Читать онлайн Навстречу счастью, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Навстречу счастью - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Навстречу счастью - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Навстречу счастью - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Навстречу счастью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Джемайна была озадачена последним поручением редакции. Она выросла в городе и видела сельскую местность только из окна экипажа или поезда. О сельском хозяйстве вообще ничего не знала.
Когда девушка сказала об этом Саре, та отмахнулась от ее возражений, заметив:
– Это не имеет значения. Ты должна открыть новые перспективы для нашего журнала. Понимаешь, Джемайна, очень многие наши подписчики – сельские жители, а мы частенько игнорируем их проблемы в «Ледиз бук», адресуя большинство наших материалов горожанам. Думаю, статья о сельской жизни будет своевременной и встретит одобрение среди женщин сельских общин. В обозрении, полученном в начале декады, говорится, что всего в Соединенных Штатах имеется пять с половиной миллионов наемных рабочих и из них свыше трех с половиной заняты в сельском хозяйстве. Письмо одной из подписчиц заставило меня задуматься над этим.
Сара взяла распечатанное письмо со своего стола.
– Оно от миссис Эллен Монро. Она давно выписывает «Ледиз бук» и обожает наш журнал, но не может понять, почему мы печатаем так мало статей о семьях фермеров. Я написала ей и заверила, что буду рада опубликовать подобные статьи, если смогу послать одного из наших авторов к ней на ферму. Миссис Монро прислала ответ: она будет счастлива принять в своем доме корреспондента, и тот может пожить у нее сколько потребуется. Ее семья с радостью окажет необходимую помощь. Я пообещала ей, что один из наших сотрудников скоро посетит ее.
– А где находится эта ферма?
– Недалеко от Аллентауна. Тебя кто-нибудь встретит на станции.
– Помню, я где-то читала, что в тех местах много квакеров. Семейство Монро – не исключение?
Сара посмотрела на Джемайну тяжелым взглядом.
– Понятия не имею, но думаю, это не имеет значения. Религия – одна из тем, которых мы избегаем в «Бук», кроме общих фраз. Луис говорит – религиозный вопрос весьма спорный, и я согласна с ним.
– Так о чем в основном я должна писать?
– О том, что миссис Монро хочет увидеть в «Бук». Полагаю, и другие читательницы должны заинтересоваться этим.
Выходя на указанной станции в нескольких милях южнее Аллентауна, Джемайна не представляла, кого ей ждать.
Ее встретил Картер Монро, рослый, застенчивый юноша двадцати с небольшим лет, на сверкающем черном кабриолете, запряженном серой лошадью. Картер представился и уложил в коляску дорожную сумку Джемайны, затем помог ей сесть.
Когда они тронулись, девушка спросила:
– Как велика ваша семья, мистер Монро?
– Нас семеро, мэм, – сообщил он, робко улыбаясь. – Пятеро детей: три мальчика и две девочки. Я – старший.
– Довольно большая семья, – заметила Джемайна.
– Да, мэм. Отец говорит, мы должны сами управляться с хозяйством и никого не нанимать. – Затем он густо покраснел и больше не смотрел в ее сторону.
Экипаж быстро ехал по дороге, поднимая за собой пыль. Дома, мимо которых они проезжали, выглядели очень опрятными, поля по обеим сторонам были заботливо обработаны. Кукуруза длинными рядами возвышалась по плечо. Джемайна ощутила приятный аромат.
– Чем так хорошо пахнет?
Картер наконец взглянул на нее.
– Это свежескошенная люцерна, мэм.
– Ваш основной продукт?
– Не только. Люцерну, а также картофель и другие овощи мы продаем горожанам в Аллентауне.
Он свернул с главной дороги на узкую дорожку, ведущую к двухэтажному белому дому. Позади дома виднелся большой сарай.
Через несколько минут Джемайне помогли выйти из кабриолета, и она была представлена Эллен Монро и ее дочерям – двум пышущим здоровьем, хихикающим девушкам.
Миссис Монро, полная сияющая женщина лет сорока, радостно приветствовала ее.
– Мой муж Дэвид и двое других сыновей работают в поле. Вы увидите их за ужином.
– Вы очень любезны и гостеприимны, миссис Монро.
– Для нас большая честь принять гостью из вашей редакции. «Гоудиз ледиз бук» – мой любимый журнал. Признаться, я не ожидала, что миссис Хейл ответит на мое послание.
– Сара по возможности старается лично отвечать на письма.
Джемайну провели наверх в уютную спальню. Слабый ветерок шевелил шторы, создавая в комнате приятную атмосферу, несмотря на жару ранней осени.
Распаковав вещи, девушка немного расслабилась. Как можно было чувствовать себя неловко среди этих гостеприимных людей!
Устав от путешествия, она вытянулась на удобной кровати с балдахином и задремала. Ее разбудил приятный аромат готовящейся еды, когда уже наступили вечерние сумерки. Джемайна быстро переоделась и спустилась вниз, где встретилась с Дэвидом Монро и сыновьями. Покончив с делами, они расположились на открытой террасе, ожидая ужин. Дэвид Монро был довольно молчаливым, замкнутым человеком. Он вынул изо рта трубку и смущенно приветствовал гостью.
Девушка заметила, что дочери очень похожи на мать, а сыновья – на отца, высокие, худощавые, застенчивые и спокойные.
– Чем помочь вам? – спросила Джемайна миссис Монро.
Пожилая женщина всплеснула руками:
– О Боже, детка, ты же наша гостья! Я и не думаю о твоей помощи.
– Нет, я настаиваю, – твердо заявила Джемайна. – Должна признаться, я никогда не была на ферме и не смогу написать о вашей жизни, если не буду принимать участия в делах.
– Это тяжелая работа, мисс Бенедикт, – серьезно сказал мистер Монро. ~– Доение коров, сбор яиц, кормление поросят. Думаете, справитесь с этим?
– Нет, Дэвид! – Миссис Монро замахала руками на мужа. – Ты совсем запугаешь бедную девочку.
– Если вы и ваши дочери делаете это, смогу и я, – решительно проговорила Джемайна. – По крайней мере попытаюсь.
– Хорошо, – согласилась миссис Монро, – в таком случае, пожалуйста, помогите накрыть на стол. Мы будем ужинать через несколько минут.
Меню ужина было разнообразным: сладкая кукуруза в початках, белоснежное картофельное пюре, огромные куски жареной говядины, цыплята, зеленый горошек, караваи свежеиспеченного хлеба и еще с полдюжины блюд и приправ. Джемайна никогда не видела такого обилия еды на столе.
Миссис Монро не переставала говорить, хлопоча на кухне:
– Ты приехала как раз вовремя, Джемайна. Моя старшая дочь Марта через два дня выходит замуж. – Сияя, она указала на высокую девушку с длинными светлыми волосами. Густо покраснев, та опустила голову.
– О, извините, миссис Монро, – встревожилась Джемайна. – Меньше всего вам нужны посторонние в доме во время приготовления к свадьбе.
– Ерунда, детка, – живо ответила миссис Монро. – У нас будет так много гостей, что еще один человек вовсе не помешает. Мы очень рады, что ты будешь с нами. – Затем робко добавила: – Может быть, напишешь строчку или две об этом.
Перед ужином все склонили головы, в то время как Дэвид Монро своим низким голосом произнес молитву. Затем по его жесту тарелки с кушаньями двинулись по кругу. Джемайна поняла, зачем потребовалось так много еды. Все ели с большим аппетитом, особенно юноши и глава семьи. Даже Джемайна ела больше обычного – свежий воздух способствовал хорошему аппетиту, а пища была здоровой и вкусной.
На следующее утро Джемайна пожалела о своем решении заняться работой сельской женщины. Задолго до восхода солнца ее разбудили звуки, доносившиеся с первого этажа. Быстро одевшись, она поспешила вниз. Семья сидела за столом, заканчивая завтрак. Миссис Монро огорченно воскликнула:
– О, я надеялась, что мы не побеспокоим тебя, Джемайна! Хоть ты и говорила, что хочешь помогать нам, но по крайней мере в первое утро нам следовало бы дать тебе выспаться.
Джемайна глубоко вздохнула и улыбнулась:
– Поскольку я пробуду у вас всего несколько дней, хочу немедленно приступить к работе.
Миссис Монро выглядела очень довольной.
– Ну, если ты действительно хочешь этого…
К тому времени как Джемайна закончила завтрак, мужчины уже ушли в поле, а миссис Монро и ее дочери занимались приготовлением к дойке. Джемайна отправилась с ними в хлев.
– У нас дюжина молочных коров, – пояснила миссис Монро. – Гораздо больше, чем необходимо для семьи, поэтому мы продаем молоко и масло в городе, а также несколько дюжин яиц в неделю, так как у нас почти сотня несущихся кур.
Миссис Монро и девушки расположились около коров на маленьких трехногих табуретках, зажав между ног молочные ведра. Затем они ухватились руками за коровьи соски, и в ведра полились струйки молока. Джемайна с интересом наблюдала за женщинами.
– Покажите, как это делается, и дайте мне попробовать, – попросила она миссис Монро через некоторое время.
Эллен уступила ей место и стала смотреть, как девушка, присев на табуретку, сжимает и отпускает соски. Однако попытки Джемайны не увенчались успехом – ей удалось выжать лишь несколько капель молока. Подошедшие дочери миссис Монро захихикали, и даже мать не удержалась от улыбки.
– У меня ничего не получается! – разочарованно воскликнула Джемайна. – Что я делаю не так?
– Ничего, детка, – успокоила миссис Монро. – Нужна практика. Я знала многих людей, которые поначалу никак не могли приноровиться.
После дойки Джемайна помогла девушкам покормить поросят – их было не меньше дюжины. Потом они собрали яйца. Хоть здесь, иронически подумала Джемайна, ее помощь пригодилась, так как в этом не требовалось особого умения.
Следующий этап – уборка дома, затем приготовление обеда для мужчин. После обеда женщины занялись штопаньем и шитьем, а Джемайне предложили немного подремать, и та с радостью согласилась.
Через час она проснулась, чувствуя себя виноватой: без сомнения, во время ее сна миссис Монро с дочерьми продолжали работать.
Джемайна поспешно поправила одежду и прическу, а затем спустилась вниз. По пути на кухню, откуда раздавались голоса женщин, она заглянула в гостиную и увидела там много книг и журналов.
В это время миссис Монро и девушки готовили ужин. Джемайна спросила пожилую женщину:
– Я заметила, что у вас в доме полно книг и журналов. Ваша семья много читает?
– Да, я читаю, девочки тоже. – Миссис Монро решительно кивнула: – Впрочем, мальчики… не так часто берут в руки книгу. Мы с Дэвидом настояли, чтобы все дети научились читать и писать, хотя они мало посещали школу. Я же всегда очень любила читать.
– Мне кажется, вы так заняты, что на чтение у вас не должно оставаться времени.
Миссис Монро засмеялась:
– Это только сейчас, детка. Весенние посадки, летние работы и осенний сбор урожая действительно занимают много времени. Но в зимние месяцы мы имеем возможность проводить вечера у огня и читать.
– Другие женщины на фермах тоже много читают?
– Не могу сказать обо всех, но из тех, кого я знаю, некоторые читают мало, другие больше, однако… очень многие подписываются на «Гоудиз ледиз бук»!
Из разговора с миссис Монро и ее дочерьми Джемайна выяснила, что они на удивление хорошо информированы о многих вещах, не только о рецептах приготовления пищи и моде. Например, женщины прекрасно разбирались в текущих событиях.
Джемайну удивило еще одно обстоятельство. Последовав на следующее утро за миссис Монро по обычным делам, она пошутила:
– Глядя на ваш тяжелый физический труд, я, кажется, начинаю понимать, почему на Юге продолжают отстаивать рабство.
– Не говори так, детка, – возмутилась пожилая женщина. – Я ненавижу рабство. Это грех в глазах Бога. Ни один человек не вправе порабощать другого!
По правде говоря, Джемайна никогда раньше не задумывалась над этим вопросом, но сейчас она испытала неловкость.
– Согласна с вами, миссис Монро. Это неосторожное и неумное замечание с моей стороны.
Смягчившись, миссис Монро кивнула:
– А мне не следовало бы так обижаться. Дело в том, что мои близкие очень расстраиваются, когда речь заходит о рабстве. По словам Дэвида, эта проблема разрывает страну на части. – Она понизила голос: – Я скажу тебе кое-что, хотя, может быть, не стоит – ты ведь работаешь в журнале.
– Можете не бояться, «Ледиз бук» не печатает статей на подобные темы.
– А ты – северянка и против сохранения рабства? – спросила миссис Монро, посмотрев на Джемайну.
Девушка кивнула.
– Да, я из Бостона, и моя семья против рабства, хотя об этом редко говорят в доме.
– Ясно. Люди в Квакертауне, что неподалеку отсюда, начали кампанию под названием «Подпольная железная дорога». Они тайно перевозят рабов с Юга к новой свободной жизни и получают широкую поддержку жителей окрестных мест.
В этот вечер после ужина, сидя в своей комнате и напевая про себя, Джемайна начала писать.
* * *
Сельское хозяйство является краеугольным камнем в экономическом фундаменте нашей страны. Оно не только снабжает людей продуктами питания в больших и малых городах, но и помогает утверждать моральные принципы жизни.
Ученые считают, что земледелие стало не только первым ремеслом, освоенным человеком, но и отцом всех остальных ремесел, которые не могут долго существовать без него. Процветание страны зависит от уровня развития ее сельского хозяйства. И конечно, никто не станет отрицать, что нация просто не выживет без сельхозпродукции.
Но если сельское, фермерское, хозяйство является фундаментом нации, то женщины на фермах представляют собой опору фундамента. Эти женщины и будут центром внимания в данной статье, а также в серии других, посвященных сельским общинам нашей великой страны…
Статьи, опубликованные в трех номерах журнала, имели большой успех. В третьей статье рассказывалось о свадьбе Марты Монро.
Рождения, свадьбы и похороны являются основными вехами нашей жизни, однако эти события имеют наибольшее значение в фермерских семьях, особенно свадьбы, так как они означают начало новой жизни для двух людей.
Ваш корреспондент стала свидетельницей одной из таких свадеб в доме Дэвида и Эллен Монро. Их старшая дочь Марта сочеталась браком с сыном фермера Джедом Лейксом.
Время свадеб обычно наступает весной после сева или осенью после сбора урожая. Эта свадьба состоялась после сбора урожая и, таким образом, явилась двойным праздником. Было очень весело. Торжеству предшествовали большие приготовления, в которых ваш корреспондент принимала участие номере своих скромных возможностей. Невероятное количество муки, сахара, молока и яиц превратилось в разнообразные восхитительные лакомства. Это был настоящий пир!
Весь день на ферму прибывали люди из ближних и дальних мест. Одежда и украшения были достойны двора Людовика XIV: Девушки сделали прически с большим количеством завитушек и косичек. На голове матрон красовались банты и чудесные шляпки.
Вначале свадебное веселье было не таким очевидным, все присутствующие вели себя тихо и сдержанно, ожидая торжественной церемонии.
Наконец священник произнес заключительные слова:
– Объявляю вас мужем и женой!
Все бросились поздравлять молодоженов, целуя невесту и пожимая руку жениху. Гости сели за столы, затем заиграли скрипки, и начались танцы. Шумное веселье продолжалось до одиннадцати часов, после чего вся компания дружно разошлась и наступила тишина. На ферме не было заметно никаких признаков жизни, за исключением одного или двух тусклых огоньков в доме Монро.
Мы заканчиваем на оптимистичной ноте – еще одна сельская женщина соединилась со своим мужем. Вскоре они начнут новую жизнь. Марта Лейке присоединится к множеству счастливых фермерских жен, как это сделала в свое время ее мать и как сделают ее подруги. Эти женщины, дорогие читатели, образуют ядро американского общества, и мы должны благодарить Бога за то, что они существуют.
Сара Хейл похвалила материалы Джемайны. Даже Луис Гоуди снизошел до комплимента. Однако Джемайна еще не была уверена до конца в качестве того, что она сделала, пока не начали приходить письма читателей, причем не только от фермерских жен, но и от горожанок.
Девушка почувствовала уважительное отношение со стороны сотрудников «Бук», а Клара молвила с некоторой завистью:
– Тебя ждет большое будущее, Джемайна.
– О, мне кажется, рано говорить об этом.
Тем не менее она испытывала явное удовольствие.
– Возможно, не все, что ты напишешь в дальнейшем, будет заслуживать такого же внимания. Но у тебя, несомненно, талант, – сказала Клара. – У меня нет такого и никогда не будет.
Даже Оуэн Тэзди нашел несколько теплых слов.
– Чертовски хорошо написано, дорогая. Проницательно, интересно, ярко. Можно подумать, вы родились и выросли на ферме, а не в Бостоне. Вы не только хорошо пишете, но и обладаете способностью уловить самую суть событий. Очень многие умеют соединять слова вместе, но не все вникают в жизнь людей, понимают особенности их профессии и окружения.
Джемайна с удивлением посмотрела на него:
– Не ожидала услышать такие слова от вас.
– Почему? – пожал он плечами. – Я же похвалил вас за статью о Блэквел. И всегда стараюсь похвалить коллегу.
– Даже если коллега – женщина? – насмешливо спросила она.
Он усмехнулся:
– Должен признаться, вы первая женщина-автор, которой я расточаю комплименты.
Оуэн Тэзди все еще продолжал удивлять Джемайну. Сначала она думала, что он красивый, обаятельный и компанейский мужчина – и это действительно так, – но он также казался ей тщеславным и высокомерным человеком, что на самом деле неверно.
Они встречались раз или два в неделю, посещая концерты, спектакли, или просто за ужином, и он никогда не переступал границ приличия. Он мог взять ее за руку в экипаже, иногда поцеловать при прощании, но только легким прикосновением губ. Однако за этим ничего не следовало.
Где же скрывается волокита, опасный повеса, о котором ее предупреждали?
Вскоре Оуэн пригласил Джемайну на поздний ужин. Он выглядел несколько подавленным, даже грустным.
Джемайна не удержалась от вопроса:
– Что-то не так, Оуэн?
Он бросил на нее испуганный взгляд.
– Разве заметно? Дело в том, что я немного расстроен. Прошло уже достаточно времени с тех пор, как я нахожусь в Филадельфии, однако Каррузерс, мой редактор, говорит, что в настоящее время ничего важного в стране не происходит.
– Ты имеешь в виду – ни войн, ни громких убийств?
Он нахмурился.
– Не обязательно должны быть войны. Например, сейчас много говорят о баснословных залежах золота в Калифорнии. Я просил Каррузерса послать меня туда, но он решил подождать и убедиться, что это не просто слухи.
– Калифорния! О Боже, значит, ты скоро надолго уедешь! – испуганно воскликнула она. Молодые люди настолько сдружились, что перешли на ты.
– Да, это будет длительное путешествие. Почти год. – Он слегка улыбнулся. – Ты будешь скучать обо мне, дорогая?
Джемайна покраснела от досады.
– Какое самомнение!
– Это не ответ на мой вопрос. Ты будешь скучать, Джемайна?
– Какой ты забавный, Оуэн. Мне будет скучно без тебя.
– Мне этого недостаточно, – угрюмо заметил он.
Больше за ужином ничего не было сказано, и девушка пожалела о своих легкомысленных словах, тем более что она действительно будет скучать по Оуэну. С другой стороны, Джемайна решила, что неразумно говорить ему об этом.
Когда их экипаж тронулся от ресторана, Оуэн неожиданно спросил:
– Ты ведь ни разу не была у меня дома, не так ли? Откинувшись назад, Джемайна не знала, как ей быть: обидеться или нет?
– Нет, не была.
– Может быть, окажешь честь? У меня есть бутылочка превосходного бренди, и хотя я веду холостяцкий образ жизни, мое жилище имеет вполне приличный вид, особенно если учесть, что я провожу там очень мало времени.
Джемайна внезапно почувствовала, что у нее перехватило дыхание и она покраснела. Девушка не имела представления о своей чувственности, оказавшейся неожиданно глубокой и сильной. Она давно заметила, что испытывает странное возбуждение в присутствии Оуэна.
Джемайна не питала иллюзий по поводу того, зачем ее пригласили. Наконец он начал свою прелюдию. Подумав, она обнаружила, что ничуть не обиделась. Она была уже не та девочка, которая не так давно приехала из Бостона. Теперь она вполне самостоятельная, и, если решила познать сексуальную жизнь, ее не беспокоило, что подумают об этом родители, или Сара Хейл, или тетя Хестер.
Понимая, что прошло уже достаточно много времени с того момента, как Оуэн задал вопрос, она сказала:
– Да, Оуэн, я хотела бы посмотреть, где ты живешь.
Он слегка откашлялся, что могло означать либо удивление, либо удовлетворение, и постучал тростью по крыше экипажа. Когда кучер вопросительно взглянул на него, Оуэн указал ему другой адрес.
Джемайна была немного удивлена, увидев, что экипаж остановился перед двухэтажным кирпичным домом на Деланси-стрит, напротив парка, усаженного акациями. Это был район Сосайети-Хилл, где жили состоятельные граждане Филадельфии.
Оуэн мало говорил по дороге, лишь задумчиво смотрел на Джемайну, что несколько ее озадачило.
Оуэн и сам был озадачен. Приглашение как-то невольно вырвалось у него, удивив его самого не меньше, чем Джемайну. Он действительно давно желал ее и не раз собирался пригласить к себе. Его репутация повесы была в значительной степени оправданна – он очень любил женщин. Однако проявлял большую разборчивость и никогда не связывался с проститутками. Когда Оуэн однажды поведал об этом ближайшему другу, тот сухо заметил:
– Это потому, что ты не нуждаешься в их услугах. Надо сказать, Оуэн часто пользовался своей привлекательностью с целью покорить женщин. Но в случае с Джемайной что-то настораживало его. Прежде всего он испытывал к ней совсем другие чувства, нежели к тем женщинам, которых знал. Порой за ее показной искушенностью проглядывала явная уязвимость. Он чувствовал, что она легко ранима, и не хотел обижать ее.
Впервые встретив женщину, которая, вероятно, значила для него больше-, чем любая другая, Оуэн не был уверен, что готов к этому. А если нет, то нечестно по отношению к Джемайне играть ее чувствами.
И вот, как ни странно, она приняла его импульсивное приглашение, а он теперь не мог отказаться, чтобы не выглядеть полным болваном.
Когда они вышли из экипажа перед его домом, Оуэн улыбнулся, заметив ее удивленный взгляд:
– Ты, видимо, подумала, что это слишком шикарный район для журналиста, да?
– Я действительно удивлена.
– Мне нравится здесь, и я могу позволить себе такую роскошь. Этим домом владеет женщина, которая живет внизу. Она вдова, и ей хочется, чтобы в доме был мужчина, поэтому и сдала мне второй этаж довольно дешево. – Немного помолчав, он продолжил: – Знаешь, здесь жили некоторые знаменитости. Например, чуть выше, на Четвертой улице, находится дом Тодда, где некоторое время проживала Долли Пэйн Тодд, которая вышла замуж за Джеймса Медисона, после того как ее муж умер во время эпидемии желтой лихорадки в 1793 году. Когда Медисон был избран президентом, Долли стала знаменитой хозяйкой Белого дома. И еще много других известных людей проживали в нашем районе…
Он говорил так много и так быстро, что Джемайна догадалась о его волнении. Она погасила улыбку – странно, такой обычно самоуверенный мужчина и нервничает, приглашая женщину в свою квартиру!
Оуэн занимал весь верхний этаж здания. Джемайну поразили размеры просторных комнат – ведь жил он в них один, – Дорогая мебель и огромное количество книг.
После того как он снял с нее плащ и отправился за бренди, девушка прошлась по гостиной, изучая названия книг на полках. Вкусы Оуэна были всеобъемлющими: биографическая и историческая литература, научные тома по разным областям и самое удивительное – романы, классические и современные.
Джемайна обнаружила несколько книг, обзор которых делала Сара в своей ежемесячной колонке «Перечень рекомендуемой литературы». Ей хотелось почитать многие из них, но не хватало времени. Она не очень удивилась, обнаружив книгу «Наша армия в Монтерее» Т.Б. Торпа и «Походные зарисовки во время войны с Мексикой» капитана У.С. Генри, так как знала, что Оуэн давал много репортажей о той войне.
Однако «Прекрасная француженка»? Джемайна читала этот роман анонимного автора и считала его хорошо написанным, с замечательно прорисованными характерами героев. Она удивилась, что Оуэн тоже проявил интерес к этой книге, тогда как могла легко понять, почему на его полке стоит книга «Кратер, или вершина вулкана» Фенимора Купера, так как этот приключенческий роман скорее для мужчин, чем для женщин.
Чем больше она узнавала Оуэна, тем более сложным человеком он ей казался. Джемайна размышляла об этом, когда он вернулся, неся бокалы с бренди.
– Ты много читаешь, – заметила она.
– Да, всегда беру с собой много книг, уезжая на задание. Не важно, сколь волнующими являются события, о которых я пишу, всегда существуют периоды скуки. С книгой в руке время летит незаметнее.
– Разве там не бывает женщин? – язвительно спросила она.
– Очень мало, – ответил он невозмутимо. – В военных лагерях живут только офицерские жены да несколько шлюх. Несмотря на то, что ты слышала обо мне, я выдерживаю определенный стандарт.
– Извини, Оуэн. Мое замечание неуместно.
Ни слова не говоря, он протянул ей бокал с бренди, затем в молчании поднял свой.
Джемайна сделала глоток и почувствовала острое жжение в горле. Боже, она наедине с мужчиной пьет бренди в его квартире! Как был бы шокирован ее отец.
Поставив свой бокал, Оуэн внимательно посмотрел на нее. Джемайна почувствовала, что начинает краснеть под его взглядом, и в растерянности решила немедленно уйти.
Затем она заставила себя расслабиться, готовая ко всему, что бы ни случилось. Она уже давно не ребенок, а вполне взрослая женщина, испытывающая определенные желания. Джемайна почувствовала, что ее тянет к нему.
Должно быть, Оуэн прочел ее мысли, так как сделал несколько шагов навстречу. Он обхватил ладонями ее лицо и постоял так некоторое время, ничего не говоря. В этом прикосновении, в выражении его лица было что-то тревожное, и Джемайна еще раз почувствовала, что он не уверен в себе.
Эта мысль вызвала улыбку на ее губах, и он наклонился, чтобы поцеловать эти улыбающиеся губы. Поцелуй был нежным, нетребовательным, однако прикосновение его губ заставило ее сердце учащенно забиться, и все тело запылало жарким огнем.
Внезапно он отпустил ее и сделал шаг назад. Джемайна знала, что стоит ей воспротивиться, как он тут же отступит. Но вместо этого она вдруг ощутила себя покинутой и непроизвольно шагнула к нему, испытывая потребность в его прикосновении.
– Джемайна… – произнес Оуэн, запинаясь. – Я давно желаю тебя, вероятно, с первой встречи. Но ты уверена, что тоже хочешь?..
– Я хочу… сама не знаю чего.
Окончательно выдав себя, она снова разволновалась. Что теперь делать? Что ждет ее? Девушка почти ничего не знала о физических отношениях между мужчиной и женщиной. От матери Джемайна не слышала ни единого слова об этом. То немногое, что ей известно, поведала тетушка Хестер, никогда не давая полного ответа на робкие вопросы.
– Извини, девочка, это слишком сложно, – говорила она обычно. – Женщины не обсуждают такие деликатные темы. Несмотря на то что считаю себя современной дамой, я не могу говорить об этом. Скажу только одно: это естественный акт между мужчиной и женщиной. Когда придет время и ты полюбишь кого-нибудь, сама узнаешь обо всем. Если мужчина порядочный и добрый, а не какая-нибудь скотина, тебе ни о чем не надо будет заботиться.
И вот теперь Джемайна поняла, что тетя была права. Оуэн повел ее в спальню, усадил на кровать и начал раздевать, останавливаясь, чтобы поцеловать в губы, шею и плечи, когда они обнажились. Затем, сняв с Джемайны почти всю одежду, Оуэн начал ласково гладить ее тело.
В голове у нее все смешалось, и ее охватило ошеломляющее желание. Она едва понимала, что он делает. Тем не менее, несмотря на всю свою неискушенность, девушка чувствовала, что Оуэн – опытный любовник.
Когда Джемайна наконец оказалась полностью обнаженной и вытянулась на кровати, Оуэн встал и начал снимать свою одежду, не отрывая взгляда от девушки. В углу на столе горела небольшая лампа, света которой было достаточно, чтобы Джемайна могла рассмотреть своего первого мужчину. Она хотела отвести взгляд, зная, что ее лицо пылает от смущения, но была не в силах это сделать. Когда он наконец предстал перед ней во всей своей мужской красе, у нее перехватило дыхание: он был одновременно красив и страшен.
Оуэн подошел к ней и лег рядом. Легкими прикосновениями пальцев он ласкал ее, нашептывая нежные слова. Тело Джемайны начало откликаться на поглаживания, на прикосновение его губ к ее губам, шее, груди…
Казалось, он знал, когда можно овладеть ею. Джемайна напряглась, почувствовав боль, которую ожидала, однако благодаря его опыту и умению боль пришла и ушла почти сразу после того, как девушка ощутила ее. Необыкновенное, неведомое до сих пор чувство захлестнуло ее, заглушив все остальные. Джемайна испытала неземное наслаждение.
Затем они лежали бок о бок, постепенно возвращаясь к действительности, и у Джемайны появилось время разобраться в том, что произошло. Она вовсе не чувствовала себя в чем-то виноватой. Разве может быть плохим то, что доставляет такое наслаждение? Почему близость между мужчиной и женщиной, когда они сливаются в единое целое, должна быть постыдной?
Она посмотрела на Оуэна. Лицо его было спокойным и безмятежным. Однако даже в минуты отдохновения от него исходила какая-то неуловимая опасность. Но чем мог угрожать ей или кому-то другому этот человек, такой нежный и любящий?
Она протянула руку – коснуться его груди, но тут же опустила ее. Однако движение воздуха или шестое чувство подсказало ему о ее намерении. Он внезапно взглянул на нее, и слабая улыбка тронула его губы.
– Оуэн… я хотела бы задать тебе вопрос, если это не очень личное.
– Спрашивай, – позволил он, пожав плечами. – Но нет гарантии, что я отвечу.
– По поводу твоего глаза… Я спрашивала тебя как-то об этом, но ты не ответил, как на самом деле потерял его. Я слышала несколько версий. Одни говорят, что ты потерял глаз на дуэли из-за женщины, другие – что это произошло во время мексиканской войны.
– Ты слышала только это? – Он тихо рассмеялся. – Есть и другие варианты. Знаю, потому что сам распространил их. Мне казалось: почему бы не сделать эту историю привлекательной и романтичной? В действительности же в ней нет ничего романтичного.
Он рассказал ей, как потерял глаз, однако не решился признаться, что был незаконнорожденным ребенком. Сообщил только, что драка произошла из-за унизительного замечания в адрес его матери. Он соврал относительно отца, сказав, что тот был моряком и погиб в море, когда Оуэн был совсем маленьким.
– Помню, на правой руке у него была татуировка корабля. Когда он напрягал мускулы, казалось, что корабль плывет.
– Очень сожалею, Оуэн, по поводу твоего отца. – Джемайна улыбнулась. – По крайней мере ты потерял глаз за честь дамы.
Оуэн посмотрел на нее странным взглядом.
– Знаешь, ты первая, кому я сказал правду. Я подумал… – Он резко сел. – Впрочем, уже поздно. Я провожу тебя до дома. – Он встал и начал одеваться.
Через некоторое время они двинулись вниз по узкой лестнице, Джемайна шла впереди. Как только они спустились в вестибюль, сбоку открылась дверь, и в дверном проеме появилась женщина в пеньюаре. Глаза ее расширились при виде Джемайны, и она отступила на полшага назад.
– Миссис Логан, – раздался голос Оуэна из-за спины Джемайны, – как поживаете? Джемайна, это моя хозяйка Этта Логан. Миссис Логан, моя подруга Джемайна Бенедикт.
– Здравствуйте, мисс Бенедикт, – приветствовала женщина низким голосом.
Джемайна почувствовала, что лицо ее залила краска. Она приложила все силы, чтобы сдержать дрожь.
– Рада познакомиться с вами, миссис Логан. Женщина кивнула, отступила назад и закрыла дверь. Когда Джемайна спускалась по ступенькам крыльца, она была уверена, что видела неясную фигуру мужчины позади хозяйки Оуэна.




ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Философ, которого спросили: что прежде всего необходимо, чтобы завоевать любовь женщины, – ответил: подходящий случай.
Журнал «Гоудиз ледиз бук»


Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Навстречу счастью - Мэтьюз Патриция

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 10Глава 11

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 18Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Эпилог

Ваши комментарии
к роману Навстречу счастью - Мэтьюз Патриция


Комментарии к роману "Навстречу счастью - Мэтьюз Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100