Читать онлайн Мечты сбываются, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Мечты сбываются

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Узнав, что Хоуп согласилась выйти замуж за Стюарта Уильямса, Чарити стала завидовать и злиться. Чарльз до сих пор так и не сделал ей официального предложения, хотя она все еще не сомневалась, что Бонни сделает его при первой же возможности. И такая возможность представилась в кабаре «У Марстона» через несколько дней после того, как Чарити узнала о предстоящем замужестве сестры. На сей раз Чарити почти не пила, твердо намереваясь сохранить ясную голову, хотя Чарльз, как обычно, щедро подливал ей вина.
Лилли Ливерпуль больше не выступала «У Марстона», ее сменила актриса постарше, погрубее и не обладавшая неповторимым обаянием Лилли. Ее песенки были еще более непристойными, и даже Чарльз, как показалось Чарити, был разочарован. Тем не менее его разочарование совсем не охладило его пыл, и он, не дождавшись конца представления, задернул драпировки и повел Чарити к дивану. У них уже установился определенный ритуал перед занятиями любовью. Бонни больше не опрокидывал ее на спину и не задирал ей юбки. Он садился на диван и наблюдал, как она раздевается. Ему нравилось смотреть, как она один за другим сбрасывает с себя предметы туалета, а Чарити научилась всласть растягивать эту волнующую процедуру. Она то становилась к нему спиной, то снова поворачивалась, с каждый разом все больше обнажаясь. Чарльз как околдованный не отрывал от нее горящего взгляда, и к тому времени, как на девушке ничего не оставалось, дыхание его становилось тяжелым и прерывистым, а глаза блестели от вожделения.
Раздевшись, Чарити легла на диван, и Чарльз, торопливо сбросив с себя одежду, присоединился к ней. Улегшись рядом, он потянулся к ее рту, но Чарити отвернулась.
– Знаешь, Чарльз, – промурлыкала она, нежно погладив его по щеке, – Хоуп собирается замуж.
– Что? – хрипло переспросил он.
– Моя сестра выходит замуж за Стюарта Уильямса.
– За этого молокососа? – буркнул он. – Какого черта она согласилась выйти за него?
– Ну, думаю, потому, что они любят друг друга. Как мы с тобой, – простодушно добавила она. – Ты ведь любишь меня, Чарльз?
– Конечно, дорогая Чарити. Разве я проводил бы с тобой столько времени, если бы не любил тебя?
– И мы поженимся?
Чуть привстав, он сверху вниз посмотрел на нее, и на короткое мгновение в его глазах промелькнуло что-то неприязненное и угрожающее.
– Ну конечно, – холодно ответил он, и улыбка его напоминала оскал. Он снова потянулся к ее губам.
– Но когда, Чарльз? – допытывалась она, продолжая держать его на расстоянии. – Мы можем назначить конкретную дату?
– Скоро, Чарити, очень скоро.
– Ты обещаешь?
– Обещаю, – проворчал он, уткнувшись ей в шею.
Успокоенная, Чарити расслабилась.


Когда через час Чарити, смеясь и весело болтая, вышла на улицу под руку с Чарльзом Бонни, в сумерках она не заметила, что напротив кабаре стоит Джон Майерс.
Джон, обычно редко появлявшийся в районе Скал, сейчас шел с поручением от Котти на «Постоялый двор Блэксток». Он мимоходом взглянул на противоположную сторону улицы как раз в тот момент, когда Чарити и Бонни выходили из кабаре, и замер. Не обратив на него внимания, они прошли мимо.
Джон знал, что в последнее время Бонни ухаживал за госпожой Чарити, но не любил этого человека. Бонни даже не пытался скрывать, что считает Джона ниже себя. Однажды, когда Джон оказался у него на пути, Чарльз грубо спросил: «Неужели туземец не понимает, что должен уступать дорогу белому человеку?» Потупившись, чтобы скрыть гнев, Джон отступил в сторону и после этого принял решение по возможности избегать Бонни.
А теперь выясняется, что Бонни водит Чарити в кабаре! Если Котти и госпожа Хоуп узнают об этом, они очень расстроятся. Джон считал Чарити капризной и избалованной и не чувствовал себя обязанным оберегать ее так, как оберегал Хоуп. Тем не менее не следует ли ему рассказать обо всем Котти? Но, зная, что Чарити все равно не изменишь, Джон сомневался, стоит ли рассказывать о ней Хоуп и Котти. Чарити все равно поступит так, как ей хочется, и своим сообщением он добьется только того, что покой в доме будет нарушен.
Юноша с тоской вспомнил о помолвке Хоуп со Стюартом Уильямсом. Конечно, Джон понимал, что его любовь к госпоже Хоуп всегда будет неразделенной. Но известие о ее предстоящем замужестве и отъезде в Англию явилось для него ударом. Узнав об этом, Джон стал серьезно подумывать навсегда оставить Сидней и вернуться в буш, к своим собратьям по племени.
Угнетенный всеми этими мыслями, Джон тяжело вздохнул и отправился дальше, выполнять поручение Котти.


После мучительного объяснения с Хоуп Котти был не в духе, а узнав о ее решении обручиться со Стюартом Уильямсом, совсем впал в уныние. Пытаясь отвлечься, он завел интрижку с одной замужней женщиной, но это не принесло желаемого облегчения. После каждого свидания он чувствовал себя неудовлетворенным, грязным и противным самому себе. Тогда он стал пить и вечером добирался до кровати в бесчувственном состоянии, но и это не помогало, а только приводило к тому, что на следующее утро он становился еще мрачнее и злился на самого себя. Котти всегда презирал тех, кто напивался, чтобы забыться, и в это утро поклялся бросить пить.
Сейчас он шел по одной из улиц в районе Скал. Его мутило, в голове шумело, и ему совсем не хотелось беседовать с Хью Марстоном, стоявшим перед входом в свое заведение.
– Котти, – окликнул его Хью, перейдя к нему на другую сторону улицы, – слышал новость?
– Что за новость? – Котти нехотя остановился.
– Сегодня утром губернатор Блай арестовал Макартура! – возбужденно сообщил Хью.
– Опять? – оживился Котти. – И за что же на сей раз?
– Как ты, вероятно, уже слышал, некоторое время назад на корабль Макартура убежал осужденный, и губернатор Блай потребовал за него залог в девятьсот фунтов стерлингов. В отместку Макартур отказался снабжать судно провизией, таким образом вынуждая моряков либо сойти на берег, либо голодать, а это уже противозаконно. Тогда Блай приказал наложить арест на судно и вызвал Макартура к себе. Макартур не подчинился, тем самым открыто выказав неповиновение, и губернатор арестовал его, обвинив в подстрекательстве к мятежу.
– Думаешь, Хью, что на этом конфликт закончится и, если Макартура признают виновным и отправят в тюрьму, восстания можно будет избежать?
– Мой дорогой юный друг, – фыркнул Хью, – неужели ты хоть на мгновение допускаешь мысль, что Макартур будет осужден?
– Но ведь он нарушил закон.
– А ты знаешь, кто будет выносить ему приговор? Блай уже составил список гарнизонных офицеров, которые должны судить Макартура. Ты полагаешь, что эти люди признают Макартура виновным?
– Зачем же губернатор назначил присяжными офицеров гарнизона? Почему он не выбрал гражданских?
– Думаю, из-за своего обычного высокомерия. Блай посчитал, что даже офицеры гарнизона не осмелятся открыто противостоять ему. И несомненно, вердикт «виновен», вынесенный составом присяжных из военных, для Англии будет более весомым, чем приговор гражданского суда.
– Не забывай: Макартур больше не военный, не так давно он подал в отставку, – возразил Котти.
– Это не так уж важно. Майор Джонстон с Макартуром и по сей день лучшие друзья, и Макартур диктует майору, что делать. Джонстон сейчас в Сиднее главнокомандующий, и офицеры, участвующие в судебном разбирательстве, почти наверняка сделают так, как скажет им командир. Запомни мои слова, суд будет просто фарсом.
– И что, по-твоему, последует дальше?
– Это во многом зависит от губернатора. Если он будет действовать слишком рьяно, я нисколько не удивлюсь, увидев, что войска направляются к губернаторскому дворцу.
– Считаешь, может дойти и до этого?
– Не сомневаюсь.
– Если это произойдет, Макартур окажется самым могущественным человеком в Сиднее.
– Во всяком случае, пока о событиях не узнают в Лондоне. Правительство его величества скорее всего не одобрит подобных действий. Но чтобы узнать реакцию Англии, потребуется много месяцев, возможно, около двух лет, а тем временем здесь воцарится хаос. И как по-твоему, кто пострадает больше всего?
– Думаю, что в такой неразберихе пострадают все.
– Но если верх возьмет Макартур или кто-либо из его приспешников, хуже всего придется владельцам таверн и особенно тем, кто отказался поддержать его.
– И один из них – я, – мрачно подытожил Котти.
– Точно. Ты вдруг обнаружишь, что тебе трудно достать спиртное, а за то, которое ты сможешь купить, тебе придется платить втридорога. Если я правильно оцениваю этих ромовых монополистов, они заставят страдать нас всех – одних больше, других меньше.
– Ты не злорадствуешь по этому поводу, Хью, и, поверь, я это очень ценю.
– Почему я должен злорадствовать, если твои дела придут в упадок? Ты же мой друг. – Он положил руку на плечо Котти. – А кроме того, я же сказал, что это будет нелегкое время для всех нас. Но давай подождем и посмотрим, что произойдет на самом деле. Ты пойдешь со мной на суд, Котти? Это будет неплохое развлечение.
– Вряд ли, Хью. – Котти отрицательно покачал головой. – До сих пор я так и не принял ничью сторону, и, если теперь приду на суд, проигравший будет считать, что я пришел, чтобы позлорадствовать над его поражением.
– Как знаешь, – пожал плечами Хью. – Думаю, там будет столько народу, что тебя никто не заметит. Что до меня… – он ухмыльнулся, – я не могу пропустить такое зрелище: оно будет повеселее, чем клоунада в моем варьете.


В конце концов любопытство привело Котти в суд. Ведь, несомненно, его судьба, как и участь многих других, зависела от исхода этого разбирательства. Кроме того, он готов был заняться чем угодно, только чтобы не слышать, как Хоуп и Чарити болтают о приготовлении к свадьбам, нарочито не обращая на него внимания.
Но к тому времени как он окончательно решился, судебное заседание уже закончилось. Из бурлившей перед зданием толпы время от времени раздавались то одобрительные, то гневные выкрики. Когда Котти подошел ближе, в дверях здания появилось несколько мужчин с восседавшим у них на плечах Джоном Макартуром. Он улыбался и сжимал в приветствии поднятые над головой руки, и толпа восторженно ревела в ответ.
В нескольких шагах от того места, где стоял Котти, Макартура опустили на землю, и он, проходя мимо, бросил на Старка полный злобы взгляд. Часть толпы устремилась вслед за Макартуром, несколько офицеров образовали вокруг него охранное кольцо, рядом с ним зашагал майор Джонстон.
– Итак, ты все-таки не смог удержаться и пришел, – произнес кто-то в самое ухо Котти, и он, обернувшись, увидел Хью Марстона.
– Ты прав, – кисло усмехнулся он, – не смог.
– И господин Макартур одарил тебя многозначительным взглядом.
– Да. Что ж, суд закончился, и Макартур оправдан.
– Да, все закончено, во всяком случае, на данный момент. Все заседание было сплошным фарсом, как я и предсказывал. Макартур заявил, что судья не имеет права выносить ему приговор, а присяжные действовали как по команде. Губернатор рассвирепел и объявил, что это не суд, а комедия, и Макартура освободили. Да это и на самом деле нельзя было назвать судом.
– Полагаю, на этом дело не кончится? – Котти потер подбородок.
– Можешь смело держать пари. Губернатор пришел в неописуемую ярость и не оставит Макартура в покое.
– И как по-твоему, что он будет делать дальше?
– Кто ж его знает? – развел руками Хью. – Но что бы он ни решил предпринять, ждать осталось недолго, в этом можешь не сомневаться.
– Да, – задумчиво сказал Котти, глядя вслед удалявшемуся Макартуру и его свите, – вокруг него немало офицеров. Это их Блай назначил участвовать в судебном процессе?
– Именно, – кивнул Хью.
– Создается впечатление, что это взвод персональной охраны.
– Так и есть. После окончания суда я слышал, как майор Джонстон отдал приказ офицерам гарнизона отныне охранять господина Макартура. Ну что же, – усмехаясь потянулся Хью, – после всех треволнений можно позволить себе пару стопочек рома. Не составишь мне компанию, друг мой?
– Отличная идея, Хью! – кивнул Котти, и они отправились в Скалы. – А ты не боишься, что кто-нибудь увидит, как ты пьешь со мной?
– Рискну. Надеюсь, господин Макартур, одержав победу, будет великодушен.
– Судя по тому, что я о нем знаю, я в этом сильно сомневаюсь, – пробормотал Котти.


На следующий день после суда над Макартуром Джон рано утром отправился к древу видений. После того как он увидел Чарити, выходившую из кабаре, он дважды приходил к своему древу в надежде что-нибудь узнать о Хоуп и Чарити, но видения не открыли ему ничего важного. Ему только удалось мельком увидеть Хоуп в подвенечном платье, но он и так знал, что Хоуп его уже купила и, уж конечно, не раз примеряла.
Совершив обычный ритуал, Джон опустился на корточки у священного дерева, закрыл глаза и, раскачиваясь взад-вперед на пятках, постарался отрешиться от окружающего мира. Спустя целую вечность он обнаружил, что парит над зданием, которое, как он определил по колокольне, было одним из тех мест, где «глиняные лица» поклонялись своему Богу. Проникнув внутрь, он у алтаря увидел Хоуп в подвенечном платье и вуали, а рядом с ней – мужчину. Но как Джон ни старался, ему не удалось увидеть его лица. Другой мужчина, в черном, стоявший перед ними, нараспев произносил слова венчального обряда, смысла которых Джон совершенно не понимал. Когда священник закончил, мужчина, стоявший рядом с Хоуп, повернулся к ней, и она, откинув вуаль, подняла к нему сияющее лицо…
Видение исчезло, и Джон, придя в себя, застонал от досады. Ну почему он очнулся до того, как увидел лицо мужа Хоуп? И почему ему так важно узнать, кто этот человек?
Джон постарался снова вызвать видение, хотя обычно такие попытки оказывались тщетными. Но сейчас, видимо, было сделано исключение, и он снова очутился в мире видений.
На этот раз он ничего не понял. Какие-то люди в красных мундирах, которые носят солдаты, толпой двигались куда-то. Орудия, приведенные в боевую готовность, были нацелены на что-то, чего Джон не мог увидеть. Затем раздалось несколько беспорядочных выстрелов, и вслед за этим картина резко изменилась.
Джон увидел, как Чарити отбивается от кого-то и ее насильно тащит куда-то мужчина, похожий… Да это же Чарльз Бонни! Затем в его сне появилась еще одна женщина – Хоуп! Она попыталась вырвать сестру из рук Чарльза, но Бонни вытащил пистолет, приставил его к спине Хоуп, заставил ее стать перед собой и вскинул Чарити себе на плечо.
Следующая часть сна виделась Джону как в тумане. Какие-то драки… А затем вдруг снова возник Бонни. Он и обе сестры Блэксток в лодке пересекали беспредельную водную гладь, направляясь к кораблю. Вода окружала их со всех сторон, и от такого ее количества у Джона закружилась голова. Ему показалось, что он куда-то опускается и вода окружает его сверху, снизу, со всех сторон – он тонет!
Джон в испуге вскрикнул, и видение пропало. Совершенно обессиленный, с бешено бьющимся сердцем, дрожащий и мокрый от пота, он несколько минут сидел неподвижно, прислонясь к стволу дерева и с трудом глотая воздух, и постепенно осознал смысл увиденного. Обеим сестрам – и Хоуп, и Чарити – угрожает опасность, и он должен немедленно что-то предпринять.
Быстро смыв с себя глину, Джон оделся и, чувствуя, что пробыл под деревом слишком долго, побежал обратно в город.
Еще утром Джон заметил, что на улицах было необычно много людей, которые, собираясь небольшими группами и возбужденно жестикулируя, что-то горячо обсуждали. Он не обратил на это особого внимания, так как давно привык к странному поведению «глиняных лиц». Но когда на обратном пути он оказался на окраине Сиднея, улицы показались ему зловеще пустынными. Вбежав в «Корону», он очень удивился, не увидев там посетителей.
– Джон, где ты был? – воскликнула Хоуп, находившаяся одна в зале. – Я с ума схожу от беспокойства! Ни Котти, ни Чарити тоже нет!
– Где госпожа Чарити? – задыхаясь после бега, с трудом вымолвил Джон.
– В том-то и дело, что я и представить не могу, где она, и от этого не нахожу себе места. Что-то происходит у губернаторского дворца, какие-то беспорядки. Они продолжаются с самого утра. Услышав об этом, Котти ушел, велев нам не открывать таверну до его возвращения, но его до сих пор нет.
– А госпожа Чарити?
– Ты же ее знаешь, Джон. Минут тридцать назад она выглянула на улицу и окликнула проходивших мимо мужчин. Один из них сообщил ей, что у губернаторского дворца что-то затевается, и она пошла за ними. Я попыталась остановить ее, но она крикнула, что должна предупредить Чарльза Бонни. Глупая девчонка! Я совершенно растерялась, но, надеюсь, с ней ничего не случится.
– Госпожа Хоуп, все это время я провел у древа видений.
– Опять видения? – Пристально взглянув на него, она вздохнула. – Что-то должно случиться?
Джон кивнул.
– Что-то ужасное?
– Боюсь, да.
– Расскажи мне!
Юноша торопливо пересказал ей то, что ему открылось.
– Значит, Чарити в опасности!
– Да, – мрачно подтвердил Джон.
– В своем сне ты видел солдат, еще каких-то мужчин и орудия? И Чарльз Бонни схватил Чарити? – повторяла Хоуп его слова, приложив ладони к щекам.
Джон снова кивнул.
– Я должна немедленно найти ее и предупредить. Нужно увести ее подальше от Бонни.
– Я пойду с вами.
– Джон, – после минутного раздумья покачала она головой, – думаю, тебе лучше остаться. Если обстановка накалится, ты можешь пострадать. Нет, я пойду одна.
– Но я видел, что и вам тоже грозит опасность, госпожа Хоуп! Я не могу оставить вас одну, – с тревогой возразил он.
– Не волнуйся, Джон, все будет в порядке. Если я найду Чарити, я уведу ее во что бы то ни стало, пусть даже мне придется тащить ее силой. А твои видения… Джон, я не сомневаюсь в их точности, но они, возможно, предсказывают лишь то, что может произойти, а не то, что обязательно произойдет. Если бы Котти прислушался к твоим предупреждениям и вовремя нанял охрану, возможно, нападения на «Корону» и не случилось бы. Теперь, когда ты мне все рассказал, я буду осторожна.
– Госпожа Хоуп, – Джон не мог совладать с охватившей его тревогой, – думаю, вы поступаете очень неразумно.
– Возможно, но у меня нет выбора. – Достав из-за стойки бара шаль, она накинула ее на плечи. – Какой бы глупой ни была Чарити, она все же моя сестра, и я должна сделать все, что в моих силах. А ты, если можешь, постарайся найти Котти и расскажи ему обо всем. Скажи ему, что я пошла к губернаторскому дворцу искать Чарити.
С этими словами Хоуп покинула таверну, а Джон продолжал не отрываясь смотреть ей вслед и чувствовал, как его переполняет отчаяние. Он хотел было пойти за ней, но решил, что она права – «глиняные лица» с радостью воспользуются возможностью выместить свою злость на чернокожем, затесавшемся в их общество. И Джон поспешил на поиски Котти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция



Роман классный и действительно исторический. Есть ошибка в аннотации, ГГ не предпочитал младшую сестру
Мечты сбываются - Мэтьюз ПатрицияЭля
20.02.2014, 6.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100