Читать онлайн Оазис, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оазис - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оазис - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оазис - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Оазис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Лейси Хьюстон лежала, расслабившись, на кровати. Благодаря успокаивающему средству, предписанному доктором Брекинриджем, она пребывала в приятном состоянии, которое представляло собой нечто среднее между сном и бодрствованием.
Бесспорно, ей удалось как следует отдохнуть. За те трое суток, что она здесь провела, она спала в среднем по десять часов в день.
Лейси слышала, что большинство людей, попадая в такое место, как Клиника, испытывали чувство дезориентации; их охватывал страх, порой даже панический ужас, вызванный тем, что они оказались в замкнутой, накладывавшей на них множество ограничений обстановке. С самой Лейси все обстояло как раз напротив. Ей всегда становилось легче, когда она официально обращалась за помощью в медицинский центр, поскольку в этом случае ее трудности переставали быть ее трудностями и ложились всецело на плечи врача. Лейси понимала, что такого рода самообман таит в себе опасность. Внутренние проблемы, которые сделали ее зависимой от наркотиков и привели сюда, по-прежнему оставались нерешенными, однако в данный момент она чувствовала себя в безопасности, попав в надежные руки доктора Брекинриджа.
Каким славным и все понимающим человеком оказался этот доктор!
Краткий экскурс в ее прошлое, совершенный вместе с доктором, пробудил к жизни множество воспоминаний, которые проплывали сейчас перед ее мысленным взором. Лежа спокойно в своей постели и зная, что в данный момент ей ничто не угрожает, Лейси снова позволила себе погрузиться в прошлое, на этот раз в недавнее прошлое, к тем самым событиям, которые привели ее к наркозависимости и в конечном итоге к срыву во время съемок.
Все началось еще за год до того, как она подписала контракт на участие в фильме «Песни сердца». Исходным пунктом послужил ее разрыв с Таем Мединой – Хьюстоном Третьим, как окрестила его ехидная пресса. Этот ярлык всегда приводил мужа в бешенство, ибо он отнюдь не привык находиться на вторых ролях. Красивый, энергичный, умеющий себя преподнести, Тай время от времени становился наемником – солдатом удачи, но отправлялся на поиски военных приключений не ради денег, а лишь тогда, когда сам хотел немного взбодриться. От отца ему досталось крупное состояние, и в течение нескольких лет подряд он вращался в так называемом избранном кругу; когда же беззаботное существование плейбоя начинало казаться ему слишком скучным, он находил какую-нибудь мелкую войну в любом уголке земного шара и продавал свои услуги за большую цену.
Тая ни в малейшей степени не заботило, за чье дело он сражается. Его привлекали лишь связанное с этим возбуждение, возможность бросить вызов другим крутым парням своими физическими и умственными способностями. Тратить деньги, заработанные таким образом, доставляло ему куда большее удовольствие, чем проматывать унаследованное им богатство. В свои тридцать с лишним лет он находился в самом расцвете сил, и кое-кто из его работодателей называл Тая Медину «безотказной боевой машиной». Он казался совершенным воплощением настоящего мужчины.
Лейси Хьюстон познакомилась с Таем при обстоятельствах, которые словно были взяты из какой-нибудь картины с ее участием. Лейси тогда отдыхала в Акапулько после съемок, отнявших у нее много времени и сил. Она арендовала дом и наняла небольшой штат прислуги. Актриса стремилась к уединению, и оно оказалось почти полным. Никто из ее друзей не знал, где она. Единственным человеком, который знал о ее местопребывании, был ее менеджер, Тоби Брин, и то лишь по необходимости, так как именно ему пришлось вести переговоры об аренде дома. Однако Лейси строго-настрого запретила ему говорить об этом кому бы то ни было, даже ее агенту.
Следующие две недели она провела, купаясь и загорая на пляже, пытаясь под палящими лучами солнца выжечь из тела усталость. Но прошло всего две недели, и, невзирая на солнце и великолепную панораму песка, неба и моря, расцвеченного всеми красками радуги, она уже готова была лезть на стену от одиночества. Ей не терпелось снова оказаться в обществе друзей.
Поэтому Лейси от души обрадовалась, когда в конце второй недели ей позвонил Тоби.
– Лейси, я понимаю, ты хотела, чтобы тебя там оставили в покое, но мне показалось, что на этот раз я должен связаться с тобой. Кроме того, – добавил он, усмехнувшись, – зная тебя, я решил, что ты уже принялась от скуки жевать обои на стене.
– До обоев я еще не добралась, Тоби, но мои ногти обглоданы до основания. А в чем дело?
– Джейсон донял меня просьбами, чтобы я дал ему твой номер телефона.
Джейсон Куимби был ее агентом.
– В конце концов я сказал ему, что позвоню сам и передам сообщение. Если не захочешь, можешь не принимать в этом участие.
– И что же он просил передать?
– Как тебе должно быть известно, Клифф Ван Хорн владеет там, в Акапулько, фешенебельной квартирой на крыше небоскреба. Он считается одним из богатейших людей в мире, что тебе тоже, по всей вероятности, известно. По крайней мере он входит в первую десятку. В свое время он финансировал съемки нескольких фильмов. У него уже есть новый сценарий и найден продюсер, однако ему требуется актриса на главную роль. В разговоре с Джейсоном он упоминал о тебе, Лейси. Ван Хорн устраивает прием в следующую субботу, и он передал тебе приглашение через Джейсона. Поскольку у тебя нет никаких других планов на ближайшее будущее, я подумал, что… Словом, я сообщил тебе все, о чем меня просили, а остальное уже зависит от тебя самой.
– Пожалуй, мне стоит пойти, – ответила Лейси не колеблясь. – Я тут просто с ума схожу от скуки. Скажи Джейсону, пусть он даст знать Ван Хорну, что я буду. Прием – как раз то, что мне сейчас нужно.
В следующую субботу, в восемь часов вечера, Лейси вошла в лифт на нижнем этаже небоскреба, где жил Ван Хорн. На ней было платье из зеленого газа, которое не скрывало ее загорелых плеч и выгодно сочеталось с изумрудным ожерельем. Когда Лейси вошла в кабину, та оказалась пустой, однако не успела она нажать кнопку «Вверх», как заметила незнакомого мужчину, спешившего в ее сторону через вестибюль. Лейси придержала для него двери лифта. Как только они с шипением закрылись, мужчина низким голосом поблагодарил:
– Спасибо.
– Не за что.
Лифт стал быстро подниматься. Лейси откровенно залюбовалась своим спутником. Высокого роста, темноволосый, мускулистый, он, бесспорно, был очень красив. Особенно обращали на себя внимание ямочка на подбородке и усы, как у Эррола Флинна. «Да и вообще он, пожалуй, похож на молодого Флинна, – подумала Лейси, – только гораздо смуглее». Глаза его казались непроницаемо темными.
– Извините. Меня зовут Тай Медина.
– А меня – Лейси…
Неожиданно свет погас, и лифт остановился.
– О черт! – выругался Тай. – Отключили электричество.
– Такое здесь бывает часто.
– И что, это надолго?
Лейси пожала плечами в темноте.
– Как правило, нет. Но может затянуться и на всю ночь.
– Меня не слишком прельщает мысль торчать здесь до утра.
Она услышала шорох, и перед ее глазами вспыхнул крошечный огонек. Его зажигалка.
– Ну-ка, посмотрим, что тут у нас есть.
Он высоко поднял зажигалку.
– Я уверена, что скоро кто-нибудь захочет узнать, в чем дело. Наверняка на других этажах тоже ожидают лифта.
Он проворчал:
– Может быть, да, а может быть, и нет. Я не собираюсь рисковать. В таком тесном, замкнутом пространстве у меня того и гляди начнется приступ клаустрофобии. – Он протянул руку к потолку. – А! Вот она где!
Тай подтолкнул панель, которую обнаружил над головой, и она приподнялась. Он откинул панель, и их взору предстало прямоугольное по форме отверстие. Он протянул зажигалку Лейси:
– Не будете ли вы так добры подержать ее?
Она взяла у него зажигалку и недоверчиво спросила:
– Неужели вы собираетесь?..
Он лениво усмехнулся, его зубы в тусклом свете приобрели оттенок слоновой кости.
– Почему бы и нет? Во всяком случае, оставаться здесь никак не входит в мои намерения.
Тай ухватился за края люка и подтянулся наверх. Со стороны казалось, будто для него не было ничего проще. Секундой позже из кабины можно было разглядеть только его ноги.
Затем они тоже исчезли, а вскоре на их месте появилось его улыбающееся лицо. Он свесил вниз руку:
– Дайте мне, пожалуйста, зажигалку.
Она исполнила его просьбу, и он скрылся вместе с зажигалкой, а Лейси между тем сокрушалась, в какое дурацкое положение она умудрилась попасть.
Спустя непродолжительное время в отверстии снова показалась его голова.
– Все в порядке. Я могу дотянуться до двери на следующем этаже. Мы застряли как раз на полпути между этажами. – Он протянул ей руку. – Давайте я помогу вам выбраться.
– Я просто не могу на это решиться, нет, не могу!
– Как вам угодно, леди. У меня хватит сил, чтобы вызволить отсюда нас обоих, но если вы предпочитаете оставаться внизу, в темноте, я возражать не стану.
– Но ведь там, должно быть, грязно и пыльно?
– Немного.
– Мое платье… – Лейси развела руками. – Я вся перепачкаюсь с ног до головы, а ведь меня ждут на приеме.
– Так же, как и меня. Клифф Ван Хорн?
– Да, он самый.
– Я тоже приглашен к нему. Клифф не будет против. Видите ли, он малый с причудами и скорее всего обернет все дело в шутку. О черт, он даже способен предложить гостям раздеться до трусиков, чтобы мы все оказались в равном положении!
Она рассмеялась:
– Я думаю, что вы и сам немного с причудами.
– Не стану этого отрицать. Однако я получаю куда больше удовольствия от жизни, чем простые обыватели. – Тай начал терять терпение. – Итак, вы остаетесь? Здесь не самое подходящее место для обмена любезностями.
– Ладно, я с вами, – отозвалась она тоном покорности судьбе. – Что мне нужно делать?
– Для начала дайте-ка я отложу в сторону зажигалку…
Лейси почувствовала, как сердце ее панически забилось, когда кабину снова окутал мрак. Внезапно ее охватило желание как можно скорее выбраться отсюда.
– Поднимите руки.
Словно в тумане Лейси увидела его руки, свесившиеся вниз, – крепкие, надежные. Она потянулась к ним, чувствуя, как он ухватил оба ее запястья, и затем ее ноги оторвались от пола. Тай оказался на удивление сильным человеком. Прежде чем она успела что-либо сообразить, он вытащил ее наружу через люк в крыше лифта и поставил рядом с собой. В слабом свете зажигалки Лейси увидела над своей головой шахту, уходившую во мрак. Затаив дыхание, она прильнула к нему, словно находя успокоение в его силе.
– Вот, возьмите зажигалку, а я пока посмотрю, как открыть двери этажом выше.
Оставив ее одну, Тай вскарабкался на небольшой выступ, шириной всего в несколько дюймов. Просунув пальцы между резиновыми прокладками дверей следующего этажа, он принялся раздвигать их в стороны, пока между ними не образовалась достаточная щель, чтобы туда можно было поставить ногу.
Очень медленно щель стала расширяться – сначала на один фут, потом на два. Наконец все его тело оказалось между створками, удерживая их. Он крикнул:
– А теперь лезьте наверх. Между моими ногами. Ну же, побыстрее, леди! Я не могу держать двери открытыми до бесконечности.
Лейси потянулась к его ногам, широко расставленным в стороны, одновременно отыскивая пальцами, за что бы ей уцепиться.
– Мне не за что держаться! – крикнула она.
– Ухватитесь за мои колени.
– Но ведь так вы упадете!
– Ничего, я справлюсь. Давайте!
Лейси обеими руками ухватилась за его лодыжки и стала карабкаться наверх. Сначала она думала, что у нее ничего не получится, а на какой-то миг ей даже показалось, что его правая нога заскользила обратно в шахту лифта. Он слегка пошевелил ступней и снова обрел твердую опору.
Охваченная отчаянием, Лейси собрала последние силы и ползком выбралась наружу, в холл.
– Все в порядке! Я на месте.
– И как раз вовремя.
Он вышел в холл, двери лифта со свистом захлопнулись, и вокруг воцарился полный мрак.
Вся дрожа, Лейси поднялась на ноги.
– Мне очень жаль, что я оставила вашу зажигалку в шахте лифта.
– Ничего страшного…
Лампы в холле неожиданно зажглись, и Лейси услышала, как лифт снова пришел в движение.
– Боже мой! – Она в ужасе поднесла руку ко рту. – Мне только сейчас пришло в голову… А если бы электричество включили, когда мы еще находились в шахте? Мы могли погибнуть!
– Но этого не произошло, – усмехнулся Тай. – Вся наша жизнь состоит из таких вот «если бы». Стоит только оказаться в их власти, и уже не будет никакого смысла вставать по утрам с постели. – Он подал ей руку. – Не пора ли нам на прием? Мне ужасно хочется пропустить стаканчик.
Лейси окинула себя взглядом. Бледно-зеленое платье было все в пыли и грязи, на груди расплылось большое масляное пятно, один чулок «поехал».
– Вряд ли я могу куда-нибудь пойти в таком виде.
– Я ведь говорил вам, что Клиффи воспримет это совершенно спокойно. Он подумает, что таков последний крик моды, – не без досады сказал Тай.
– Что ж, зато я против. И он может думать все, что ему угодно, но только не я, уж увольте!
Он окинул ее оценивающим взглядом, постукивая ногтем большого пальца по зубам.
– По-моему, вы и сейчас выглядите довольно мило. Но раз уж вы так упрямы, у меня есть встречное предложение.
Она настороженно взглянула на своего явно зарвавшегося собеседника.
– И что же это за предложение?
– У меня есть квартира недалеко отсюда. Конечно, довольно скромная по меркам Ван Хорна, однако сойдет и такая. Могу предложить вам самый отборный ликер, немного русской икры и, вероятно, лучшую коллекцию джаза во всей округе. Собирать старые джазовые записи – мое хобби. Вам нравится джаз?
– Так вот что означала ваша идея «раздеться до трусиков», чтобы оказаться на равных? – спросила она сухо.
– Это уж понимайте как хотите.
Лейси вдруг почувствовала приятное возбуждение – словно кровь в ее жилах внезапно убыстрила свой бег. Вот уже в течение многих месяцев ей не доводилось испытывать влечения ни к одному мужчине, и она догадывалась, что именно это и было главной причиной ее беспокойства в последнее время.
– Да, мне действительно нравится джаз. Но я должна сначала позвонить Ван Хорну.
– В вестибюле есть телефоны-автоматы, – проговорил Тай с легкой улыбкой на губах.
Спустившись пешком на первый этаж – она наотрез отказалась снова довериться лифту, – Лейси подошла к автомату, чтобы позвонить Ван Хорну. Прислушиваясь к телефонному гудку, она не сводила глаз со своего нового знакомого, который стоял в нескольких футах от нее, куря сигарету, зажженную для него швейцаром. Даже когда он стоял неподвижно, казалось, что он все время чуть-чуть устремлен вперед, словно мчится на горных лыжах по опасному склону.
В трубке раздался мужской голос:
– Ван Хорн слушает.
– Мистер Ван Хорн, это Лейси Хьюстон. Мне очень жаль, но вышло так, что я не смогу присутствовать на вашем приеме.
– Это достойно сожаления, моя дорогая, – произнес ее собеседник с едва уловимым британским акцентом. – Я особенно рассчитывал на встречу с вами. Не знаю, говорил ли вам об этом Джейсон, но у меня возник замысел нового фильма, и главная роль там прямо-таки создана для вас.
– Да, он об этом упоминал. Что до меня, то мне не терпится вернуться к работе.
– У меня есть черновик сценария. Не хотите ли на него взглянуть?
– Да, с большим удовольствием. Не могли бы вы прислать его мне с курьером? Я собираюсь провести здесь еще пару недель.
– Да, конечно. Только дайте мне ваш адрес.


Спустя полчаса Тай Медина привел Лейси в свою квартиру. Она, правда, располагалась не на вершине небоскреба, но явно была очень дорогой.
– Не знаю, как насчет апартаментов Ван Хорна, но ваше жилье мне вовсе не кажется убогим, – заметила Лейси.
– Для меня сойдет, – пожал он плечами. – Я провожу здесь всего несколько месяцев в году.
– А все остальное время?
– То там, то здесь. – Тай устремил на нее взгляд своих темных глаз. – Я только на прошлой неделе вернулся из Центральной Америки. Там сейчас идет гражданская война.
– Война? – переспросила Лейси, явно удивленная.
– Да, – ответил он небрежно. – Я – наемник и сражаюсь за деньги.
– На чьей стороне?
– На той, которая больше платит. Там есть ванная, если вы захотите умыться или, может быть, принять душ. – Он указал рукой, куда надо идти. – А в коридоре рядом с ванной, в платяном шкафу, найдется несколько женских халатов. Я уверен, что один из них вам подойдет.
Его беззастенчивый взгляд словно подстрекал ее расспросить подробнее, откуда взялись эти халаты.
Когда Лейси шла по коридору к ванной, ее преследовал вопрос: во что она в конце концов ввязалась? Наемник? Она уже собиралась повернуть обратно и спросить его, не берет ли он плату и за свои сексуальные услуги, однако воздержалась.
Остановившись перед шкафом, она отодвинула дверцу. Там висело с полдюжины халатов различных цветов и размеров. Лейси тихо рассмеялась. Неужели он содержал тут целый гарем?
Примерно пятнадцатью минутами позже она вышла из ванной, завернувшись в один из халатов, раскрасневшаяся, с приятным покалыванием на коже после душа.
Тай тоже был в халате. Он склонился над кофейным столиком. Тихо играла музыка – соло на трубе Бикса Бейдербекке. Когда Тай выпрямился и отступил на шаг, Лейси удивленно взглянула на него.
На стеклянной столешнице все уже было приготовлено – четыре дозы кокаина, белого, как сахар, и две красно-белые соломинки, каждая в три дюйма длиной.
Тай гордо сообщил:
– Я привез его из Центральной Америки. Самый лучший кокаин, почти чистый.
Белый порошок и манил, и отталкивал Лейси. Прежде она никогда не употребляла кокаин. Что плохого, если она лишь на один вечер откажется от своего правила? Вся тоска минувших недель немедленно улетучится, как и не бывало.
Она рассмеялась немного нервно:
– Что, никаких серебряных ложек? Никаких стодолларовых банкнот?
Тай пренебрежительно пожал плечами:
– Кому нужны все эти барские причуды? Так будет ничуть не хуже. – Он отвесил ей иронический поклон. – Только после вас, миледи.
Лейси опустилась на колени перед низким столиком. Крепко зажав пальцем одну ноздрю, она вставила в другую конец соломинки и вдохнула дозу кокаина, как это не раз проделывали на ее глазах друзья. И сразу почувствовала легкое жжение под глазами и ощущение горечи в горле. Она повторила ту же процедуру с другой ноздрей, уселась и закрыла глаза, между тем как Тай, примостившийся рядом с ней на корточках, тоже вдохнул пару доз.
Кайф пришел через несколько минут. Что-то приятное пробегало по нервам, подобно успокаивающему бальзаму. В то же время Лейси ощутила прилив энергии. Она знала, что человек, сидящий рядом с ней, желает ее, и для нее это было дополнительным стимулом.
– Пойдем, Лейси.
Тай встал и протянул руку. Она позволила ему поднять себя и заключить в объятия. Халат у нее на груди распахнулся. Его губы словно поддразнивали ее, пальцы ласкали грудь. Кожа ее стала до крайности чувствительной. Она чувствовала биение его отвердевшей плоти у своего бедра.
Тай провел Лейси в спальню. Словно в тумане она увидела круглую кровать с темными атласными простынями. Больше она почти ничего не могла разглядеть. Ее возбуждение достигло наивысшей точки, и она понимала, что это только усилит наслаждение от близости с Таем.
Прежде чем Лейси успела что-либо осознать, он скинул с себя одежду. У него было совершенное тело и, судя по всему, он необыкновенно тщательно за ним ухаживал.
Запустив пальцы в небольшую коробочку, стоявшую на столике возле кровати, он взял щепотку кокаина и натер им головку пениса. Лейси поняла, что таким образом он рассчитывал продлить удовольствие, задержав оргазм, но ей самой еще не приходилось видеть, чтобы мужчина использовал кокаин подобным образом.
Затем он протянул к ней руки, и они вместе упали на кровать. Словно в полусне Лейси ощущала, как он подготавливал ее тело. Он обладал каким-то сверхъестественным знанием всех эрогенных зон, и очень скоро ее желание стало почти нестерпимым.
Тай перевернул ее на спину и проник в нее, и Лейси предалась наслаждению от секса и кокаина одновременно. То, что она слышала о воздействии кокаина на мужскую эрекцию, оказалось верным. После своего первого судорожного оргазма Тай не смог расслабиться и в течение нескольких минут вторично довел ее до экстаза.
Даже достигнув наконец пика, Тай по-прежнему оставался внутри нее.
– Это было восхитительно, малютка, – проговорил он наконец, отодвинувшись от Лейси.
Она медленно приходила в себя после кайфа, однако еще не достигла того рубежа, за которым начиналась ломка. Каждый ее нерв был охвачен трепетом, и время от времени по телу пробегали спазмы, словно она снова оказывалась на вершине наслаждения…
Какое-то время спустя Лейси смутно расслышала его голос и взглянула на него. Тай сидел на краю постели.
– Что ты сказал?
Склонившись над столиком, он высыпал на него горку белого порошка и при помощи безопасной бритвы стал делить его на мелкие порции.
– Я спросил, не хочешь ли ты попробовать еще.
Его вопрос пробудил в Лейси чувство вины. Как могла она так легко забыть о своей твердой решимости никогда не употреблять наркотики любого рода. Из того, что ей приходилось читать о действии кокаина, она знала, что ломка не заставит себя ждать. Угрызения совести лягут тяжелым бременем на ее душу, и она снова погрузится в болото безысходного отчаяния…
Но всего этого можно избежать – стоит лишь принять одну-две дозы кокаина.
– Ну?
– Нет, Тай. Пожалуй, я обойдусь, – отказалась Лейси.
Он пожал плечами:
– Как тебе угодно.
Вынув из ящика соломинку, он вдохнул пару раз.
– Ах-х, до чего же хорошо! – И снова улегся на кровать.
– Тай… неужели ты регулярно принимаешь кокаин?
– Ты хочешь сказать, не попал ли я от него в зависимость? Отвечаю – нет. Я употребляю его только в особых случаях, вроде этого. Если я стану наркоманом, то могу с легкостью разрушить всю свою жизнь. При моем роде занятий, малютка, если голова не сидит твердо на плечах, очень скоро ее потеряешь. – Тай положил руку на ее обнаженную грудь, слегка ущипнув сосок. – А как твоя фамилия? Лейси… а дальше?
Она вздрогнула:
– А разве я тебе не говорила?
– Нет. – Он ухмыльнулся. – Только свое имя. Полагаю, тебе пора представиться как следует, учитывая, чем мы тут только что занимались.
– Да, пожалуй, – отозвалась она сухо. – Меня зовут Лейси Хьюстон.
– Лейси Хьюстон… По-моему, звучит неплохо.
Она в замешательстве взглянула на него, чувствуя себя слегка задетой. Она привыкла к тому, что ее узнавали даже без представления.
– Неужели это имя тебе ничего не говорит?
– Нет. А что?
– Я – известная актриса.
– Актриса? – переспросил Тай с бестолковым видом. – Хьюстон? Надеюсь, не та Лейси Хьюстон?
– Не понимаю, почему ты делаешь ударение на слове «та».
Он покачал головой:
– Известная актриса! Кинозвезда! О, дьявольщина, и во что я только ввязался! – Он перекинул ноги через край кровати и встал.
– Что плохого в том, что я актриса? – спросила Лейси, теперь уже переходя к обороне.
– Что в этом плохого? – Он влез в халат. – Хорошо, я тебе отвечу. Все вы, киношники, не только люди со странностями, но к тому же живете в вымышленном мире. – Он сделал презрительный жест. – Я предпочитаю жить в реальном мире, леди. И хочу, чтобы меня окружали реальные люди, а не какие-то бесплотные тени.
– С чего ты это взял? – Теперь ее охватил гнев. – Ты сам признался мне, что сражаешься за деньги. Это и есть твой реальный мир?
– Да, черт побери! Когда ты берешь в руки оружие и другой парень делает то же самое, тут уже не до пустых фантазий.
– А для меня это не больше, чем еще одна из мужских бредовых фантазий, – парировала она презрительно. – И если бы не они, в мире было бы гораздо меньше войн.
Тай с хмурым видом возвышался над ней, подобно грозной тени. Он поднял руку, словно собираясь ее ударить, и Лейси пришлось собрать всю свою силу духа, чтобы не съежиться от ужаса. Но он опустил руку и с отвращением в голосе произнес:
– Думаю, тебе лучше одеться и поскорее убраться отсюда, леди.
Развернувшись, он крупными шагами вышел из комнаты, полы его халата развевались, подобно гигантским крыльям.
Какое-то время Лейси сидела неподвижно, глядя ему вслед и кипя от ярости. Как он смел говорить с ней в подобном тоне! Черт побери, она ведь не кто-нибудь, а Лейси Хьюстон!
Затем она вдруг почувствовала желание расхохотаться. По-видимому, Тай осмелился говорить с ней так именно потому, что имел дело с Лейси Хьюстон.
Гнев ее тут же улетучился, уступив место крайнему унынию. Вся эта малоприятная сцена заставила ее почувствовать себя шлюхой, которую подобрали в каком-нибудь баре и с помощью уловок накачали двойной дозой кокаина.
Почему еще ни разу она не встретила на своем жизненном пути мужчину, который бы уважал ее? Вопреки всякой логике Лейси чувствовала, что и на этот раз обманула ожидания партнера. Вне зависимости от того, какими конкретными причинами были вызваны два ее предыдущих развода, с каждым из своих мужей ей доводилось пережить мгновения, когда, как ей казалось, она обманывала их ожидания.
Охваченная апатией, с отяжелевшей под бременем надвигающейся депрессии головой, Лейси слезла с кровати и натянула на себя платье. Когда она вошла в гостиную, Тай Медина, все еще в халате, стоял у окна, держа в руке рюмку водки. По тому, как напряглась его спина, Лейси поняла, что он услышал ее шаги, однако Тай даже не обернулся.
Ее охватило почти непреодолимое желание пройти мимо него на цыпочках. «Но с какой стати я должна чувствовать себя виноватой?» – подумала она. И в самый последний момент, уже оказавшись в коридоре, Лейси что было сил хлопнула дверью.


Вечером следующего дня, когда Лейси уже с трудом держалась на ногах от выпитой водки, вдруг зазвонил телефон. Это был Тай Медина.
– Лейси, я должен попросить у тебя прощения за вчерашний вечер. Признаюсь, я хватил через край.
Гнев в ее душе вспыхнул снова.
– Вот это уж верно, черт бы тебя побрал!
– Я понимаю твою обиду. В оправдание могу сказать только, что несколько лет назад я уже имел дело с одной актрисой. Это оказалось гиблым номером, полным провалом. Но я не вправе был вымещать зло на тебе.
– Зачем ты позвонил мне, Тай?
Последовала короткая пауза, за ней вздох.
– Прежде всего я хотел перед тобой извиниться. Знаешь, мне было довольно трудно отыскать тебя. Я потратил чертовски много времени, пытаясь раздобыть твой номер телефона. Наконец сообразил, что его должен знать Клифф Ван Хорн, но я вспомнил о нем только к концу дня. Я хочу сказать, что сделал все от меня зависящее, чтобы извиниться за свое поведение.
– И что ты думаешь таким образом выиграть?
– Ну во-первых, я надеялся заслужить твое прощение. И во-вторых, мне очень хочется увидеть тебя снова. Почему бы нам не пообедать вместе?
Лейси оторвала от уха трубку, недоверчиво уставившись на нее. Затем продолжила разговор:
– Ты предлагаешь мне это после того, как оскорбил меня? И более того, рассчитываешь, что я соглашусь?
– Я уже сказал, что сожалею о своем поведении. Или тебе самой никогда не приходилось делать такие вещи, за которые потом было стыдно?
Подобное с ней на самом деле случалось, и не один раз. Вполне возможно, что он и впрямь раскаивается. Кроме того, Тай был очаровательным ублюдком да и как любовник превосходил многих.
– И потом, что ты теряешь? – продолжал он. – Я тебя приглашаю, а если снова начну вести себя как подонок, ты можешь меня прогнать.
Совершенно обезоруженная, Лейси невольно рассмеялась:
– Ладно. Не исключено, что я об этом пожалею, однако попробую рискнуть.


Выйдя из задумчивости, Лейси беспокойно зашевелилась на своей кровати в Клинике.
Пришлось ли ей впоследствии пожалеть о своем решении? Пожалуй, это еще слишком мягко сказано. Само собой разумеется, она согласилась пообедать с Таем, а спустя всего три недели они поженились. Это был бурный брак, окончившийся полным провалом. Из всех нелепых поступков в жизни – а Лейси готова была признать, что совершила их немало, – ее брак с Таем Мединой был одним из самых глупых.
Вскоре после свадьбы выяснилось, что он лгал насчет своей зависимости от кокаина, – обычное заблуждение почти всех законченных наркоманов. Не исключено, что он обходился без наркотиков во время своих военных рейдов, однако у нее не было никакого способа это выяснить.
Их брак длился меньше года. В течение этого времени Тай бывал попеременно то грубым, то нежным с нею; и очень скоро роль мужа Лейси Хьюстон стала ему претить. В конце концов между ними произошла крайне неприятная ссора, после чего Тай порвал с ней и направился в Центральную Америку, в очередную «горячую точку».
Лейси подала на развод. Он не стал противиться, и с тех пор она больше ничего о нем не слышала.
В который уже раз она потерпела неудачу, в который раз была отвергнута. И когда Курт снова пристрастил ее к кокаину, Лейси стала все чаще и чаще прибегать к порциям белого порошка, чтобы продержаться в течение дня. И ночи. Результатом стало то, что она явилась на съемочную площадку, где шла работа над «Песнями сердца», нетвердой походкой, совершенно потеряв ориентацию и не в состоянии произнести ни слова из роли, словно находилась вне этого мира. Дон Спарр, режиссер фильма, решил, что с него довольно. Если она не придет в норму, он покинет съемочную площадку. В конце концов между Лейси и продюсером картины было достигнуто соглашение. Съемки будут прерваны на срок примерно от месяца до шести недель, которые понадобятся ей, чтобы пройти курс лечения. Конечно, все это обойдется ему в очень крупную сумму, однако единственной альтернативой было вообще снять картину с производства, а это означало, что все деньги, уже вложенные в нее, вылетят в трубу.
Лейси была так напугана, что охотно согласилась, и у нее еще сохранилось достаточно здравого смысла, чтобы понять: для нее это самая выгодная из всех возможных сделок. Если бы работа над фильмом прекратилась по ее вине, это стало бы концом ее карьеры. Если она перестанет входить в первую десятку актрис, делающих самые большие кассовые сборы в Голливуде, ей очень быстро найдется замена. А Лейси, хотя ей очень этого не хотелось, все же признавала, что с утратой положения звезды будет чувствовать себя опустошенной.
Вздохнув, она поднялась с кровати. Действие успокоительного постепенно проходило, и палата вдруг показалась ей душной. Интересно, заперта ли дверь? Лейси не запрещали покидать комнату, поэтому она подошла к двери и повернула ручку. Замок не был заперт. Сняв пижаму, Лейси распахнула платяной шкаф. Теодор перенес сюда ее одежду и сам развесил. Лейси натянула на себя широкие темные брюки, белый пуловер и вышла в коридор. В этот момент он был совершенно пуст, если не считать дежурного за столиком в дальнем конце. Лейси помнила, что как раз в той стороне находится главный вход.
Она двинулась в противоположном направлении. Между Клиникой и обычной больницей существовало по крайней мере одно различие – все двери, мимо которых она проходила, были закрыты.
В торце здания коридор поворачивал направо и заканчивался стеклянными дверями, ведущими в солярий. Он был пуст, двери кто-то оставил открытыми. Лейси вошла туда. Яркий солнечный свет заливал помещение; потолок и три стены были сделаны из стекла.
Она подошла к восточной стене. Впереди, насколько видел глаз, простиралась пустыня, начинавшаяся сразу же за территорией Клиники.
Лейси вынула из сумочки сигарету, но тут же сообразила, что у нее нет с собой спичек. Она так и осталась стоять, глядя на пустыню и зажав между пальцами сигарету.
– Вы позволите?
Вздрогнув, она резко обернулась. Прямо за ее спиной стоял стройный мужчина лет сорока или немногим больше, в коричневом костюме. У него были темные густые волосы, зачесанные назад, спокойные черты лица, темно-карие глаза и нос римского патриция. В руке он держал зажигалку. Незнакомец повернул колесико, и тут же вспыхнуло крошечное пламя.
– Хотите прикурить?
– Благодарю вас.
Он поднес зажигалку к ее сигарете. Глаза их встретились, и он улыбнулся, обнажив ровные белые зубы.
– Вы – Лейси Хьюстон? – И в ответ на ее безмолвный кивок добавил: – Я бы узнал вас повсюду, поскольку являюсь вашим большим поклонником. Меня зовут Джеффри Лоуренс.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Оазис - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Оазис - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100