Читать онлайн Мечты сбываются, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Мечты сбываются

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

– Котти, – обеспокоенно сказала Хоуп, когда они возвращались в «Корону» в наемном экипаже, – я ломаю голову над заявлением губернатора. Он имел в виду, что если ты не примешь его сторону, то станешь его врагом? Это что, угроза?
– Сомневаюсь, что эти слова можно истолковать как-нибудь иначе, – сухо ответил Котти. – Конечно, я буду не одинок: по меньшей мере половина колонии не одобряет политику губернатора Блая.
– Но как он может всерьез ожидать, что ты примешь чью-либо сторону? Ты деловой человек и, кого бы ни поддержал, в любом случае потеряешь своих постоянных клиентов.
– Я с тобой полностью согласен и именно это пытался объяснить губернатору, но капитан Блай такой же упрямый и самоуверенный, как и Джон Макартур. Зная их характеры, могу предположить, что, даже не будь этой ромовой проблемы, они все равно были бы непримиримыми противниками.
– Господин Макартур снова приходил к тебе?
– Я не видел этого человека после его возвращения в Сидней, – Котти натянуто улыбнулся, – но у меня есть предчувствие, что он объявится не сегодня-завтра.
– И что ты ему ответишь?
– То же, что ответил губернатору Блаю, – пожал плечами Котти. – Что намерен сохранять нейтралитет.
– Котти… – Хоуп положила ладонь ему на колено, – будь осторожен. Из того, что я слышала о господине Макартуре, могу сделать вывод, что он опасный враг.
– Дорогая моя Хоуп, ты же знаешь, что я всегда осторожен.
– Как и тогда, когда затеял эту идиотскую дуэль? – язвительно напомнила она, убирая руку. – Ты ведь ужасно рисковал!
– Но мое безрассудство принесло желаемые плоды. – Он криво усмехнулся. – Благодаря этому инциденту король Скал снискал себе огромное уважение.
– Ну как же – король Скал! – насмешливо фыркнула Хоуп. – Похоже, ты сам начинаешь верить в эту чушь.
– Не важно, верю я или нет, важно, чтобы верили другие.
– А ты что притихла, Чарити? – Хоуп поразилась необычной задумчивости сестры, которая за всю дорогу не вымолвила ни слова. – Тебе понравился губернаторский бал? – спросила Хоуп, повернувшись к ней.
– О да! – мечтательно улыбаясь, ответила Чарити. – Это было необыкновенно! Лучшие мгновения моей жизни!
– Как я заметила, твоим партнером в танцах постоянно был Чарльз Бонни. Кроме первого танца, все остальные ты танцевала с ним.
– Чарльз изумительно танцует!
– Вот как, уже просто Чарльз? – строго заметила Хоуп. – Ты считаешь разумным провести с ним столько времени? Уверена, другие молодые люди танцуют не хуже.
– Но зачем мне танцевать с кем-то еще? – простодушно удивилась Чарити. – Чарльз – обаятельный мужчина и никогда не говорит ни о бизнесе, ни о политике в отличие от вас с Котти. По-моему, вы весь вечер только это и обсуждаете.
– Чарити, – вмешался в разговор Котти, – я тут порасспросил об этом Чарльзе Бонни. Его репутация по части женщин неблестящая. Говорят, прежде, в Англии, о нем ходила слава, так сказать, проказника.
– Меня это нисколько не удивляет, – заметила Хоуп, – в этом человеке есть что-то отталкивающее. Я почувствовала это с первой же минуты, как увидела его.
– Ты просто ревнуешь, сестренка! – вздернула голову Чарити. – Как бы там ни было, он хочет снова встретиться со мной. – Она улыбнулась. – Чарльз спросил, можно ли пригласить меня на прогулку.
– Я так и знала, – хмуро заявила Хоуп. – Но ему прекрасно известно, что Котти – твой опекун и его следует спрашивать об этом.
– С какой стати? Ведь он хочет видеть меня, а не Котти. К тому же Котти мне не отец. И я уже пообещала Чарльзу встретиться с ним! – вызывающе добавила она.
Хоуп отлично понимала, что Чарити считает ее брюзгой и любое критическое замечание в свой адрес всерьез не принимает. Она пожалела, что опять сама напросилась на грубость, и перевела разговор на другую тему.
– На балу Стюарт Уильямс просил разрешения увидеться со мной. – Даже произнося эти слова, Хоуп не допускала мысли, что это возможно. Неужели она просто хвастается, чтобы доказать Чарити, что тоже небезразлична мужчинам?
– И что ты ответила? – Чарити с любопытством взглянула на сестру.
– Ну конечно, я ответила «нет», – поспешно сказала Хоуп.
– Ну и очень глупо, милая сестренка. – Чарити безнадежно махнула рукой.
Хоуп пришла в негодование, но сдержалась и только заметила:
– Если у Чарльза Бонни такая репутация, как говорит Котти, я посоветовала бы тебе быть осмотрительной. Ты можешь попасть в опасную ситуацию.
– Благодарю за совет, но я сумею за себя постоять! – надменно парировала Чарити.
Ну что же, должна была признаться себе Хоуп, в этом она, вероятно, права. Сестре каким-то образом удается кокетничать с мужчинами и в то же время держать их на определенном расстоянии. К тому же, подумала она, обменявшись взглядом с Котти, они все равно не могут ничего сделать. Не запирать же Чарити в ее комнате! Да и как надолго ее можно запереть? И все же Хоуп не могла побороть в себе дурного предчувствия.


В этот вечер таверна не работала, так как Котти не сомневался, что большинство постоянных посетителей «Короны» будет на балу у губернатора.
Расплатившись с кучером и отпустив экипаж, Котти достал из кармана ключ и начал отпирать дверь.
– Джон! – удивленно воскликнул он, когда, открыв дверь, увидел перед собой Джона Майерса. – Не было никакой необходимости дожидаться нас. Уже поздно, и тебе пора спать.
– Я не мог спать, пока не убедился, что… ни с кем из вас ничего не случилось. – Джон с обожанием посмотрел на Хоуп.
– Ну что же, Джон, спасибо. – Котти ласково коснулся его плеча. – С нами все в порядке, мы чудесно провели время на балу.
– Тогда желаю вам всем доброй ночи, – кивнул Джон и собрался уходить.
– Спасибо за заботу, Джон, – поблагодарила его Хоуп, – и доброй ночи.
Чарити пошла наверх, в свою комнату, и Котти с Хоуп не спеша последовали за ней по лестнице.
– Бедный Джон, – заметил Котти, убедившись, что юноша его не услышит. – Ты же знаешь, кого он дожидался?
– Что ты имеешь в виду?
– Ты все прекрасно понимаешь, Хоуп. Он дожидался тебя. Джон готов целовать землю, по которой ты прошла.
– Не говори ерунды! – отрезала она. – Я добра к нему, и он ценит это, только и всего.
– Хоуп, ты или ничего не замечаешь, или просто не хочешь себе в этом признаться. Ты похитила его сердце.
В замешательстве Хоуп замолкла, обдумывая слова Котти. Неужели Котти прав? В самом деле, Джон всегда делал все, о чем бы она его ни попросила.
– Ты действительно считаешь, что это правда? – задержавшись наверху лестницы, с тревогой спросила она.
– Несомненно. Я давным-давно заметил это.
– Но это же безнадежно, – с горечью сказала Хоуп.
– Я понимаю, и от этого мне грустно. – Теперь они стояли совсем близко друг от друга. – Скажи мне, Хоуп, почему ты не позволила этому молодому человеку с бала увидеться с тобой еще раз?
– Потому что я этого не хочу. Разве этого недостаточно?
– Возможно. Но к тебе проявляют интерес и другие молодые люди. По моим наблюдениям, стоит тебе только заметить это, как ты становишься с ними холодна. Настанет день, когда тебе придется кого-то выбрать.
– Когда-нибудь, но не сейчас, – ответила она весьма сухо. – Впереди еще много времени.
– Много ли? – Котти ласково погладил ее по щеке.
Сердце у Хоуп застучало, и ей показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Она ощутила такое волнение, которое не мог вызвать в ней никто другой, и это чувство было одновременно и приятным, и болезненным. Их взгляды встретились, и, казалось, какая-то непреодолимая сила повлекла их друг к другу. Хоуп почувствовала, что Котти ощущает то же самое. В его глазах она прочла то, чего никогда прежде не видела. Он приближался к ней, пока его теплое дыхание не коснулось ее лица. Хоуп почувствовала, что сейчас Котти поцелует ее, и в сладостном ожидании уже приоткрыла губы, но он неожиданно отпрянул и, сделав шаг назад, сказал:
– Спокойной ночи, Хоуп, добрых тебе снов.
Котти быстрыми шагами направился к своей комнате, а она, одинокая и дрожащая, осталась в коридоре, и слезы потоком хлынули из ее глаз. Если Котти сочувствует безответной любви Джона к ней, то что, по его мнению, должна чувствовать Хоуп, когда он сам постоянно отталкивает ее?
Будь он проклят! Будь проклят! Он просто бесчувственный чурбан!
Хоуп чуть ли не бегом бросилась в свою комнату и в сердцах захлопнула за собой дверь.


Слова Котти относительно Джона Макартура оказались пророческими. Через три дня после губернаторского бала Макартур явился. Котти в это время сидел у себя в кабинете.
– Войдите, – отозвался Котти на стук в дверь и ничуть не удивился, узнав своего посетителя.
Из вежливости он вышел из-за конторки и, шагнув навстречу гостю, протянул ему руку.
– Из достоверных источников мне стало известно, что вы присутствовали на губернаторском балу, – без всяких предисловий с холодной надменностью заявил Макартур, демонстративно не замечая протянутой руки.
– Я был приглашен.
– Некоторые из приглашенных не пошли туда, сэр.
– Я счел, что было бы невежливо не принять приглашение губернатора колонии.
– Многие не одобряют губернатора Блая. Он повсюду сеет зло и раздор.
«Как и вы со своими соратниками!» – подумал про себя Котти, а вслух сказал:
– Я прекрасно отдаю себе в этом отчет, однако он до сих пор губернатор, назначенный королевской властью.
– Возможно, ему недолго уже осталось быть губернатором, – проворчал Макартур.
– Да? – Котти потер рукой подбородок. – Я этого не знал.
– Можете поверить моим словам, господин Старк. Мы твердо намерены направить королю прошение о смене губернатора. Кое-кто даже выдвигает предложение в случае необходимости сместить его силой и заменить человеком, более подходящим для этой должности, одним из тех, кто будет стремиться работать на благо людей. Сам я не собираюсь заходить так далеко, однако некоторые горячие головы готовы на все, и я не уверен, перевесит ли в такой ситуации здравый смысл.
– Такое поведение может быть расценено как измена, – осторожно высказал свое мнение Котти.
– Может, и так, но в Англии не до конца знакомы с нашими проблемами. – Макартур в упор посмотрел на Котти. – Я пришел сюда, сэр, чтобы выяснить, вступаете ли вы в союз с губернатором Блаем.
– Господин Макартур, я не вступаю в союз ни с кем, кроме своих клиентов. Как я уже сказал вам однажды, я не намерен становиться на чью-либо сторону, ибо тогда лишусь своего бизнеса. И губернатору Блаю я сказал то же самое.
– В нашей борьбе против капитана Блая нам необходима как можно более широкая поддержка, и особенно здесь, в районе Скал, где процветают торговля спиртными напитками и их производство. А поскольку вас считают королем Скал, – Макартур даже не старался скрыть насмешки, – ваша поддержка будет иметь определенный вес.
– Но тем не менее я останусь нейтральным.
– Другие могут последовать вашему примеру, сэр, а этого мы не можем допустить.
– Господин Макартур, я прекрасно осведомлен, что в Новом Южном Уэльсе вы занимаете высокое положение и обладаете большим влиянием, но на меня, сэр, ваша власть не распространяется. Ни вы, ни губернатор Блай не вправе указывать мне, что делать, до того момента пока я не нарушил законы королевства.
– Как вы полагаете, во что превратится ваша торговля, если я и другие гарнизонные офицеры запретят людям посещать ваши таверны? Не сомневайтесь, убытки будут колоссальные.
– И вы это сделаете?
– Сделаю, сэр. Я считаю, что идет беспощадная война, в которой можно применять тактику, неприемлемую в других случаях.
– Значит, я буду вынужден рисковать, – пожал плечами Котти.
– Вы отказываетесь изменить свои взгляды и оказать нам поддержку?
– Совершенно верно. Я твердо намерен сохранять нейтральную позицию.
Макартур покраснел. Он не привык, чтобы ему перечили, и на мгновение Котти показалось, что его гость вот-вот выйдет из себя, однако присущая Макартуру выдержка победила.
– Уверен, вы пожалеете о своем решении, господин Старк, – выпрямившись, холодно пообещал Макартур.
– Возможно. Но мне придется самому пожинать плоды своего решения, не так ли?
Макартур повернулся и открыл дверь, но потом снова прикрыл ее.
– Несомненно. И не рассчитывайте на мое заступничество, вы его не получите!


Джон находился в таверне, когда Макартур пришел к Котти. Достаточно долго прожив среди «глиняных лиц», Джон научился разбираться в людях и понимал, что этот человек опасен. Во время разговора между Котти и Макартуром Джон стоял около двери и слышал угрозы гостя, поэтому, как только Макартур вышел из «Короны», Джон проскользнул в свой чуланчик, собрал все необходимое и отправился за пределы города.
День был чудесный. По мере того как городская суета оставалась позади, Джона охватывала умиротворенность, которая всегда посещала его вне безумия цивилизации. Казалось, будто голоса земли не могут существовать там, где так много людей теснится в одном месте. Когда Джон находился в городе, ему всегда казалось, что его чувства спят, подавленные множеством построек, человеческими разговорами, ударами топоров и молотков, визгом пил, ржанием лошадей, скрипом повозок. Но стоило ему покинуть город, как чувства снова просыпались. Земля и небо говорили с ним как прежде, как в те дни, когда он жил с племенем. Это было горько-сладкое ощущение, потому что теперь Джон чувствовал себя принадлежащим обоим мирам – и ни одному из них. Иногда ему казалось, что он идет по очень узкому мосту, по обе стороны которого его подстерегают опасности. Он понимал, что в конце концов придется выбирать ту или иную жизнь, но он никак не мог решиться на это.
Однако сюда Джон отправился вовсе не затем, чтобы размышлять над собственными проблемами. Тучи сгущаются над головой Котти, и именно о Котти он должен сейчас думать.
Добравшись до огромного каучукового дерева, Джон очень обрадовался, что поблизости никого нет. «Глиняные лица» нечасто заглядывали сюда, но иногда здесь появлялись аборигены. Не один Джон приходил сюда за видениями.
Совершив необходимый подготовительный ритуал, Джон быстро погрузился в транс. Казалось, видения уже поджидали его, страстно желая поведать истину. Первое, что увидел Джон, оказавшись в волшебном мире, было лицо Хоуп. Она смотрела на Джона сверху вниз и улыбалась, но ее улыбка была грустной, а в глазах светилась печаль. Он двинулся дальше по своему миру и увидел Чарити. Вокруг нее все было черным, хотя сама она этого не замечала. Джон попытался коснуться ее и предупредить, но она засмеялась и ушла, не заметив его. В следующие мгновения видение привело его в «Корону». В таверне было темно, парадная дверь распахнута и расколота, будто ее выломали. Внутри находились какие-то незнакомые люди. Они крушили все, что попадалось под руку, ломали мебель. В темноте запрыгали языки пламени. Это один из мужчин поджег разломанный стол. Потом появилась Хоуп, бледная, с прищуренными от гнева глазами, которые затем расширились от ужаса… Но где же Котти?
Видение исчезло, и Джон, внезапно придя в себя, громко застонал от досады. Он должен узнать, что будет дальше! Еще час он провел, сидя на корточках и стараясь вернуть свой сон, хотя не сомневался, что из этого ничего не выйдет. По прошлому опыту он знал, что, если сон прервался, не важно по какой причине, все попытки возобновить его окажутся только пустой тратой времени. Он должен прийти к древу видений в другой раз и снова попытаться увидеть будущее.
Встав, Джон, прежде чем одеться, спустился к бежавшему через лужайку ручью, чтобы смыть с себя глину. День был ясный, и с того места, где он стоял, ему открывался вид до самого залива. Как много воды, подумал он, кажется, что она простирается бесконечно!
Джону, выросшему в племени, обитавшем в глубине материка, море казалось одновременно и прекрасным, и пугающим. Он не переставал изумляться живущему на побережье местному племени, члены которого чувствовали себя в море так же непринужденно, как он в буше. Но буш – это буш, он всегда одинаков, скалы и деревья стоят на одном месте, а в море все по-другому. Оно постоянно меняется, постоянно находится в движении. Сейчас гладкое и спокойное, а в следующее мгновение – сердитое и бурлящее. С тех пор как Джон стал жить в Сиднее, он повидал штормы и был свидетелем того, как море проглатывало лодки и людей. Джон не боялся смерти – она приходит ко всем людям, – но умереть таким образом казалось ему ужасным. Как племя совершит погребальную церемонию, если человека поглотило море? От этих мыслей Джона охватила дрожь, он отвернулся от пугающей стихии и направился обратно в город.
Наступил вечер, и когда Джон вошел в таверну, в зале уже было несколько посетителей, а за стойкой, у ящичка с деньгами, сидела Хоуп. Чтобы попасть в кабинет Котти, Джону нужно было пройти мимо бара, и ему не удалось остаться незамеченным.
– Где ты пропадаешь, Джон? – довольно строго спросила Хоуп. – Нужно кое-что сделать.
– Простите, госпожа Хоуп, – потупился Джон, – у меня были… личные дела. Я виноват.
– Джон, я не собираюсь тебя наказывать, – смягчилась она. – Конечно, ты имеешь полное право распоряжаться своим свободным временем. Просто я беспокоилась, боялась, что с тобой что-то случилось. В следующий раз, пожалуйста, предупреждай меня, если собираешься надолго отлучиться.
Джон взглянул на нее и быстро отвел взгляд. Ему всегда казалось, что ее лицо освещается каким-то внутренним светом, от которого он ослепнет, если будет долго смотреть. У него в памяти всплыло лицо Хоуп из видения, искаженное гневом и страхом. Нельзя допустить, чтобы Хоуп попала в беду. Он должен предупредить Котти.
– Я обещаю больше не волновать вас, – ответил Джон, осмелившись еще раз взглянуть ей в лицо, – но сейчас я должен поговорить с господином Котти. Это очень важно.
Обойдя бар, Джон тихо постучал в дверь кабинета и, получив приглашение войти, прошел в комнату.
– Что случилось, Джон? – обернулся к нему работающий за конторкой Котти.
Джон на секунду замер, стараясь сообразить, как лучше преподнести Котти свое сообщение.
– Есть кое-что, о чем я обязательно должен тебе рассказать, – наконец запинаясь произнес он.
– И что же это такое, Джон? – Котти нахмурился, уловив нечто необычное в его интонации. – Что-то неприятное?
– Да, – кивнул Джон, – неприятное, и это трудно объяснить людям вашей расы. И тебе тоже будет нелегко это понять.
– Ну, я постараюсь изо всех сил, – улыбнулся Котти, жестом предложив Джону сесть. – У тебя какие-то неприятности?
– Нет, – покачал головой Джон, – или я, пожалуй, сказал бы: могут быть, потому что все неприятности, касающиеся тебя и сестер Блэксток, касаются и меня.
– Меня и сестер Блэксток? – в недоумении переспросил Котти. – О чем ты, Джон?
– У меня есть основания, – медленно заговорил Джон, тщательно обдумывая каждое слово, прежде чем произнести его, – верить, что какие-то мужчины собираются вломиться в «Корону». Они устроят погром и подожгут здание. И еще они будут угрожать госпоже Хоуп.
– Но кто же эти люди и как ты узнал о них? – помрачнев, поинтересовался Котти.
– Не знаю, как тебе это объяснить. Однажды я уже пытался, помнишь, когда я увидел, что госпожа Фейс умерла? Мой народ, народ моей матери, наделен определенной… способностью. Мы видим – видим как бы во сне – события, которые еще не произошли, – он наклонился вперед, – но они обязательно происходят. В конце концов происходят.
– Да, я помню твой рассказ о Фейс… – Котти еще больше помрачнел.
– Я понимаю, тебе это должно казаться странным, – произнес Джон, – но очень важно, чтобы ты мне поверил и смог приготовиться.
Котти откинулся на спинку стула, и по его губам пробежала чуть заметная усмешка. Хотя ему действительно показалось странным, что Джон «предвидел» предстоящую смерть Фейс, все же, будучи скептиком, он считал это просто случайным совпадением.
– Очень важно, чтобы ты мне поверил, – повторил Джон, еще сильнее наклоняясь вперед и пронизывая Котти взглядом.
– Сегодня днем здесь был господин Макартур. Не тебя ли я заметил у двери моего кабинета, когда он в ярости выбежал? – Видя, как серьезен Джон, Котти перестал шутить, но продолжал относиться с сомнением к его словам.
– Это был я, – признался Джон после некоторого замешательства.
– Тогда ты, вероятно, слышал его угрозы?
– Да.
– И после этого у тебя было видение?
На этот раз Джон только молча кивнул.
– Джон, я не собираюсь насмехаться над твоими видениями. Я знаю, насколько они должны быть важны для тебя и твоих собратьев по племени. Но сила внушения очень велика. Ты понимаешь, что такое сила внушения?
– Нет, Котти, не понимаю.
– Это означает, что некая мысль так прочно поселяется в твоем сознании, что ты уже не можешь разобраться, правда это или твои домыслы. Я думаю, что именно так и произошло с тобой. Ты услышал, как угрожал мне Макартур, и благодаря силе своего воображения представил, что его угрозы осуществляются.
На это Джон ничего не ответил.
– Джон, – Котти потер рукой подбородок, – Макартур – опасный человек, и, я уверен, он сделает все, что в его силах, чтобы опорочить меня перед моими клиентами. Но все-таки он джентльмен и не допустит насилия. Кроме того… – Он безнадежно развел руками. – Как я могу защититься от этого? Нанять команду для охраны «Короны»? Этого я сделать не могу.
– Это слишком дорого стоит? – насупился Джон.
– Нет, дело не в этом, хотя, конечно, это обошлось бы дорого. Но если я поставлю охрану, это отпугнет многих моих постоянных клиентов, – Котти усмехнулся, – и сыграет на руку Макартуру. Я ценю твою заботу, Джон, правда, ценю, но думаю, ты напрасно так тревожишься.
– Но госпожа Блэксток… – Джон еще ближе придвинулся к Котти, и его темное лицо застыло в напряжении. – Тогда, во сне, я увидел, как ее хоронят, и так и случилось. Мой сон сбылся.
– Это только так кажется, – задумчиво возразил Котти. – Просто-напросто эта мысль поселилась в твоем сознании, потому что Фейс была явно нездорова. Пойми, Джон, я не высмеиваю твои видения, но, даже если ты прав, я все равно мало чем могу помочь.


В этот вечер было много дел, особенно в столовой наверху. Пока толпа обедающих не стала редеть, Хоуп не поднимала глаз от кассы. Но наконец наступило некоторое затишье. Хоуп нагнулась, чтобы убрать под прилавок пустую бутылку, и в этот момент услышала, как чей-то тихий голос окликнул ее:
– Госпожа Блэксток?
Подняв голову, она увидела улыбающееся круглое лицо Стюарта Уильямса. Сегодня он был трезв, хорошо выбрит, напудрен и безукоризненно одет.
– О, господин Уильямс! Добрый вечер.
– Пожалуйста, называйте меня Стюарт. А я, в свою очередь, могу просить разрешения называть вас Хоуп?
– Это дерзко с вашей стороны, сэр, – Хоуп почувствовала, что краснеет, – но, думаю, от этого не будет никакого вреда.
– Сочту это за милость. – Он слегка наклонил голову. – В «Короне» я в первый раз, – он оглядел зал, – и счастлив увидеть, что в Сиднее есть такое приличное заведение. Должен выразить свое восхищение кухней, и полагаю, что это ваша заслуга. Обед здесь ничем не хуже лучшего обеда в Англии.
– Очень любезно с вашей стороны. Мы стараемся, чтобы в «Короне» была первоклассная столовая.
– Хоуп, в тот вечер – на балу у губернатора – я просил разрешения пригласить вас на прогулку, а вы мне отказали, и я очень хорошо понимаю почему – я был пьян. Прошу вас простить меня. – Его серые глаза потемнели. – Но сегодня, как видите, я совершенно трезв. Так могу я снова попросить оказать мне милость?
Хоуп уже была готова дать ему решительный отказ, но в этот момент заметила Котти, стоявшего на пороге кабинета и насмешливо наблюдавшего за ней, и, к своему удивлению, услышала собственные слова:
– Я согласна, Стюарт.
– Дорогая Хоуп, – он на мгновение растерялся, а затем его лицо расплылось в широкой улыбке, – я так счастлив! Вы любите ездить верхом?
– Я очень мало ездила верхом, Стюарт, но, если вы не потребуете от меня, чтобы я оказалась великолепной наездницей, я с удовольствием попробую.
– Тогда давайте встретимся в субботу утром.
– Хорошо.
– Великолепно! Вы сделали меня счастливейшим человеком, миледи! – Он склонился к ее руке, а затем направился к выходу.
Хоуп провожала его взглядом, пока он не вышел из «Короны».
Она не могла понять, почему согласилась принять его ухаживания, ведь именно это, несомненно, было на уме у молодого человека. Возможно, просто пришло время, чтобы кто-то всерьез ухаживал за ней. Разве и Котти, и Чарити постоянно не подталкивали ее к этому? А Стюарт Уильямс, когда трезв, вполне подходящий кавалер.
– И что же здесь происходит? – раздался позади нее голос Котти. – Это ведь тот человек, который танцевал с тобой на балу?
– Да. – Хоуп обернулась к Котти. – Он просил разрешения пригласить меня на прогулку.
– И что ты ответила?
– Я согласилась.
Хоуп могла поклясться, что заметила, как на долю секунды в глазах Котти промелькнула досада, но тут же исчезла.
– Ты говорила мне, что в тот вечер отказала ему. Что же заставило тебя передумать?
– Разве я не имею права изменить свое решение?
– Конечно, имеешь, но…
– А кроме того, разве вы оба – и ты, и Чарити – не уговариваете меня все время, чтобы я позволила ухаживать за собой?
– Да, возможно, я так говорил, – пробормотал Котти, отводя взгляд.
– Так чем же ты недоволен? Разве ты не этого хотел?
– Но этот человек… – с обидой начал Котти, снова взглянув на нее. – После бала ты заявила, что он тебя не интересует и что он был пьян…
– Какой мужчина в Сиднее не выпивает время от времени? Стюарт за это извинился, и к тому же сделал это очень вежливо. Я уверена: он хороший человек, и, кстати, он один из помощников губернатора Блая.
– Значит, уже «Стюарт»? – с насмешкой переспросил он. – Но конечно, Хоуп, тебе самой решать. – Котти повернулся и быстро зашагал к лестнице.
Поднимаясь в свою комнату, Котти продолжал сердиться на Хоуп, но не мог понять причины своего недовольства. Все верно – она вольна принимать ухаживания мужчины. В своей спальне, раздевшись и побросав одежду как попало, он обратил свой гнев на самого себя. Почему его волнует личная жизнь Хоуп? Ей уже исполнился двадцать один год, по закону Котти ей больше не опекун, она имеет право на собственную жизнь. И тем не менее…
Коротко усмехнувшись, Котти постарался отогнать мысли о Хоуп и представить себе предстоящий вечер и ожидавшую его другую женщину – хорошенькую вдовушку, с которой он недавно познакомился и которая с превеликой готовностью сразу же пригласила его к себе. Со времени дуэли Котти стал меньше интересоваться скучающими женами, хотя прежде предпочитал развлекаться именно с замужними женщинами. У них было то преимущество, что они не стремились заполучить его в мужья. В данный момент Кларис Томпсон была довольна существующим положением вещей, но он не сомневался, что со временем она начнет подумывать о замужестве. Так как в Сиднее и по сей день мужчин вдвое больше, чем женщин, выйти замуж вовсе не трудно. Однако если она представит в роли возможного спутника жизни именно Котти, ему придется спасаться. У него не было никакого желания жениться после того, что случилось с его отцом…
Котти резко тряхнул головой, прерывая цепочку нежелательных воспоминаний, и принялся одеваться. Через несколько минут он вышел из комнаты и спустился в таверну, где в это позднее время уже почти не было посетителей.
– Хоуп, у меня неотложные дела, – отрывисто доложил он, на мгновение задержавшись возле бара, – а ты, прежде чем уйти, проследи, чтобы все как следует заперли.
– Какие могут быть дела почти в полночь? – Хоуп с недоверием посмотрела на Котти. – Или это меня не касается?
– Ты права, это тебя не касается.


В этот вечер, как обычно, Хоуп быстро уснула, несмотря на то что ее потрясло собственное решение принять ухаживания Стюарта Уильямса и она сердилась на Котти из-за его «дел», отлично понимая, что это за дела. У него, конечно, назначено полуночное свидание с какой-то женщиной, по всей вероятности, замужней, и скоро, очевидно, до Котти доберется еще один взбешенный муж, чтобы вызвать его на дуэль.
Но вскоре в ее сон вторгся какой-то отдаленный чужеродный звук. Хоуп села и прислушалась. Вот оно! Странный звук повторился, и на этот раз громче. Откинув одеяло, она потянулась к спинке кровати за одеждой и застыла, услышав раздавшийся внизу треск.
Забыв про одежду, Хоуп вскочила, в одной ночной рубашке, босиком выбежала из комнаты и помчалась дальше по пустому коридору к лестнице. Чарити, спавшая теперь в бывшей комнате Фейс, видимо, даже не проснулась. Чтобы пробудить ее от сладкого сна, следовало произойти чему-то сверхъестественному. Котти еще не вернулся. Добежав до лестницы, Хоуп снова услышала снизу треск, и ей показалось, что там ломают мебель. Поспешив, она споткнулась, чуть не упала и лишь чудом удержалась на ногах. Спустившись наконец, Хоуп увидела отблески желтоватого света, падавшего из зала, а войдя в бар, остановилась как вкопанная при виде открывшегося перед ней зрелища.
Трое мужчин в темных одеждах со спрятанными под платки лицами стояли посреди комнаты вокруг разломанного на куски стола и смотрели, как языки пламени жадно лижут дерево.
Забыв о своем страхе, Хоуп в ярости набросилась на бандитов, понося их на чем свет стоит. В ответ один из мужчин кивком указал на нее своим приятелям, и все они, выстроившись полукругом, угрожающе двинулись к девушке. С опозданием осознав опасность, Хоуп решила спастись бегством, но не успела. Один из бандитов железной хваткой сжал ее руку.
– Эй, друзья, посмотрите, что нам попалось! Ну разве не аппетитная красотка? Это придаст немного остроты нашей забаве!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мечты сбываются - Мэтьюз Патриция



Роман классный и действительно исторический. Есть ошибка в аннотации, ГГ не предпочитал младшую сестру
Мечты сбываются - Мэтьюз ПатрицияЭля
20.02.2014, 6.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100