Читать онлайн Пылающий рассвет, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Пылающий рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

– Чертова девка перехитрила меня! – орал Слоуд Латчер. – Как можно было предположить, что она придумает этот идиотский аукцион!
Коб Дженкс поинтересовался на всякий случай:
– Может, поджечь сараи у тех, кто привез табак на ее склад, мистер Латчер?
– Какая теперь от этого польза? Сараи пусты. Разве что эти развалюхи сгорят, так фермеры построят новые к следующему урожаю. Деньги у них теперь есть, черт побери. Надо же, она обвела меня вокруг пальца! – Латчер бегал из угла в угол, потрясая кулаками, потом остановился и процедил сквозь зубы: – Ну ничего, она у меня еще попляшет! Я ее в порошок сотру...
– Фермерам так ничего и не будет за то, что вас не послушались? – настаивал Коб. – Они будут над вами смеяться, мистер Латчер.
– Ничего, недолго им веселиться! – Латчер изо всей силы стукнул кулаком по столу. – Когда я уничтожу «Табак Кинг», эти ублюдки сами приползут ко мне за милостью! Вот тогда я посмеюсь!
– А что вы сейчас намереваетесь делать, мистер Латчер?
Тот, сощурив глаза, призадумался.
– Эти люди из Нью-Йорка... рабочие, что сигареты закручивают... Я так понимаю, они все евреи?
– Точно, все до единого. И с виду странноватые, мистер Латчер. Видел я их на станции.
– Ты не слышал, случайно, довольны ли жители Дарема, что эта Кинг поселила чужаков в нашем городе? Может, пошли разговоры на эту тему?
– Кое-кто возмущается, но это ребята из пивнушек, а с другими я не общаюсь, – усмехнулся Коб Дженкс.
– Так вот что ты должен сделать, Дженкс, и незамедлительно. Нужно раззадорить людей, настроить их против евреев. Начни разговоры о том, что Кинг берет на фабрику иностранцев в то время, как многие жители Дарема не имеют работы. Подзаведи народ хорошенько, пусть возмутятся. А я, со своей стороны, подкреплю общественное мнение поддержкой сверху. У меня хорошие отношения с мэром и представителями местной администрации. Надеюсь, вместе нам удастся выдворить отсюда евреев.
– Буду стараться, мистер Латчер! – пообещал Коб Дженкс и раскланялся.
За дверями кабинета он столкнулся с Джефом Кингом, который направлялся к Латчеру, и задержался на секунду, чтобы что-то спросить у него. Но в этот момент раздался грозный окрик:
– Кинг! Ты хотел меня видеть? Джеф поспешил к хозяину.
– Да, сэр. Я думал, вам будет интересно узнать, как я вчера провел время с Клинтом Девлином. Мы с ним пропустили по паре стаканчиков и сыграли в покер.
Латчер подался вперед, не спуская глаз с Джеферсона.
– Ну? Вы с ним поладили?
– Вполне, сэр. – Джеф улыбнулся, вспомнив детали вчерашнего вечера. – Мне он понравился, я ему, кажется, тоже.
– Рад слышать. Ты что-нибудь узнал у него?
– Ничего особенного, сэр. Это наша первая встреча, надо было быть осторожным. Он, правда, рассказал мне о том, как проводит рекламную кампанию по продаже сигарет «Кинг». – Джеф продолжал улыбаться, но взгляд был немного колючим. – Он сказал, что подписал множество контрактов на поставку сигарет.
Латчеру показалось, что Джеферсон назло ему говорит какую-то ерунду.
– Меня совершенно не интересует, как они собираются торговать своими сигаретами, – рассердился он. – Мало ли что Девлин набрал заказов! Сигареты надо еще сделать.
– Клинт рассказал мне о рекламных плакатах и листовках, которые он развешал по всей Каролине, – продолжал Джеферсон. – А еще я узнал, что он раздает вознаграждения тем, кто оформляет с ним заказ. Вот это... – Он порылся в кармане, достал что-то и положил на стол. – Этот Клинт проныра, скажу я вам.
Латчер глянул и сморщился от отвращения – миниатюрная картинка с голой женщиной!
– Фу, гадость какая! На черта мне это нужно. – И он оттолкнул картинку. – Я хочу получить информацию о его методах рекламирования товаров и организации продажи.
– Так это и есть один из методов, мистер Латчер! И самый действенный, между прочим! – старался убедить хозяина Джеф.
– Не морочь мне голову, Кинг! – злобно бросил Латчер, вскочив из-за стола. – Работай! Понял?
– Понял, мистер Латчер, – сквозь зубы процедил Джеф, и впервые в его взгляде появилась неприкрытая ненависть.
Но Латчера это ни капли не взволновало – он привык к тому, что все его ненавидят, но при этом боятся.
Он не сводил с Джеферсона глаз. Тот первый не выдержал взгляда и отвернулся. Латчер снова сел в кресло и торжествующе улыбнулся:
– Значит, так, Кинг. Ты продолжаешь дружить с Клинтом Девлином и слушать его байки. У меня есть планы насчет этого красавчика.
* * *
В пятницу Шарлотта отправилась с Беном в гости к Левковичам. Джейкоб пригласил их на ужин, который считался почти праздничным – предваряющим еврейскую субботу. В понедельник готовилось торжественное открытие фабрики «Табак Кинг», и Рэйчел должна была изготовить первую сигарету.
– Бен, может, мое присутствие будет тебя смущать? – взволнованно спросила Шарлотта. – Вы все-таки более близки.
– Перестань говорить глупости! – возмутился он. – Что тут может быть такого? Тем более что люди вполне искренне будут рады тебе.
Подъехали к дому, и Шарлотта заметила, как все вокруг уже благоустроено, стены свежевыкрашенны. «Надо же! – подумала она. – Они тут всего недели две, а успели навести такую красоту!»
Бен помог ей выйти из экипажа, и они пошли под руку к крыльцу. В это время дверь открылась, и на пороге появился Джейкоб, который явно уже поджидал их.
– Добро пожаловать в наш дом, друзья мои! – сказал он приветливо.
– Очень мило, что вы пригласили нас, Джейкоб, – улыбнулась ему Шарлотта.
Они пошли за ним, Шарлотта заметила на его голове маленькую шапочку и подивилась тому, как она держится на макушке. В доме витали ароматы вкуснейшей еды, и у гостей моментально разыгрался аппетит.
Джейкоб заметил, как Шарлотта рассматривает обстановку в комнате, и поинтересовался:
– Вам нравится наша новая мебель, хозяйка?
– Очень хорошая, правда. Я так рада за вас.
– Это Бен нам помог. Наша мебель осталась в Нью-Йорке. А он пошел со мной в банк и – как это говорится? – сделал кредит. Ну, в общем, бумаги, чтобы взять деньги, а потом отдать их.
Шарлотта бросила взгляд на Бена, тот смущенно опустил глаза. Она тихонько пожала ему руку, и он благодарно улыбнулся ей. В этот момент вбежала Рэйчел. Она заметила, что Шарлотта держит Бена за руку, и резко остановилась.
– А, вот и моя Рэйчел! – ласково сказал Джейкоб и обнял дочь за плечи. – Рэйчел готовит – пальчики оближешь!
Девушка, раскрасневшаяся от жара на кухне, улыбнулась, показав свои прелестные ямочки на щечках, и проговорила:
– Надеюсь, вам понравится мое угощение.
– А теперь давайте отведаем вина. – Джейкоб жестом пригласил всех присесть. – Вы – первые гости в моем доме, попробуйте, удобно ли сидеть на новых стульях.
Пока Джейкоб открывал бутылку, Рэйчел обратилась к Бену и Шарлотте:
– Очень рада, что вы пришли к нам, чувствуйте себя как дома. А сейчас, извините, мне надо вернуться на кухню.
Подошел Джейкоб с подносом, все взяли по бокалу. Хозяин чокнулся с каждым со словами: «Лехаим!»
Шарлотта отпила глоток. Вкус вина поразил ее – таким замечательным оно оказалось.
– Ну как, Джейкоб, – начал Бен, – тебя теперь все устраивает на фабрике?
Тот радостно кивнул.
– Мои работники готовы делать сигареты «Кинг», – торжественно заявил он. – Мы будем выпускать лучшие сигареты и в большом количестве.
– Это хорошо, – сказала Шарлотта. – Клинт говорит, что заказов очень много.
– А, Клинт Девлин... Я его не знаю, – признался Джейкоб. – Рэйчел говорит, что встретила его на аукционе. А почему он не показывается на фабрике?
– Его обязанность – обеспечивать нас заказами. Последние два месяца он ездит по городам и деревням, договариваясь с торговцами. Но в понедельник утром он обязательно появится на открытии фабрики. Он сейчас в Дареме.
– А он не против евреев? – вдруг спросил Джейкоб.
Бен удивленно вскинул брови.
– Нет, конечно! Клинт не из тех, кто находится во власти предрассудков. Никогда не придает значения таким мелочам. Его заботят только две вещи: как сделать деньги и как обольстить красотку.
– Джейкоб, а разве у вас были инциденты за это время? – забеспокоилась Шарлотта.
– Инциденты? Что это такое? – не понял Джейкоб, испытывавший некоторые трудности с английским.
– Неприятности, – объяснил Бен. – Шарлотта имеет в виду какие-либо неприятности, которые могли доставить вам местные жители.
– А, понятно... Что вам сказать... – Он призадумался и слегка погрустнел. – Да, некоторые относятся к нам довольно прохладно. Молодежь иногда дразнит. Но мы привыкли к этому в Нью-Йорке.
Шарлотте не понравилось то, что Джейкоб поведал им, она хотела было продолжить разговор, но в это время появилась Рэйчел. Девушка сняла передник и предстала перед гостями в скромном коричневом платье с белым воротничком, а волосы прикрыла кружевной косынкой.
– Ужин готов, – объявила она. – Прошу к столу.
Джейкоб при виде дочери засиял, в его глазах была нескрываемая гордость. «Да он просто обожает ее!» – подумала Шарлотта.
– А теперь вы попробуете настоящий еврейский ужин, который готовится в честь наступающей субботы, – сказал Джейкоб. – Вам очень понравится еда, Шарлотта, обещаю.
Они прошли в небольшую столовую, где их ждал празднично накрытый стол – белая крахмальная скатерть, столовое серебро и отличный фарфор. Рэйчел заметила взгляд Шарлотты и пояснила:
– Это было приданым моей мамы, она привезла все сюда с нашей бывшей родины.
– Очень красиво, – призналась Шарлотта. На большом дубовом буфете стояли две свечи в серебряных подсвечниках. Рэйчел зажгла их и, улыбнувшись, сказала:
– Я произнесу сейчас молитву в честь Шабат, в которой приветствуется наступление священной субботы.
Глубоким мелодичным голосом она начала читать молитву на иврите, а в конце улыбнулась и сказала:
– Теперь мы можем приступить к трапезе. Джейкоб перевел на английский то, что прочла его дочь:
– Слава тебе, Господь наш, правитель Вселенной, который дарит нам добро и благословляет нашу субботу, освещенную светом этих свечей.
Шарлотта, тронутая простой церемонией, взглянула на Бена. Он улыбнулся ей, так как был рад увидеть в ее глазах понимание и искреннюю симпатию.
– Как все мило, – проговорила Шарлотта.
– А теперь я благословлю халу и вино, – объявил хозяин дома и, взяв со стола плетеный батон, произнес над ним молитву.
Шарлотта внимательно наблюдала, как он, преломив хлеб, положил в рот кусочек и отпил глоток вина, потом передал каждому по куску хлеба, и все повторили обряд.
Кушанья оказались для Шарлотты непривычными, но все было очень вкусно. Сперва подали жареную печенку и зелень, потом последовал замечательный куриный суп с маленькими фрикадельками в тесте, как их назвала Рэйчел – креплах. Казалось, больше и съесть ничего невозможно, но Рэйчел принесла большое блюдо с жареными курами и картошкой с луком да еще и тушеную капусту.
Шарлотта попробовала всего понемногу, она никогда так много не ела, но не могла отказать себе в удовольствии. Когда же подали десерт – большой медовик, украшенный миндалем, – она смогла съесть лишь крохотный кусочек, чтобы только узнать, что это такое.
За десертом Бен рассказал пару анекдотов, которые Шарлотта не очень хорошо поняла, но на хозяев они явно произвели впечатление. Потом Джейкоб стал вспоминать, как он, несовершеннолетний парень, отправился из Европы в Америку один. Все в его семье умерли от чумы, и молодой Джейкоб пустился в нелегкое путешествие в поисках лучшей доли.
Шарлотта слушала, затаив дыхание, и восхищалась отвагой и решительностью этого человека, преодолевшего столько невзгод для того, чтобы попасть в эту страну.
Но трудности только начинались. Джейкобу пришлось работать в доках Нью-Йорка, где он трудился в поте лица, чтобы заработать на кусок хлеба. Женившись, он нашел работу на табачной фабрике, и там постепенно дослужился до главного мастера цеха. Мать Рэйчел, родом из семьи эмигрантов, умерла десять лет назад, оставив одиннадцатилетнюю дочку на руках отца.
Рэйчел за весь вечер не проронила слова и, как заметила Шарлотта, во все глаза смотрела на Бена. Взор ее, то мечтательный, то горящий, красноречиво говорил о том, что девушка не на шутку влюблена в Бена Ашера, который об этом даже не догадывается. Шарлотте это открытие не понравилось, она тоже впала в задумчивость, пытаясь разобраться в своих чувствах. Прежде всего ей стало грустно от неизбежности потери – Бен все-таки инстинктивно тянется к Рэйчел. Затем Шарлотта рассердилась на девушку, решив, что не отдаст ей Бена. Она едва не схватила его за руку, чтобы показать Рэйчел, кому на самом деле он принадлежит.
«Я ревную! – подумала Шарлотта. – Ревную ужасно, хотя никакого права на это не имею!»
Она встала с дивана и сказала громко:
– Бен, уже поздно. Нам нужно ехать, завтра у нас с тобой куча дел.
Джейкоб пошел их провожать к выходу и услужливо распахнул дверь перед дорогими гостями. Он стоял на пороге в тот момент, когда над его головой просвистел камень и ударился о стену. В ту же секунду с улицы послышались крики:
– Евреи, убирайтесь из Дарема!
– Чужаки заняли наши рабочие места!
– Уезжайте туда, откуда приехали! Бен вскипел от злости.
– Черт побери! – воскликнул он. – У тебя есть ружье в доме, Джейкоб? Надо бы пальнуть в воздух для острастки, а то эти подонки чего доброго...
– Мне не нужно ружье, – заявил Джейкоб. Он вышел на освещенное крыльцо, гордо подняв голову, и прокричал в темноту: – Никто не заставит Джейкоба Левковича бежать! Это мой дом, и я останусь здесь. Поняли вы, грязные ублюдки?
В него опять запустили камнем, но и на этот раз не попали. Чей-то грубый голос ответил ему:
– Не угрожай нам, Джейкоб Левкович! Мы на тебя найдем управу! Мы заставим тебя убраться из этого города!
Шарлотта вздрогнула, узнав голос.
– Это Коб Дженкс, Бен! – воскликнула она. – Его я узнаю из тысячи, это точно он.
Джейкоб стал спускаться по ступенькам, Бен решительно двинулся за ним. Шарлотта тоже вышла во двор и услышала топот убегающих людей. Когда они втроем подошли к калитке, то на улице уже никого не было.
– Удрали, негодяи, – с отвращением сказал Бен.
– Джейкоб, вы же не позволите им запугать вас? – забеспокоилась Шарлотта. – Они вытворяют все эти мерзости из-за нас. Этот Дженкс работает на Слоуда Латчера, который и приказал устроить этот дебош. Цель Латчера – заставить вас уехать из города, чтобы разделаться с нами.
– Надеюсь, вы не считаете, будто все жители Дарема против вас? – спросил Бен.
– Меня нелегко запугать, – ответил Левкович. – Такое уже случалось на моей бывшей родине. Поэтому люди и стали уезжать оттуда, Бен.
– Папа хочет сказать, что евреи всегда гонимы, – сказала Рэйчел. – Им многое пришлось испытать. Даже в Нью-Йорке подобное случалось, но не часто, потому что мы жили в своем районе. Правильно, папа? – Она обняла отца за плечи. – Шарлотта, Бен, не стоит волноваться, мы не боимся.
По дороге домой Шарлотта сокрушалась:
– Надо же было этому случиться! Весь вечер испортили! Как только люди могут вытворять такие мерзости, Бен?
Он пожал плечами.
– Скорее всего это Латчер заказал скандал, – сказал он. – Но меня беспокоит другое – они на этом не остановятся. Начало, как говорится, положено, им за это заплатили, но самое ужасное – остальные жители могут поддержать эти выпады.
– Ох, Бен, только теперь я поняла, чего ты все время боялся! Думала, что ты зря беспокоишься насчет евреев, а оказалось, к сожалению, ты прав. Что же нам делать?
– Да ничего особенного. Свалить все это на Латчера не удастся, как ты сама понимаешь. Он всегда выходит сухим из воды, поэтому мы законным путем ничего не добьемся. Можно, конечно, набить ему морду, но что это даст? Я поговорю с Клинтом. Он же у нас занимается деловыми контактами, хорошо знаком с мэром, между прочим, связи у него крепкие. Может быть, он замолвит словечко.
– А если тебе взять это на себя, Бен? – спросила Шарлотта.
– Нет, – решительно заявил он. – Я сам еврей, пусть уж лучше Клинт. Никто так лихо, как он, не умеет выходить из затруднительных положений.
Шарлотта поняла, что он имеет в виду ее разрыв с Клинтом, в котором инициативу проявил, по убеждению Бена, именно Клинт. Она не стала его разуверять.
Некоторое время они ехали молча, а когда остановились перед домом, в котором Бен снимал комнату, он сказал Шарлотте:
– Знаешь, мне хочется немного отдохнуть. Мы с тобой все эти месяцы работали с утра до поздней ночи без выходных.
– Что ты предлагаешь? – спросила она устало.
– Надо бы нам в воскресенье устроить себе маленький пикник – возьмем корзинку с едой и поедем куда-нибудь за город. Погода сейчас хорошая, солнышко светит, тепло. А? Как ты считаешь?
Шарлотта покачала головой:
– Нет, Бен, столько дел до понедельника. У нас же открытие фабрики!
– Шарлотта, с понедельника и начнется самая горячая пора. Перед этим стоит хорошо отдохнуть. И не говори про дела! Все абсолютно готово. Придумала какие-то дела в воскресенье, а их на самом деле можно отложить на любой другой день.
Она помолчала, обдумывая предложение Бена. А ведь он прав – никаких срочных дел у нее нет. Идея провести день на природе, почувствовать себя свободной, вдохнуть свежий воздух показалась ей такой заманчивой. Она улыбнулась Бену и сказала:
– Я согласна. С удовольствием сделаю передышку, тем более что ничего особо важного и нет.
Он радостно схватил ее за руку:
– Прекрасно! Попрошу хозяйку упаковать корзинку. Будь готова к одиннадцати утра в воскресенье.
Стояло бабье лето. Теплые солнечные дни сменяли друг друга. А в воскресенье погода выдалась просто сказочной. На голубом небе проплывали легкие облачка, дул нежный ветерок. Шарлотта и Бен ехали за город в приподнятом настроении. Через некоторое время они увидели на горизонте темную тучу.
– Погода может перемениться сегодня, – заметил Бен. – Но мы будем недалеко, так что всегда успеем вернуться.
Экипаж катился по дороге. Бен опустил верх, и они с удовольствием грелись на солнышке. Шарлотта впервые за все это время расслабилась и даже задремала.
Некоторое время спустя Бен сказал:
– Я виделся с Клинтом и рассказал ему о том, что произошло в пятницу. Попросил его помочь принять меры.
– И что он сказал? – встрепенулась Шарлотта.
– Ужасно возмутился, как я и думал. Сразу же собрался пойти к Латчеру и устроить ему взбучку. Мне с трудом удалось отговорить его. Потом мы решили, что нужно переговорить с влиятельными людьми и постараться предотвратить столкновения.
– Надеюсь, ему это удастся.
Они снова замолчали. Шарлотта залюбовалась окрестностями. Ее поразили очевидные перемены. Исчезли признаки послевоенной разрухи. Обновленные фермерские усадьбы, отремонтированные дома, ухоженные сады и вспаханные поля – все это вселяло надежду, что скоро начнется возрождение. Шарлотта с радостью подумала, что в этом есть и ее маленькая заслуга – она дала многим фермерам надежду, помогла им и доказала на собственном примере, что не все потеряно.
Проехали еще несколько миль, и она спросила Бена:
– А куда это мы направляемся?
– Скоро приедем, – ответил он с улыбкой. – Есть у меня на примете одно весьма живописное местечко – небольшая полянка у ручья, там тихо и спокойно, поблизости никакого жилья.
Шарлотта поглядела на север, откуда надвигался целый фронт туч, предвещавших если не град, то сильный ливень. Она хотела было предупредить Бена, но передумала. Зачем портить ему настроение брюзжанием о погоде. Он так хотел устроить этот пикник, дорогу он хорошо знает. А от дождя они могут укрыться в экипаже – стоит только поднять верх.
Вскоре они свернули с основной дороги на едва заметную тропку и поехали через поле к рощице. Оглядевшись вокруг, Шарлотта не заметила ни души, разве где-то вдалеке одинокого всадника, да и тот вроде бы ехал своей дорогой.
В рощице они остановились, и Бен помог Шарлотте сойти.
– Давай немного пройдемся вниз к ручью, – сказал он, привязывая лошадь к дереву.
Он взял корзинку, два одеяла, и они с Шарлоттой пошли по крутой тропинке вниз, откуда раздавалось мелодичное журчание ручья. Над головой шумели деревья, земля уже начала покрываться ковром из осенних листьев, которые шуршали под ногами. Шарлотта с наслаждением окунулась в мир чарующих звуков и лесных ароматов, который она любила с детства.
На берегу ручья под раскидистым дубом Бен расстелил одеяла, а когда они уселись, стал распаковывать корзинку. Увидев аппетитные кушанья, Шарлотта почувствовала, что страшно проголодалась.
Бен достал бутылку вина и пошел к ручью.
– Надо охладить вино, мы отведаем его после завтрака, – сказал он.
На завтрак у них был жареный цыпленок, картофельный салат, огурцы, помидоры, свежий, еще теплый хлеб, масло, сыр и джем. Оба с жадностью стали есть, при этом говорили мало. Шарлотта знала, что Бен никогда не стремится развлекать даму светской беседой во время еды.
– Очень вкусно! – сказала Шарлотта, вытирая рот салфеткой.
Она облокотилась спиной о ствол дерева и весело глядела на Бена.
– Цыпленка жарил я, – заявил он вдруг с усмешкой. – И салат – мое творение.
– О, ты великолепный повар! – похвалила его Шарлотта.
– Спасибо за комплимент. Хочешь, дам рецепт? Она расхохоталась:
– Вот это ни к чему! Я ужасно готовлю – не умею. Никогда особенно не интересовалась секретами кулинарии, мне по душе было многое другое. А хозяйка, понимаешь, из меня никудышная.
– Зато ты успешно руководишь табачной фабрикой! – заметил Бен.
– Еще бы! Ведь у меня такие великолепные компаньоны.
Она вдруг зевнула.
– Ой, прости! Меня что-то клонит в сон. Можно вздремнуть?
Шарлотту разбудил Бен. Он тряс ее за плечо, а когда она открыла глаза, сказал взволнованно:
– Шарлотта, нужно поторопиться! Начинается настоящая буря! Понимаешь, – он виновато улыбнулся, – я тоже заснул.
Она села и огляделась вокруг – небо затянулось свинцовыми тучами. Стемнело, и стало очень холодно. Деревья скрипели, раскачиваясь от порывов ледяного ветра.
Бен быстро собрал остатки их завтрака в корзину. Шарлотта вскочила и начала спешно сворачивать одеяла.
– Скорее, скорее! – торопил Бен.
Что-то холодное коснулось щеки – снежинка! Надо же, в это время года снежный буран! Они побежали к тропинке и стали подниматься наверх. Идти было трудно, Бен буквально тащил Шарлотту за руку, а снег валил все сильнее. Они вышли к роще и застыли от удивления – ни лошади, ни экипажа!
– Кто-то стащил! – воскликнул Бен. Шарлотта вспомнила всадника.
– Бен! Когда мы сюда сворачивали, я оглянулась и увидела вдалеке какого-то всадника. Тогда мне и в голову не пришло, а теперь понимаю – он нас выследил от самого Дарема и украл лошадь с повозкой. Нет! – вдруг выкрикнула она. – Не украл. Это был человек Латчера, и он нарочно сделал так, чтобы мы здесь остались в такую бурю.
– Теперь не важно, кто это был: обычный вор или прихвостень Латчера. Факт налицо – ехать нам не на чем, мы далеко от города, но придется как-то выбираться отсюда. Смотри, что творится!
Словно в подтверждение его слов ветер усилился.
– Может, мы найдем по дороге какое-нибудь жилище? – спросила Шарлотта. – Неужели нам фермер не поможет? Разрешит переждать бурю и потом даст лошадей.
– Будем надеяться, – ответил Бен. – Пошли, Шарлотта. Давай я тебя укрою. Хоть немного будет теплее.
Он укутал ее одеялом, на себя набросил второе, и они, взявшись за руки, побрели в сторону Дарема. Идти было трудно – свирепый ветер дул прямо в лицо.
Шарлотта постаралась припомнить, видела ли она по дороге сюда хоть какой-нибудь дом. Они проехали тогда несколько миль, порядочный кусок пути, но не встретили ни одной усадьбы. Все-таки надежды она не теряла и отважно шла за Беном, зорко вглядываясь в мглу.
Все бы ничего, но Шарлотта умудрилась поехать на пикник в легких туфельках. Они уже промокли насквозь, в них хлюпала грязь, ноги закоченели. Кроме того, идти по скользкому ледяному насту, который образовался на дороге, бьио невероятно трудно. Несколько раз она чуть не упала, Бен успевал подхватить ее вовремя.
Стало так темно, что они едва различали дорогу.
– Нельзя больше идти! – проговорил Бен, задыхаясь. – Буран усиливается, мы собьемся с пути и заблудимся. Дай мне хорошенько осмотреться.... Погоди! Что это? – Он куда-то указывал пальцем. – Что это, не дом ли вон там?
Шарлотта глянула, едва разлепив мокрые ресницы, и увидела недалеко от дороги какое-то строение, но что именно, разобрать невозможно.
– Вижу, Бен! Похоже на дом, только он весь темный. Либо никого нет дома, либо вообще ничей. Сейчас много таких пустых зданий.
– Не важно, – ответил он. – Хоть какая-то крыша над головой, больше нам ничего и не нужно.
Они поспешили туда. Это оказался заброшенный фермерский дом – окна заколочены, дверь заперта. Бен вышиб ее ногой, и они вошли внутрь. Какое счастье, что можно укрыться от снега и ветра да согреться хоть немного! Правда, в доме давно нет тепла, и скоро они с Беном опять продрогнут.
В комнате оказался камин, на нем – крупный огарок свечи. Бен зажег ее, и они огляделись – кругом пыль и паутина, на полу валяются какие-то вещи, сломанная мебель. Шарлотта быстро собрала все, что могло пойти на дрова, и Бен растопил камин. Сразу стало теплее от одного вида огня. Бен разложил одеяла, чтобы просушить их.
– Ну вот, – сказал он, грея руки у самого пламени. – Дров нам должно хватить, я использую все, что только можно. Снежный буран в это время года продержится до утра, не дольше. Придется переночевать.
Шарлотту пробирала дрожь, у нее зуб на зуб не попадал от холода. Увидев это, Бен достал бутылку вина, налил им по стаканчику.
– На, согрейся скорее! – сказал он.
Она послушно выпила залпом и попросила добавку. Вино действительно помогло, она почувствовала, как благодатное тепло разливается по всему телу. Бен набросил ей на плечи скатерть.
– Сядь на пол, Шарлотта, – сказал он ласково. – Одеяла скоро просохнут, и будет уютнее.
Он заглянул в корзинку с провизией и обрадовался:
– Смотри, у нас осталось немного еды, так что с голоду мы не умрем. Хочешь есть?
– Да, пожалуй...
Они перекусили, но оставили немного хлеба и сыра на всякий случай. Время от времени Бен подбрасывал дрова в огонь, потом прошелся по дому и принес еще несколько табуреток и старые ящики. Сквозь щели в стенах ветер задувал в комнату снег, но перед камином, где расположились путники, было тепло.
Совершенно обессиленная, Шарлотта теперь, после еды и вина, согрелась, и у нее начали слипаться глаза. Она прислонилась спиной к какому-то сундуку и задремала. Несколько раз приоткрывала глаза и видела, как Бен суетится у камина, заботливо поддерживая огонь.
– Шарлотта... – тихо сказал Бен, дотронувшись до ее щеки.
Она так и подпрыгнула.
– Что случилось?
– Да ничего, – успокоил он ее. – Если ты будешь спать в такой неудобной позе, то утром спину не разогнешь. Одеяла уже высохли, давай расстелим одно и ляжем рядом, а вторым укроемся. – Он ласково улыбнулся. – Так нам обоим будет теплее.
– Ну давай попробуем так, – ответила она и тоже улыбнулась.
Бен притащил откуда-то еще дров, потом расстелил одеяло поближе к огню и, когда Шарлотта улеглась на бок лицом к камину, устроился рядом. Положив руку под голову, она смотрела на танцующее пламя, чувствуя спиной тепло тела Бена.
Шарлотта определенно заснуть не могла, Бен, видимо, тоже. Он то и дело вздыхал, потом вдруг слегка отодвинулся от нее, а через секунду лег поближе. Воспоминания о той их ночи в фургоне нахлынули на Шарлотту. Ее охватило приятное возбуждение – уже прошло два месяца с тех пор, как она рассталась с Клинтом, и вполне естественно, что она преисполнилась желанием в такой пикантной ситуации.
– Бен... – сказала она вполголоса и перевернулась на спину, – а ты серьезно интересуешься Рэйчел?
Он весь напрягся и ответил грустным голосом:
– Не пойму, что ты имеешь в виду, но она мне нравится.
– Она влюблена в тебя.
– Откуда ты знаешь?
– Женщины это подмечают легко.
– Думаю, ты ошибаешься...
– Нет, не ошибаюсь. Но раз ты не влюблен в нее, меня это не волнует.
Теперь она повернулась к нему лицом, погладила его по щеке и осторожно поцеловала. Бен вздрогнул и отпрянул.
– Шарлотта... – проговорил он, – пожалуйста, не дразни меня! Если бы ты знала, как я...
– Я не дразню тебя, Бен, – сказала она. – Я бесстыдная женщина, как тебе давно известно, и сейчас полна желания.
– Ты забыла, что говорила мне?
– Нет, я все помню. Я сказала, что не хочу привязываться к тебе, не хочу серьезных отношений ни с тобой, ни с кем бы то ни было.
– Ты и Клинту сказала то же самое?
– В общем, да. Но он тут ни при чем. Мы здесь с тобой одни и проведем вдвоем всю ночь. Ничего нет плохого в том, что мы хотим друг друга. Может быть, ты со мной не согласен?
– О Шарлотта! – простонал Бен. – Я так хочу тебя... Господи, ты всегда для меня очень желанна... – С этими словами он заключил ее в объятия.
Сгорая от нетерпения принадлежать Бену, Шарлотта прижалась к нему и прошептала:
– Я твоя, любимый...
Если в тот первый раз Бен был весьма нежен и осторожен с ней и даже где-то не очень уверен в себе, сейчас он проявлял такую необузданную страсть, которой она никак не ожидала. Они оба изголодались по любви, близости, ласкам, а теперь, в затерянном среди бурана убежище, в них проснулись животные инстинкты и дикие желания.
Бен буквально терзал ее губы поцелуем, нервно расстегивая платье. Потом он целовал ее грудь, а руки, запутавшиеся в юбках, искали ее бедра.
Шарлотта помогала ему, замирая от счастья. Когда наконец он вошел в нее сильным резким движением, она закричала.
Казалось, они никогда не утолят свою страсть. Упоительные, медленные движения их тел сменились бешеным ритмом, губы, с которых то и дело срывались стоны, слились в долгом поцелуе. И вот наступил сладкий момент наивысшего блаженства.
Они еще некоторое время лежали, обнявшись. Шарлотта, лаская Бена, торжествовала – если он так сильно желал ее, то о любви к Рэйчел и речи быть не может.
Прошло немало времени, и Шарлотту потянуло в сон, она расслабила объятия, и Бен потихоньку откатился в сторону. Во время акта любви они сбросили одеяло, и сейчас Шарлотта ощутила, как стылый воздух холодит ее разгоряченное тело. Она привела одежду в порядок и заметила, что огонь в камине погас. Бен встал, заботливо укрыл ее и отправился искать дрова.
Шарлотта наблюдала за ним, слегка прикрыв глаза. Ее охватила сладкая истома, она задремала, слыша сквозь сон сперва шаги Бена, хруст разламываемых досок, а потом потрескивание дров в камине. Стало немного теплее, и Бен залез к ней под бочок.
– Шарлотта, – сказал он, погладив ее по голове, – я...
– Ничего не говори, Бен, – оборвала она его на полуслове и прижалась щекой к его ладони. – Спокойной ночи, дорогой Бен.
Он вздохнул:
– Спокойной ночи, Шарлотта.
Она уже почти заснула, как вдруг в голову пришла тревожная мысль – они же пробудут здесь до самого утра, а значит, неизбежно опоздают к открытию фабрики. Пока найдут обитаемую ферму да еще уговорят хозяина дать им лошадь... Вполне очевидно, что первая сигарета «Кинг» будет изготовлена Рэйчел Левкович без них. А что о них подумают люди, когда они заявятся на фабрику, встрепанные и неприбранные?
Клинт... Клинт тоже там будет. Он сразу обо всем догадается...




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100