фабрике, тоже многое делали, не очень-то считаясь с его мнением и пользуясь тем, что у нас два голоса. Разве Клинт мешал нам? Настаивал на своем? Так что не будем ему перечить.
– А ты в курсе всех деталей его деятельности? Тебе известно про... – Она замялась, не зная толком, как перейти к щекотливой теме.
– Про картинку с обнаженной женщиной? – помог ей Бен и улыбнулся. – Да, известно, и давно. Но я также знаю, насколько эффективным оказался этот в принципе безобидный прием. Знаешь, я никогда не придерживался этих правил пуританской морали и не считаю, что на обнаженное тело женщины позволено смотреть только ее собственному мужу.
– Я тоже не пуританка, Бен, и ты это знаешь, – сказала Шарлотта. – Просто мне не нравится, когда в рекламе используются приемы, основанные на низменных инстинктах.
– Клинт бы тебе объяснил, что ничего низменного в этом нет, – рассмеялся Бен.
– Не сомневаюсь. Он большой специалист именно по этой части. Но я собираюсь все равно высказать ему свое мнение независимо от тебя, Бен.
* * *
Сначала Шарлотта намеревалась устроить торжество в понедельник и превратить рабочий день в выходной. Рабочие, получавшие твердые ставки, только бы приветствовали такое решение, но прежде всего нужно было выяснить мнение Джейкоба, который возглавлял сдельщиков.
– Мои рабочие оплачиваются по количеству сделанной продукции, – возразил он, – и в этом случае они потеряют в деньгах.
– Проблем нет, Джейкоб, – уверяла Шарлотта. – Мы собираемся заплатить им по средне-сдельной дневной норме. Люди не должны пострадать из-за праздника.
Джейкоб был непреклонен.
– Вы, конечно, очень добры к нам, хозяйка, – сказал он, покачав головой. – Но это очень гордые люди и воспримут как милостыню.
– Так ты считаешь, Джейкоб, – возразила Шарлотта. – Как же можно что-то утверждать, не поговорив с людьми?
– Я говорю от имени всех. Это мой народ.
Так или иначе празднование было решено устроить в воскресенье. Шарлотта собиралась организовать прием только для служащих и рабочих фабрики, но Клинт имел на этот счет иное мнение.
– Да ты что, Лотта? Это же великолепная возможность продемонстрировать всему Дарему, чего мы достигли за это время!
Они находились у нее в кабинете. Бен молчал. Шарлотта старалась отстоять свою точку зрения:
– Пышное торжество может не понравиться нашим работникам. Это же прежде всего их праздник.
– Неужели ты не понимаешь, Лотта: интересы работников – это интересы всей компании, их невозможно разделить. Лучшей рекламы для продукции «Табак Кинг» и придумать нельзя! В результате все только выиграют.
– Он прав, – сказал Бен. – И я не понимаю, почему ты думаешь, что рабочие будуг уязвлены. Наоборот, им всем будет очень лестно сознавать, что они трудятся на известной фирме и благодаря им мы добились таких успехов.
Шарлотте пришлось уступить более чем убедительным доводам Бена и Клинта. И правда, рабочие были в восторге оттого, что оказались на празднике в центре внимания.
Фабрика в этот день преобразилась. Весь первый этаж был украшен гирляндами и флажками. Столы составили в длинные ряды, на которых находились всевозможные яства и напитки.
На торжестве присутствовали многие влиятельные люди Дарема, включая Вашингтона Дьюка и представителей других табачных компаний. Приехали гости из других городов штата. Шарлотта боялась, что появится и Латчер, но он, видимо, не решился. Было много репортеров разных газет, даже нью-йоркских, а всего собралось более трехсот гостей. Праздник удался на славу.
В помещении цеха устроили небольшой подиум, с которого руководители фирмы произнесли речи.
Шарлотта много не говорила. Она поблагодарила всех за то, что пришли, за добрые слова, сказанные в адрес компании, а некоторых людей – за содействие. Бен сказал примерно то же самое. Клинт говорил минут пятнадцать, превозносил «Табак Кинг» до небес, прогнозировал еще более грандиозный успех фирмы. Красноречивый, остроумный и обаятельный, он произвел хорошее впечатление на присутствующих, ему долго аплодировали.
Клинт купался в лучах славы. Одетый в роскошный дорогой костюм, с сигарой в зубах, он переходил от одной группы людей к другой, принимал поздравления, пожимал руки, а кое с кем и сердечно обнимался. Он сиял и пребывал наверху блаженства.
Шарлотта наблюдала за ним и сердилась. «Можно подумать, это все только его заслуга!» – возмутилась она мысленно, но быстро успокоилась, рассудив по справедливости: ей просто завидно, чисто по-женски. В глубине души она чувствовала, что все гораздо сложнее – за ее раздражением кроется нечто такое, в чем она не желает себе признаться.
Клинт пользовался огромным успехом у рабочих фабрики. Шарлотта недоумевала почему. Ведь знает он от силы человек пять, остальные для него – безликая масса. Она видела, как люди радостно приветствовали Клинта, особенно после его пламенной речи. Все похвалы компании «Табак Кинг» рабочие принимали и на свой счет, очень гордясь и радуясь своей неожиданной известности в городе. Да и веселились они от всей души.
Несмотря на то что в спиртном не было недостатка, пьяных не было, и все вели себя вполне прилично. Шарлотта боялась каких-либо конфликтов между коренными жителями города и евреями, но ничего не произошло.
Почти в конце празднества она разговорилась с Клинтом и заметила:
– Меня приятно удивило одно обстоятельство, Клинт.
– Какое, Лотта? Ты не ожидала, что всем, включая тебя, будет так весело?
– Нет, не то. Я боялась, что могут возникнуть трения из-за евреев. Помнишь, Бен рассказывал тебе о происшествии возле дома Джейкоба? Это было осенью.
– Да, он поставил меня в известность, и я принял меры незамедлительно.
– Какие?
– Я переговорил с влиятельными людьми из мэрии и посоветовал им приструнить не в меру разбушевавшуюся публику, предупредив: если с Джейкобом или с кем-нибудь из его людей что-то случится, компания «Табак Кинг» свернет свое производство в Дареме и переедет в другой город, где жители более гостеприимные.
– Ты им так сказал?! – удивилась Шарлотта, широко открыв глаза. – Ты слишком много на себя берешь, мистер Девлин, если решил выступать уполномоченным представителем «Табак Кинг».
– Это Бен меня назначил, между прочим. Он просил меня что-нибудь сделать, и я выполнил его просьбу. Кстати, предупреждение от твоего имени принесло бы результаты, не правда ли?
Шарлотта встрепенулась – ей не понравилось, каким тоном он все это проговорил.
– Я не то чтобы не одобряю предпринятых тобой мер, а просто... – Она вдруг осеклась и замолчала, увидев в его глазах насмешку.
Клинт закурил сигару и продолжил разговор:
– Сегодня я еще раз высказался по этому поводу. Напомнил, что нельзя допустить притеснения евреев в нашем городе, иначе фабрика передислоцируется. Вот тебе и полный порядок. Разве ты не понимаешь, что «Табак Кинг» стоит теперь в одном ряду с такими крупными предприятиями, как «Дьюк» и «Бул Дарем»? Наш отъезд ударит по экономике и престижу города. Когда у тебя есть власть, Лотта, спеши применить ее.
– Еще одно кредо Клинта Девлина.
– Если хочешь, считай так, – усмехнулся он.
– На самом деле я больше опасалась пакостей от Слоуда Латчера. Он мог подослать своих людей и устроить здесь дебош.
– И об этом я побеспокоился. Шепнул мэру, что за любые инциденты на нашем празднике будет отвечать Слоуд Латчер и на сей раз ему это с рук не сойдет.
– Ну, мистер Девлин, похоже, вы все предусмотрели.
Он поклонился ей.
– Стараюсь, мисс Кинг. – И спросил уже другим тоном: – А кстати, Латчер не беспокоил вас последнее время?
– Нет, не особенно, – ответила Шарлотта. – Правда, он и этим летом старался уговорить фермеров не продавать нам табак, да только его и слушать никто не стал. Тем более что мы снова провели аукцион. Я слышала, у него большие затруднения с поставками табака, – с удовлетворением добавила она. – Но в аукционе он не участвовал.
– Может, он теперь перестанет угрожать тебе?
– Хотелось бы в это верить. Но сдается мне, что он затаился на время.
– Ну, слава Богу, твой брат больше на него не работает. Тебя должно это радовать.
Шарлотта ответила холодно:
– Ты уже мне говорил об этом, но мне не верится, что это правда.
– Поверь, это так и есть. Джеф теперь сам по себе: он перекупает табак и зарабатывает на этом немалые деньги. А ты с ним еще не говорила?
– Нет, и не собираюсь. Первый шаг я не сделаю. Если ему охота повиниться, пусть сам придет ко мне.
– Ты же взрослая женщина, а ведешь себя как ребенок, – с укоризной сказал Клинт. – Неужели не понимаешь, что тебе повезло, раз у тебя есть брат. У меня вообще никого нет, никакой семьи.
– Не замечала, чтобы ты очень страдал от одиночества, – съязвила Шарлотта. – Где твоя подружка Марси? И другая, как ее там зовут? У тебя же сейчас пара.
– Ее зовут Люсинда, – сказал Клинт, ехидно улыбнувшись. – Марси и Люсинда – парочка что надо!
Шарлотта вздернула носик и фыркнула:
– Фу, это просто отвратительно!
– Отвратительно? Что с тобой, Лотта? – Голос его стал резким. – Опять ты начинаешь придираться? Почему мы всегда ссоримся?
– Спроси себя!
Он вдруг перестал сердиться и пожал плечами:
– Зачем? Мне это совсем неинтересно. Клинт развернулся и пошел прочь. Шарлотта в растерянности смотрела ему вслед. На душе у нее было тяжко – ну почему она всегда стремится уколоть его, уязвить, всегда спорит с ним? Она часто задавала себе этот вопрос, но ответа так и не нашла. Ей ясно одно – завтра при обсуждении дел они опять разругаются с Клинтом.
Утром Шарлотта принимала Бена и Клинта в своем кабинете. После вчерашней пикировки с Клинтом она не совсем еще успокоилась, поэтому сразу же набросилась на него:
– Если ты позвал нас, чтобы получить одобрение на свой печально знаменитый сценарий рекламной кампании, а потом продолжать в том же духе, то у тебя ничего не выйдет.
– Эй, Шарлотта, – осторожно вмешался Бен, – не торопись! Я никогда не говорил, что согласен с тобой по этому вопросу.
Клинт улыбнулся.
– Ну ты и упрямая, Лотта, – сказал он. – Не хочешь сдаваться ни под каким видом? Ладно, успокойся. У меня для тебя хорошие новости. А собрал я вас вовсе не для этого.
– Разве? – удивилась Шарлотта.
– Так вот, – начал Клинт, – что касается рекламной кампании на этот год, то она будет совсем иной. Я уже предупредил Марси и Люсинду, что их услуги мне не понадобятся.
Шарлотта, приготовившаяся было к битве, вроде бы даже разочаровалась. Она спросила удивленно:
– Почему же ты мне вчера ничего не сказал?
– Хотел, чтобы ты немножко позлилась, – заявил он с усмешкой и закурил сигару.
Шарлотта не отрываясь смотрела на него и изо всех сил сдерживалась, чтобы не взорваться.
– Те методы рекламы, которые я так широко использовал, больше не нужны. Все, что я делал, а ты находила ужасным, уже дало результат – сигареты «Кинг» известны далеко за пределами штата. Теперь же планы меняются.
– Интересно, на что, – пробормотала Шарлотта.
Он даже не обратил внимания на ее иронию.
– Я собираюсь использовать и плакаты, и листовки, но представлений не будет. И картинок я больше не дарю. Радуйся, Лотта.
Она молчала.
– Не пойму, Клинт, – вмешался Бен. – Ты что, собираешься отменить всякую рекламу, кроме плакатов?
– Нет, Бен, что ты! Я планирую печатать рекламу в газетах и журналах. Вот за чем будущее – печатные издания! Грандиозный размах, понимаешь? Знаешь, сколько людей их читает? А там – реклама наших сигарет. Вот на это мне и понадобятся деньги. И еще я намереваюсь нанять коммивояжеров.
– Коммивояжеров? – удивился Бен. – Но у тебя же есть несколько.
– Да, есть, четыре. Всего четыре! В прошлом году мне пришлось самому мотаться как заведенному, чтобы обеспечить бесперебойные поставки. Теперь нужен штат в тридцать человек. Может, я даже возьму женщин, если найдутся подходящие кандидатуры. Кстати, уже прошли первые интервью.
– Тридцать! – воскликнула Шарлотта. – Это же такие затраты!
– Ошибаешься, дорогая. Они не будут получать зарплату, а только комиссионные. В такой работе нужен стимул – определенный процент с каждого договора. Чем больше договоров они подпишут, тем выше процент. Ну и, естественно, если ни одной сигареты не будет продано, ни цента никто не получит. Мало того, новоиспеченным коммивояжерам не положены накладные расходы, пока они не докажут, что умеют работать. Вот такая арифметика, Лотта.
– А разве ты сможешь нанять людей на таких условиях? – засомневалась Шарлотта. – Кто согласится? Это мне кажется жестоко.
– Жестоко? «Табак Кинг» – не благотворительная организация. Теперь отвечу на твой вопрос – у меня уже около ста претендентов. Вспомните, на Юге до сих пор безработица. Но большинство из тех, кто приходит наниматься, меня не устраивает. К сожалению.
Бен не смог сдержать восхищения.
– Ну ты даешь, Клинт! Чего бы ни делал, во всем передовые идеи.
– Стараюсь, Бен, стараюсь, – сказал Клинт, сделав вид, что смущен похвалой, но на Шарлотту глянул насмешливо.
– Так ты для этого собрал нас? – спросила она сухо. – И для чего, спрашивается, терять время на разговоры, когда ты все уже решил, занимаешься этим вплотную, не дожидаясь на то нашего согласия. Как всегда, между прочим.
– Нет, не поэтому назначил я эту встречу. У меня есть еще один важный вопрос для обсуждения. – Он помолчал немного и продолжил совсем другим тоном: – С раннего утра я изучал бухгалтерские книги и отчеты. Все обстоит именно так, как и ожидал.
– Никаких ошибок в книгах быть не может! – моментально отреагировала Шарлотта.
– Нет, конечно. Я не об этом. Но у нас огромная задолженность по договорам. Если мы будем продолжать в том же духе, мы никогда не выполним все заказы.
– Ты преувеличиваешь проблему, Клинт, – сказал Бен. – Не отрицаю, задолженность есть, но у нас проблемы с табаком. В прошлом году нам еще повезло, а в этом приходится, что называется, собирать чуть ли не по одной корзинке с фермы. Шарлотта с Брэдли куда только не ездили, но далеко не везде хороший урожай. Слава Богу, аукцион обеспечил львиную долю, а так приходится все время делать закупки.
– Кстати, я не думаю, что договоров на следующий год будет больше, чем в этом, – заметила Шарлотта.
Клинт упрямо покачал головой:
– Нет, у меня другие расчеты. Уверен, что на будущий год я увеличу продажу сигарет вдвое.
– Где же твоя скромность? – съязвила Шарлотта. – Ну ладно, пусть по-твоему. Что делать?
– Все очень просто: нужно расширить производство, увеличить выпуск.
Бен присвистнул:
– Так это значит – нанимать еще рабочих? Ну, Джейкоб, наверное, сможет еще привезти сколько нужно.
– Это не решит проблему. Чем больше у нас рабочих, тем дороже сигареты. Надо думать шире и вопросы будущего решать сейчас же, безотлагательно.
– Не понимаю, к чему ты клонишь, Клинт, – нахмурился Бен.
Шарлотта, вспомнив их давние разговоры, уже догадалась, что у него на уме, но не вмешивалась и от всей души желала, чтобы Бен отверг очередную бредовую идею Клинта.
– Я имею в виду станки по производству сигарет. Они работают быстро и продуктивно, и весь процесс получается дешевле. Нужно установить их на нашей фабрике, и немедленно.
– Я слышал об этих станках, – проговорил Бен задумчиво. – Кажется, изобрели несколько моделей. Не видел их в действии, но мне говорили, что с ними масса проблем: уход, поломки... Клинт, все это слишком ново, пусть бы их еще доработали.
– Они работают, и я это видел своими глазами, – упорно стоял на своем Клинт. – Конечно, они не идеальны, но изобретатели со временем все доведут до совершенства. Короче, я тайно встретился с человеком, у которого есть патент на эти станки. – Далее он заговорил быстро и взволнованно: – Он еще не продает эти станки, а дает их в пользование за авторский гонорар, довольно высокий, но парень мечтает поскорее внедрить свое изобретение, поэтому готов на скидку. Причем скидка действует не только в течение года, а вообще всегда, если мы установим станки на фабрике.
Клинт от возбуждения даже забегал по кабинету.
– Нужно быть сумасшедшими, чтобы упустить такую возможность! – воскликнул он. – Когда на эти станки будет спрос, то за них сдерут огромные деньги.
Шарлотта подавила улыбку – когда у Клинта на уме какая-то грандиозная идея, он входит в такой раж, что весь преображается. Спорить с ним в таком состоянии невозможно.
Но Бена не так легко уговорить на всякие нововведения.
– Пойми, ведь если этот станок не будет хорошо работать, то он у нас так и останется! Мы от него не избавимся.
Клинт остановился и сердито посмотрел на друга:
– Вот не ожидал от тебя, Бен! Если бы все были такими осторожными, как ты, человечество до сих пор не знало бы ни паровоза, ни парохода! Так бы и ползали по свету в фургонах!
– А кроме этого, разве ничего нельзя предпринять? Не лучше ли подождать? – настаивал Бен.
Клинт махнул на него рукой.
– Ты против технического прогресса! – заявил он.
– Нет, я не против прогресса как такового. Но я против того, чтобы очертя голову ввязываться в неизведанное, что и прогрессом еще не назовешь.
– Ты, Бен, забыл упомянуть о рабочих, – подсказала Шарлотта, до сих пор хранившая молчание.
– He забыл, как раз собирался сказать, – признался Бен и глянул на Шарлотту с благодарностью за поддержку.
– Ну так что же рабочие? – спросил Клинт.
– Мы их притащили сюда, в чужой для них город, из Нью-Йорка, пообещали работу, устроили прилично. Не прошло и года, как мы собираемся избавиться от них.
– Это здесь ни при чем!
– Нет, это очень важная проблема, Клинт, – сказала Шарлотта.
– Вот проклятие! Когда же вы оба усвоите, что в бизнесе нет места благотворительности?
– Я не считаю «Табак Кинг» благотворительной организацией, – ответила она. – Но работающие на нас люди заслуживают того, чтобы их интересы уважали. Ведь без них мы ничто.
– Хорошо, хорошо. Давайте обсудим положение рабочих. Прежде всего учтите – никого не нужно увольнять сразу и даже на следующий год. Бен прав в одном: станки далеки от совершенства, но улучшить их можно только в процессе эксплуатации. Мы поставим станки и будем их дорабатывать, рабочие же за это время подыщут себе другие места.
Шарлотта широко раскрыла глаза от удивления.
– И ты еще обвинял меня в наивности! Что, по-твоему, подумает Джейкоб, когда мы установим на фабрике твои станки? И что он и все остальные сделают после этого?
– Ну и что он сделает? Слушай, я уважаю Джейкоба, он мне даже нравится, но не он же хозяин фабрики. Мы не можем все делать с оглядкой на Джейкоба!
– Ты жестокий и эгоистичный человек, Клинт Девлин. Никогда не думала, что ты такой! Только о себе и думаешь, о себе и собственной выгоде.
Он вздрогнул – такого обвинения он не ожидал, но, справившись с собой, ответил:
– А кто же еще обо мне подумает? – Клинт, прищурив глаза смотрел на Шарлотту, потом тряхнул головой и сказал: – В этом случае я думаю не только о себе, а о вас двоих тоже. Неужели вы не понимаете?
Шарлотта встала из-за стола и прошлась по кабинету.
– Думаю, разговор окончен. Больше о станках я ничего знать не хочу, – заявила она решительно.
Клинт поглядел на нее, потом на Бена и поджал губы.
– Я пришел к вам с предложением, которое не стоит компании ни цента. Благодаря этому проекту мы бы смогли в будущем обставить всех конкурентов... А вы... – Всем своим видом он выражал оскорбленное самолюбие. – Вы против, потому что это я придумал? Сами делаете без меня что хотите, я не возражаю...
– Дело вовсе не в этом, – прервал его Бен. – Ты слишком торопишь события. Давай подождем год-два, а тогда и подумаем, как нам осуществить такой рывок вперед.
– Нет! Будь я проклят, если буду ждать! – воскликнул Клинт в сердцах, потом спросил ледяным тоном: – Я так понимаю, мисс Кинг, что вы также против моей идеи?
– Естественно, против.
– Бен?
– Боюсь, на сей раз должен отказать тебе в поддержке, Клинт.
– Тогда вы не оставили мне выбора.
– Что это значит? – спросила Шарлотта.
– Я больше не останусь в компании, потому что меня связывают по рукам и ногам в моих начинаниях.
– Не дури, Клинт! – бросил Бен, нахмурившись.
– Если это твой очередной прием, чтобы заставить нас передумать, – сказала Шарлотта, – то ты напрасно тратишь время.
– Нет, дорогая, это не прием, – заявил Клинт твердо. – С этого дня я прекращаю партнерство с «Табак Кинг» и продаю свою долю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100