Читать онлайн Оазис, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оазис - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оазис - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оазис - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Оазис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Сьюзен просто не знала, что думать. Предложение Ноа застало ее совершенно врасплох. Она никогда не горела желанием увидеть это место изнутри, однако такой случай нельзя было упускать. Внутренние помещения Клиники всегда представлялись ей чем-то вроде лечебницы для душевнобольных, наподобие той, которую она видела однажды в старом телефильме «Змеиное логово», где мужчины и женщины с пеной на губах и нечесаными волосами испускали душераздирающие вопли или неприкаянно слонялись из стороны в сторону, словно души грешников в аду.
Но вместо этого она очутилась в атмосфере строгого порядка. Сьюзен поймала на себе взгляд Ноа, он усмехнулся:
– Это не совсем то, что вы ожидали увидеть, не так ли?
Она невольно улыбнулась:
– Пожалуй, вы правы. Мне это место всегда представлялось довольно жутковатым.
– Именно поэтому я и предложил устроить для вас экскурсию.
– Одно мне все же кажется странным – охранник с оружием.
– О, это только для вида. Мы уже убедились на опыте, что это вызывает у пациентов чувство безопасности и к тому же отваживает незваных гостей, что немаловажно для находящихся здесь знаменитостей.
Ноа открыл дверь, и они оказались в довольно большой комнате, где удобные кресла были расставлены вокруг низкого круглого стола. В углу стоял маленький холодильник и на нем – кофейник.
– Пожалуй, это самая важная комната во всем здании, в чем-то сродни операционной в больнице, – сказал Ноа.
Сьюзен осмотрелась вокруг.
– Мне она кажется совершенно обычной.
На его губах играла усмешка.
– Некоторые из наших пациентов так не думают. Они прозвали ее «Змеиным логовом».
Его слова до того поразительно совпали с тем, о чем Сьюзен подумала всего лишь минуту назад, что она ахнула.
– Да, как в том старом фильме. Именно здесь пациенты пытаются бороться с обуревающими их демонами. Они огрызаются и рычат друг на друга, раскрывая свою внутреннюю сущность. Когда я здесь, мне приходится быть отчасти третейским судьей, отчасти укротителем хищных зверей, отчасти отцом-исповедником, отчасти заклинателем злых духов – и все в одном лице. Это комната для сеансов групповой терапии. Тут мы поверяем друг другу свои секреты, делимся своими кошмарами и разыгрываем психодрамы.
type="note" l:href="#n_6">[6]
Мы пытаемся заставить пациента открыть свою душу перед другими такими же, как он, алкоголиками и наркоманами. Если пациенту это удается, то он или она уже на полпути к выздоровлению.
– Очень любопытно, – заметила Сьюзен. – А вы хоть изредка допускаете сюда посторонних? Как студентов в колледже, свободно посещающих лекции.
– Ни в коем случае… – Он вдруг пристально поглядел на нее. – Вы хотите?..
– Вы же сами говорили, что намерены показать мне, как вы тут работаете. Можно ли придумать лучший способ?
– Это стало бы нарушением прав наших пациентов и подорвало бы их доверие к терапевту. А для успешного лечения доверие между врачом и пациентом должно быть полным.
– А если они сами позволят мне присутствовать на сеансе?
Ноа встревоженно посмотрел на нее:
– Погодите минуту! Уж не думаете ли вы просить у них разрешения?
– Нет-нет, Ноа, не волнуйтесь. – Она коснулась его руки. – Это не входит в мои намерения.
– Слава Богу! – воскликнул он с облегчением. – Хэнкс, наш уважаемый директор, и так уже на взводе из-за того, что я вообще впустил вас сюда. Стоит вам сделать что-нибудь подобное, и нам обоим не сносить головы.
Они направились к выходу из комнаты.
– Все ваши пациенты подвергаются групповой терапии?
– Почти все, но время от времени терапевт проводит сеанс один на один с пациентом.
– С некоторыми из ваших знаменитостей? Вряд ли им придется по вкусу каяться в своих слабостях в присутствии других.
– Разумеется, мы обеспечиваем полную секретность, если они сами того желают. Но я настоятельно рекомендую пациентам групповую терапию, и лишь немногие из них упрямятся.
– Я была бы не прочь познакомиться с Лейси Хьюстон, – произнесла Сьюзен задумчиво. Теперь они медленно шли по коридору. – Едва ли она станет возражать. После заметки Синди Ходжез всему миру известно, что она здесь.
– Сначала нужно спросить у нее, – ответил Ноа несколько натянуто. – Мисс Хьюстон производит на меня впечатление довольно замкнутой натуры.
– Я знаю, это звучит банально, но что на самом деле представляет собой Лейси Хьюстон? Мнения о ней настолько расходятся, что…
Двери, ведущие в боковой коридор, с шумом распахнулись, и оттуда выскочил молодой человек в больничной одежде. Он резко остановился, оглядываясь по сторонам.
– Билли! – Сделав два больших шага, Ноа оказался рядом с ним и крепко схватил его за руку.
Длинные, нечесаные белокурые волосы падали на лоб молодого человека, из-под этой завесы смотрели темные глаза, горевшие фанатическим огнем. Взгляд его остановился на Сьюзен. Ей глаза этого пациента показались безумными, однако от них исходило какое-то гипнотическое притяжение.
Молодой человек попытался вырваться, но тут раздался сигнал тревоги, и он сразу сник. Свободной рукой Ноа вынул из-за пояса передатчик и рявкнул в него:
– Говорит доктор Брекинридж. Выключите этот проклятый звонок!
Через мгновение звон прекратился.
– Кто приказал включить сигнал тревоги? – продолжал Ноа гневно. – Им можно пользоваться только в экстренных случаях. Вы, наверное, уже напугали до смерти всех в этом помещении.
– Но случай действительно экстренный, доктор, – донесся слабый, как жужжание насекомого, голос из передатчика. – Билли Рипер потерялся где-то в коридорах Клиники.
– Теперь уже нашелся. Он со мной. Как ему вообще удалось выбраться? Я же распорядился, чтобы двери в его палате всегда оставались запертыми.
– Мы не знаем, доктор.
– Так выясните, черт бы вас побрал!
Ноа снова закрепил передатчик у себя на поясе, и как раз в этот момент они увидели устремившегося к ним по коридору Бада Лонга. Охранник остановился перед Ноа, тяжело дыша, с пунцовым от бега лицом.
– Ради всего святого, Бад! Как он выбрался из палаты?
Охранник пожал плечами, засовывая револьвер в кобуру.
– Понятия не имею. Должно быть, кто-то забыл запереть дверь.
Ноа мрачно взглянул на певца:
– Может быть, ты объяснишь мне, Билли?
– Ни за что! – На губах Билли появилась злобная ухмылка. – Единственное, что тебе нужно знать, док, это то, что старину Билли никто не запирал.
– Если бы это зависело от меня, ты бы немедленно вышел отсюда прямиком через главный вход, – произнес Ноа с отвращением. – Тебе нужно не лечение, а хороший сторож. Но если принять во внимание, как ты одет… – Ноа ухмыльнулся. – В больничной одежде, с голой задницей, обдуваемой ветром, – и в таком виде ты предстанешь перед своими поклонниками?
Билли усмехнулся в ответ:
– Им это может даже понравиться, док.
– Ну ладно, я провожу тебя в палату. – Ноа, обернувшись, бросил взгляд на девушку: – Оставайтесь здесь, Сьюзен. Я скоро вернусь.
Ноа повел Билли прочь. Прежде чем дверь закрылась за ними, певец обернулся, откинул со лба волосы и подмигнул Сьюзен.
Все это время она с испугом наблюдала за происходящим. Пациент, с диким видом носящийся по коридорам, – это уже больше похоже на то, что она ожидала здесь увидеть. Сьюзен улыбнулась, понимая, что Ноа, судя по всему, теперь просто кипит от ярости. Безусловно, это совсем не то зрелище, которое он хотел ей показать.
Оставшись одна, она неуверенно осмотрелась вокруг. Коридор был пуст. Возможно, ей представился случай для небольшого самостоятельного расследования. После некоторого колебания она направилась в конец коридора. По правую сторону находился солярий, и двери его были открыты.
Сьюзен вошла туда. Высокий мужчина и стройная женщина, стоящие у восточной стены, с беспокойством поглядели на нее. Сьюзен подошла ближе к ним.
– Из-за чего тревога? – спросил мужчина. – Не пожар ли? Мы уже подумывали, не покинуть ли нам здание.
– Нет, вам не о чем беспокоиться, – ответила Сьюзен. Присмотревшись к женщине, она сообразила, что перед ней сама Лейси Хьюстон! – По-видимому, сигнал тревоги включают, когда пациент оказывается не там, где ему положено находиться.
– Кто-то выбрался наружу? – спросила Лейси.
– Да, но теперь уже все в порядке. Он под надежным присмотром, – сообщила Сьюзен. – Вы ведь Лейси Хьюстон?
– Я… о черт, какой смысл отрицать очевидное? Всему миру известно о том, что я здесь. Да, я Лейси Хьюстон.
– Меня зовут Сьюзен Ченнинг. Я очень рада нашей встрече, мисс Хьюстон, поскольку являюсь большой поклонницей вашего таланта. Впрочем, я почти не встречала людей, которые бы не разделяли мое мнение.
– Очень признательна за ваши любезные слова, мисс Ченнинг, – приветливо улыбнулась Лейси. – Это Джеффри Лоуренс. – И смущенно добавила: – Мой товарищ по заключению.
– Рад познакомиться, мисс Ченнинг.
Сьюзен задержала взгляд на Джеффри ровно настолько, сколько требовалось, чтобы ответить на его приветствие, затем снова обернулась в сторону Лейси. Как показалось Сьюзен, вблизи актриса выглядела менее величественной, чем на экране, и несколько ниже ростом. Конечно, в подобных обстоятельствах едва ли кто-нибудь сумел бы сохранить внушительный вид. Лейси к тому же произвела на Сьюзен впечатление человека, крайне уязвимого по натуре. На экране она обычно выступала в роли роскошной, соблазнительной, светской с головы до ног женщины. Впрочем, напомнила себе Сьюзен, за внешним лоском почти всегда скрывается определенная доля уязвимости. Актриса явно не соответствовала тому стереотипу наркоманки, который сложился у девушки, если только такой стереотип вообще существовал.
– Ах вот вы где, Сьюзен!
Обернувшись, Сьюзен увидела Ноа. Он кивнул Лейси и Джеффри Лоуренсу:
– Надеюсь, звонок вас не потревожил? Его включили по ошибке.
– Я немного разволновалась, доктор, – призналась Лейси. – Но мисс Ченнинг была настолько добра, что объяснила нам ситуацию.
– Ах вот как? – Взгляд Ноа метнулся к Сьюзен. – Очень мило с ее стороны.
– Мне лучше вернуться к себе, – сказала Лейси. – Надеюсь, я не преступила правил, доктор. Лежала на койке без сна, чувствуя себя заключенной в четырех стенах, и вот решила на несколько минут выйти прогуляться.
– Нет, вы не нарушили никаких правил, Лейси. Вы вольны совершать прогулки по своему желанию, и вы тоже, Джеффри. В конце концов у нас здесь не тюрьма.
– Я провожу вас в палату, Лейси. – Джеффри подал актрисе руку, и они вместе покинули солярий.
Как только они скрылись из виду, Ноа обернулся к Сьюзен:
– Что вы им сказали?
– Только правду и ничего больше, – отозвалась та простодушно. – Я объяснила им, что один из пациентов оказался не там, где ему положено.
– Превосходно! – пробормотал Ноа угрюмо. – Они, наверное, теперь думают, что разного рода извращенцы слоняются тут по коридорам, когда им только взбредет в голову. Почему вы не остались там, где я вас просил?
– Почему? Уж не боитесь ли вы, что я увижу нечто такое, чего мне видеть не следует?
– Разумеется, нет, – огрызнулся он. – Вы мне не поверите, но подобное у нас случается крайне редко. Я сам не понимаю, как это произошло сегодня. У меня есть подозрение, что маленький стервец Билли подкупил кого-нибудь из сотрудников и тот оставил его дверь незапертой, хотя понятия не имею, откуда он взял деньги. Но я непременно все разузнаю, и когда это произойдет, чьи-то головы полетят с плеч!
– А я из ваших объяснений сделала вывод, что в Клинике нет замков и никого не удерживают тут против его воли.
– Существуют и исключения. Палаты в отделении детоксикации обычно остаются запертыми. Этот пациент отличается необузданным нравом, и он был в совершенно невменяемом состоянии, когда его доставили сюда. Однако он находится здесь по своей воле. Он сам поставил подпись под документами… – Ноа замолчал, сообразив, что нарушил одно из главных правил Клиники – никогда не обсуждать пациентов с посторонними, тем более враждебно настроенными.
– Пойдемте, Сьюзен. Близится время ленча. Вы и так уже достаточно успели повидать за один день. У нас есть небольшая закусочная для обслуживающего персонала. Еда там ничуть не хуже, чем в любом другом ресторане Оазиса.
Сьюзен взяла его под руку. Когда они вошли в закусочную, она спросила:
– А как насчет ваших заключенных? Им подают такую же еду? – Увидев хмурую складку на его лбу, она рассмеялась. – Пожалуйста, не надо снова набрасываться на меня. Я просто повторяю слова Лейси Хьюстон.


– Он очень мил, Зоя, – возбужденно рассказывала Сьюзен. – Правда, он всякий раз выходит из себя, когда задевают Клинику. Но если не касаться этой темы, он вполне дружелюбен и даже занятен.
День близился к вечеру, и они вместе сидели в атриуме за прохладительными напитками. Мадам, примостившись на плече хозяйки, чистила клювом перышки. Зоя не без внутреннего удовольствия наблюдала за Сьюзен, дымя маленькой сигарой над стаканом коктейля «Маргарита».
– Мне тоже доктор Брекинридж показался человеком приятным. Впрочем, я и не ожидала увидеть какого-нибудь людоеда из страшной сказки. Разумеется, я всего лишь старуха и не удостоилась его особого внимания, но, вне всяких сомнений, он изо всех сил старался произвести впечатление на тебя, дитя мое.
Румянец на щеках Сьюзен, и без того яркий, стал теперь еще гуще.
– Если ты имеешь в виду, что он пытался за мной ухаживать, то ты ошибаешься. Но я бы не…
– Ты бы не стала противиться, – подхватила Зоя, голос ее прозвучал несколько сухо. – Ты ведь это хотела сказать? По-моему, мысль не так уж плоха, Сьюзен. Рано или поздно ты должна избрать себе спутника жизни. Но об одном тебе нужно помнить твердо. – Она подалась вперед, заговорила с неожиданной силой и страстью: – Мы ведем борьбу не с ним, а с Клиникой. Никогда об этом не забывай.
– Я не забуду, Зоя, – заверила ее Сьюзен. – Мои убеждения остаются неизменными.
Зоя удовлетворенно кивнула:
– Надеюсь, что так будет и впредь. Ну а пока что… – Она сделала глоток из своего стакана. – Расскажи мне о Клинике.
– Судя по тому, что я видела, место довольно приличное. Чисто, повсюду полный порядок. Правда, одна вещь, о которой говорил доктор Брекинридж, показалась мне немного странной. Многие из сотрудников Клиники, в том числе и кое-кто из медицинского персонала, в прошлом сами были алкоголиками или наркоманами. По его словам, их собственный жизненный опыт делает их незаменимыми…
Телефонный звонок заставил ее замолчать. Зоя направилась на кухню и сняла трубку с настенного аппарата.
– Алло?
Мужской голос произнес:
– Мэй Фремонт? Это ты, Мэй?
Кровь застыла у Зои в жилах, она слегка пошатнулась, и на какое-то мгновение ей даже показалось, что она вот-вот упадет в обморок. Судя по потрескиванию в трубке, звонок был междугородным.
– Кто вы? – с трудом выговорила она.
– Это Сэм Уотсон, Мэй. Я ведь говорю с Мэй, не так ли?
Зоя крепко зажмурила глаза, уносясь мыслями в прошлое. Когда она только-только открыла свое заведение в Неваде, ей было необходимо заручиться поддержкой в правительственных кругах, и она обрела ее в лице Сэма Уотсона, который считался непревзойденным мастером закулисной игры в политической жизни штата. Сэм не раз оказывал ей услуги разного рода, и за это она предоставила ему право свободного посещения «Райского уголка» в любое время.
Голос из прошлого! Наверняка следует ожидать дурных новостей. Зое хотелось бросить трубку, однако необходимо было сначала все разузнать.
– Да, это я, Сэм, – произнесла она спокойно. – Как поживаешь?
– Старею, Мэй, – в трубке раздался короткий смешок. – Если ты все еще при деле, то боюсь, что больше не смогу позволить себе некоторые вольности, хе, хе!
– Сэм, как ты узнал мой номер? Его же нет в справочниках.
– Это было не так-то просто, поверь мне. Но даже у такой древней развалины, как я, все еще сохранилась некоторая доля влияния. И ведь это именно я в старые добрые времена посоветовал тебе сменить имя и превратиться из Зои Тремэйн в Мэй Фремонт.
– Да, я прекрасно это помню, Сэм. Не то чтобы я была не рада твоему звонку, но…
Его резкий, дребезжащий смех не дал ей договорить.
– Готов держать пари, что не рада. Ушла на покой, превратилась в респектабельную особу, и вдруг твои прошлые… э-э… грешки всплывают наружу.
– Сэм, что все это значит? Я уверена, ты позвонил мне не ради того, чтобы поболтать о «старых добрых временах».
– Пожалуй, Мэй, пожалуй. – Голос Сэма стал серьезным. – Должен признаться, я немного обеспокоен. Кто-то наводил справки насчет Зои Тремэйн. Слухи дошли до меня окольными путями, и я решил, что должен известить тебя.
Зоя напряглась.
– Кто, Сэм? Кто интересовался мной?
– Пока что не знаю. Я даже не уверен, проходил ли запрос через официальные каналы, или это инициатива частного лица. Само собой, я попытаюсь все выяснить, Мэй, однако поиски потребуют времени. А тебе никто не приходит на ум? У тебя есть враги?
– О да, я их нажила немало, – призналась Зоя.
В голове у нее вертелось имя Тодда Ремингтона. Он не был ее врагом, но что, если именно он стоял за всей этой историей? Вполне возможно, что Рем ее узнал. Но если даже и так, зачем ему понадобилось копаться в ее прошлом? Оно ему и без того известно.
– Все та же тонкая, деликатная Мэй, – с иронией заметил Сэм Уотсон. – Однако тут есть одна деталь… Кто бы ни затеял эту возню, имя Мэй Фремонт, по-видимому, ему пока еще неизвестно.
– Ты думаешь, кто-нибудь может установить связь между двумя именами?
– Трудно сказать. Все зависит от того, кто взялся за это расследование. Если те, кто его затеял, имеют доступ к полицейским каналам, то рано или поздно они найдут зацепку. Но если речь идет просто о частном лице, ему будет гораздо сложнее. Тебе не приходит в голову, по какой такой причине тобой может интересоваться полиция, Мэй?
– Нет, я не могу ответить тебе прямо сейчас.
– Ладно, попытаюсь еще что-нибудь выяснить, а там уж будет видно, что из этого выйдет.
– Буду тебе очень признательна, Сэм.
– Не стоит, Мэй. Я перед тобой в долгу. Редко мне выпадали в жизни такие славные моменты, как те, что я провел в твоем заведении. Одно воспоминание почти приводит меня в раж, а в моем возрасте это что-нибудь да значит.
Зоя повесила трубку, совершенно сбитая с толку. Едва завидев ее, Сьюзен вскочила и в тревоге спросила:
– Что-нибудь случилось, Зоя? Ты побелела как полотно.
Зоя села в кресло и стала рассеянно поглаживать белые перышки Мадам.
– Если я тебя правильно поняла, ты скоро снова собираешься наведаться в Клинику?
– Ноа сам пригласил меня заходить туда в любое время.
– Ты говорила, что видела некоторых из пациентов. Не было ли среди них Тодда Ремингтона?
– Того самого пьяницы, который устроил скандал на вечеринке? – Сьюзен отрицательно покачала головой. – Нет, он не попадался мне на глаза.
– Сьюзен, я прошу тебя кое-что для меня сделать. Я знала Тодда еще до того, как переехала в Оазис. Не уверена, узнал ли он меня, но мне нужно это выяснить. Не могла бы ты оказать мне услугу?
– Разумеется, Зоя. – Сьюзен взглянула на нее с любопытством. – Это имеет какое-то отношение к твоему таинственному прошлому?
– Да, – после некоторого колебания ответила Зоя.
– Кто тебе звонил? Ты выглядишь ужасно расстроенной.
– Сьюзен… – Зоя глубоко вздохнула. – Я знаю, у тебя накопилось ко мне множество вопросов, ведь я скрывала свое прошлое от всех, и даже от тебя. У меня есть на то веские причины. Со временем я все тебе объясню, и мне кажется, что ты сумеешь меня понять… Но сейчас я к этому еще не готова, – добавила она устало. – Просто доверься мне еще на короткий срок и попытайся выяснить, узнал меня Рем на вечеринке или нет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Оазис - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Оазис - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100