Читать онлайн Мстительное сердце, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мстительное сердце - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.23 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мстительное сердце - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мстительное сердце - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Мстительное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Когда корабль «Месть королевы Анны» подошел к французскому торговому судну на расстояние пушечного выстрела, Черная Борода приказал поднять флаг – флаг, который он называл «черное знамя с мертвой головой».
Тич стоял на фордеке, Майкл – рядом с ним. Пиратский корабль приближался к цели. Черная Борода прокричал команду рулевому, и они развернулись, став бортом к тяжело груженному судну.
– Огонь, черт побери, и целься как следует! – заорал Черная Борода.
Пушки по левому борту были заряжены «лебедями», «куропатками» и другими видами мелких ядер. Тич редко стрелял более крупными снарядами, не желая наносить чрезмерный урон своей добыче, прежде чем возьмет ее на абордаж.
Бортовой залп залил огнем палубу французского корабля. На нем было мало пушек, и вскоре судно сильно накренилось, что пиратам оказалось на руку. Корабль Черной Бороды подошел еще ближе, пираты перезарядили пушки, и Тич приказал дать еще один залп. На этот раз, когда дым рассеялся, корабли разделяла лишь узкая полоска воды, и Майкл увидел, что на палубе торгового судна ни единый человек не устоял на ногах, – оно потеряло управление. Теперь пираты забрасывали его накренившуюся палубу самодельными гранатами с дымящимися фитилями – бутылками, наполненными дробью и кусочками железа. Черная Борода подошел вплотную, готовясь взять французов на абордаж.
Во время приготовления к битве Черная Борода являл собою зрелище воистину устрашающее. Через плечо у него висели портупея, перевязь с тремя парами пистолей, заряженных запальным порохом, – из них можно было выстрелить в любой момент. На поясе, повязанном вокруг талии, были еще пистоли, кинжалы и абордажная сабля. Но самым впечатляющим в его внешности, решил Майкл, были зажженные деревянные плашки, которые Тич воткнул в поля своей шляпы. Они окутывали его лицо клубами дыма, и казалось, это был не человек, а дьявол собственной персоной, только что явившийся из бездны преисподней.
Едва оба судна мягко сошлись бортами, Черная Борода подал команду «на абордаж», высоко взмахнув саблей. Сам он первым спрыгнул на палубу французского судна, держа в руке канат, чтобы закрепить корабли. Майкл последовал за ним. Остальные пираты карабкались через планшир, словно муравьи через навозную кучу.
На борту французского судна кое-кто еще оставался в живых. Эти люди во множестве появились с нижних палуб, вооруженные абордажными саблями и пистолями. Послышались гневные крики, треск выстрелов, звон сабель. Перекрывая все эти звуки, гремел голос Черной Бороды.
Главарь и Майкл двигались плечом к плечу. В одной руке Тич держал саблю, в другой – пистоль. У Майкла была только шпага. С тех пор как пять месяцев назад Майкл присоединился к Тичу, они захватили очень много судов. Майкл неизменно старался никого не убивать, и при этом было необходимо, чтобы его старания никому не бросались в глаза. Но все же ему пришлось прикончить нескольких человек, защищая свою жизнь.
Майкл и Тич преследовали троих. Один из преследуемых выстрелил из пистоли, пуля просвистела у самого уха Майкла. Он атаковал француза шпагой прежде, чем тот успел перезарядить пистоль и выстрелить еще раз. Француз бросил оружие и обратился в бегство. Майкл обернулся, чтобы узнать, не требуется ли помощь Тичу, сражавшемуся с двумя французами. Но, как всегда, пиратскому главарю помощь была не нужна. Тич выстрелил прямо в лицо одного из противников, потом бросился на второго, рассекая воздух саблей и изрыгая ругательства. Тот выронил оружие и прижался спиной к борту; глаза его наполнились ужасом. Черная Борода спокойно пронзил его, конец сабли проткнул сердце несчастного так, что кровь брызнула фонтаном.
Майкл тут же отвел взгляд, у него не было ни малейшего желания смотреть на резню. Он оглядел палубу. Все кончилось, пираты захватили французский корабль. Скользкую от крови палубу усеяли мертвые тела. Майкл с трудом одолел приступ тошноты. Вряд ли он когда-нибудь привыкнет к запаху пороха, смешанному с запахом крови.
Позже он узнал, что в схватке убито десять членов французской команды. Тич не потерял ни одного человека, хотя несколько получили легкие ранения.
Капитан захваченного корабля был еще жив. С помощью Майкла, который знал французский достаточно, чтобы объясниться на этом языке, Черная Борода сказал ему, что судно может продолжить путь – больше никто не будет убит, – если они прекратят сопротивление. Они смогут плыть дальше, как только их освободят от груза. Француз, у которого не было выбора, угрюмо кивнул в знак согласия.
Эдвард Тич радостно потирал руки.
– Давай-ка спустимся в трюм, братец, и увидишь, сколько мы заработали за сегодняшний день.
Он обнял Майкла за плечи и повел вниз. Судно везло специи, шелка, но большую часть груза составляли французское бренди, вина и другие напитки.
– Неплохо поработали, а? – рявкнул Черная Борода. – Немало найдется охотников купить французское бренди!
Майкл стоял у поручней пиратского судна и курил сигару. Судно, тяжело груженное добычей, шло к северу, к берегам Виргинии, держа курс на Уильямсберг. Мысли молодого человека были исполнены горечи. Несмотря на то что именно этого он ждал – чтобы Черная Борода отправился в Виргинию, у него не было ни малейшей возможности послать сообщение губернатору Спотсвуду. Тич, вместо того чтобы войти в порт, предпочел направиться вдоль берега, отпустив французское судно на все четыре стороны.
Последние месяцы Майкл вел очень странную жизнь. Ему и не снилось, что когда-нибудь он будет жить среди пиратов и как пират. Вначале он чувствовал некоторое возбуждение, атмосфера приключений волновала его, все было внове. Но теперь его просто тошнило от грабежей и убийств.
Внешне он сильно изменился. Идея принадлежала Тичу. Прежде всего Майкл отрастил большую черную бороду.
– Ты моя правая рука, братец, – сказал Тич. – Будешь с бородой, вроде как я, – и этот сброд, которым я командую, будет знать: когда Тича нет поблизости, слушаться нужно тебя.
И Майкл превратился чуть ли не в щеголя, опять-таки по настоянию Тича. Он носил лучшую одежду, и серьга с жемчужиной висела у него в ухе. Найти одежду не составляло труда. Почти на каждом корабле, который они грабили, было много прекрасного платья, подходящего для джентльмена. Майкл подозревал, что Черная Борода смотрел на все это, как на затянувшуюся шутку, хотя никогда не высмеивал Майкла явно.
Майкл часто задумывался – не изменился ли он также и в душе? Можно ли долгое время жить среди жестоких пиратов и при этом оставаться самим собой?
Думал он и об Эдварде Тиче. Странный то был человек, парадоксальный, необычный. Да, он жестокий, в бою убивал людей без всяких угрызений совести. Но когда проходила горячка схватки, он выказывал сострадание, которое, как знал Майкл, совершенно не свойственно большинству пиратов. Он никогда не мучил свои жертвы и обычно, ограбив корабли, отпускал команду на свободу. И рассказы о том, что он брал себе всех женщин, которых обнаруживал на захваченных кораблях, были выдумкой. Во всяком случае, за все время пребывания Майкла у Тича этого не случилось ни разу. Те несколько женщин, которых они встретили, были отпущены, несмотря на недовольное ворчание пиратов. Тич действительно держал женщин в «Замке Черной Бороды», и зачастую по нескольку одновременно, и менял их с такой же частотой, с какой Создатель меняет приливы и отливы. Но большинство этих женщин более чем охотно сожительствовали с Тичем.
Сильнее же всего Майкла сбивало с толку отношение Черной Бороды к неграм. Он с удивлением обнаружил, что по меньшей мере треть команды Тича состояла из чернокожих. В основном это были беглые рабы. Главарь следил, чтобы они получали свою часть добычи наравне со всеми.
Майкл, крайне заинтригованный, спросил как-то раз об этом у Черной Бороды. Тот в ответ проревел:
– Каждый должен иметь право делать то, что ему хочется, братец. Цвет кожи, раса – все это ничего не значит. Черный человек для Тича – просто человек, если он может выполнять то, что я от него требую. А ты как думал, что такое пиратская жизнь? Это вольная жизнь, такая жизнь, где все равны и дают друг другу то, что могут. Вот вы, благородные, думаете: Тич, дескать, злодей, негодяй. Может, оно и так. Но на войне разницы нет. А Тич, он воюет всегда! – И ухмыльнулся, глядя на Майкла, а потом отпустил замечание непосредственно в его адрес, что с атаманом бывало крайне редко: – Я знаю, что ты или по крайней мере Малкольм Вернер владеете рабами: они работают на вашей расчудесной плантации. Уж не думаешь ли ты, что это возвышает тебя над старым Тичем?
И Майкл не нашелся, что ответить.
И при этом у Черной Бороды было какое-то извращенное, почти садистское чувство юмора. Майклу довелось быть свидетелем множества случаев, отражающих эту сторону его натуры. Одно такое происшествие в особенности ему запомнилось…
Как-то поздним вечером Майкл и другие члены команды пьянствовали в каюте Тича. Внезапно Тич выхватил из-за пояса две пистоли, взвел курки и опустил под стол.
– В кого из вас стрельнуть первым? – проревел он.
Все, кроме Майкла и еще одного пирата, бросились вон из каюты. Потом Майкл сообразил, что оставшийся пират просто был чересчур испуган и не мог пошевелиться. Сам Майкл тоже испугался, но заставил себя сидеть спокойно.
Откинув голову, Черная Борода разразился хохотом. Потом вдруг помрачнел. Скрестив руки под столом, он выстрелил из обеих пистолей. Пират получил полный заряд одной из пистолей в левое колено. От этой раны он остался хромым на всю жизнь.
Тич рявкнул, чтобы пираты, столпившиеся за дверью, пошли и унесли раненого к судовому врачу. А пока его уносили, Тич тянул ром и ржал.
– Почему, сэр, – спросил Майкл, – вы ранили человека, которого только минуту назад называли своим другом?
Тич, как показалось Майклу, удивился.
– Да чего тут непонятного, братец? Должен же Тич малость позабавиться? А то жизнь будет совсем скучной. И потом, если не ранить и не убивать время от времени кого-то из этого отребья, они еще, пожалуй, позабудут, кто я ость, позабудут, что Тич – ихний капитан!
Что же касается искусства управлять кораблем, то за время пребывания на море с пиратами Майклу почти ничему не удалось научиться.
Черная Борода отказался возиться с обучением Майкла.
– Тебе это ни к чему, братец. Я хочу, чтобы ты был рядом со мной, вроде как правая рука. Мне нужен человек благородный, образованный. А эти темные люди не умеют ни читать, ни писать, ни считать. И я тоже не умею.
Майкл надеялся найти доступ к документам, доказывающим тайную связь Черной Бороды с губернатором Иденом, Тобиасом Найтом (это был секретарь территории Северной Каролины и сборщик пошлин; по мнению Майкла, этот человек принимал деятельное участие во всех тайных сделках с пиратами). Майкл видел и слышал достаточно для того, чтобы убедиться: такая тайная связь действительно существует. Но Тич еще не доверял Майклу настолько, чтобы посвящать его в эти дела. Когда они стояли на якоре в Бате, Тич часто надолго исчезал, и Майкл был уверен, что во время этих отлучек он встречается с губернатором Иденом и Тобиасом Найтом.
Что до неумения Тича считать… Майкл в этом сильно сомневался. Правда, дележ добычи стал делом Майкла: всем доставалось поровну, кроме, разумеется, Тича, бравшего себе половину награбленного. Однако Майкл заметил, что Тич внимательно наблюдает за дележом. Майкл дважды, чтобы проверить Тича, делал незначительные ошибки, и Тич обратил на это его внимание.
Тем временем Тич богател, и власть его росла. Потягивая ром, он как-то поделился с Майклом планами захватить «Приключение», корабль Стида Боннета, – единственное судно, бороздившее моря, которое было построено специально для охоты на пиратов. И Майкл знал, что у Тича хватит хитрости и безрассудства осуществить свой план. Тич задумал захватить еще два корабля – тогда под его командой будет почти четыреста человек. Если это произойдет, Тича еще труднее будет победить.
Майкл в отчаянии стукнул кулаком о поручень. По какой-то причине связь с губернатором Спотсвудом прервалась, что еще больше усложняло положение. Майкл несколько раз передавал сообщения через Уилла Дарси, неразговорчивого кузнеца, но еще ни разу не получил ответа.
Возможно, у него появится шанс повидаться с губернатором Спотсвудом во время короткой стоянки в Уильямсберге – если Тич разрешит ему сойти на берег. Майкл решил сообщить губернатору Спотсвуду, что отказывается от взятых на себя обязательств. Он зашел в тупик и злился из-за того, что губернатору не удается с ним связаться.
Майкл несколько удивился, когда Тич не сделал ни малейшей попытки удержать его на борту после того, как они бросили якорь в гавани Уильямсберга.
– Ты только держи в голове, братец, что теперь ты Танцор, а не Майкл Вернер. Чтоб обратно был к рассвету. Мы уходим, как только солнце встанет.
Тич ничего не сказал о том, собирается ли он сам покинуть корабль. Когда Майкл отплывал на первой шлюпке, отправившейся на берег, Черная Борода стоял у поручней.
Чтобы отвести от себя подозрение тех, кому Тич мог приказать следить за ним, Майкл побывал в нескольких трактирах и в каждом просил налить себе бренди. Когда добрался до «Чаши и рога», он убедился, что никто из пиратов за ним не следует. Этих людей интересовало то, как поскорее налакаться и найти себе женщин.
Когда хозяин «Чаши и рога» предложил молодому человеку хорошенькую девушку наверху, Майкл поддался на уговоры отчасти из похоти, отчасти чтобы убедить возможных шпионов, что в его поведении нет ничего подозрительного.
И когда Майкл выскочил из трактира вскоре после этого, негодуя по поводу жестокости мужлана, мысли его полностью занимала красивая медноволосая девчонка, лежавшая на постели. Он страшно ругал себя за глупость. Почему не воспользовался случаем? Ясное дело, ей не впервой спать с мужчиной и придется делать это и дальше, так зачем же он вел себя столь щепетильно?
Ее избили самым жестоким образом, Майкл этого не одобрял, но ведь не он в этом виноват. Однако все же в одном он был уверен: если когда-нибудь вернется в Уильямсберг в качестве Майкла Вернера, то непременно найдет этого жирнягу и отлупит.
Губернатор Спотсвуд уже лег спать, поэтому к Майклу он вышел прямо в ночной рубашке. При виде молодого человека глаза его расширились, и он посмотрел на Майкла, как на привидение.
– Майкл! Это действительно вы? С бородой и прочими…
– Это все идеи Тича.
– Должен заметить, что вид у вас как у заправского пирата. – Губернатор хлопнул молодого человека по плечу. – А ведь много месяцев назад до меня дошел слух, что вы умерли, погибли в море!
– Вроде бы нет, – сухо ответил Майкл. – Это тоже придумал Тич. Он сказал, что решил распустить слух о моей смерти.
Губернатор Спотсвуд заключил его в объятия. Но Майкл сразу же высвободился и сердито посмотрел на собеседника.
– Кстати, о мертвых… судя по тому, что я не получал от вас никаких сообщений, вас тоже можно было счесть таковым. Получали ли вы мои донесения?
– Да, но я… – Губернатор Спотсвуд отвел взгляд, не решаясь заговорить. – Я думал, что слух верен, что вы погибли и что эти донесения – фальшивка. – Он оборвал себя и внимательно посмотрел на Майкла. – Но что вы здесь делаете?
Когда Майкл объяснил, как он оказался в городе, губернатор всплеснул руками и заметался по комнате.
– Черная Борода здесь, в Уильямсберге! А у меня нет войска, чтобы захватить его! Такая возможность бывает раз в жизни, а я не могу ею воспользоваться! Ну да ладно! – И, вздохнув, губернатор, внимательно посмотрел на Майкла. – Рассказывайте, что вам удалось разузнать.
Майкл рассказывал о месяцах, проведенных с шайкой пиратов, королевскому губернатору Виргинии, облаченному в ночную рубашку и колпак; нелепость этой сцены вдруг поразила его. Свой доклад он закончил, высказав предположение, что губернатор Иден, Тобиас Найт и Тич работают вместе.
Губернатор Спотсвуд снова вздохнул.
– Но доказательств у вас нет, кроме ваших наблюдений, нет и документов, подтверждающих это?
– Нет, но я уверен, что такие документы существуют. И конечно, мои собственные свидетельства являются доказательством того, что Черная Борода занимается пиратством!
– Да, несколько месяцев назад этого было бы достаточно. Но теперь все переменилось. – Губернатор снова зашагал по комнате. – Появилось нечто новое. Этот проклятый «Указ о помиловании»!
Майкл подался вперед.
– Я кое-что слышал о нем. Но поскольку за последние месяцы я почти не общался с людьми, за исключением пиратов, я плохо понимаю, в чем тут дело.
– Это указ, изданный королем. По идее, он должен покончить с пиратством. Но губернатор Иден трактует его совсем иначе, – с горечью проговорил губернатор Спотсвуд. – Согласно этому указу, любой пират может сдаться королевскому губернатору, покаяться в пиратстве и поклясться именем Божиим, что никогда больше не вернется к этому промыслу. После чего получает полное прощение. Поскольку многие пираты начинали еще во время войны как каперы, король решил, что они с радостью ухватятся за возможность снова стать достойными честными людьми. Кое с кем так и произошло. Но губернатор Иден и Черная Борода извратили самую идею указа! Черная Борода уходит в море, захватывает добычу, избавляется от награбленного, отдает губернатору Идену его долю, получает помилование от этого же губернатора согласно королевскому «Указу о помиловании»… а потом все повторяется!
– Значит, все, что я сделал, и все, что еще сделаю, бесполезно? – огорченно спросил Майкл.
– Нет, мальчик, это не так! – Губернатор решительно махнул рукой. – Не нужно отчаиваться. Найдите мне свидетельства их сделок, и я вышлю корабли, чтобы захватить Черную Бороду, будь проклят губернатор Иден! Таким образом я смогу объяснить королю свои поступки, понимаете? Корабли уже готовы и оснащены, и все за мой счет. Если бы они были здесь сегодня ночью! Тогда все было бы сделано сию же минуту. Мы захватили бы этого короля злодеев в Виргинии, и никто, даже сам король, не смог бы возразить. Но вы говорите, этот мерзавец отплывает на рассвете?
– Значит, – устало проговорил Майкл, – вы хотите, чтобы я продолжал?
– Пожалуйста, Майкл, я вас умоляю. Я заклинаю вас!
Молодой человек встал.
– А слух о моей смерти… отец знает об этом? Он поверил?
– Боюсь, что так, – ответил губернатор прерывающимся голосом. – Но он стойко перенес все. Я умоляю вас не сообщать ему ничего. Если вы сделаете это сейчас, все наши усилия пойдут насмарку, а вся ваша работа окажется пустой тратой времени! Потерпите еще немного. Подумайте, как вы прославите имя Вернеров, когда ваша миссия завершится и все в Виргинии узнают об этом!
Они простились, губернатор Спотсвуд еще раз обнял молодого человека, и Майкл вышел из дворца. Он отправился назад, к берегу, все так же пробираясь закоулками. Несмотря на предупреждение губернатора Спотсвуда, он не мог решить, как ему поступить с отцом. Ему страшно хотелось написать маленькую записку о том, что он жив и здоров, и отправить ее в «Малверн».
Однако в конце концов он решил не делать этого.
Уверения губернатора в том, что все это скоро кончится, оказались, к сожалению, ошибкой.
В ноябре 1718 года, спустя почти четырнадцать месяцев после того, как Майкл Вернер тайно посетил губернаторский дворец, он все еще находился на борту пиратского корабля.
Теперь это был уже другой корабль. Большая часть грандиозных планов Тича осуществилась. Он сделал «Приключение» своим флагманом; вместе с «Местью королевы Анны» и еще одним кораблем под названием «Месть» Черная Борода стал обладателем флотилии из трех судов. У него под командой одновременно находились четыреста человек, и он разбойничал на морских просторах между Вест-Индией и материком. Таким образом Тич стал богатым и могущественным человеком. В конце лета 1718 года он распустил свою флотилию, избавившись от большей части шайки и отослав два судна на все четыре стороны. Себе он оставил только «Приключение», которым командовал сам.
Однако конец, к счастью, уже был виден. Как-то ранним вечером довольный Майкл Вернер стоял, прислонясь к поручням «Приключения», и курил от нечего делать сигару.
Его долгая служба у Тича все же принесла плоды. Тич доверял ему больше и больше. Осмелев от постоянных удач, став менее осмотрительным, он уверовал в то, что действительно непобедим. И начал хвастаться перед Майклом. К этому времени Майкл наконец понял, что именно это и было истинной причиной, почему Тич взял его в свою шайку, – ему нужен был человек из благородных, перед которым он мог бы похваляться своими подвигами.
Да Бог с ним. Теперь Майкл знал, где находятся свидетельства, нужные губернатору Спотсвуду. В сундуке, стоявшем в каюте Тича, была целая куча документов, изобличающих обе стороны, – письма от известных коммерсантов Северной Каролины и Виргинии, даже далекого Нью-Йорка, подтверждающие сотрудничество с пиратам; счетная книга, где велись записи о том, как добыча, награбленная за последние два года, распределялась между Тобиасом Найтом и губернатором Иденом. Кроме этого, существовало письмо еще более скандального характера, адресованное «Моему другу, Эдварду Тичу» и подписанное Тобиасом Найтом. В письме сообщалось, что губернатор Иден будет рад, если Тич посетит его в ранний час. Затем Майкл узнал, что у Тича имеется еще множество записей, хранящихся в доме Джона Ловика, заместителя секретаря администрации Северной Каролины; записи эти касались и Найта, и губернатора Идена. Также Майклу было известно, что многие пираты из тех, кого Тич отпустил, когда оставил себе один корабль из трех, были недовольны и охотно стали бы давать показания против Черной Бороды, надеясь на снисхождение властей.
Все эти сведения Майкл передал губернатору Спотсвуду через Уилла Дарси неделю назад, равно как и предложение о том, что два вооруженных корабля властей нужно немедленно направить в залив Окракоук, где «Приключение» стоит на якоре и собирается задержаться еще семь дней по меньшей мере. Майкл был уверен, что если бы Тич намеревался сняться с якоря, он об этом обмолвился бы. В своем послании губернатору Спотсвуду молодой человек также советовал послать войска в Бат, чтобы схватить там людей Тича, пьянствующих по постоялым дворам, а также обыскать дом Джона Ловика, где хранились многие важные документы.
Майкл вздохнул и выпустил изо рта дым. Он был удовлетворен. Судя по всему, его затянувшееся пребывание у пиратов подходит к концу. Эта жизнь стала для него невыносимо отвратительной. Он вспомнил свои прежние мечты о волнующих приключениях и тихонько рассмеялся. Воистину, он утолил свою жажду вкусить жизни, полной опасностей!
Кровавая карьера Тича подходит к концу. Губернатор Спотсвуд уже получил сообщение Майкла, и, если окажется расторопным, значит, его корабли могут войти в залив Окракоук в любую минуту. При хорошей погоде дойти сюда, плывя вдоль берега, можно примерно за три дня…
Размышления Майкла прервал громкий окрик:
– Эй, на лодке! Кто идет?
Это был окрик вахтенного. Майкл перешел туда, откуда лучше было видно происходящее. К «Приключению» подошла лодка с одним-единственным человеком, сидевшим на веслах. С лодки отозвались, но Майкл не расслышал сказанного. Какое-то шестое чувство подсказало ему, что лучше оставаться незамеченным. Он отступил в тень и оттуда смотрел, как спускают штормтрап. Лодка ударилась о борт, и корабль слегка содрогнулся. Вскоре на палубе показалась высокая тучная фигура; человек тяжело дышал после подъема по веревочной лестнице. При свете факела, который держал вахтенный, Майкл увидел мельком лицо вновь прибывшего. В этом человеке было что-то удивительно знакомое. Потом, когда человек этот ушел – его повели в каюту Тича, – Майкл вспомнил, где он видел это лицо.
То был хозяин постоялого двора «Чаша и рог» в Уильямсберге. Черт побери, он-то что тут делает?
Майкл хорошо знал, что Тич сбывает награбленное пиратами спиртное по заниженным ценам. Но сейчас у Тича ничего не было на продажу. Зачем же тут этот человек?
Майкл понял, что должен узнать это во что бы то ни стало. В этот вечер Тич был чрезмерно щедр, выдавая ром, и теперь вся шайка храпела, упившись, за исключением вахтенного. Уж не был ли Тич предупрежден об этом посетителе заранее и не с этой ли целью удалил всех с палубы?
Необходимо узнать, зачем хозяйчик явился сюда. Желание докопаться до истины не давало Майклу покоя, зудело, словно укус насекомого. Палуба пуста; он без особых затруднений, никем не замеченный, проскользнул к каюте Тича и подкрался к открытой двери. Но даже стоя у самой двери, он слышал только обрывки разговора.
Хозяйчик жаловался и скулил:
– …ничего спиртного вот уже сколько времени, капитан Тич…
– …беспокойтесь насчет этого пока что.
– …нужно же делать свое дело…
– Ну и делайте его! – Голос Тича стал тверже. – Нельзя зависеть от старого Тича в каждой мелочи!
– Тогда есть предложение…
Голоса опять стали тише, и мысли Майкла заметались. Значит, речь идет о деловом предложении. Майкл втянул сигарный дым и с трудом подавил кашель. Он хотел швырнуть сигару за борт, когда слово «Малверн», произнесенное скулящим голосом хозяйчика, приковало его к месту.
– …пойти на такой риск ради какой-то девки? У вас, наверное, с головой не все в порядке, Стрич! Девок я могу добыть…
– …состояние в драгоценностях к тому же. Золото, много золота. Даю слово!
– Ну вот теперь это уже похоже на дело. Расскажите поподробнее. Но только тихо – нас могут подслушать…
Как ни напрягал Майкл слух, из остального разговора он почти ничего не слышал. Но тем не менее у него создалось впечатление, что хозяйчик предлагает Тичу напасть на «Малверн»!
Невероятно!
Вскоре Майкл услышал какое-то движение в каюте и снова отступил в тень. Он не видел, но слышал, как хозяйчик неуклюже перевалился через борт. Охваченный смятением Майкл прислонился к поручням и слушал, как весла бьют по воде, – хозяйчик уплыл на своей лодке.
За спиной Майкла раздались шаги, он подобрался и повернулся. Перед ним стоял ухмыляющийся Черная Борода, держа в руке пистоль. В ночной тишине громко щелкнул курок.
– Подслушивал, а, братец? Давай-ка не ври, я почуял, как воняет твоя сигара, и понял, что ты ошиваешься где-то рядом.
– Вы ведь не собираетесь напасть на «Малверн»! – проговорил Майкл с сомнением.
– Еще не решил. Но дельце заманчивое, что и говорить.
– Но что вы надеетесь там найти?
– Если верить типу, который только что был здесь, там есть добыча и…
– Он лжет!
– …старому Тичу надоело гоняться за торговыми судами. – Пират пригладил бороду. – Очень уж заманчиво пройти под носом у Спотсвуда и его ищеек.
– Говорю же вам, там нет ничего такого, ради чего вам стоит тратить время!
Тич засмеялся.
– Ты что же, братец, думаешь, я тебе сразу и поверил, коль скоро ты Вернер? Самая богатая плантация в Виргинии! Ну да я насчет этого еще подумаю. Сначала нужно еще кое-что уладить. А теперь… – Внезапно его манера говорить изменилась, и он грубо приказал, указав пистолью: – Марш вниз, братец, в трюм. Пока я буду думать. Или пока не разработаю план. Конечно, у джентльмена вроде тебя нет привычки к такому жилью, но ничего, потерпишь.
Майкл, охваченный яростью, шагнул к пирату. Пистоль слегка шевельнулась и нацелилась ему в сердце.
– Брось, молодой Вернер. Не сумлевайся, в два счета полетишь за борт. Ты знаешь, у меня это просто!
Майкл, разумеется, знал это. Как знал и то, что пока жив, он сможет что-то предпринять – потом. А спорить и убеждать Тича – дело бесполезное. Скорее всего это приведет к противоположному результату.
В грязном трюме стояли духота и кромешная тьма. Единственный вход в него был через люк с палубы, вниз вела узкая лестница. Крышка люка, конечно, запиралась снаружи.
Едва голова Майкла скрылась в трюме, как тяжелая дверца захлопнулась под раскаты хохота Тича, и деревянный засов был задвинут.
Приподнятое настроение Майкла как рукой сняло. Мысль о том, что Тич обдумывает нападение на «Малверн», а он, Майкл, ничего не может сделать, была чудовищна. Обитатели поместья не смогут оказать сопротивления… особенно если не будут предупреждены заранее. У отца есть только рабы, а эти люди воевать не умеют, хотя большинство из них и обучены обращению с оружием на предмет охоты.
Единственная надежда – что корабли губернатора Спотсвуда прибудут вовремя. Однако теперь маловероятно, что Черная Борода будет здесь, когда они появятся.
Шел второй день заключения Майкла. Его тяжелый сон прервали крики на палубе и грохот пушечных лафетов – пираты подкатывали пушки к бортам. Был день – через щели в палубе проникал свет, и Майкл мог оглядеться. Однако второго выхода из трюма не было.
Майкл встал и зашагал взад-вперед, чтобы размяться. Спать в трюме было не на чем, кроме как на деревянном пастиле, а настил был сырой. Там, где борта дали течь, стояли лужицы. Все тело Майкла затекло и ныло.
В одной из переборок была дверца, ведущая в пороховую камеру, Майкл это знал. Конечно, дверца была заперта. Там хранились запасы пороха, и поэтому в камере было сухо и все щели законопачены. Сырость в трюме никого не беспокоила, разве только если течь увеличивалась.
Майкл ходил туда и обратно, задаваясь вопросом, что вызвало такую суету наверху, и молил Бога, чтобы причиной оказалось появление губернаторского войска. Вдруг над головой его раздался какой-то шум, и крышка люка поднялась.
По лестнице спустился негр, которого звали Цезарь. В руках у него была веревка. Следом спустился Тич. Он остановился на середине лестницы, нацелив пистоль на Майкла.
И весело ухмыльнулся:
– Мы малость подурачимся там, наверху, братец. А покамест ты посидишь связанным. Прошу пардону, но ничего не поделаешь. Свяжи его как следует, Цезарь, по рукам и ногам.
Цезарь обхватил Майкла, чтобы связать ему руки за спиной, а Тич продолжал:
– Мы сейчас вступим в бой с парочкой шлюпов. Похоже, потопим их в два счета. Но если нам не повезет с этим делом, старина Цезарь сделает дорожку из пороха. Он побудет здесь с горящей свечой. Коль дело пойдет плохо, ему об этом сообщат, и он взорвет пороховую камеру. Никто не получит мой корабль – ни человек, ни дьявол! Цезарь успеет выбраться отсюда до того, как корабль взлетит на воздух. А ты… – Тич фыркнул, – моли Бога, братец, чтобы старый Тич опять победил, иначе взлетишь на воздух вместе с «Приключением»!
Майкл был связан крепко-накрепко. Цезарь встал и кивнул Тичу, который отсалютовал Майклу своей пистолью и ткнул ею, несмотря на взведенный курок, в живот молодому человеку.
– Желаю удачи Вернеру-младшему. Надеюсь, увидимся в преисподней, когда все будет кончено. А ты, Цезарь, не своди с него глаз.
– Ладно, капитан Тич.
Черная Борода вскарабкался по лестнице и исчез из виду. Майкл, рухнувший рядом с переборкой, сквозь которую сочилась вода, попытался вовлечь Цезаря в разговор. Цезарь не обращал на него ни малейшего внимания. Он ключом открыл дверь пороховой камеры и принялся сыпать на пол порох. Цезарь был полностью поглощен своим занятием, а Майкл стал шарить связанными за спиной руками, надеясь отыскать что-нибудь металлическое, что-нибудь острое, чем можно было бы перетереть веревки на запястьях. Однако усилия его были тщетны.
Майкл не мог знать, что Эдварда Тича предупредили о приближении кораблей, отправленных губернатором Спотсвудом. Сделал это Тобиас Найт, послав записку. Поэтому Тич не удивился, увидев, что в залив Окракоук входят два небольших шлюпа. Случилось это во второй половине дня, перед наступлением сумерек. Военные корабли стали на якорь на ночь.
Тич и не пытался ускользнуть от них. Страха он не испытывал, будучи совершенно уверенным, что сможет отбить нападение. «Приключение» был крупнее и маневреннее в бою. И Тич не сомневался, что у него есть перевес как в численности бойцов, так и в оружии. Он не делал никаких обычных приготовлений к бою. Вместо этого он провел большую часть ночи попивая ром у себя в каюте и размышляя о том, стоит ли откликнуться на интересное предложение Эймоса Стрича после того, как бой будет завершен. Тичу казалось очень забавным, что молодой человек, запертый в трюме, был когда-то наследником состояния Вернера. Уже из-за одного этого стоило как следует обдумать, как ограбить «Малверн». Этот подвиг мог стать еще одной легендой о Черной Бороде.
Утром, в девять часов, начались военные действия. К «Приключению» подошли оба шлюпа, один из них приблизился на расстояние окрика. Флагов на губернаторских судах не было.
Тич, болтающийся по палубе с кружкой рома в руке, прокричал:
– Чертовы негодяи! Кто вы такие? Откуда явились?
И тут на шлюпах взвились английские флаги. С корабля донесся голос:
– По нашим флагам видно, что мы не пираты! Я – лейтенант Роберт Мейнард из Уильямсберга. А вы кто такой?
– Поднимись-ка сюда, ко мне на борт, и узнаешь, кто я!
– У меня нет лишних лодок, но я поднимусь к вам на борт, как только смогу, и со всей своей командой.
Сделав хороший глоток, Тич крикнул:
– Будь проклята моя душа, если я пощажу тебя или приму от тебя пощаду!
– Значит, Черная Борода, и я не стану ждать от тебя снисхождения, но и тебя в живых не оставлю.
Тич приказал поднять свой флаг с мертвой головой. Пираты уже обрубили якорные цепи и подняли паруса. «Приключение» двинулось к проливу, через который ввел свои корабли лейтенант Мейнард. Капитан второго шлюпа, решив, что Тич направляется в открытое море, поставил свой корабль так, чтобы преградить дорогу пирату. Когда расстояние между ними сократилось до половины пистольного выстрела, Тич развернул судно и дал бортовой залп. Половина команды шлюпа, в том числе и капитан, были убиты; были также снесены кливер и фок-мачта. Теперь шлюп беспомощно качался на волнах.
Лейтенант Мейнард в это время подошел совсем близко к «Приключению». Тич, заметив, что вся команда Мейнарда – как ему показалось – столпилась на палубе, приказал дать второй бортовой залп; палуба шлюпа опустела – двадцать один человек был ранен.
Опасаясь новых потерь, Мейнард приказал всем людям оставаться внизу, а сам скрылся в каюте.
Тич, увидев, что палуба вражеского судна пуста, решил, что там осталось не столь много людей, чтобы оказать серьезное сопротивление. Он подошел к шлюпу вплотную. Как всегда, он первым оказался на борту судна противника, а команда следовала за ним.
Мейнард тотчас же приказал своим людям выйти наверх, и начался яростный бой. Тич и Мейнард сразу же оказались лицом к лицу. Оба выстрелили из пистолей. Тич промахнулся, но пуля Мейнарда угодила в мощное тело пирата. Тот даже не вздрогнул. Он бросился вперед, и противники взялись за сабли. Мощный удар пиратской сабли переломил саблю Мейнарда, как хрупкую хворостину, и Тич уже готов был нанести смертельный удар, однако в тот же момент один из матросов Мейнарда в отчаянии бросился на пирата, и его нож распорол горло Тичу. Пират потерял равновесие, и его сабля плашмя скользнула по поднятой руке Мейнарда.
Люди Мейнарда окружили Тича. Их было много, гораздо больше, чем пиратов. Тич роковым образом просчитался. Пули дождем сыпались на него, сабли наносили ему кровавые раны. Но он все еще был жив. Выхватив из-за пояса вторую пистоль, он взвел курок – и упал мертвый.
Эдвард Тич умер так же, как и жил, – не прося пощады и никого не щадя. Позже на его теле насчитали двадцать пять ран, большинство которых были столь серьезны, что каждая могла бы стать смертельной для человека обычного телосложения.
Бой окончился; длился он менее десяти минут. Девять пиратов были мертвы. Многие прыгали за борт; с ними покончили в воде. Оставшиеся в живых бросили оружие и сдались.
Стоя над телом мертвого Тича, лейтенант Мейнард проговорил:
– Отрубите голову этому злодею и укрепите ее под бушпритом моего корабля. Пусть весь мир знает, что с королем злодеев покончено!
Сказав это, Мейнард перешел на борт «Приключения», памятуя об указании губернатора Спотсвуда немедленно обыскать судно и найти компрометирующие документы.
Тем временем поиски Майкла, сидевшего в трюме, увенчались успехом. В лужице морской воды он нащупал что-то вроде кинжала. На ощупь он определил, что клинок разъеден ржавчиной; оставалось только надеяться, что он не сломается прежде, чем удастся перетереть об него веревки.
Задача была не из легких. Пальцы Майкла онемели, потому что веревка слишком туго стянула запястья. Удерживать кинжал за спиной и тереть об него веревку оказалось крайне неудобно. Несколько раз он порезался о ржавый металл.
В одном только ему повезло. Цезарь, услышав, что начался бой, пытался понять, что происходило наверху, и не обращал никакого внимания на движения Майкла, старавшегося высвободиться из своих пут. Майкл то и дело ронял кинжал; приходилось шарить в воде, чтобы найти его. От соленой воды порезы на руках жгло, как огнем.
Наконец он перерезал веревку и, чтобы восстановить кровообращение, растер руки, держа их по-прежнему за спиной.
Внезапно стрельба наверху прекратилась. Цезарь настороженно поднял голову и присел у начала пороховой порожки; зажженный огарок свечи стоял на полу.
В этот миг крышка люка откинулась, и в отверстии показалась голова одного из пиратов.
– Капитан Тич мертв, Цезарь. Его убили! Поджигай порох и спасай свою задницу! Я приказываю всем, кто остался на борту, драпать с корабля!
Голова исчезла; люк оставался открытым. Цезарь протянул руку к горящей свечке.
Майкл понял, что медлить нельзя. Он поискал кинжал в лужице и не нашел его. Цезарь был примерно в шести футах от него. Майкл подобрался и прыгнул, усилием воли заставив свои связанные ноги подчиниться.
Его сил хватило на то, чтобы, оттолкнувшись затекшими ногами, преодолеть разделявшее их расстояние и опуститься на спину Цезарю. Под его тяжестью негр упал, свеча выскользнула у него из рук. Нападение, очевидно, ошеломило Цезаря, потому что некоторое время он неподвижно лежал под Майклом. Однако вскоре он все же пришел в себя и испустил яростный рев.
Майкл отчаянно извивался, пытаясь обхватить шею противника сзади. Ему удалось сомкнуть руки и зажать голову Цезаря, будто тисками.
Цезарь был невысокого роста, но сильный и гибкий. Он рвался, словно рыба, пронзенная острогой. Майклу казалось, что он пытается удержаться на спине брыкающейся лошади. Собрав последние силы, он еще крепче сжал руки. Цезарь стал задыхаться. Негр впился ногтями в руки, обхватившие его шею, – длинные ногти глубоко вонзились в кожу Майкла. Однако Майкл не ослабил хватку и безжалостно душил противника.
Постепенно сопротивление пирата ослабевало. И у Майкла больше не было сил душить его – руки совершенно онемели, и пальцы, казалось, вот-вот разомкнутся.
Цезарь вдруг изогнулся всем телом, попытавшись сбросить с себя Майкла. Попытка не удалась, он обмяк и упал без сознания. Майкл, не желая убивать противника, еще несколько мгновений сжимал его шею, потом ослабил хватку. Он держался настороже, боясь, что Цезарь только притворяется, что потерял сознание.
Поскольку пират не шевелился, Майкл скатился с него, тяжело дыша, – силы его почти иссякли. Он обернулся, чтобы посмотреть, не горит ли свеча. Она погасла, упав в лужицу. Молодой человек попытался развязать веревку, стягивающую его ноги, но пальцы его не слушались. Майкл на время отказался от этой попытки и стоял, свесив голову. Потом, услышав какой-то звук наверху, Майкл поднял глаза, и его охватили усталость и отчаяние при виде человека, спускавшегося по лестнице. В руках у него была пистоль со взведенным курком. Значит, все напрасно. Теперь его убьют, и пороховую дорожку все равно подожгут. Майкл прищурился и тут же с облегчением разглядел, что человек этот одет в королевскую морскую форму.
– Что здесь происходит? – спросил моряк.
– Черная Борода приказал поджечь пороховую дорожку и взорвать корабль, если его убьют. Мне… – Майкл махнул рукой в сторону Цезаря. – Мне удалось вовремя остановить этого человека. – Он опять, прищурившись, посмотрел на стоящего на лестнице. – Кто вы, сэр?
– Я лейтенант королевского флота Роберт Мейнард. Королевский губернатор Виргинии приказал мне захватить Черную Бороду.
– Значит, это правда? Эдвард Тич мертв?
– Злодея больше нет в живых, – сурово ответил Мейнард. – Его голова украшает бушприт моего корабля, а те из его шайки, что остались в живых, будут доставлены в Уильямсберг, где их и повесят. Не могу ли я узнать ваше имя, сэр?
– Меня зовут… – Тут Майкл осекся и коротко рассмеялся – он чуть было не назвал себя Танцором. – Я – Майкл Вернер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мстительное сердце - Мэтьюз Патриция

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Часть вторая

Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Часть третья

Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18Глава 19Глава 20

Часть четвертая

Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24

Ваши комментарии
к роману Мстительное сердце - Мэтьюз Патриция



ХОРОШИЙ РОМАН)))))))
Мстительное сердце - Мэтьюз ПатрицияКАТЯ
29.05.2012, 18.20





На один раз
Мстительное сердце - Мэтьюз ПатрицияОльга
14.03.2013, 13.03





отличный роман мне очень понравилс
Мстительное сердце - Мэтьюз Патрициягуля
19.10.2013, 11.30





для оччень долгой дороге и если другого что по лучше читать нет
Мстительное сердце - Мэтьюз ПатрицияИра
19.10.2013, 15.39





Слишком реально, слишком...
Мстительное сердце - Мэтьюз Патрициямолодая
20.10.2013, 20.45





да уж....намудрила автор с рассказом..rn.все как то ляпами, кусками...мне не понравился роман..
Мстительное сердце - Мэтьюз ПатрицияКати
9.11.2013, 0.41





Некоторые персонажи - чудо! И очень мне понравился Майкл. Но, боже мой, как тяжело было читать обо всех ужасах тогдашней жизни. Конечно, нищету и грязь тех дней мы все знаем из истории. Но роман предоставляет возможность увидеть это глазами тех людей. Читала не отрываясь.
Мстительное сердце - Мэтьюз ПатрицияЛюдмила
6.01.2014, 20.48





Роман хороший. Для тех, кто любит читать, как ггероиня выбирается из нищеты, преодолевая жестокие удары судьбы. Действительно, очень реалистичный. Но это же Мэтьюз. У нее почти во всех романах присутствует жестокость. Роман "танцовщица грез" - продолжение этого романа. И еще: описание романа не соответствует содержанию.
Мстительное сердце - Мэтьюз ПатрицияКнигоманка.
28.03.2016, 17.10





Роман действительно не соответствует аннотации.Малкольм отец того,кого любит героиня.у неё не один любовник,три случайных связи и два изнасиловавших Ее. Жалко Ее,ожесточилась она. Больше всего желала быть хозяйкой поместья и никому не принадлежать.а для любви мало места осталось.автор очень честный роман написала.нет скрытых истин.
Мстительное сердце - Мэтьюз Патрициякристина
4.08.2016, 16.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100