Читать онлайн Блаженство страсти, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Блаженство страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Утро было жаркое, на небе ни облачка, а к десяти часам влажность стала просто невыносимой.
Джессика, одетая в тщательно выглаженный матросский костюм – белую блузу и длинную темно-синюю юбку, – с широкополой соломенной шляпой на голове, уже чувствовала себя немного вялой. Она стояла на пристани, глядя на «Морской цветок» – элегантную яхту длиной в двадцать футов.
– Ну, что вы о ней думаете? – спросил Нейл, глядя на лодку с такой гордостью, словно это была его собственность.
– Она великолепна, – искренне ответила Джессика.
Но ее гораздо больше интересовал Нейл, чем лодка. Она время от времени исподтишка бросала взгляды на его лицо, пытаясь разобраться, действительно ли он так хорош собой, как ей запомнилось. И еще Джессика думала о том, что их отношения для нее так новы, что она еще не успела изучить черты Нейла так хорошо, как ей хотелось бы.
– Позвольте, я поставлю вашу корзину в лодку.
Взяв большую плетеную корзину с крышкой, которую Джессика собственноручно упаковала, Нейл легко ступил на «Морской цветок». Потом, поместив корзину в маленькую каюту, он вернулся к девушке, чтобы помочь ей взойти на борт.
Он крепко обхватил ее за талию, и девушка сразу вспомнила вчерашний вечер. Опять ее охватил жар, но виновато в нем было не влажное душное утро: просто ей страшно захотелось вновь почувствовать его губы на своих губах. Интересно, вспоминает ли он тоже о вчерашнем вечере? А еще где-то в самой глубине сознания возник вопрос, который преследовал девушку всю ночь напролет: поцелует ли Нейл ее еще раз? А если да, то что будет потом?
Джессика, одновременно взволнованная и испуганная своими размышлениями, повернулась лицом к морю, радуясь прохладному ветру, охлаждавшему ее пылающую кожу.
– Хороший ветер, – заметила она. – Куда мы направимся?
Нейл, проверявший лини, улыбнулся. Он был одет в обычную одежду – белую рубашку с рукавами, закатанными до локтей, и коричневые брюки из саржи, – но даже без своей блистательной военной формы он был сокрушительно красив.
– Я думаю, пока мы пойдем туда, куда нас понесет ветер, а потом пристанем к какому-нибудь острову недалеко от берега и позавтракаем. Что вы на это скажете?
– Прекрасно. Я взяла с собой уйму еды. Надеюсь, у вас хороший аппетит, лейтенант?
Нейл добродушно рассмеялся:
– Насчет этого можете не беспокоиться. В армии кормят не очень-то хорошо, и большинство из нас, кажется, вечно голодны.
Во время разговора Нейл занимался парусом. Поскольку ветер был хороший, парус надулся с мягким хлопком, как только его подняли. Яхта сдвинулась с места, поначалу медленно, а потом все быстрее.
Джессика проверила, надежно ли ее шляпа пришпилена к высоко зачесанным волосам, потом расслабилась на своем сиденье, наслаждаясь прохладным бризом и плавным движением яхты.
– Хорошая лодка, – с восторгом сказал Нейл, с улыбкой глянув сначала на парус, а потом на девушку. – Я страшно рад, что опять оказался на воде.
А потом лицо его изменилось и погрустнело. Джессика подалась к нему.
– Что такое, Нейл? Что случилось? Молодой человек попытался улыбнуться, но это ему не удалось.
– Ничего, просто случайная мысль. Ничего такого, о чем стоило бы тревожиться вашей хорошенькой головке.
Джессика нахмурилась. Она терпеть не могла этой фразы, которую ее отец часто употреблял по отношению к матери и к ней самой. Как будто мужчины считали женщин всего лишь симпатичным украшением своей жизни, не способным логически рассуждать.
– У вас такой печальный вид, – сказала она, не отступаясь. – О чем вы грустите? Иногда бывает лучше, когда выскажешься.
Он покачал головой.
– Я не хочу докучать вам своими печалями. Зачем? Чтобы мы оба стали несчастны?
На этот раз улыбка все-таки появилась на его лице, и Джессика тоже улыбнулась. Однако решимость ее не поколебалась: он должен поговорить с ней, как со взрослой женщиной, как с равным себе человеком.
– Но мне, право же, хотелось бы знать, в чем дело.
Нейл повернул румпель, несколько изменив курс, и яхта слегка накренилась.
Джессика придвинулась ближе к Нейлу, чтобы слышать его слова, заглушаемые плеском воды и потрескиванием снастей.
– Говорите же, Нейл, – тихо повторила она. Он быстро взглянул на нее, потом прикоснулся к ее пальцам свободной рукой.
– Да ничего особенного, правда. Не имеет отношения к нашей прогулке. Просто, когда я сказал, что рад опять оказаться на воде, я вспомнил о приказе. – Молодой человек замолчал. – Пока еще об этом никому не известно, но полковник Рузвельт сказал мне, что мы наконец получили приказ выступать. Скорее всего мы уже завтра погрузимся на корабли.
– Завтра! И отправитесь на Кубу? – Хотя Джессика проговорила эти слова шепотом, Нейл их расслышал.
– Да, конечно, мы отправимся на Кубу. – И взяв девушку за руку, он добавил, не задумываясь: – Понимаете, это именно то, чего я хотел, чего мы все хотели, но теперь... Теперь все изменилось.
Джессика поняла, что он имеет в виду. Ей захотелось заплакать. Мысль о том, что он уедет, показалась ей невыносимой. Это несправедливо! Она этого не вынесет, но она должна это вынести.
По-видимому, выражение лица выдало ее мысли, потому что Нейл взял ее за руку и ласково погладил.
– Эй, не надо плакать! Если это последний день из тех, которые нам суждено провести вместе, давайте проведем его как можно лучше.
Джессика слабо улыбнулась.
– Последний день, который мы проведем вместе, и в то же время это наш первый день. Не очень-то много, верно?
Отпустив руку девушки, Нейл обнял ее за талию и притянул к себе. Теперь молодые люди сидели совсем близко.
Джессика, обуреваемая вихрем разных чувств, не протестовала; ее даже не обеспокоило, что кто-то может их увидеть.
– Джессика, – проговорил Нейл ей на ухо, – давайте не будем думать об этом теперь. Пусть у нас впереди будет прекрасный день. Тогда нам будет о чем вспоминать, когда я... когда я буду далеко.
Слезы опять навернулись ей на глаза, и она опять поборола желание заплакать. Нейл прав. Раз у них так мало времени, глупо тратить его на слезы и беспокойство о том, что может случиться. Ей удалось улыбнуться, в его близости она черпала утешение. Кто бы мог подумать в ту бальную ночь, что она будет испытывать такие чувства к мужчине, к какому-то мужчине? Это было и великолепно, и в то же время пугающе. Она никогда не испытывала ничего подобного по отношению к кому-либо, и, конечно же, никогда не будет испытывать. Так вот что это значит – любить. Какое странное чувство – эта смесь боли и радости – и какое сильное. Кажется, она не выдержит этого.
Бриз набирал силу, они уплывали все дальше, разговаривали, держась за руки, глядя друг другу в глаза, как от начала времен делают все влюбленные.
Потом Джессика отодвинулась и, взяв свое вышиванье, принялась за работу.
– Над чем это вы трудитесь? – с любопытством спросил Нейл.
Она улыбнулась и приподняла работу, чтобы ему лучше было видно.
– Это портсигар, – объяснила девушка. – Я делаю его для вас. Я заметила, что вы время от времени выкуриваете сигару, и иногда они ломаются у вас в кармане. Я вышью его красными и золотыми нитками, а вот здесь будут ваши инициалы. – И девушка указала на еще пустой овал в середине.
– Как это мило с вашей стороны, Джессика. – И Нейл добавил с шутливой галантностью: – Я всегда буду носить его у сердца.
Уже миновал полдень, когда Нейл направил яхту к маленькому островку, показавшемуся им подходящим местом для пикника. На островке был небольшой ветхий причал, к которому Нейл и направил «Морской цветок»; потом молодой человек помог Джессике, державшей в руках корзину, сойти на берег. Островок был действительно маленький, со сверкающим белым песком, покрытым кустарником и пальмами сабаль, совершенно необитаемый на вид. Никаких строений на берегу Джессика не увидела.
Она расстелила одеяло под одной из пальм, чтобы укрыться в ее негустой тени, и принялась выкладывать на него содержимое корзины. Едой она запаслась в изобилии, ее хватило бы по крайней мере на четверых, и молодые люди накинулись на еду. Потом, сытые и полусонные, они легли рядом на одеяле, не прикасаясь друг к другу, однако каждый отлично сознавал близость другого.
– Ну и ну, – проговорил Нейл с немного смущенной усмешкой. – Кажется, я никогда в жизни не съедал столько в один присест.
– Я тоже. – Джессика провела рукой по животу. – Если бы я всегда так ела, я бы стала вдвое шире.
Нейл приподнялся, опираясь на локоть, и поглядел на Джессику.
– Даже если бы это было так, я все равно любил бы вас, – проговорил он шутливо. А потом, словно внезапно осознав смысл своих слов, Нейл замолчал, внимательно глядя ей в глаза.
Джессика глубоко вздохнула.
– Вы понимаете, что вы сейчас произнесли? – спросила она робко.
– Да, дорогая Джессика, – твердо заявил Нейл. – Только что я сказал, что люблю вас. Моя милая, милая Джессика!
Его слова прозвучали как крик, как мольба, и в то же мгновение его губы припали к ее губам, припали пылко и требовательно, и Джессика, лежа на спине, притянула юношу к себе с такой силой, какой она в себе и не подозревала; тело ее дрожало, дрожало от ощущений, которые раньше она только предчувствовала. Джессике казалось, что ей никогда не удастся быть так близко к нему, как ей хочется. Она хотела владеть им, она хотела, чтобы он владел ею и чтобы она была в нем, а он – в ней...
Внезапно ее охватил ужас. Что она делает? Они сошли с ума!
Оттолкнув Нейла, она вскочила на ноги и в смятении уставилась на молодого человека.
Он смотрел на нее, и по выражению ее лица догадывался, что с ней происходит.
– О Боже, Джессика! – простонал он. – Простите меня! Я не думал... я не хотел...
Он опять застонал и, перевернувшись на живот, спрятал лицо в ладонях.
Джессика стояла над ним, и ее тело сотрясал поток бурных чувств: она жаждала опять оказаться подле Нейла, но все, чему ее учили, все, что ей говорили, удерживало ее от подобного шага.
Наконец, отвернувшись, она невидящим взглядом уставилась на море. Предыдущая жизнь совсем не подготовила девушку к тому, что следует делать в подобных ситуациях, как справляться с охватившими ее чувствами.
Солнце уже начинало клониться к западу, и мало-помалу Джессика осознала это. Нужно возвращаться, подумала она; да, нам пора в обратный путь. А потом она заметила яхту. С ней было что-то не так.
Нахмурившись, девушка разглядывала лодку, не понимая в чем дело. Потом тревожно вскрикнула и резко обернулась.
– Нейл, лодка! Нейл, пожалуйста, посмотрите на лодку. Что-то случилось.
Нейл перевернулся и сел, глядя на яхту. Потом, тоже вскрикнув, вскочил на ноги и бросился к ней. Джессика побежала вслед за ним.
Маленькая яхточка, которая так высоко и весело держалась на воде, теперь прямо у них на глазах медленно погружалась в море. Течение изменилось, и мягкие шлепки небольших приливных волн слегка колыхали лодку, в то время как она опускалась все ниже и ниже, пока наконец с громким булькающим звуком не исчезла, оставив только нос, торчавший из воды.
Джессика, обхватив ладонями лицо, наблюдала за тонувшей лодкой, не веря собственным глазам.
– Я ничего не понимаю, Нейл. Что случилось? Что же нам теперь делать?
Нейл посмотрел на нее; плечи его опустились.
– Не знаю, Джессика. Лодка была в прекрасном состоянии, когда мы вышли из Тампы. Я все тщательно проверил, и по дороге сюда мы не могли зачерпнуть воды.
– А мои родители! – воскликнула Джессика. – Они же умрут от беспокойства, если мы не вернемся вовремя. Может быть, мы можем просигналить какой-нибудь другой лодке?
Они оба посмотрели на море, но там не было ни единого судна.
– Можно зажечь сигнальный костер, – предложил Нейл. – Нас обязательно увидят с материка.
– Сомневаюсь. Рыбаки часто ночуют на этих островах. Наш огонь никого не встревожит.
– Ну... – Лицо Нейла просветлело, и он усмехнулся. – По крайней мере, голодать нам не придется, поскольку вы запаслись едой на несколько дней. Вы уверены, что случившееся не входило в ваши планы?
Джессика вспыхнула.
– Ох, Нейл. Не резвитесь. Все это очень серьезно. Мои родители...
– Я понимаю. – Молодой человек вздохнул. – Ваши родители и мой командир. Нам обоим придется объясняться, не так ли?
Они долго молча смотрели друг на друга, потом Нейл взял девушку за руку и повел обратно под пальму.
– У нас есть это одеяло, – сказал он успокаивающим голосом, – а у меня есть спички. У нас будет хороший костер и хороший ужин, а утром ваши родители наверняка пошлют кого-то искать нас. Они прекрасно представляют себе, где мы можем быть.
Подойдя к пальме, Нейл остановился и повернул Джессику лицом к себе.
– Джессика, что касается случившегося между нами... Я не хотел пугать вас или причинить вам вред. Просто я люблю вас, вы так нужны мне, и я подумал, что так скоро уеду и больше не смогу быть с вами...
– Т-с-с. – Джессика ласковым жестом положила палец ему на губы. – Вы не испугали меня и не причинили мне вред. Правда-правда. Вы вызвали во мне такое чувство... я не знаю, как описать вам это чувство, Нейл, но именно оно меня испугало.
– А сейчас оно вас не пугает?
Она покачала головой:
– Нет, сейчас не пугает.
Став на цыпочки, она нежно прижалась губами к его губам, поняв, что сказала Нейлу правду, – теперь, когда их лодка затонула, ее охватило предчувствие чего-то неизбежного. Казалось, что так суждено, что это какой-то знак свыше. Теперь все стало неважным, все ее опасения, и внезапно Джессика обрела храбрость, которой ей так недоставало.
Нейл поначалу был неуверен, но по мере того как губы девушки все плотнее прижимались к его губам, а ее руки обнимали его, стало заметно, что его сопротивление слабеет, а потом оно и вовсе исчезло – он крепко прижал ее к себе, так что она всем своим телом ощутила его мускулистое длинное тело.
Восторг и желание закипали в Джессике, словно внутри нее скрывался огонь, вырывавшийся наружу, охватывавший ее страстью, которая была одновременно жаждой, мольбой и блаженством.
Оторвавшись на мгновение от ее губ, Нейл увлек Джессику в более укромное место, за невысокие кусты; и там они вместе опустились на белый песок, все еще хранивший солнечный жар, опустились, припав друг к другу, прикасаясь друг к другу, издавая тихие стоны любви и желания.
Джессика почувствовала, как его неловкие пальцы путаются в застежках ее платья, и поспешила помочь ему, страстно желая ощутить его прикосновение к своему телу.
Его пальцы изучали ее груди под тканью блузки, и Джессике показалось, что она вот-вот потеряет сознание от наслаждения и возбуждения. Она слышала гулкое биение собственного сердца, чувствовала, что сердце Нейла бьется еще сильнее.
Нейл дышал тяжело, прерывисто, и его необычное возбуждение потрясло ее в высшей степени; восхитительно было чувствовать, что она так желанна для него!
А потом он поднял ее юбку, прикоснулся к ее ногам, стянул с нее панталоны. На мгновение ее снова чуть не охватила паника, но ее собственная жажда наслаждения, которую она так долго пыталась не замечать и которая теперь была разбужена так внезапно и так чудесно, пересилила страх.
Почувствовав, как он прикоснулся к ее сокровенному месту, Джессика тихо застонала. Он был так нежен, несмотря на то что его мучило желание.
Спустя мгновение Нейл отпрянул, и она, почувствовав себя брошенной, закричала, протягивая к нему руки. Подняв голову, она увидела, что он расстегивает брюки. Она опять опустила голову, страшась увидеть то, о чем только слышала прежде; он опять был подле нее, и что-то горячее, нежное и в то же время твердое прикоснулось к ее бедрам, а его губы опять настойчиво прижались к ее губам; и вот уже это нечто твердое проникло между ее бедер, и она инстинктивно раздвинула ноги, чтобы принять его, дрожа от желания и тревоги.
На мгновение она почувствовала резкую боль и слабо вскрикнула.
Нейл похолодел, шепча нежные слова, тело его сильно сотрясалось; но тут же боль как-то сразу прошла, забылась, и Джессику охватил жар невыносимого наслаждения. Она притянула Нейла к себе, а он начал двигаться, медленно, словно боясь опять сделать ей больно. От его движений Джессику охватил настоящий экстаз, и она поняла, что вот теперь ее желание исполнилось. Они были так близки, как только могут быть близки два человека: его плоть была в ней, и самая мысль об этом, и его телодвижения вызвали у нее такие необычные ощущения, что она приподнялась и стала двигаться вместе с ним. Жаркое наслаждение все росло и росло, пока Джессике не показалось, что сейчас она закричит от напряжения, которое все усиливалось, пока ее тело не сотряс сильнейший спазм. Бедра ее сжались, и она услышала, как Нейл вскрикнул, а его тело стало жестким и внезапно сильно содрогнулось.
Потом они лежали, усталые, и Нейл снова и снова шептал имя Джессики, осыпая ее лицо легкими поцелуями. Ее тело было нежным и истомленным, и она лениво принимала поцелуи Нейла. Как это было прекрасно, это – самое прекрасное из всего, что Джессика когда-либо знала.
– Джесси, – Нейл смотрел на нее, и лицо его в сгущающейся тьме было едва различимо. – Я очень тебя люблю, и это было самое чудесное из всего, что когда-нибудь со мной происходило.
– Я тоже тебя люблю, – просто сказала она.
– Но, может быть, я причинил тебе страшный вред. Что, если ты будешь?.. Я хочу сказать, что, если у тебя будет ребенок? Мы не успеем пожениться до моего отплытия на Кубу.
Сердце Джессики подпрыгнуло. Он хочет на ней жениться!
И вдруг смысл остальных слов пробился сквозь дымку счастья. Она все-таки кое-что знала: слышала разговоры девушек и женщин. Что, если у нее действительно будет ребенок? Ее родители будут опозорены, сердце ее отца будет разбито, сама она станет парией в обществе. Но месячные у нее только что закончились, и однажды она слышала, что сразу после этого женщина не может забеременеть. И кроме того – странное чувство неизбежности происходящего, которое охватило Джессику, когда затонула лодка, все еще не проходило. Пусть случится то, что должно случиться; сделанного не поправишь. Нейл уедет, уйдет на войну, и его не должны мучить тревожные мысли о ней; он должен думать только о том, как уцелеть и вернуться к ней.
– Со мной все будет хорошо, – сказала она. – Я знаю, что это так.
И она нежным поцелуем остановила его возражения.
В глубине сосновой рощи на покрывале, взятом из экипажа и расстеленном под деревьями, лежал Брилл Крогер. Его рука лениво поглаживала мягкую грудь обнаженной Дульси Томас, вытянувшейся подле него, но мысли Крогера блуждали далеко.
Он только что овладел девушкой, однако чувствовал глубокую неудовлетворенность. Дульси – хорошенькая штучка и, видит Бог, была исполнена готовности, но все же Брилл Крогер не мог изгнать из своих мыслей Джессику Мэннинг.
Он все еще не давал потухнуть тлеющей злобе, которую вызвал у него отказ Джессики. Правда, теперь она полыхала не так сильно – Крогер тешил себя мыслями о том, в какое затруднительное положение он поставил эту барышню.
Интересно, где находилась она со своим сопливым лейтенантиком, когда растаяла растворимая пробка, которую он вставил в дыру, им же и пробитую в корпусе лодки. Если это случилось в море, у них должны были быть по меньшей мере очень серьезные неприятности. Наверное, лейтенант, который явно имел навык хождения под парусом, нашел какой-нибудь способ заделать течь и вернуться обратно.
Но если это случилось, когда они причалили к какому-нибудь берегу, тогда им придется переночевать там, и такая перспектива необычайно нравилась Крогеру. Ночь, проведенная этой парочкой на уединенном острове – например, на одном из маленьких островков, разбросанных в устье залива, – запятнает репутацию Джессики: она оставалась одна с лейтенантом в уединенном месте немало времени, возможно, целую ночь. Крогер хорошо знал женщин, их болтливость, их страсть к сплетням, которые могут опорочить одну из них.
Крогер потянулся, закинул руки за голову и подумал, не взять ли ему Дульси еще разок, потом решил, что не стоит. Он слишком устал.
По правде говоря, эта готовность Дульси на все в значительной степени уменьшала ее привлекательность в глазах Крогера.
Хотя Крогер не был склонен к самоанализу и поэтому плохо разбирался в тайных пружинах собственных поступков, он все же понимал, что предпочитает тех женщин, которых нужно добиваться. Почему-то долгие домогательства делали окончательную победу гораздо более привлекательной. А Джессика Мэннинг, которая поначалу как будто заинтересовалась им, все равно относилась к разряду «хороших», и он был готов приложить немало усилий, чтобы ее соблазнить. Но теперь по какой-то причине, возможно, из-за этого щеголеватого молодого армейского офицера, она словно утратила интерес к нему, Крогеру. Как ни странно, от этого девушка стала казаться Крогеру еще желаннее – значит, ему придется как следует постараться, пустить в ход все свое обаяние и хитрость, чтобы овладеть ею.
Он уже мысленно разрабатывал способ успешного завершения своего плана. Это случится в бальную ночь, да, в бальную ночь. Единственное, что будет нужно, это застать ее одну.
А потом еще эта кубинская девка, та, с длинными, тяжелыми волосами и большими сверкающими глазами. Она тоже отвергла его ухаживания, но и она подстегнула его похоть. Если бы не эти благотворительные балы, он, конечно же, нашел бы способ овладеть ею немедленно. Но Крогер не решался сделать какой-нибудь неосторожный шаг, который мог поставить под угрозу его план, преждевременно рассорив его с кубинским комитетом. Хотя что-то, наверное, можно придумать. За несколько дней до бала, например, он мог бы...
Дульси повернулась на бок и позвала Крогера по имени.
– Брилл, – тихо проворковала она и соблазнительно придвинулась ближе. Взяв его руку, девушка опять положила ее на свою теплую округлую грудь. – Брилл, это было прекрасно. Давай повторим еще разок. – Ее рука скользнула по его телу, опустившись ниже.
Вопреки принятому решению Крогер почувствовал, что его естество ожило с помощью Дульси, и спустя несколько мгновений он уже снова был готов. Но тем не менее он по-прежнему думал о Джессике Мэннинг и Марии Мендес, и мысль об их мягких грудях, нежных руках и ногах подливала масла в огонь его страсти.
– Вот он, Карлос, вон там, на той стороне.
Рамон гордо указал на маленький коричневый домик, аккуратно окрашенный и ухоженный, прижавшийся к земле позади невысокой изгороди из белого штакетника. Затем он продолжил:
– Это штаб клуба «Свободу Кубе!», а домик подарил нам Мануэль Родригес, мясник. Здесь жила его старуха мать. Потом она умерла. Он настоящий патриот и очень щедр к нам.
Карлос похлопал друга по плечу.
– Прекрасный дом, Рамон, и вам повезло, что у вас есть свое собственное помещение, которое можно использовать, как хочется. В вашем клубе много членов?
Рамон кивнул.
– Очень много. Сегодня ты познакомишься здесь с некоторыми из них. Мы по очереди – можно сказать, посменно – делаем всю необходимую работу. Печатаем объявления, собираем и упаковываем оружие и боеприпасы, дела всем хватает, Карлос. Все они славные люди. Я уверен, тебе у нас понравится. Кое-кого ты вспомнишь, потому что знал их в детстве, но многие приехали в Айбор-Сити позже.
Они уже подошли к воротам, когда Рамон неожиданно поднял голову. Ноздри его раздувались.
– Кажется, дымом пахнет. Что-то горит. Может быть, лес?
Карлос, нахмурившись, покачал головой:
– Не горит, дружище, а сгорело. И кажется, запах идет из вашего штаба.
В доме явно что-то творилось, раздавались голоса, подавленные и какие-то испуганные. Входная дверь была приоткрыта, Рамон, ринувшись к дому, ворвался туда без всяких церемоний, а Карлос вбежал вслед за ним. Оказавшись в маленькой гостиной, молодые люди остановились в изумлении перед необычной картиной, которая предстала их глазам.
В комнате уже находилось несколько человек, лица их и одежда почернели от копоти и дыма, а глаза потрясенно сверкали. В руках у них были коробки и бумаги. Они, судя по всему, пытались спасти, что можно, из огня, который, по-видимому, уничтожил большую часть того, что было в доме.
– Хосе! Что здесь происходит? – спросил Рамон высокого узкоплечего юношу, тащившего металлический ящик. Одежда у юноши обгорела, лицо и руки почернели от сажи.
– Рамон! – Хосе, бросив ящик, шагнул к товарищу. – Это ужасно. Гостиная вспыхнула, как факел. Нам удалось, к счастью, спасти сам дом и кое-какие бумаги. Если бы огонь добрался до задней комнаты, где лежит оружие и амуниция...
Он задрожал, и Карлос, ласково положив ему на плечи свои большие руки, проговорил успокаивающе:
– Не переживай так, дружище. И забудь о своем ящике. Передохни с минуту. Расскажи, что случилось.
Хосе вздохнул и вновь опустил ящик на опаленный пол.
– Расскажи, что случилось, Хосе, – повторил Рамон напряженным голосом. – Где начался пожар?
Хосе сглотнул, словно у него болело горло.
– Это иберийцы. Они подошли к двери и, когда им открыли, они бросили внутрь зажигательную бомбу и убежали. Нам было некогда гнаться за ними: мы бросились тушить огонь.
Рамон помрачнел, кулаки его сжались.
– Ублюдки! – воскликнул он по-испански. – Вы их рассмотрели? Вы кого-нибудь узнали?
Хосе кивнул.
– По крайней мере, одного. Я его четко видел, потому что именно он бросил бомбу. Это Рикардо Арагонес.
– Рикардо Арагонес? – Казалось, Рамон выплюнул это имя, оскалив зубы. – Вот сукин сын!
Карлос нахмурился.
– Кажется, я помню эту семью. Не его ли отец – хозяин сигарной фабрики?
– Да, – напряженным голосом ответил Рамон. – Она называется «Эль Оро де Эспанья». Крупная компания. Он всегда был против кубинцев, и его сын, – он опять выплюнул имя Родригеса, – это хулиган, бешеный пес. К тому же он трус и должен доказывать свою смелость путем насилия. Я отыщу его, оторву ему руку, бросившую бомбу, и удавлю его этой рукой. – Рамон опять обратился к Хосе: – Какой урон они нам нанесли?
Лицо Хосе, на котором и без того были написаны боль и испуг, исказилось, и на глазах его появились слезы.
– Пострадали многие документы, но хуже всего с молодым Сергио. Он...
Рамон смотрел на него с возрастающим ужасом.
– Сергио? Он ранен?
Хосе опустил глаза к черному полу.
– Он не просто ранен, Рамон. Он мертв.
Рамон выдохнул воздух с легким вскриком:
– MadredeDios!Они заплатят за это. Я, Рамон Мендес, клянусь. Они дорого заплатят за это!
Тело его начала бить конвульсивная дрожь, и Карлос обнял друга за плечи.
– Спокойнее, дружище. Не теряй головы. То, что случилось, ужасно, я согласен, но прежде чем решать, что делать, нужно хорошенько все обдумать.
– Они должныпонести наказание за это преступление, – жестко сказал Рамон. – Сергио должен быть отомщен!
– Так и будет, – проговорил Карлос. – Он будет отомщен, но все это нужно тщательно спланировать. Если ты выскочишь отсюда в ярости и смятении, ни к чему хорошему это не приведет. Мы отомстим, и я обязательно помогу тебе в этом. А сейчас нам нужно помочь здесь, спасем, что еще можно спасти.
Вынув из кармана носовой платок, Рамон вытер лицо и глаза. Потом выпрямился и обернулся к Хосе:
– Мы непременно приведем наш штаб в порядок, а потом нам нужно будет собраться, всем нам, и решить, что делать с Рикардо Арагонесом и этой сволочью, его отцом. Мы столько работали, и все наши старания пошли прахом из-за этих трусов! Если нам придется, прежде чем мы попадем на Кубу, сражаться здесь, что ж, пусть так и будет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция



Затянуто страшно... а это раздражает, знаете ли. Не смогла дочитать.
Блаженство страсти - Мэтьюз ПатрицияКсения
2.06.2014, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100