Читать онлайн Мечты сбываются, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Мечты сбываются

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

К тому времени как Бонни удалось найти пустую плоскодонку, привязанную в одном из небольших доков, уже совсем стемнело, и Хоуп поняла, что теперь их никто не увидит и не сможет им помочь. Чарити пришла в себя, но еще нетвердо стояла на ногах, и когда Бонни грубо столкнул ее в лодку, Хоуп взмолилась:
– Прошу вас! Ей ведь плохо! Если в вас есть хоть капля порядочности…
– Закрой рот, – прикрикнул Чарльз на Хоуп, подгоняя ее пистолетом к лодке, – или с тобой будет то же самое! А теперь усади ее на сиденье, потому что вам обеим предстоит грести.
– Грести?! Да как она может грести в таком состоянии?
– По-моему, она выглядит прекрасно. Возможно, малость не в себе, но чтобы грести, не нужен разум.
– Сэр, вы чудовище!
– Большинство потаскух так не считает, – грубо засмеялся Бонни, – и твоя сестра в их числе. А теперь вы обе берите весла и гребите! – На его лице появилось злобное, угрожающее выражение, и он навел на девушек пистолет. – Хотя вы еще и нужны мне, но, если не будете подчиняться, я убью вас не задумываясь.
Чарити с безучастным видом покорно повиновалась, Хоуп взялась за второе весло, и они начали грести туда, куда указал Чарльз, – к торговому судну, стоявшему на якоре на расстоянии нескольких сотен ярдов, на носу которого горели фонари. Чарити слишком ослабела, ее гребки не совпадали с гребками Хоуп, и маленькая лодка начала отклоняться от курса. Бонни злился и ругался и в конце концов приказал Хоуп грести одной. У Хоуп уже болели руки и плечи, и вскоре она почувствовала, что у нее на ладонях образовались мозоли.
– Греби как следует, – приказал Бонни, – улитка, и та движется быстрее.
– Я делаю все, что могу! – огрызнулась Хоуп.
– Не будешь слушаться, твоя сестра снова встретится с рукояткой моего пистолета, и на этот раз ей придется долго собирать остатки своих мозгов.
Испугавшись за Чарити, Хоуп изо всех сил налегла на весла. Лодка стала приближаться к кораблю, и наконец перед ними возник выпуклый борт, пахнущий смолой и солью.
– Эй, на судне! – крикнул Бонни, и через секунду у поручня появился фонарь.
– Кто зовет «Сарагоссу»?
– Доложите вашему капитану, что Чарльз Бонни, первый помощник губернатора Блая, просит разрешения подняться на борт.
Свет исчез, но вскоре появился вновь, и с борта судна спустили веревочную лестницу.
– Теперь, если я от кого-нибудь из вас услышу хоть одно слово, вам не поздоровится, – сквозь зубы предупредил их Бонни, – и не важно, как я потом объясню это капитану. Но если будете слушаться, останетесь в живых.
– Вы не осмелитесь убить нас на глазах капитана корабля и его команды! – Хоуп обняла Чарити, которая была противоестественно молчалива.
– Хочешь рискнуть? – Он обнажил зубы в зловещей ухмылке. – Мне терять нечего. Если меня здесь схватят и отправят под арестом в Англию, мне навсегда придется распрощаться со всеми надеждами на блистательную карьеру. Но если я вернусь по собственному желанию, позор не запятнает мое имя. Этот капитан Бостуик и его команда немногим лучше пиратов. Они зарабатывают на жизнь контрабандой рома и вряд ли станут поднимать шум.
– Вы считаете меня совсем дурочкой?! – с возмущением воскликнула Хоуп. – Вы вовсе не собираетесь отпускать нас!
– Если будете вести себя хорошо, с вами ничего не случится. – В свете бортовых фонарей Хоуп заметила, что Бонни снова улыбнулся. – Когда капитан Бостуик будет готов к отплытию, вы с сестрой сядете в эту лодку и погребете к берегу.
– Тогда почему вы не отпустите нас прямо сейчас? – спросила Хоуп, нисколько не сомневаясь, что он лжет.
– До этого момента вы нужны мне как заложницы – на случай если кому-либо из гарнизонных офицеров придет в голову разыскивать меня на «Сарагоссе». Но хватит болтать! – прикрикнул он. – Поднимайтесь по лестнице впереди меня!
Хоуп растерялась, не зная, стоит ли сейчас сопротивляться.
– Быстро! – прошипел Бонни, кивком указав на лестницу. Схватив Чарити за плечи, он притянул ее к себе и поднял пистолет. – Или я ударю ее и сброшу в воду.
– Хорошо, – подчинилась Хоуп и отметила, что с тех пор, как сестра пришла в себя, она не произнесла ни слова. – Давай, Чарити, нам нужно по этой лестнице подняться на корабль, – ласково сказала она и, взяв руку сестры, положила ее на перекладину веревочной лестницы.
Лодка, качнувшись, ударилась о борт судна, и Чарити нерешительно ухватилась за перекладину, а Хоуп, нагнувшись, подняла ее правую ногу и поставила на нижнюю ступеньку.
– Чарити, ты должна подняться! Прошу тебя!
Чарити медленно начала взбираться по лестнице, а Хоуп следовала за ней, готовая подхватить ее, если сестра оступится. Задача была не из легких, но они благополучно добрались до верха. Матрос помог им перебраться через поручень, и они оказались в круге света. Перед ними стоял мрачный, насупившийся мужчина с окладистой черной бородой.
– Что это означает, господин Бонни? – недовольно спросил он, едва Бонни ступил на палубу вслед за девушками.
– Господин Бостуик, по распоряжению губернатора Блая я должен отплыть с вами в Англию.
– Вы принимаете меня за дурака, сэр? – расхохотался капитан. – Ваш капитан больше не губернатор колонии.
– Именно поэтому он так поспешно посылает меня в Англию, – спокойно ответил Бонни. – Правительство его величества должно как можно скорее узнать о том, что здесь произошло.
Взяв капитана под локоть, Бонни отвел его в сторону и стал торопливо что-то объяснять, но так тихо, что Хоуп ничего не могла разобрать. Чарити что-то пробормотала и начала оседать на пол. Хоуп обняла сестру, не давая ей упасть, и снова переключила свое внимание на Бонни и капитана. Ей хотелось разоблачить Бонни, но где гарантия, что капитан поверит ей? И если он такой негодяй, каким его представил Бонни, захочет ли он ее слушать? Если бы Чарити была в порядке, можно было рискнуть прыгнуть за борт. Но состояние Чарити напрочь отметало подобную возможность. Хоуп решила подождать, пока сестра снова придет в норму, а потом при первой же возможности бежать вместе с ней.
Капитан Бостуик поглядел на девушек и что-то сказал Бонни. Из ответа Чарльза Хоуп расслышала только три слова: «помолвлена со мной». Спустя еще несколько минут капитан поднял руки, давая понять, что разговор окончен, и Бонни, прихватив оставленную у поручня сумку, подошел к сестрам, довольно улыбаясь.
– Все решено, госпожа Блэксток, я отплываю на этом судне, но капитан Бостуик хочет дождаться прилива, который начнется не раньше чем через два часа. На корабле есть пустая каюта, так что до тех пор вы можете там отдохнуть.
– Почему вы не хотите отпустить нас сейчас?
– Я уже сказал, – помрачнев, ответил он, – что отпущу вас только перед самым отплытием. А кроме того, – он снова насмешливо ухмыльнулся, – твоей сестре не помешает прилечь: сейчас она не справится с веслом. Так что пойдемте. Вы чудесно отдохнете, и это, несомненно, пойдет вам на пользу.
Полная дурных предчувствий, Хоуп, поддерживая сестру, последовала за Бонни на нижнюю палубу. Пройдя по тускло освещенному коридору, Бонни остановился перед дверью, отпер ее и, отступив назад, жестом предложил девушкам войти.
– Я выпущу вас, как только корабль будет готов к отплытию. – И Бонни быстро захлопнул за ними дверь.
В крошечной каюте стояла невыносимая духота, так как единственный иллюминатор был наглухо задраен. Услышав звук задвигаемого засова, Хоуп с отчаянием поняла, что Чарльз их запер! Чарити застонала и, когда Хоуп укладывала ее на койку, впервые за последние часы посмотрела на сестру осмысленным взглядом.
– Хоуп? Где мы?
– На борту корабля «Сарагосса». Нас привез сюда Чарльз Бонни. Разве ты не помнишь?
Чарити качнула головой и, вскрикнув от боли, схватилась рукой за затылок.
– Моя голова, о, как больно! Я помню, что увидела тебя, а потом эта ужасная боль… и все как в тумане… – Она закрыла ладонями лицо.
На умывальнике у переборки стоял кувшин с водой и таз, рядом лежала салфетка. Налив в таз воды, Хоуп села возле сестры и, смочив салфетку, приложила к шишке на затылке. Чарити вздрогнула, но терпела, стиснув зубы, а чуть погодя взяла руку Хоуп и сжала ее.
– Прости меня, Хоуп, – виновато сказала она. – Я так глупо себя вела! Мне нужно было послушать тебя и Котти.
– Все хорошо, милая, – успокоила сестру Хоуп, решив, что сейчас не время и не место для поучений.
– Нет, не хорошо. Но когда этот кошмар окончится, я исправлюсь. – Она в тревоге сильнее сжала руку Хоуп. – А что Чарльз собирается с нами сделать?
– Он сказал, что будет держать нас в заложницах до отплытия корабля, а потом отпустит.
– Разве можно ему верить? – воскликнула Чарити. – Он лжец и негодяй!
– Нам остается только молиться, чтобы у него оказалось хоть немного порядочности.
– У него вообще нет порядочности! – Чарити умолкла, прикусив губу, а затем ее лицо просветлело. – Но может быть, Котти придет за нами? Он, наверное, волнуется, что в такое время нас нет дома. Он ведь придет, правда, Хоуп? – Она бросила на сестру умоляющий взгляд. – Ну пожалуйста, скажи, что он придет. Котти всегда заботился о нас, он не допустит, чтобы с нами случилось что-нибудь плохое.
Хоуп почувствовала раздражение: Чарити снова вела себя как малый ребенок, ожидая, что Котти появится и, как белый рыцарь, убьет дракона. Правда, она и сама надеялась на его появление, однако понимала, что шансов на это чрезвычайно мало.
– Конечно, Чарити, Котти обязательно придет, – тем не менее заверила она сестру.
– Тогда все снова станет хорошо, и я всегда буду прислушиваться к его советам. И к твоим тоже, Хоуп, – поспешно добавила Чарити.
– Хорошо, хорошо… – Хоуп, положив голову Чарити себе на плечо, гладила ее волосы и успокаивала, как напуганного ребенка.
Постепенно глаза у Чарити закрылись, и она погрузилась в сон, а Хоуп, вытянувшись на койке рядом с сестрой, погрузилась в невеселые размышления. Но вдруг донесшиеся сверху звуки заставили ее вздрогнуть. Она услышала приглушенные голоса, отдававшие команды, скрип мачт и лязг якорной цепи.
Бонни солгал ей! Капитан не дожидался прилива, он собирается отплыть прямо сейчас!
Хоуп шевельнулась, Чарити открыла глаза и, увидев испуганное лицо сестры, побледнела.
– Что, Хоуп? Что случилось?
– Бонни лгал! Судно отплывает сейчас! – Хоуп вскочила и бросилась к двери. – Выпустите нас!
Она кричала и стучала кулаками в дверь, хотя понимала, что все это бесполезно. Даже если кто-нибудь и услышит ее, вряд ли им это поможет. Каковы бы ни были планы Чарльза, он, во всяком случае, не собирался их отпускать.


– Я почти уверен, что Бонни воспользуется кораблем, готовящимся отплыть в Англию, – сказал Котти своим спутникам по дороге в контору начальника порта. – Во всяком случае, будем молиться, чтобы я оказался прав, – хмуро добавил он. – Если нам удастся узнать, какие суда отправляются в Англию, это значительно сузит круг поисков.
Переговорив с начальником порта, Котти, к большому облегчению, узнал, что из судов, находящихся в гавани, только пять совершают рейсы в Англию. Два из них только недавно прибыли и еще не успели разгрузиться.
– Нужно проверить три корабля, – сообщил Котти. – Я все же надеюсь, что верно просчитал поведение Бонни.
– Тогда начнем, – нетерпеливо сказал Стюарт.
– А не передать ли нам дело в руки властей? – предложил Хью.
– Каких властей? Мы даже не знаем, где в данный момент эти власти, – возразил Котти.
– Ты прав, – чуть улыбнувшись, признал Хью.
Взяв у начальника порта шлюпку, «спасательная экспедиция» начала поиски с проверки первого по списку судна. Когда они подплыли к его борту, Котти обратился к Майерсу:
– Джон, этот корабль ты видел?
– Не знаю, Котти, – юноша беспомощно развел руками, – мое видение исчезло прежде, чем я смог как следует рассмотреть корабль.
– О каком видении вы все время толкуете? – потребовал объяснений Стюарт.
– Оставим этот разговор на потом, когда мы вырвем Хоуп и Чарити из когтей Бонни.
На первом судне ничего не слышали о помощнике губернатора и сестрах Блэксток. Время шло быстро, и Котти все больше отчаивался при мысли о том, что, возможно, они уже опоздали. Но когда они подплыли ко второму судну, он почувствовал, что надежда вновь посетила его. У борта корабля была привязана плоскодонка, и он готовился к отплытию. В тусклом свете Котти удалось прочитать название корабля – «Сарагосса». Шлюпка ударилась о борт, и Котти, сложив рупором руки, крикнул:
– Эй, на судне!
Через секунду на палубу вышел человек:
– Кто зовет «Сарагоссу»?
– Думаю, мы у цели, – тихо произнес Котти и подтолкнул Стюарта: – Действуйте!
– Я Стюарт Уильямс, помощник губернатора Блая, – представился молодой человек, встав в раскачивающейся лодке. – Я хочу подняться на борт. Извольте доложить вашему капитану.
Прошло бесконечно много времени, прежде чем у поручня появилась бородатая физиономия.
– Я капитан Бостуик, хозяин «Сарагоссы». Что вам угодно, сэр? Мы уже готовы к отплытию.
– Как я уже сказал, я помощник губернатора – Стюарт Уильямс.
При этих словах капитан, откинув голову, раскатисто захохотал.
– Нам воистину везет, у нас на борту уже есть один губернаторский помощник.
– Чарльз Бонни? – не сдержав волнения, спросил Стюарт.
– Он самый, сэр.
– И с ним две леди?
– Не знаю, насколько они леди, но с господином Бонни действительно две женщины.
– Чарльз Бонни насильно увез их. Мы требуем, чтобы нас пустили на судно! – настойчиво сказал Стюарт.
– На каком основании, сэр? Вы думаете, мне неизвестно о том, что произошло в Сиднее? Уильям Блай смещен.
– На основании обычной порядочности, сэр. Чарльз Бонни – настоящий преступник и должен понести наказание за то, что совершил.
– Хорошо, сэр, – после минутного раздумья согласился капитан, пожав широкими плечами, и громко скомандовал: – Бросить снова якорь, ребята, и спустить лестницу!
Снова заскрежетала, опускаясь, якорная цепь, и с борта судна сбросили веревочную лестницу.
– Джон, – Котти положил руку на плечо юноши, – тебе лучше остаться в лодке. Думаю, ты знаешь почему.
Тот кивнул, и в тусклом свете Котти увидел, как он встревожен.
– Вы освободите госпожу Хоуп?
– Непременно.
Стюарт уже поднимался по лестнице, за ним шел Хью, а Котти замыкал кавалькаду. Оказавшись на палубе, Стюарт, Хью и Котти обнаружили, что дальнейший путь им преграждает медвежья фигура бородатого капитана.
– А теперь объяснитесь! – потребовал Бостуик. – Бонни сказал, что привез с собой женщин ради их же спасения, что одна из них – его невеста, а другая – ее сестра.
Положив руку на пистолет, заткнутый за пояс, Котти шагнул вперед и внимательно осмотрел палубу, но не увидел никого, кроме нескольких матросов, возившихся неподалеку.
– Капитан, этот человек – лжец и негодяй. Он взял женщин в заложницы, спасаясь от взбунтовавшихся солдат. Мы требуем, чтобы вы выдали нам его и обеих леди.
– Требуете, вот как! – пробурчал капитан. – Я не привык подчиняться чьим-то требованиям на собственном корабле, сэр! Но черт возьми, если то, что вы говорите, правда, – он пожал плечами, – то я умываю руки. Если Бонни действительно таков, я не буду становиться вам поперек дороги.
– Где женщины? – спросил Котти.
– Отдыхают в каюте на нижней палубе.
– А Бонни?
– Гм, он… – капитан повернулся и оглядел палубу, – всего пять минут назад он был здесь и требовал, чтобы я не разрешал вам подняться на борт.


Хоуп колотила в дверь каюты, пока ее руки не покрылись синяками, и кричала до хрипоты, а потом замерла и, подняв голову, прислушалась к шуму на верхней палубе. Ей показалось, что снова опускают якорь. Сердце Хоуп громко застучало, и она обернулась к сестре:
– Чарити, они снова бросили якорь!
– Они отпустят нас! – обрадовалась Чарити.
– Возможно…
Послышался звук отодвигаемого засова, и, обернувшись, Хоуп увидела на пороге Бонни, целящегося в нее из пистолета.
– Вон из каюты, сука! – указал он дулом на палубу.
– Вы нас отпускаете? – Хоуп оглянулась на сестру. – Пойдем, Чарити.
– Не она, – рявкнул Бонни, – только ты!
– Но я не понимаю… – Она в замешательстве уставилась на него.
– Быстро! – Он снова взмахнул пистолетом.
Когда Хоуп неохотно вышла из каюты, Бонни толкнул ее так, что она едва не упала, ударившись о переборку, и снова запер каюту.
– Вы не можете оставить там мою сестру!
– Могу и оставлю. – Подойдя к Хоуп, он заломил ей руку за спину, и девушка ощутила у своей поясницы холодное дуло. – Все пошло к чертям! Этот проклятый капитан хочет выдать меня им, но они меня не получат, черт бы их побрал! Ты, дрянь, будешь моим пропуском на выход с этого корабля!
– Выдать вас им? Кому «им»?
– Стюарту Уильямсу и Котти Старку!
Сердце Хоуп радостно забилось. Котти пришел за ней! Она поймала себя на том, что с тех пор, как начался этот кошмар, она ни разу не подумала о Стюарте и, представляя свое освобождение, в роли спасителя видела только Котти.
– Но если ты думаешь, что эта милая парочка тебе поможет, то зря надеешься! – Он подтолкнул ее пистолетом. – Я вместе с тобой пройду мимо них и спущусь по лестнице в лодку, и если кто-нибудь из них хоть бровью шевельнет, ты будешь мертва!


Котти, Стюарт и Хью бросились к трапу, ведущему на нижнюю палубу, и были уже почти рядом с ним, когда снизу появилась сперва голова, а затем плечи Хоуп.
– Хоуп! – воскликнул Котти. – Слава Богу, с тобой все в…
– Не подходи, Котти! – крикнула девушка. – Он будет стрелять!
Котти замер, увидев позади нее Чарльза.
– Она права, господин Старк, – подтвердил Бонни. – К ее спине приставлен пистолет, и она сойдет с корабля вместе со мной. Одно движение любого из вас – и она мертва!
– Послушай, Чарльз, – миролюбиво обратился к нему Стюарт, – в этом нет нужды. Беспорядки закончились, и худшее, что тебя ожидает, – это недолгое тюремное заключение.
– Ты лжешь! – повысил голос Бонни. – Я подслушал разговор гарнизонных офицеров. Они собираются повесить Блая и его помощников как предателей.
– Если ты и слышал такое, то это была просто пьяная болтовня. Они не пойдут на это. Уверяю тебя, у них вовсе нет таких намерений.
– Может быть, в этом ты и прав, однако теперь меня ожидает наказание плетьми или тюрьма за похищение двух женщин. Но никто не посмеет выпороть Чарльза Бонни! – Говоря это, бывший помощник губернатора продвигался вдоль поручня к веревочной лестнице, держа Хоуп как щит между собой и остальными. – Женщина останется со мной до тех пор, пока я благополучно не покину Сидней. А сейчас я первым спущусь по лестнице, а госпожа Блэксток последует за мной. Помните: я все время держу ее под прицелом, и если она сделает хоть одно лишнее движение или если у кого-нибудь из вас хватит глупости напасть на меня, она умрет.
Он добрался до того места, где через поручень была перекинута веревочная лестница, бросил быстрый взгляд вниз, на лодку, и нащупал ногой первую перекладину.
– Пожалуйте, госпожа Блэксток. Я стою лишь на одну ступеньку ниже тебя, так что мы будем близки, почти как любовники. – Он издал хриплый смешок. – А мой пистолет постоянно будет у твоей спины на случай, если твои друзья сделают опрометчивый шаг.
Сердце Хоуп так колотилось, что ей казалось: она сейчас потеряет сознание. Спускаясь по качающейся лестнице, она была уверена, что упадет. Нащупывая ногой ступеньки, Хоуп шаг за шагом преодолевала спуск, все время с отвращением ощущая близость Бонни, спускавшегося на шаг впереди нее. Готовясь совершить последний шаг, который скроет ее от глаз друзей, она послала Котти долгий, полный отчаяния взгляд.
Как только голова Хоуп исчезла, Котти и Стюарт подбежали к борту.
– Вы понимаете, что Бонни не отпустит ее живой? – прошептал Стюарт на ухо Котти.
Котти ничего не ответил. Он знал, что Стюарт прав. Но если он потеряет Хоуп, то все, что у него есть: деньги, таверны, власть, – все это станет ему не нужно. Он должен ее спасти.
– Что вы собираетесь предпринять? – спросил Стюарт.
– А что вы предлагаете?
– Нельзя позволить Бонни увезти ее. Когда они окажутся в лодке, я прыгну в воду.
– Это не годится, Стюарт, – твердо сказал Котти. – Он убьет ее прежде, чем вы доберетесь до них. Пусть они немного отплывут от корабля, тогда мы на другой лодке последуем за ними и будем надеяться на удачу.


Джон, полный страха за Хоуп, остался ждать в лодке, ни на минуту не забывая о темной, таящей опасность воде, окружавшей его со всех сторон. Увидев, как Хоуп начала спускаться по лестнице, он воспрянул духом: она спасена! Но затем почувствовал что-то неладное: впереди нее шел не Котти и не Стюарт Уильямс. Джон притаился в тени у борта корабля и стал ждать затаив дыхание. Когда Хоуп и ее спутник спустились до середины лестницы, Джон узнал этого человека – Чарльз Бонни! Все внимание Бонни было приковано к Хоуп, и Джон понадеялся, что тот не станет оглядываться по сторонам и не заметит его. Не зная, что предпринять, Джон подождал еще несколько секунд и увидел в левой руке Бонни какой-то предмет. Это был пистолет, направленный в спину Хоуп.
Не выходя из тени и оставаясь в двух шагах от Бонни, Джон осторожно встал. Дождавшись, когда тот спустился в покачивающуюся на волнах шлюпку, Джон бросился на него сзади, обхватил руками и отвел пистолет в сторону и вниз. Пистолет выстрелил, и Джон почувствовал, что пуля попала ему в ногу. Боль была нестерпимой. Как же с раненой ногой он сможет бороться с Бонни? Тогда он без колебаний использовал единственно оставшуюся у него возможность – изо всех сил сжав Бонни, он вместе с ним прыгнул в воду. Последнее, что Джон услышал, было его собственное имя, которое выкрикнула Хоуп.
Под тяжестью одежды противники сразу же пошли ко дну. Когда вода сомкнулась над ними, Джона охватил нечеловеческий ужас, ему непреодолимо захотелось разжать объятия и попытаться выбраться на поверхность, но он только крепче вцепился в Бонни. Тот же, сопротивляясь изо всех сил, колотил Джона по ногам и пытался вцепиться в волосы. Один из ударов каблуком пришелся по раненой ноге, и от невероятной боли Джон на мгновение ослабил хватку. Воспользовавшись этим, Бонни вывернулся и стал выныривать. В отчаянном рывке, замедленном массой воды, Джон догнал Бонни, и на этот раз руки юноши сомкнулись на горле Чарльза. Бонни пытался вывернуться, но Джон не отпускал его. Тогда Бонни начал бить его коленями в живот и пах, а когда и это не помогло, стал давить большими пальцами на глаза, но Джон не сдавался.
Сквозь пелену боли, окутавшей сознание, Джон смутно почувствовал, что их подхватило мощное течение и быстро уносит от корабля. У него перед глазами вспыхивали яркие искры, а легкие горели от недостатка кислорода, однако руки не разжимались, а все сильнее сдавливали горло Бонни. Джон знал, что силы оставляют его, но думал только об одном – нельзя допустить, чтобы этот человек мог снова обидеть Хоуп. Джон понимал, что его собственная смерть близка, но страх смерти пропал, и его охватило ликование, когда он почувствовал, что сопротивление Бонни ослабло, а затем он содрогнулся в последней конвульсии и обмяк. И тогда удивительный покой снизошел на Джона. Юноша открыл рот, чтобы глотнуть воздуха, но в его легкие хлынула вода. Последней его мыслью была мысль о Хоуп.
Течение медленно кружило этих двоих, слившихся в смертельном объятии, и уносило все дальше и дальше.


Котти быстро спустился по лестнице и спрыгнул в шлюпку, опасно качнувшуюся от его прыжка, но он удержался на ногах и принял в объятия рыдающую Хоуп.
– Ты в порядке, любовь моя? – Он нежно провел по ее волосам. – Если бы с тобой что-нибудь случилось!.. Я был таким дураком, и я…
Хоуп всхлипнула от обиды. Те слова, которые ей так хотелось услышать от Котти, наконец произнесены. Но в такое неподходящее время и в таком неподходящем месте!
– Я в порядке, – ответила она, – но Джон вместе с Бонни прыгнул за борт. О Котти, он ведь не умеет плавать!
– О Боже, ты права! – Котти, прищурившись, вглядывался в темноту, но вода была абсолютно спокойной – ни Джона, ни Бонни. – Не знаю, удастся ли отыскать его в такой темноте, но я должен попытаться. – Торопливо сбросив одежду, Котти нырнул и поплыл.
Хоуп обернулась к Стюарту, который к этому времени уже спустился в шлюпку и молча глядел на нее.
– Ты ведь любишь Котти? – Это был скорее не вопрос, а утверждение.
– Сейчас не время для объяснений, – с досадой ответила она, – нужно найти Джона, иначе он утонет. А я должна узнать, что с Чарити.
– Джон? – переспросил он безучастно. – Ты говоришь об этом черном парне?
– Он рискнул жизнью, спасая меня. Разве ты не слышал, о чем мы говорили? Джон не умеет плавать!
– Да… конечно, я сделаю все, что в моих силах.
Стюарт без промедления скинул одежду и обувь и нырнул вслед за Котти.
Лодка снова закачалась, и, обернувшись, Хоуп увидела спустившегося с судна Хью Марстона.
– Мисс Блэксток, – отвесил он легкий поклон. – Что здесь происходит? Где Котти и Уильямс?
Она коротко рассказала ему о случившемся.
– Сомневаюсь, что им удастся кого-нибудь найти. – Он безнадежно оглядел простиравшуюся вокруг черную воду. – Я бы присоединился к ним, но, как и ваш друг Джон, не умею плавать.
В течение некоторого времени до Хоуп и Хью доносились голоса Котти и Стюарта и всплески воды. Минут через десять Котти подплыл к лодке и, тяжело дыша, ухватился за борт.
– Хоуп, думаю, нам не удастся найти его, – сказал он, стуча зубами, – слишком темно.
– Но ты же не перестанешь искать, нет?
– Нет, пока нет. – И он снова уплыл.
– Господин Марстон, я поднимусь на палубу, – объявила она, проводив Котти взглядом.
Взобравшись по лестнице, она попросила позвать капитана Бостуика и, когда тот появился, мрачный и сердитый, потребовала спустить шлюпку и отправить людей на поиски Джона.
– Этот Джон, он ведь черный, да?
– Разве это имеет значение? Он человек и рисковал жизнью ради меня, зная, что не умеет плавать!
– У меня нет лишних людей, – небрежно бросил капитан. – Из-за всей этой суматохи моя команда и так достаточно взбудоражена. Кроме того, это бесполезно. Они оба уже давно мертвы, не сомневайтесь, госпожа Блэксток.
– Тогда не затруднит ли вас дать мне несколько одеял? – смиренно попросила Хоуп.
– Ну что ж, я прикажу юнге найти для вас пару.
– Благодарю вас, капитан, за великодушие, – с презрением сказала Хоуп, – а пока юнга будет этим заниматься, я пойду вниз и выпущу из заточения сестру.
– Что произошло? Почему вы бросили меня здесь одну так надолго? – набросилась на сестру Чарити, едва та открыла дверь каюты.
– Многое произошло, Чарити. – Критически оглядев сестру, Хоуп решила, что та уже в полном порядке. – У меня не было времени прийти за тобой, к тому же здесь тебе было безопаснее. – И она рассказала обо всем, что случилось.
– Значит, Чарльз мертв?
– Видимо, да. И Джон тоже. А теперь пойдем со мной.
На палубе возле лестницы лежали два старых одеяла. Взяв их, Хоуп вместе с Чарити спустилась в лодку. Как только они оказалась в шлюпке, подплыл Котти, и Хью, протянув руку, втащил его на борт.
– Безнадежно!.. Никаких признаков ни одного из них. Мы должны смириться с тем, что они оба погибли. У Джона не было шансов выжить – ведь он не умел плавать. Я уверен, что он забрал с собой на дно и Бонни.
С Котти стекала вода, он дрожал от холода, и Хоуп протянула ему одно из одеял.
– Что-нибудь нашли? – спросил Котти у подплывшего к борту шлюпки Стюарта.
– Абсолютно ничего.
– Забирайтесь в лодку, Стюарт, и разотритесь. Мы сделали все, что могли.
Отдав второе одеяло поднявшемуся в шлюпку Стюарту, Хоуп отвернулась и с бесконечной печалью стала всматриваться в темноту. Глаза ее жгли непролившиеся слезы.
Джон мертв, теперь в этом больше нет сомнений. Все эти годы, что Джон был с ними, Хоуп считала его присутствие само собой разумеющимся, но сейчас поняла, что никогда не отдавала ему должное в полной мере. Она его очень любила, но ни разу не говорила ему об этом, ибо знала, что его чувство к ней неизмеримо сильнее.
– Пожалуй, пора отчаливать, – решил Котти. – Тела рано или поздно найдут, когда их выбросит где-нибудь на берег.
Когда они достигли Госпитальной пристани, уже рассвело и стал виден дым от костров, которые жгли всю ночь. На берегу было пусто, не считая мужчин и женщин, лежавших в нелепых позах там, где их свалил пьяный сон.
По дороге Котти и Хью рассказали девушкам о событиях в губернаторском дворце и о том, что мятежный гарнизон захватил власть.
– Ты говоришь, в пылу борьбы не было сделано ни одного выстрела и никого не убили, – сказала Хоуп, стоя на берегу рядом с Котти, – но город выглядит так, будто все его население вымерло.
– Население сражено дармовым ромом! – усмехнулся Хью.
– Но это ничего не изменит, – глухо заметила Хоуп. – В результате мы просто сменили одного тирана на другого.
– Вы, несомненно, правы, дорогая, – Хью с уважением взглянул на девушку, – если не считать того, что некоторые из нас пострадают от такой замены.
– Не согласен, – неожиданно заявил Котти, – кое-что все же изменилось. Да, я должен признать, что такие, как я, владельцы таверн, вероятно, почувствуют на своей шкуре крутой нрав Макартура. Но, надеюсь, когда новости дойдут до Лондона, этот мятеж станет началом изменений к лучшему.
– И какие же это будут изменения? – скептически спросила Хоуп.
– До сих пор на Новый Южный Уэльс смотрели как на исправительную колонию и мало кого заботило, кто ею управляет. Полагаю, мятеж встряхнет их. Вспомните, как в результате кровавой революции были потеряны колонии в Северной Америке. Хотя у нас обошлось без кровопролития, думаю, это выступление заставит правителей Англии обратить более пристальное внимание на происходящее здесь.
– Возможно, ты и прав, мой юный друг. Во всяком случае, я искренне надеюсь на это. – Усмехнувшись, Хью хлопнул Котти по плечу. – А теперь, думаю, мне пора узнать, существует ли еще мое заведение. Котти, господин Уильямс, желаю вам доброго дня. И вам тоже, леди. – Он слегка поклонился сестрам.
– Хоуп? – Это было первое слово, которое произнес Стюарт с того момента, как они высадились на берег.
– Мне очень жаль, Стюарт, – мягко ответила она.
– Я многое понял, Хоуп, и мне тоже очень жаль. Прощай!.. – с грустью промолвил он и зашагал прочь.
– Неужели это означает?.. – испуганно вскрикнула Чарити, в изумлении глядя на сестру.
– Полагаю, да.
– Стюарт, подождите меня! – окликнула его Чарити и бросилась вдогонку за молодым человеком.
Когда Стюарт обернулся, она, замедлив шаг, неторопливой возбуждающей походкой, появившейся у нее в последние годы, подошла к нему и, улыбнувшись, взяла его под руку. Дальше они пошли вместе, и Чарити, обратив лицо к молодому человеку, принялась оживленно болтать.
– Этой ночью она клятвенно обещала мне измениться, – глядя им вслед, усмехнулась Хоуп, а потом безнадежно покачала головой. – Мне следовало бы лучше знать свою сестру. Она никогда не изменится.
– Я, наверное, плохо соображаю сегодня утром… – Котти потер подбородок, – и не уверен, правильно ли расцениваю происходящее.
– Правильно, Котти Старк.
Хоуп серьезно посмотрела на него, но Котти быстро отвел взгляд, пробормотав:
– Не понимаю, что ты имеешь в виду.
– Котти!
– Если ты намекаешь на то, что я говорил перед этим… – Он в конце концов решился взглянуть на девушку.
– Котти!
– Ну ладно. – Он положил руки ей на плечи и заглянул в глаза. – Ты выйдешь за меня замуж, Хоуп Блэксток?
– Я выйду за тебя замуж, Котти Старк, – ответила она все с той же серьезностью, но потом ее лицо засияло, и она обняла Котти. – Да-да, любовь моя!
Они слились в страстном поцелуе. Губы Котти были требовательными, настойчивыми, и Хоуп все теснее прижималась к любимому.
– Здесь неподходящее место, – хрипло шепнул Котти, – пойдем домой, там нам никто не помешает.
Он с видом собственника обнял ее, и они направились к дому. Обычно в это время улицы в районе Скал уже бывали заполнены людьми, но сейчас они были пустынны. Хоуп не знала, станут ли события прошлой ночи началом новой жизни колонии, как предсказывал Котти, но была уверена, что с этого момента для нее самой начинается новая жизнь. И, прильнув к Котти, Хоуп почувствовала себя счастливой.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция



Роман классный и действительно исторический. Есть ошибка в аннотации, ГГ не предпочитал младшую сестру
Мечты сбываются - Мэтьюз ПатрицияЭля
20.02.2014, 6.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100