Читать онлайн Пылающий рассвет, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Пылающий рассвет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

По натуре Бен Ашер не был изворотливым малым. Вести двойную игру ему не очень нравилось. Но ведь обойтись без уловок и хитростей при посещении табачных фабрик в Нью-Йорке никак нельзя – не может же он раскрыть истинную цель своего визита. А приехал Бен сюда разведать, как обстоят дела с производством сигарет, и нанять, вернее, сманить работников. На фабриках он объяснял, что хочет побольше узнать о производстве сигарет вручную, и большинство владельцев встретили его приветливо, правда, некоторые отнеслись к чужаку с Юга с нескрываемым подозрением.
Бена, никогда раньше не бывавшего в Нью-Йорке, поразили шум и суета большого города, ведь он привык к неторопливости Чарлстона и Саванны. Крики разносчиков, грохот колес по брусчатке мостовых, мелькание лиц, экипажей, повозок и фургонов – от всего этого можно очуметь с непривычки. Но Бен, человек крепкий и выдержанный, быстро привык и перестал обращать на это внимание. Он заметил, что повсюду раздается иностранная речь – кажется, здесь представлены все нации мира.
Конечно, в этом необычном городе есть и своя прелесть, но Бен никогда не смог бы в нем жить.
Посетив пять фабрик, Бен выяснил, что на них выпускается в основном жевательный, нюхательный и трубочный табак, а производству сигарет не уделяется большого внимания. Этот факт его только порадовал – значит, рынок свободен от конкуренции.
Сигары, как он узнал, делают в основном кустарным способом, в мелких цехах, затем крупные компании скупают их оптом и продают потребителю.
– Сигары стали выпускать до и во время войны. Это целое искусство, и непревзойденные их производители – кубинцы, – поведал Бену управляющий одним из предприятий, довольно приветливый малый по имени Рет Брайнс. Он охотно водил Бена по фабрике, устроив ему настоящую экскурсию.
– Черт возьми, парень, как это так, – сказал Рет, хитро прищурясь, – у вас там, на Юге, табак растет прямо под ногами, а про вашу продукцию мы и слыхом не слыхивали? Никто с нами не конкурирует. Впрочем, я знаю, что вы, южане, тяжелы на подъем. Только не обижайся.
– И не подумаю, – усмехнулся Бен. – Хотя бы потому, что это не совсем так. Вот мы как раз и собираемся наладить производство сигарет. А вы, как я вижу, предпочитаете трубочный и жевательный табак.
– Почему? Мы и сигареты делаем. Правда, хозяин считает, что на них спрос невелик, а в будущем вообще надобность в них отпадет. Не могу сказать, что согласен с ним, но он тут главный. Может быть, когда узнает, что у вас на Юге выпускают сигареты, то начнет шевелиться. Кстати, главная проблема, с которой вы столкнетесь, – люди, специалисты в этом деле. Мы смогли привлечь только иностранцев – русских, поляков и прочих, но это в основном евреи.
Он неожиданно затронул животрепещущую для Бена тему, и тот сразу проявил должный интерес. Брайнс повел его в большой цех, который был заставлен маленькими столиками – за каждым сидел работник, вернее, работница – здесь явное большинство составляли женщины и молодые девушки. На его вопрос Рет ответил:
– Дело в том, что ставки здесь маленькие, и парням невыгодно, а женщин устраивает. Кстати, девчонки лучше всех закручивают сигареты, пальцы у них тонкие и ловкие.
Бен окинул взглядом цех. Он увидел, как в углу на специальном станке режут листья табака в мелкую крошку. Потом табак распределяют по столам, крытым мрамором. Вдруг Брайнс спохватился и сказал:
– Мне надо идти по делам, а тебя оставлю на попечение нашего мастера, он все объяснит. Джейкоб, иди сюда! – крикнул он.
Откликнулся большой плотный человек с круглым лицом, седыми волосами.
– Да, мистер Брайнс? – Он подошел и вынул сигару изо рта.
– Этот парень приехал из Северной Каролины, зовут его Бен Ашер. Интересуется производством сигарет. Ты у нас тут главный, так и покажи все гостю. Бен, это Джейкоб Левкович. – Брайнс подмигнул Бену. – Думаю, вы найдете общий язык, корни-то у вас, видать, одни!
Когда он ушел, Бен обменялся рукопожатием с мастером.
– Очень рад познакомиться с вами, мистер Левкович.
– А вы тоже еврей? Живете на Юге Штатов? – Он неплохо говорил по-английски, правда, с сильным акцентом.
– Нас там не так много, – объяснил Бен. – А вы приехали из Европы, мистер Левкович? – Когда тот кивнул, спросил: – Давно здесь работаете?
– Пять лет.
– Вы хорошо говорите по-английски. Джейкоб Левкович просиял:
– Каждый вечер хожу на занятия. Не скажу, чтобы было легко учиться. А что вы хотите посмотреть?
– Все. Я представляю компанию, которая начинает производство сигарет в Северной Каролине. Мне нужно узнать как можно больше об этом деле.
Джейкоб повел его по цеху. Они переходили от столика к столику, и Бен наблюдал, как работницы ловко закручивают сигаретки. Остановились возле девушки – она как раз склеивала сигарету.
– Что это за состав? – спросил Бен, кивнув на миску с жидкостью.
– Мука и вода, клейстер, – ответил Джейкоб. Он отечески потрепал девушку по плечу, и она подняла голову. «Симпатичная, – подумал Бен. – А глаза какие большие и выразительные! Только бледновата...»
– Это Рэйчел, моя дочка. Она у нас лучшая работница. Рэйчел, это мистер Бен Ашер из Северной Каролины.
– Здравствуйте, мистер Ашер, – сказала она.
Голос у нее оказался приятным, глубоким, говорила она без акцента. Рэйчел улыбнулась Бену, и он увидел на ее щеках маленькие ямочки.
– Счастлив познакомиться с вами, Рэйчел, – сказал он приветливо. – Скажите, сколько сигарет вы делаете в день?
– Четыре штуки в минуту, значит...
– ...почти две с половиной тысячи в день, – быстро сообразил Бен. – Это за десятичасовой рабочий день, если не считать час перерыва?
– Двенадцатичасовой, – поправил его Джейкоб. – А перерыв у нас всего полчаса.
– Как! Вы работаете двенадцать часов, как рабы? Как же вы выдерживаете?
– Многие не выдерживают, мистер Ашер, – пожаловался Левкович. – Для этого нужно быть... как это?... закаленным. Рэйчел на самом деле сильнее, хотя по ней не скажешь. Работа здесь трудная, а условия... – он обвел жестом помещение. – Сами видите, окон нет, кругом табачная пыль. Работники кашляют, болеют, некоторые умирают. Так что очень плохо.
Бен, естественно, обратил внимание на ужасную обстановку в цехе. Грязь, пыль, духота, запах табака – все это повергло его в уныние. А что же говорить о людях, которые проводят здесь весь день?
– Сколько вам платят? – поинтересовался он.
– Пятьдесят центов за тысячу, мистер Ашер, – ответила Рэйчел.
– Значит, около двух долларов в день! – воскликнул Бен. – И это вам, лучшей работнице? А другим и того меньше.
– Людям едва хватает на еду, – сказал Джейкоб. – Вот поэтому сюда идут работать одни женщины. Разве мужчина может прокормить семью на такие деньги? Я получаю побольше и сколько раз просил Рэйчел уйти отсюда.
– Нам нужны деньги, папа! – воскликнула она. – И ты прекрасно знаешь это.
Бен решил переменить тему разговора и поинтересовался:
– Мистер Левкович, как упаковываются сигареты?
Тот взял с ближайшего стола коробочку:
– Вот в эти пачки, здесь десять штук.
Бен рассматривал упаковку и производил в уме сложные расчеты. Если они будут продавать пачку за пятнадцать центов, а такова средняя цена на Юге, то с учетом всех затрат и налогов смогут платить рабочим больше, чем здесь. Конечно, необходимо будет улучшить качество продукции, использовать только лучшие сорта табака, а главное – сделать броскую упаковку. Но тут уж Клинт постарается.
– Мистер Левкович, можно мне взять пустую пачку?
– Пожалуйста. Что еще вы хотели бы посмотреть?
– Думаю, я узнал достаточно, – сказал Бен, а потом добавил тихим голосом: – Мистер Левкович, мне необходимо переговорить с вами, но не здесь. Лучше нам отправиться в другое место, хочу предложить вам кое-что. Где вы обычно обедаете?
Джейкоб удивленно поднял брови:
– Мы с Рэйчел приносим еду с собой.
– Можно я вас угощу обедом? – спросил Бен, обращаясь в основном к девушке, которая смотрела на него во все глаза. – Конечно, вас обоих.
– Не знаю, как папа, – ответила Рэйчел. – Но я с радостью приму ваше приглашение, мистер Ашер.
Джейкоб нахмурился.
– Зачем вам это нужно? О каком предложении вы говорите? – пытал он Бена.
– Это деловое предложение, мистер Левкович, и довольно выгодное. Только попрошу никому не говорить об этом. Пока что никому, ладно?
Джейкоб смотрел на него не мигая, потом слегка кивнул.
Они втроем пришли в еврейскую закусочную, которая находилась в нескольких кварталах от фабрики. Бен выбрал ее специально, чтобы Левковичи не встретили знакомых.
Выбор блюд был большой. У Рэйчел глаза разбежались – такого изобилия она давно не видела. Бен настоял, чтобы они с отцом взяли все, что пожелают. Когда Джейкоб увидел уставленный яствами стол, то бросил на дочку сердитый взгляд.
– Папа, надо пользоваться тем, что мистер Ашер нас угощает, – просто сказала она.
За едой Бен начал разговор:
– У нас не так много времени, поэтому давайте все обсудим сразу за обедом.
– Хорошо, – ответил Джейкоб.
– Меня действительно интересует процесс производства сигарет, но приехал я не за этим. Я с моими компаньонами хочу открыть табачную фабрику в Дареме, в Северной Каролине. Мы собираемся выпускать сигареты, поэтому нуждаемся в рабочей силе, то есть в квалифицированных работниках. В нашем районе таковых нет.
– Каролина... – задумался Джейкоб. – Где это?
Бен попробовал объяснить, но оказалось, что тот вообще не знает географии Штатов.
– Я в этой стране не ориентируюсь, – сказал он, сокрушенно качая головой.
Рэйчел весело рассмеялась:
– Папа знает только Нью-Йорк. Он никогда отсюда не выезжал. Ну и я, разумеется, тоже.
– Могу вас заверить, что Каролина – замечательное место, а Дарем расположен в живописных местах. Свежий воздух, климат теплый, даже жаркий. Темп жизни совсем иной, чем здесь. Город-то небольшой, на улицах и в помине нет такого движения, как в Нью-Йорке. Много зелени, цветов...
– А зачем вы нам это рассказываете? – перебил его Джейкоб.
– Хочу вас взять на работу, мистер Левкович. Вас и вашу дочь. Предлагаю работу на табачной фабрике «Кинг». Но не только это. Хочу, чтобы вы завербовали людей к нам на работу. К осени нужно по меньшей мере пятьдесят человек, чтобы начать выпуск сигарет. Передайте, что платить я буду семьдесят центов за каждую тысячу сигарет. Кроме того, мы оплатим проезд до Дарема по железной дороге.
Джейкоб почесал затылок.
– Но люди захотят поехать со своими семьями.
– Естественно, пусть приезжают. Мы всем оплатим проезд, – заверил его Бен. – Скажите, каковы у вас жилищные условия?
– О, мистер Ашер, – ответила Рэйчел, – люди живут в трущобах, ютятся в комнатках. В домах грязно, полно крыс и тараканов. Хозяева сдирают с нас деньги, а сами ничего не делают для того, чтобы привести жилье в порядок.
– Тогда вам мое предложение покажется еще более привлекательным, – сказал Бен. – В Дареме каждая семья получит в свое распоряжение дом с большим двором и садиком. Если вы возьметесь нанять рабочих, мистер Левкович, я сразу же по приезде начну подыскивать подходящие дома. У нас с этим проблем нет – ведь много их после войны пустует.
– Здорово! – воскликнула Рэйчел в восторге. – Потрясающе! – Она схватила отца за руку. – Папа! Что ты скажешь?
Джейкоб пребывал в глубокой задумчивости. Он помолчал немного, потом сказал:
– Боязно, Рэйчел. Если бы я был один, то и раздумывать не стал бы, а у меня на руках дочь...
– Мне уже двадцать один год, – заявила она, гордо подняв голову. – И я вовсе не маленький ребенок, чтобы обо мне беспокоиться.
– Но этот город стал моим домом.
– Домом? – вспыхнула Рэйчел. – Да хуже этого города вообще ничего нет! Ты только подумай, там можно дышать свежим воздухом, видеть солнечный свет! – Она обратилась к Бену: – Я считаю ваше предложение просто великолепным, мистер Ашер.
Джейкоб снова погрузился в свои мысли.
– А евреи? В вашем Дареме есть евреи? – вдруг спросил он.
Бен опешил.
– Не очень много, мистер Левкович.
– А молодые евреи, неженатые, разумеется?
– Боюсь, еще меньше.
– Вот видишь? – обратился он к дочери. – Мы никуда не едем.
– Почему, папа? Какое это имеет отношение к тому, ехать нам или нет?
– Тебе нужны женихи, дочь моя. Пора выходить замуж.
– Папа! – Рэйчел вспыхнула и потупила взор. – Не время говорить об этом.
– Почему? – настаивал отец. – Это серьезное дело.
– Нехорошо обсуждать такие вопросы при постороннем! – объяснила она, показав глазами на Бена.
– Но ведь в семьях рабочих есть молодые парни, – решил вставить свое слово Бен, – среди которых можно найти девушке жениха.
– Вы хотите, чтобы моя Рэйчел вышла за рабочего табачной фабрики? Разве это выгодный жених?
– Папа! Хватит! – Она сверкнула глазами и ударила ладонью по столу.
– У меня на родине...
– Ты сейчас не на родине, папа. А кроме того, мистер Ашер... – Она неожиданно посмотрела на Бена, и в глазах ее появились бесовские огоньки. – Вот он из Дарема и наверняка выгодный жених, если еще не женат, конечно.
– Я не женат, – поспешил заверить ее Бен. Настала очередь Джейкоба возмутиться.
– Рэйчел! Девушке не пристало говорить такие вещи!
– Как это? – с невинным видом удивилась она. – Я просто хотела доказать тебе, что раз в Дареме есть такой жених, как мистер Ашер, то там найдутся и другие!
Отец спрятал улыбку, а Рэйчел обратилась к Бену:
– Мы принимаем ваше предложение, мистер Ашер.
– Девочка! С каких это пор ты решаешь за меня? – с грозным видом спросил Джейкоб.
Она продолжала говорить с Беном:
– Не обращайте внимания на папу. Он любит прикинуться строгим и поворчать. На самом деле ему ваша идея нравится. Рабочие у вас будут, мистер Ашер.
Наступило горячее в буквальном смысле время засевания табака. Фермеры, готовясь к высадке семян, жгли костры на грядках. Собрался сеять табак и Брэдли Холлистер. Шарлотта просила предупредить о дне знаменательного события. Как только Джимми привез ей эту весть, она сразу же разыскала Клинта.
– Я узнала, что мистер Холлистер будет прогревать грядки сегодня ночью. Хочу поехать посмотреть. Зрелище, надо сказать, впечатляющее. Там все его соседи соберутся. Поедешь со мной?
Клинт пожал плечами.
– Не понимаю, зачем мне туда ехать, Лотта. Чтобы торговать табаком, вовсе не нужно разбираться во всех тонкостях, но ты, я вижу, не согласна.
– Ты обязан знать все. С самого начала, когда семена сеют в землю, и до конца, когда собирают листья и просушивают их. Поехали, не пожалеешь. У тебя же нет неотложных дел сегодня.
– Я занимаюсь тем, что завожу знакомства, а это не менее важно. Собирался встретиться с одним банкиром, но... – Он улыбнулся и взял ее под руку. – Думаю, что гораздо приятнее будет провести время с тобой.
Сезон посева табака начинается в январе. Дождавшись тепла, фермеры готовили грядки. Правда, кое-где еще лежал снег. Но он не помеха: в солнечный день быстро тает – слишком тонкий слой лежит на земле.
Брэдли Холлистер уже нашел подходящее место для первой грядки. Они с Джимми взрыхлили землю в низине и натаскали туда хвороста, разложив его аккуратно по всей поверхности. Теперь оставалось дождаться ночи, чтобы поджечь его. Так было принято с незапамятных времен – костры всегда жгли ночью.
Шарлотта и Клинт приехали на ферму Холлистеров вечером и привезли с собой теплые одеяла и еду. Предстояло сидеть у костра до утра.
Когда они подошли, там уже собрались соседи с близлежащих ферм – мужчины, женщины, дети.
Брэдли Холлистер подошел к Шарлотте.
– Рад, что вы приехали с мистером Девлином, – сказал он, потирая руки. – Этот год, нутром чую, должен быть хорошим, урожайным. Шарлотта, хочу поблагодарить тебя. Без твоих денег мы бы не смогли приобрести семена и прочее.
– В этом деле у меня свой корыстный интерес, мистер Холлистер, – с улыбкой сказала Шарлотта. – Без продукта вашего труда мы не сможем запустить фабрику.
Подбежал Джимми с факелом в руке.
– Папа, пора? – крикнул он. Было видно, что юноша сгорает от нетерпения. – Мы с ребятами готовы!
– Зажигай, сынок! – рассмеялся Брэдли и обратился к Клинту: – У нас тут огнем распоряжается молодежь, им это в удовольствие. А старики тем временем сидят в сторонке и толкуют о том о сем да выпивают по чарочке. Найдите себе местечко с Шарлоттой и располагайтесь поудобнее.
Джимми и его друзья носились вокруг грядки с факелами, поджигая хворост по краям. В темное небо взметнулись языки пламени.
Шарлотта и Клинт расстелили одеяла с той стороны, куда не дул ветер с пылающей грядки. Клинт достал бутылку бренди, и они выпили.
Мысли Шарлотты были заняты одной проблемой. Она видела нескольких фермеров, хмуро стоявших поодаль и ни с кем не общавшихся. В разговоре с ней они повели себя крайне сдержанно. Шарлотта заволновалась: они уже заключили с ней контракт на поставку табака, а теперь вроде бы и знаться не хотели. Когда подошел Брэдли, она решила выяснить причину их осторожности у него.
– Мистер Брэдли, почему некоторые фермеры не хотят со мной беседовать? Вы что-нибудь знаете?
– Боюсь, что да. Я как раз собирался с вами это обсудить. Оказывается, Коб Дженкс угрожает этим людям, чтобы не вздумали торговать с вами.
– А чем он угрожает им? – не на шутку встревожилась Шарлотта.
– Напрямую ничего не говорит. Они с Латчером большие хитрецы. Но Коб намекает, что у хозяев могут сгореть сараи, в которых сушат и хранят табак. Да еще говорит, что Латчер с ними потом не будет иметь дело, ничего у них не купит.
– Дурак! – воскликнул Клинт и налил в стопки бренди себе и Брэдли. – Сам себе наступает на горло. Если он не будет покупать у них табак, то фабрика его прогорит.
Холлистер выпил и, похвалив бренди, продолжал:
– Латчер также сказал, что в любом случае даст за товар больше, чем вы.
Шарлотта возмутилась:
– Неужели ничего нельзя сделать, чтобы унять этого мерзавца?! Его угрозы противозаконны, и пора его привлечь к ответу!
– А как вы докажете, что он угрожает вам? Вместо него действует Коб Дженкс. Латчер объявит, что он тут ни при чем.
– Точно так же, как он отрицал, что приказал Дженксу напасть на тебя, Лотта, – сказал Клинт. – Помнишь, что он говорил тогда на балу у мэра? Может, мне стоит встретиться с этим Дженксом? Видел его как-то в Дареме. Ну и рожа, доложу я вам! Форменный ублюдок. Но у меня есть опыт общения с такими типами. Уверен, он пойдет на попятную, если его прижать хорошенько.
– Нет, Клинт, это не поможет, – сказала Шарлотта. – Он просто притворится, что сдался. Это мерзкий человек, без совести и чести. Нужно найти другой выход. Мистер Холлистер, а что говорят фермеры? Они боятся Латчера?
– Некоторые – может быть, – ответил тот. – Трудно сказать наверняка. Придется подождать, пока урожай будет собран и табак приготовлен к продаже.
– Но к этому времени будет поздно! – расстроилась Шарлотта. – Где тогда найти еще табак?
– А разве они не подписали контракт с нами? – спросил Клинт.
– Большинство – да.
– Тогда их можно привлечь к суду, если они переметнутся к Латчеру.
Она сокрушенно покачала головой:
– Этого я не сделаю. Не собираюсь нажимать на них, если они не хотят сотрудничать.
От досады Клинт ударил ладонью по колену.
– Лотта, ведь это же бизнес! – воскликнул он. – Ты должна иногда быть беспощадной! Их надо научить действовать по закону, согласно принятым обязательствам.
– Не буду я так себя вести! – упрямо твердила Шарлотта. – Видела я, как людей заставляли соблюдать закон. Ничего, кроме горя, это не принесло. Они потеряли свои дома, фермы. И все согласно принятым на себя обязательствам!
– Это разные вещи, Лотта. У них никто ничего не отбирает. Им платят за продукт, который они производят.
– Шарлотта права, Клинт, – вмешался Холлистер. – Если действовать силой, только врагов наживешь. В бизнесе я ничего не понимаю, но не стоит ссориться с теми, кто может принести пользу делу.
– Хорошо, хорошо! Сдаюсь. – И Клинт со смехом поднял руки. – Двое против одного.
– Если ты думаешь, что Бен поддержит твою идею, то ошибаешься, – сказала Шарлотта. – Я слишком хорошо его знаю.
– Да? Действительно? – с усмешкой на губах переспросил Клинт и прищурившись посмотрел на нее. – Может быть, объяснишь, насколько хорошо?
Юная женщина густо покраснела, но гордо вскинула голову.
– Я ничего не обязана тебе объяснять, Клинт Девлин! – ответила она сухо.
Холлистер быстро допил бренди и встал.
– Ну, я пойду, пожалуй, – сказал он и направился к соседям.
Клинт легонько дотронулся до руки Шарлотты.
– Извини меня, Лотта, – проговорил он. – Ты же знаешь, я циник и не всегда могу придержать свой язык. Прощаешь?
Она глянула на него и усмехнулась:
– Прощаю.
Они сидели, глядя в огонь. Шарлотта думала, как ей поступить в сложившейся ситуации. Нельзя допустить, чтобы фермеры нарушили обязательство, но сделать это надо тонко. Внезапно ей вспомнился тот разряженный человек, которого она повстречала на фабрике Латчера в день своего первого визита туда. Как его зовут? Ах, да, Уотсон. Клайд Уотсон. «Некоторые меня называют Денди», – сказал он ей тогда.
Шарлотта прилегла на одеяло и стала вспоминать все, что Клайд говорил ей, а заодно и то, что сама знает об аукционах табака. Постепенно у нее стал складываться некий план.
– Клинт! – позвала она, повернувшись к нему. – Ты говоришь, что можешь взять ссуду в банке на нужды компании? Это действительно так?
Он улыбнулся и подмигнул ей:
– Еще бы, конечно, могу! – Но потом пытливо заглянул ей в глаза. – Что такое заварилось в твоей хорошенькой головке?
– Пока не будем обсуждать это, ладно? Надо хорошо все обдумать.
Она укрылась теплым пледом и лежала, наблюдая за костром, в который мальчики все время подбрасывали хворост. Слышались приглушенные голоса. Люди разговаривали, пили кофе или что-нибудь погорячее. Убаюканная видом огня, теплом и тихими голосами, Шарлотта крепко заснула и даже не слышала, как Клинт тоже прилег рядом с ней.
Она проснулась, когда уже совсем рассвело. Костер на грядке догорел, только тлели угли. Но в сторонке развели еще один и грелись возле него. Клинт тоже сложил маленький костер и варил кофе. Он повернулся к Шарлотте, лучи солнца осветили его лицо. Ей было непривычно видеть его небритым и заспанным, но и она, наверное, выглядит тоже не лучшим образом.
– Привет, дорогая! – сказал он. В глазах у него появилось игривое выражение. – Впервые в жизни я проспал всю ночь с женщиной под разными одеялами.
Шарлотта покраснела и с опаской огляделась – не услышал ли кто? Но внимание присутствующих было приковано к грядке, на которой Холлистер, Джимми и несколько мужчин разгребали уголья граблями, от пепелища вверх поднимались клубы дыма.
Клинт протянул Шарлотте чашку горячего кофе, в который он добавил немного бренди. Она отпила несколько глотков и почувствовала, что согревается.
– Посмотри, Лотта, – сказал Клинт, наблюдая за происходящим, – это ведь целый ритуал, унаследованный от предков.
– Похоже, ты прав, – ответила она. – В истории человечества сев и сбор урожая всегда являлись культовыми праздниками. Люди очень привязаны к земле, считают ее основой жизни, боготворят, преклоняясь перед ее животворящей силой.
Тем временем Брэдли Холлистер уже очистил землю от головешек, разгреб пепел ровным слоем по поверхности грядки и теперь медленно двигался посередине участка. На его шее висела плошка с семенами, он брал одно, аккуратно смешивал с пеплом и осторожно сажал глубоко в землю. Друзья и соседи молча наблюдали за этим священнодействием до тех пор, пока Брэдли не посадил все. После этого толпа, громко приветствуя хозяина, стала расходиться.
Но работа на грядке еще не закончилась. Холлистер и оставшиеся мужчины рядком пошли по участку, притаптывая землю. Их движения были похожи на ритмичный танец.
– Вот это да! – воскликнул Клинт восторженно. – Оказывается, все не так просто!
– Это только начало, – объяснила Шарлотта. – Предстоит сделать еще множество таких грядок.
Они с Клинтом встали и стали собирать вещи. По дороге к дому Холлистеров, где остался их экипаж, Шарлотта рассказывала о том, как обычно фермеры засевают табак. После того как на грядках появится рассада, они высаживают ее в подготовленный грунт. Происходит это в мае, когда земля напитается влагой после дождей.
– Это кропотливое занятие, – говорила Шарлотта. – Ростки очень нежные, их нельзя повредить. Обычно работают по двое: один разносит рассаду, другой сажает, и вот как раз этот второй после целого дня, проведенного в поле, не может спину разогнуть. Помню, как работники отца вечером чуть ли не приползали на четвереньках, а потом их жены массировали им спины босыми ногами.
Клинт слушал внимательно. Он никогда не слышал, а уж тем более не видел, ничего подобного. Шарлотта поведала ему, как все лето фермер должен ухаживать за побегами, уничтожать вредных насекомых и их личинки, как в августе собирают урожай, аккуратно срезая ножом растение под корень, как просушивают листья в специально оборудованных для этого сараях.
– Я хочу, чтобы ты посмотрел, как сушат табачные листья, – сказала Шарлотта. – Это тоже целый обряд. Я дам тебе знать в августе, когда Брэдли назначит день.
Клинт рассмеялся:
– Лотта, ты решила из меня сделать табаковеда? Я уже и так знаю слишком много благодаря твоему подробному рассказу.
– Знаний, Клинт, не бывает слишком много, – заверила его Шарлотта. – Когда ты начнешь торговать, то твои покупатели обязательно будут интересоваться сортом табака и его качеством. Вот тогда ты и поймешь, что о табаке важно знать абсолютно все, любые тонкости.
– Ты меня почти убедила, но в августе, накануне открытия фабрики, я скорее всего буду в разъездах. Так что процесс просушки пройдет без меня.
– Постарайся приехать. В нашем деле не бывает мелочей, на которые не стоит тратить время.
– Все правильно. Ты успела хорошо усвоить азбуку бизнеса. Но дело в том, что мне скучно сидеть в кабинете, я привык быть среди людей, общаться, заводить знакомства. Это у меня в крови.
– Кстати, Клинт, ты должен перестать курить сигары, – решительно заявила Шарлотта.
– Что с тобой, Шарлотта? Мы не женаты, а ты уже стремишься отучить меня от моих привычек.
– Дело не в привычке курить вообще. Подумай, как выглядит продавец сигарет, если он сам курит сигару?
Клинт даже присвистнул от удивления.
– Смотри-ка! А мне и в голову не пришло! Ты права, дорогая. Ладно, придется пойти на компромисс – с клиентами я буду курить сигареты. Принесу в жертву свою привычку. Разве это не благородно с моей стороны?
Шарлотта расхохоталась:
– Клинт Девлин проявляет благородство! Этот день надо отметить в календаре!
В Дарем они приехали в полдень. – Не знаю, как ты, Лотта, но я хочу поехать домой принять ванну и переодеться. У меня вся одежда пропахла дымом. А что, если мы заедем ко мне вместе? Выкупаемся, а потом развлечемся...
– Более галантного предложения вы сделать не могли, мистер Девлин, – ответила Шарлотта ехидно.
После первого визита к Клинту на Рождество она стала частенько бывать у него, не стыдясь, к своему удивлению, этого ни капельки. Их свидания доставляли ей огромное удовольствие, она чувствовала себя с ним счастливой и с нетерпением ждала момент, когда они могут остаться наедине в его уютном домике. Днем она занималась делами, а вечера принадлежали им с Клинтом. Она подозревала, что могут пойти разговоры, но не придавала этому значения.
Сейчас же девушка сказала:
– Не искушай меня, Клинт. Давай отложим это развлечение. Нам нужно сперва поехать на фабрику и посмотреть, как там идут дела.
– О Господи, Лотта, ты палач! – проворчал Клинт, но поехал вместе с ней.
К этому времени у них появился небольшой штат работников: три секретарши, бухгалтер и управляющий реконструкцией фабрики. В помещении будущего цеха трудились плотники и маляры.
Шарлотта и Клинт подъехали к зданию, и она с гордостью посмотрела на вывеску над входом: «Табачная компания Ашер, Девлин и Кинг». Ее повесили два дня назад, но, к тайной радости Шарлотты, фабрику стали называть сокращенно – «Табак Кинг», правда, она не знала, понравится ли это Клинту.
В кабинете ее ждал сюрприз – телеграмма от Бена, в которой говорилось, что он сегодня приезжает из Нью-Йорка. Она бросилась к Клинту.
– Бен приезжает! – крикнула Шарлотта с порога, размахивая телеграммой. – Дневным поездом. Нам надо поторопиться.
Выглянув из окна вагона, Бен увидел на платформе своих компаньонов, но смотрел он прежде всего на Шарлотту, и сердце радостно забилось в груди. Он залюбовался ею – как она красива! Изящная фигура, освещенные яркими лучами солнца рыжие волосы сверкают как пламя... Не женщина – мечта. Бену не очень хотелось оставлять Шарлотту на попечение своего друга, так как у Клинта, как известно, репутация сердцееда. Он смотрел, как они стоят рядом, бок о бок, и его волнение усилилось. Что-то очень интимное было в том, как Клинт поддерживает Шарлотту под локоть и как она склоняет голову, слушая его. Бен отогнал мрачные предчувствия.
Наконец поезд остановился, и Бен Ашер спустился по ступенькам на платформу.
Шарлотта просияла и помахала ему рукой. Он подошел ближе и заметил, что у обоих помятый и усталый вид. Клинт, что просто невероятно, даже небрит... «Чем это они занимались?» – мелькнуло в голове у Бена.
– Бен, как хорошо, что ты вернулся! – воскликнула Шарлотта и поцеловала его в щеку.
Он чуть было не заключил ее в объятия, но присутствие Клинта его смущало.
– Бен! – Тот протянул ему руку. – Как прошла поездка?
– Продуктивно, надеюсь. А как у вас тут шли дела, пока меня не было?
– Все отлично, ты сам увидишь. Единственная проблема – достать табак. Тогда за нами не угнаться.
– Клинт не меняется, все так же полон оптимизма.
– Бен, у меня такое чувство, что ты и не уезжал вовсе, – со смехом заметила Шарлотта.
– У меня тоже. Приятно вернуться к друзьям, – признался Бен. – А здесь, дома, так хорошо! Больше я в Нью-Йорк ни за что не поеду.
– Пошли, Бен. Мы тебе все покажем. – И Шарлотта взяла его под руку. – Нас ждет экипаж.
Когда они вышли со станции, девушка, немного смущаясь, сказала:
– Ты уж извини, что мы с Клинтом в таком виде. Мы провели всю ночь на ферме Брэдли Холлистера. Он жег костер на грядке под посадку семян табака. Клинт впервые видел, как это происходит. Ну а потом пришлось задержаться на ферме до полудня, чтобы уж увидеть все до конца. Твоя телеграмма застала нас, что называется, врасплох, едва успели к приходу поезда.
Слушая Шарлотту, Бен облегченно вздохнул. Он взглянул на Клинта с улыбкой, представив, как этот денди сейчас себя чувствует.
– Она такая упрямая, – в шутку пожаловался Клинт. – Заставила меня поехать и все запомнить. Считает, что без этого я не смогу продать ни пачки сигарет.
– Ладно тебе! – отмахнулась Шарлотта. – Бен, скажи, удалось тебе найти рабочих?
– Да, в августе приедут. Человек пятьдесят или больше.
– Ну, теперь, похоже, пойдет настоящее дело, правда, Лотта? – воскликнул Клинт, схватив Шарлотту за руку.
Она покраснела и выдернула руку. Встретившись с Беном взглядом, девушка опустила глаза.
Бен понял. Этот жест, это «Лотта», сказанное с особым ударением, сказали ему все. Первым желанием молодого человека было ударить Клинта, но он взял себя в руки и молча позволил ему усадить Шарлотту в экипаж.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Пылающий рассвет - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100