Читать онлайн Блаженство страсти, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Блаженство страсти

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 22

Сидя на своем камне, Джессика наблюдала, как Крогер и Эрнандо разбирали снаряжение, разложенное у края колодца. Там была длинная веревочная лестница, большой моток веревки, медный шлем со стеклом спереди, у лица, свитая в кольцо гибкая труба и маленький воздушный компрессор.
Джессика без труда могла расслышать почти все, что они говорили, потому что вокруг царила мертвая тишина. Индейцы были все там же, но они не издавали никаких звуков; Крогер, судя по всему, так и не заметил их.
– Ну что, Виллалобос, у вас все готово? – спросил он. – Как только я погружусь в воду, вы начнете качать воздух. Если внизу что-то случится, если я попаду в переплет, я дважды дерну за веревку, и вы меня вытащите. При этом пусть она качает, пока вы меня вытаскиваете. Вам все ясно?
Эрнандо кивнул:
– Я вас понял, сеньор.
– А если вам придет в голову мысль прекратить подачу воздуха или не вытаскивать меня, если со мной что-нибудь случится, советую вспомнить, что я вам еще не заплатил. Деньги вы получите только тогда, когда мы все здесь сделаем и вернемся в Мериду. Понятно?
– Я вас понял, сеньор.
Джессика опустила голову на сложенные руки. У нее мелькнула мысль: как все стало бы просто для нее, если бы Крогер остался в кол... Нет, нет! Что бы ни совершил этот человек, она никому не пожелала бы такой участи, и ей стало стыдно за одну только мысль об этом.
С другой стороны, пока Крогер собирался рыться в колодце, а Эрнандо возиться с насосом, никто не мог помешать ей бежать. Джессика сумела бы взять лошадь Крогера и ускакать, прежде чем они успеют задержать ее. Единственное, чем они могли воспользоваться, это лошадью, запряженной в коляску, но эта кляча двигалась не быстрее застывшей патоки.
Неужели это возможно? Джессика вдруг заволновалась. Лучшей возможности ей наверняка никогда не представится; но внезапно она вспомнила, что не знает дороги в Мериду. Они ехали сюда по пустынной местности, безводной и негостеприимной, языка она не знала и не смогла бы ни к кому обратиться за помощью или хотя бы спросить дорогу. Если же она заблудится...
Не важно! Все лучше, чем ее теперешняя жизнь!
Услышав, что Крогер издал какой-то возглас, Джессика подняла голову. Крогер вскочил и в ужасе уставился на индейцев.
– Что они здесь делают?
– Не волнуйтесь, сеньор Крогер, – спокойно ответил Эрнандо. – Они просто любопытствуют. Тревожиться вам не о чем.
Крогер проговорил с сомнением:
– Вы в этом уверены?
– Уверен, сеньор. Лучше вам сделать вид, что вы даже не подозреваете, что они здесь.
– Ну ладно. Давайте продолжим. Мы и так потеряли слишком много времени.
Крогер принялся сбрасывать с себя верхнее платье. Джессика быстро отвела глаза: ей было противно видеть его в более интимном виде, чем обычно. Но тут она услышала, что Крогер приближается к ней, и девушке пришлось взглянуть на него. Брилл Крогер был в длинных кальсонах и толстых носках. Талию перетягивал ремень, на котором висела большая сумка – наверное, чтобы складывать туда все, что он найдет внизу, и несколько металлических гирь. На согнутой правой руке Крогер нес шлем.
Он улыбнулся, и Джессика с невероятным усилием взглянула ему в глаза и тоже улыбнулась.
– Ну вот, наконец-то! – Голос Крогера звенел от волнения. Джессика заметила, что он взвинчен: в лице его была какая-то маниакальная напряженность, которая очень испугала девушку. – Настало время пожелать мне удачи, мама. – Он дотронулся до ее руки. – Я делаю это для вас, для нас с вами. Пожалуйста, поцелуйте меня и благословите.
Поборов отвращение, Джессика наклонилась и прикоснулась сухими губами к его щеке. И проговорила настолько убедительно, насколько смогла:
– Даю тебе мое благословение. – И потом добавила: – Я надеюсь, что ты найдешь все, чего заслуживаешь.
Это замечание вырвалось у нее помимо воли, и она затаила дыхание, надеясь, что Крогер не заметит, насколько двусмысленно оно прозвучало.
Судя по всему, он ничего не заметил, потому что радостно улыбнулся.
– Спасибо, мама. С вашим благословением и моим обычным счастьем в делах мне наверняка повезет и на этот раз.
Когда Крогер отвернулся, Джессика заметила, что Эрнандо, стоя у края колодца, наблюдал за этой сценой с язвительной улыбкой. Она вспыхнула. Но, в конце концов, какое ей было дело до того, что думает Эрнандо? Он же отказался ей помочь.
Крогер вернулся к колодцу, а девушка опять принялась размышлять о побеге. Здесь нельзя поступать опрометчиво. Крогер, конечно же, станет опускаться в колодец не один раз. Время у нее еще было.
Крогер надел на голову медный шлем, потом стал на колени, чтобы Эрнандо смог прикрепить к шлему шланг для воздуха. Он уже привязал один конец веревочной лестницы к тяжелому квадратному камню, а другой конец опустил в колодец. Потом Эрнандо привязал очень длинную веревку к поясу Крогера, а с другой стороны – к тому же каменному блоку. На веревке висел колокольчик, примерно в ярде от камня.
В этом облачении Крогер выглядел каким-то странным выходцем из другого мира. Он проковылял к веревочной лестнице, перелез через край колодца и вскоре исчез из виду. Джессика осталась сидеть на месте, вовсе не желая видеть, как он погрузится в воду.
Эрнандо, который опустился на колени и глядел вниз, теперь встал и взялся за насос.
Сейчас можно было встать и уехать, подумала Джессика. Крогер под водой, а Эрнандо погружен в свое занятие. Если бы только знать дорогу!
Может быть, Эрнандо захочет помочь ей хотя бы в этом? Все, что от него требуется, – показать ей направление. Он мог сказать Крогеру, что Джессика исчезла, пока он стоял к ней спиной. Наверное, стоило попытаться. Джессика встала и подошла к Эрнандо. Оказавшись у колодца, она не удержалась и заглянула вниз, туда, где в темной воде скрывались лестница, шланг и сигнальный конец. Заглянула и невольно вздрогнула.
Эрнандо откинулся на пятки и усмехнулся:
– Вы бы не очень горевали, если бы сеньор больше никогда оттуда не вышел, а?
Джессика испуганно глянула на переводчика, удивляясь, как это он прочел ее мысли.
– Это просто ужасно – надеяться на такое, хотя, да, это правда. Эрнандо, я как-то раз просила вас помочь мне, и вы отказались. Но не скажете ли вы мне сейчас, в каком направлении находится Мерида? Крогер не сможет обвинить вас ни в чем. Как он сможет это сделать? Вы скажете, что я просто исчезла, пока вы стояли ко мне спиной? Вам нельзя было отойти от насоса, иначе он умер бы там, внизу.
Эрнандо посмотрел на нее.
– Это верно, сеньорита. Если вы возьмете лошадь сеньора и ускачете на ней, я не смогу вас остановить. А вернуться в Мериду несложно. Она находится там, прямо у вас за спиной. – Эрнандо махнул рукой в нужном направлении. – Когда вы отъедете от развилки, возьмите на примету какой-нибудь ориентир впереди, а потом – следующий, и еще, и еще, и таким образом вы не начнете двигаться по кругу.
Звонок, висевший на веревке, прозвенел два раза.
– Вы не постоите у насоса, сеньорита? Я должен поднять сеньора. Не беспокойтесь, он опять спустится. У него золотая лихорадка.
С пересохшей гортанью Джессика принялась качать деревянный рычаг насоса, подававшего спасительный воздух человеку, которого она ненавидела. А Эрнандо начал вытягивать страховочный конец веревки. Ах, если бы у нее было достаточно зла на Крогера, чтобы бросить насос!
Когда Крогер с трудом спускался по лестнице, он весь горел от предвкушения удачи. Вода, в которую он постепенно погружался, была гораздо холоднее, чем он ожидал. Не важно, подумал Крогер, он и не собирался долго оставаться внизу в первый раз. Это погружение было пробное; он только хотел понять, сможет ли он справиться с поставленной задачей.
И вот, когда Крогер совсем погрузился в воду, внутри шлема раздался свист воздуха. Брилл слышал этот свист и ощущал запах поступавшего в шлем воздуха, потому что воздух немного пахнул резиной. В тот момент, когда Крогер с головой ушел в воду, его на миг охватила паника, потому что внутри шлема вода немного поднялась. Но поскольку она так и не дошла до рта, Крогер продолжил спуск.
Он опускался все ниже и ниже, в глубь сумрачной воды. Будь у него хоть какой-нибудь источник света, все было бы гораздо проще. А так ему приходилось работать на ощупь. Единственным звуком, который он слышал, был свист воздуха. Вскоре Крогер почувствовал течение, о котором говорил Виллалобос, хотя и не такое сильное, как можно было ожидать, судя по его рассказу. Виллалобос – пьяница и дурак, и Крогер знал, что доверять ему нельзя. Но на данный момент его помощь была необходима. Как только сокровища будут подняты, Крогер собирался его убрать. Никакого желания делиться с помощником добычей у Крогера не было.
И вот его ноги уперлись в дно, похожее на жидкую грязь. Крогер медленно опустился на корточки. Нагнуться он не мог из-за шлема; при этом Крогер заметил, что его как будто сносит в сторону. Нужно будет подвесить к поясу побольше гирь. К тому же течение здесь было куда мощнее – Крогера толкало и тащило. Он вытянул руку и уперся ею в темную стену колодца. Держась за нее, другой рукой он принялся прощупывать слой ила, лежавший на дне. Он прощупал дно, насколько хватало длины руки, но ничего не нашел.
Медленно, стараясь держать голову прямо, Крогер двинулся дальше, все в той же неудобной позе, на корточках, обшаривая по пути ил. Он был обескуражен и уже почти решил вернуться наверх, как вдруг его рука наткнулась на что-то в скользкой гуще. Это что-то было круглым и гладким и выступало на поверхность ила как донце котелка. Предмет этот легко вышел из ила, издав хлюпающий звук. Крогер попытался рассмотреть его сквозь темную воду, но это ему не удалось. Все же найденный предмет казался не слишком тяжелым.
Осторожно положив его в сумку, Крогер двинулся дальше, все так же, по-крабьи, не отрывая руки от стены. Поиски по направлению к центру колодца он отложил на потом.
Вскоре его пальцы опять уперлись во что-то гладкое и твердое. Тщательно ощупав второй предмет, Крогер понял, что это камень, и отшвырнул его. Зато рядом оказалось что-то еще – круглое, около дюйма в длину. Он положил и эту вещицу в сумку.
Вдруг, когда Крогер заковылял дальше, течение стало сильнее и теперь грозило сбить его с ног. В душе Крогера возник панический страх; он повернулся и пополз к веревочной лестнице, пока течение не перестало его тащить. Решив, что он достаточно долго пробыл под водой и что пора подняться, рассмотреть обе находки и добавить к поясу гирь, Крогер с силой дважды дернул за веревку, обвязанную вокруг пояса. Веревка почти тотчас натянулась, и это помогло Крогеру добраться до веревочной лестницы.
Пальцы с трудом цеплялись за тонкие ступеньки, ноги то и дело соскальзывали. От холода руки и ноги совсем окоченели.
Когда голова Крогера в шлеме появилась над поверхностью воды, он испытал огромное облегчение; Эрнандо наклонился и помог своему хозяину выбраться наружу. Крогер был так возбужден, что заговорил прежде, чем голова его освободилась от шлема.
– Все работает прекрасно, только нужно прибавить грузил на пояс. И я что-то нашел! Давайте посмотрим.
Сначала он вынул округлый предмет и тут только увидел, что держит в руке кость – отполированный водой и временем череп изящных очертаний. Не веря своим глазам, Крогер запустил руку в сумку еще раз и достал второй предмет, найденный на дне. Это тоже была кость – круглый сустав пальца небольшой руки. Крогер просто задохнулся от отвращения и отшвырнул обе находки прочь, с ужасом глядя, как они покатились по каменистой земле.
Тут заговорил Эрнандо:
– Я же рассказывал вам, сеньор, что майя часто приносили человеческие жертвы, молодых девушек, богу дождя, кроме золота и драгоценностей. Может быть, эти кости – останки какой-нибудь принцессы майя. Интересно было бы узнать, сколько столетий они там пролежали, а?
Но Крогер не слушал переводчика. С застывшим лицом он стоял, снова и снова вытирая руки о свое мокрое белье. Он думал о Дульси Томас. Наверное, ее череп так же изящен, как и этот.
Но он быстро выбросил из головы все эти мрачные мысли. Кости – это только кости, старые они или новые. Чем они могут ему навредить? Крогер шагнул к камню, на котором оставил свою одежду, и достал сигару. Зажег ее и глубоко затянулся.
– Какое мне дело до старых костей? Я опущусь еще раз и теперь обязательно найду то, что ищу. Да, именно так! Виллалобос, добавьте грузил мне на пояс и дайте-ка мне ту бутылку бренди. Внизу холоднее, чем я предполагал.
Увидев кости, вынутые Крогером, Джессика пришла в ужас, а когда она заметила отвращение на его лице, сердце у нее бешено забилось. Что, если она ждала слишком долго? Что, если он испугается и больше не станет спускаться вниз? Но когда Крогер заговорил, у девушки прямо гора с плеч свалилась.
Она взглянула на него, потом на кости, которые он отшвырнул, и содрогнулась. До этого момента рассказы Эрнандо были просто рассказами. А теперь Джессика словно ощутила присутствие этих жертв, молодых девственниц, нашедших смерть в колодце, куда их бросили, чтобы ублажить бога дождя. Какой жестокий это, должно быть, был бог, если он требовал подобных приношений, прежде чем даровать людям свои милости.
Пока Джессика размышляла, Эрнандо передал Крогеру бренди. Глядя, как он пьет, Джессика решила, что медлить больше нельзя, надо бежать. Если при следующем погружении Крогер опять ничего не найдет, кроме костей, он может бросить свою затею. Решено, как только он окажется под водой, она убежит. Она найдет дорогу в Мериду, следуя указаниям Эрнандо. А там остается уповать на волю Божию. Она может пойти в какую-нибудь из городских церквей и попросить там убежища. Даже Крогер не решится силой забрать ее из церкви.
А тот между тем отбросил недокуренную сигару, надел шлем и решительно направился к веревочной лестнице. Как только его голова исчезла под водой, Эрнандо принялся нажимать на рычаг насоса.
Джессика подошла к тому месту, где была сложена провизия, и принялась выбирать то, что весило меньше, а храниться могло дольше. Кроме еды, она взяла флягу с водой и свернутое рулоном одеяло. Она знала, что Эрнандо смотрит на нее, но он ничего не говорил. Джессика уложила припасы в седельную сумку, потом, поколебавшись, повернулась к переводчику.
– Желаю вам удачи, сеньорита, – проговорил он ласковым голосом. – Vaya con Dios. С Богом.
– Спасибо, Эрнандо. И прощайте.
Расправив плечи, Джессика пошла туда, где были привязаны обе лошади. И вдруг остановилась, охваченная тревогой. По дороге, которая вела из центра города-развалины, к ней приближались трое всадников. Кто это? Еще какая-нибудь опасность?
Но кто бы они ни были, они отрезали ей путь к бегству, а кружного пути Джессика не знала. Всадники все еще были слишком далеко, и рассмотреть, кто они, было невозможно. Уж не за ней ли они едут? Надежда опять проснулась в сердце девушки, но тут же умерла. Ведь никто не знает, что она здесь. Потом Джессика вспомнила, что, судя по слышанным ею рассказам, в этих краях много бандитов.
В человеке, скакавшем впереди, было что-то неуловимо знакомое. Девушка прикрыла глаза ладонью от солнца, пытаясь рассмотреть лица всадников. Нет, этого не может быть! Это невероятно! Это, наверное, какая-то галлюцинация!
Надежда и безысходность боролись в ней. Спотыкаясь, побежала Джессика к приближавшимся всадникам. Теперь они уже были достаточно близко, чтобы она могла рассмотреть их лица. Да, это так! Господи Боже, это так!
Внезапно ноги девушки ослабели, она сделала еще два нетвердых шага, а потом медленно опустилась на землю. Впервые в жизни Джессика потеряла сознание.
Девушка очнулась с таким ощущением, словно она пробирается к действительности сквозь пласты густого тумана. Первое, что она увидела, было лицо Нейла, смотревшего на нее сверху с нежностью и тревогой. Лицо юноши похудело, осунулось, сильно загорело; ей это лицо показалось самым лучшим в мире. Протянув к Нейлу дрожащие руки, Джессика обняла его, а потом спрятала лицо у него на груди и разразилась безудержными рыданиями.
– Джессика, Джессика, – вновь и вновь повторял Нейл, – не плачь, дорогая моя Джесси. Теперь все будет хорошо, все будет хорошо.
Но она не могла остановиться. Все невыплаканное отчаяние, с которым она столько времени жила, все страхи и унижения, которые вытерпела молча, – все это вырвалось наружу с потоком слез.
– Ты невредима? – дрожащим голосом спрашивал Нейл. – Если этот Крогер что-нибудь сделал с тобой!..
Она все еще не могла говорить и только отрицательно помотала головой. Наконец девушка овладела собой и взглянула Нейлу в лицо.
– Нет, любимый, со мной все в порядке. Я чувствую себя прекрасно, ведь теперь ты со мной.
Она робко протянула руку, чтобы коснуться его щеки, чтобы убедиться, что он на самом деле здесь. И только тогда увидела позади Нейла еще двоих людей. На их лицах тоже было написано беспокойство. Одна из них была Мария, Мария Мендес. А в человеке, стоявшем подле нее, Джессика узнала молодого лейтенанта, которого она видела с Марией еще в Тампе.
И они приехали в такую даль, чтобы спасти ее! Ну были ли когда-нибудь у кого-нибудь такие преданные друзья!
Мария, заметив, что Джессика больше не плачет, обошла вокруг Нейла, опустилась на колени и взяла Джессику за руку. Та очень удивилась, увидев, что Мария тоже плачет.
– Ох, Джессика, вы не знаете, до чего же мы рады, что нашли вас живой и невредимой!
Друг Марии стоял, возвышаясь над ними, и смотрел попеременно то на колодец, то на Эрнандо.
– Где Брилл Крогер?
Нейл поднял глаза, лицо его потемнело.
– Да, где он, Джесси? Когда я доберусь до этого... А что там за человек? Это тот испанец, о котором нам рассказывали?
Джессика кивнула и попыталась подняться на ноги. Нейл помог ей.
– Это Эрнандо Виллалобос. Крогер нанял его как переводчика... – Она закашлялась. – Мария, у вас не найдется носового платка?
Мария вынула платок из-за корсажа и протянула его Джессике.
Та вытерла глаза и продолжала:
– Крогер внизу, в колодце. Он только что спустился туда во второй раз.
Нейл, обняв девушку, привлек ее к себе.
– Внизу, в колодце? Чего ради, Бог мой? Что ему там понадобилось?
– Говорят, что на протяжении сотен лет индейцы бросали в колодец разные сокровища, чтобы умилостивить своего бога дождя. Крогер ищет это золото.
На лице Нейла выразился гнев.
– Ладно, когда он оттуда вылезет, его ждет приятный сюрприз!
Джессика потянула молодого человека за рукав.
– Нет, Нейл! Давай просто уедем отсюда – уедем и оставим его. Мне хочется только одного: оказаться подальше отсюда и вернуться домой, к родителям. Как они там?
Лицо молодого человека смягчилось.
– С ними все в порядке, Джесси. Они, естественно, страшно тревожились о тебе, но это сильные люди, они не расставались с надеждой. Не бойся, мы отвезем тебя домой. Но Крогера нельзя отпускать просто так – после всего, что он совершил. Если бы речь шла только о краже денег, это было бы полбеды. Но речь идет о худшем – даже худшем, чем твое похищение.
А ведь ей уже приходило в голову, подумала Джессика, что Крогер совершил еще какое-то преступление, кроме кражи денег на балу.
– Значит, это не единственное его злодейство? Я так и думала, потому что шеф полиции Доулан искал Крогера в самом начале бала. Что же это, что он такое совершил?
Все трое посмотрели на нее с некоторым смущением.
– Так оно и было, – начал Нейл. – Ты этого не знаешь, Джесси, и мне очень жаль, что именно я должен тебе об этом рассказать. Убита Дульси Томас, и полиция считает, что это сделал Крогер.
У Джессики от ужаса перехватило дыхание, и она припала к груди Нейла.
– Они нашли дневник, дневник Дульси, он был зарыт вместе с телом; в этом дневнике она описывала свои... ну, свою связь с Крогером. Она также записала, что собирается встретиться с ним вечером. Именно тогда она и пропала. Крогера нужно доставить в Тампу, где он предстанет перед судом.
– Боже мой, какой ужас! – Джессика подумала о себе и о Крогере, о том, как много раз по ночам он проскальзывал к ней в постель. Сделай она хоть один неверный шаг, он с легкостью мог бы убить ее.
– Ну ладно, – в бешенстве проговорил Нейл, – теперь он уже ничего тебе не сделает, я с него глаз не спущу. Подождем, пока он вылезет, а потом заберем его. – Нейл взглянул на Тома, и тот с угрюмым видом кивнул. – Том, может, вы с Марией пойдете побеседуете с переводчиком? Скажите ему, чтобы он продолжал делать то, что делает, как ни в чем не бывало. Мне нужно немного поговорить с Джессикой наедине.
Том и Мария направились к Эрнандо, который с любопытством и некоторой опаской смотрел на приехавших.
– Джессика, давай-ка сядем, – начал Нейл. Они уселись рядышком на большой каменной плите.
– Джесси, ты должна понять это уже хотя бы потому, что я здесь: я по-прежнему люблю тебя, ты мне нужна.
Девушка взяла его руку и погладила ее.
– Я понимаю. Я никогда не забуду, что ты сделал для меня – приехал в такую даль...
– Т-с-с! – Он прикоснулся пальцами к ее губам. – Я сделал это потому, что мне так хотелось, потому, что должен был это сделать. Мне ничего не нужно – только знать, что ты меня любишь так же, как и я тебя; что больше никто тебя не интересует.
Она удивленно посмотрела на него.
– А почему меня должен кто-то интересовать? Как ты мог подумать такое? После той ночи на острове... – Джессика замолчала. – Ты так думаешь потому, что я не пришла на пристань повидаться с тобой перед тем, как ты уехал на Кубу? Разве родители не рассказали тебе, что случилось? Что я на какое-то время потеряла память?
Нейл отвел глаза, крепко сжав ее руку.
– Да, они мне об этом рассказали, но... Наверное, мне нужно высказаться откровенно и объяснить тебе, что меня тревожит.
Джессика испуганно поежилась.
– Да, объясни, пожалуйста.
– На Кубе, когда меня ранили, я попал в лагерь повстанцев. Как раз перед тем, как я должен был уехать оттуда, в лагерь прибыла другая группа. Среди этих вновь прибывших находился человек по имени Рамон Мендес, брат Марии...
Джессика смутилась. Рамон? Рамон и Нейл познакомились? Вспомнив о том, что она испытывала к Рамону, когда потеряла память, девушка поняла, что краснеет. Неужели Рамон рассказал об этом Нейлу?
– Я, кажется, не совсем понимаю, Нейл... – проговорила она, запинаясь.
Он пальцем поднял лицо Джессики за подбородок и заглянул ей глубоко в глаза.
– Речь идет о портсигаре, том самом, который ты показывала мне, когда мы плыли на яхте. Ты сказала, что делаешь его для меня.
Пораженная внезапным открытием, Джессика широко раскрыла глаза. Господи Боже! Она подарила этот портсигар Рамону. Когда память вернулась к ней, она не раз думала об этом. Что же, наверное, почувствовал Нейл! На глаза ее навернулись слезы.
– Ох, Нейл, дорогой мой, мне так жаль! Я нашла этот портсигар в то время, когда у меня пропала память, и никак не могла вспомнить, для кого он предназначался. Рамон спас меня от сильного увечья, может быть, даже от смерти, и мне хотелось чем-то отплатить ему. О дорогой мой, что ты, наверное, пережил!
На лице Нейла расцвела широкая улыбка.
– Именно это я и хотел услышать. Я боялся, что...
Она стремительно наклонилась к нему.
– Я люблю тебя, Нейл, и никого больше. Я ответила на твой вопрос?
– Да, ты ответила на мой вопрос.
И Нейл поцеловал ее долгим, глубоким поцелуем. Когда они наконец неохотно отпустили друг друга, Джессика нежно проговорила:
– Я сделаю тебе другой портсигар. Гораздо красивее, гораздо лучше. Хочешь?
– Хочу, но давай все по порядку, – ответил Нейл и снова поцеловал ее.
Внизу, на дне колодца, Крогер медленно перемещался в своей странной позе, тщательно избегая того места, где течение было особенно быстрым.
Нетерпение его росло. Где же эти проклятые сокровища? Почему он ничего не находит? И вдруг, как раз когда он уже думал подняться наверх, его рука нашарила что-то маленькое, холодное и тяжелое. Предмет по размерам соответствовал его руке, очертаниями же, насколько мог понять Крогер, обведя предмет дрожащими пальцами, он напоминал человеческую фигурку с какой-то странной высокой прической на голове.
Крогер поднес вещицу к самому стеклу своего шлема, но все равно рассмотреть подробности было невозможно; вес предмета, то, как он ощущался в руке, все говорило, что на этот раз Крогер нашел не часть человеческого скелета, а действительно какую-то вещь.
Он положил находку в сумку и опять принялся шарить в грязи. Но в тот момент, когда его пальцы нащупали еще один предмет покрупнее, уровень воды в шлеме внезапно поднялся выше носа. Крогер захлебнулся и в панике уронил вторую находку, которая показалась ему чем-то вроде небольшой тарелки. Шлем дал течь. Нужно подниматься наверх, и немедленно!
Он торопливо дернул веревку и обрадовался, когда она тут же натянулась вокруг его пояса. Сдерживая дыхание и закинув голову назад, чтобы держать ноздри над водой, Крогер последовал туда, куда его тянула веревка – к лестнице. Нужно запомнить, где он уронил вторую находку, чтобы потом, когда шлем починят, можно было ее снова найти.
Когда голова Крогера появилась над водой, он пошарил в сумке, задержавшись на лестнице. Ему нужно было рассмотреть находку, он не мог больше ждать. Держась одной рукой за лестницу, он поднес предмет к смотровому стеклу. От поверхности предмета отражался свет. Золото! Боже, это золото! В руках Крогер держал маленькую фигурку человека с высокой, похожей на корону прической, образованной как бы лучами, исходящими из головы.
Крогер всхлипнул. Сейчас он покажет ей, что он нашел! И это только начало, он уверен!
Со всей мыслимой быстротой Крогер вскарабкался по лестнице, зажав статуэтку в кулаке. Наверху Эрнандо подал ему руку и помог выбраться из колодца.
Оказавшись на твердой земле, Крогер снял шлем и отшвырнул его в сторону; его взгляд устремился к ней. Он сделал шаг вперед, благоговейно сжимая статуэтку в руках, точно жертвенное приношение.
– Мама! Посмотрите, что я нашел! Это чистое золото, ему цены нет, и это для вас...
Он вдруг замолчал, с опозданием заметив, что она не одна. С ней были еще люди – двое мужчин и женщина. В женщине было что-то смутно знакомое. Это была темная женщина, дурная женщина.
Но тут все прочие его мысли отмело, как вихрем. Бешенство вспыхнуло в мозгу Крогера, как яркий, ослепляющий свет. Подле нее стоял высокий, красивый молодой человек. И он обнимал ее за плечи.
Она опять взялась за старое. Она нашла себе нового «друга». Она опять его предала, и это после всего, что он для нее сделал.
Но это уже в последний раз. Ее нужно наказать, их всех нужно наказать. И Крогер двинулся на них, чувствуя себя сильным и всемогущим.
Когда Крогер появился из колодца, Джессика окаменела. С него ручьями стекала вода, и в своем шлеме он был похож на привидение. А потом, когда Крогер снял шлем и направился к ним, заметив наконец Нейла, обнявшего ее за плечи, глаза его как-то вдруг изменились – они запылали огнем. И тогда Джессика поняла – он окончательно потерял способность рассуждать как нормальный человек. Джессика провела несколько недель, подыгрывая его странным, извращенным настроениям, и знала, что теперь он способен убить их всех.
Крогер подошел к ним спотыкающейся походкой, отяжелевшей от гирь, что висели у него на поясе; лицо его отвратительно исказилось; единственным его оружием были руки, пальцы которых то скрючивались, то разжимались. Но Джессика знала, на что способны эти руки.
– Нейл, – крикнула она, – берегись!
Нейл сделал шаг вперед и заслонил девушку собой.
– Стой сзади, Джессика. И вы тоже, Мария.
Женщины стали рядом. И тут Мария изумленно воскликнула:
– Да ведь он сумасшедший! Он не в своем уме!
Джессика быстро проговорила:
– Да. Он стал таким с того дня, как мы отплыли из Тампы.
Крогер, скрючив пальцы поднятых рук, неумолимо приближался к Нейлу, а тот стоял, не двигаясь, и ждал.
– Ты опять хочешь отобрать ее у меня! – закричал Крогер. – Я больше не допущу этого! – В его голосе послышались визгливые нотки.
Внезапно Том, стоявший сбоку, ринулся на приближавшегося Крогера. Тот мгновенно, быстрее, чем Джессика могла бы вообразить, нагнулся и схватил с земли у себя из-под ног тяжелый камень. С силой метнув его в Тома, Крогер попал ему в висок, и молодой человек рухнул, даже не вскрикнув. Мария испустила вопль и бросилась к распростертому телу. Этот вопль отвлек внимание Крогера от Нейла, и взгляд безумца упал на Джессику; он изменил направление и пошел к ней, волоча ноги, похожий на какое-то рассвирепевшее животное.
– Вы опять предали меня. Ну что же, больше это не повторится. Никогда не повторится.
Джессика, не сводя с него глаз, начала пятиться к колодцу. Она слышала, как Нейл что-то кричит, но была так испугана, что не понимала его слов. Крогер же бормотал:
– На этот раз я положу конец всему. На этот раз я сделаю так, чтобы вы уже не вернулись.
Он подошел совсем близко, и Джессика осознала, что пятиться ей больше некуда – край колодца был всего в нескольких дюймах от ее ног.
И вдруг Крогер упал – это Нейл бросился ему на спину. Мужчины покатились по земле, усыпанной камнями, в опасной близости от шахты колодца. Нейл вцепился Крогеру в спину. Тот рычал, как взбесившийся зверь. Потом ему удалось подняться на ноги. Он вцепился в руки Нейла, обвившие его грудь, оторвал их от себя и швырнул Нейла на землю.
Однако молодой человек тут же вскочил, готовый отразить атаку. Крогер наступал на него, вытянув руки вперед. Когда Крогер достаточно приблизился, Нейл ударил его поочередно обоими кулаками, но тот, обезумев, словно и не заметил ударов. Он тянулся руками к горлу Нейла, но Дансер, нагнувшись, проскользнул под вытянутыми руками Крогера и одновременно ударил его в живот плечом, как тараном.
Крогер взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие; он стоял на самом краю колодца и, казалось, стоял так целую вечность. На лице его были написаны изумление и нарастающий страх. На какой-то миг показалось даже, что он успеет обрести равновесие. Но тут же он исчез за краем колодца, и его жалобный вопль донесся оттуда, вселив во всех ужас. Еще через мгновение Джессика услышала сильный всплеск.
Тяжесть гирь, укрепленных на поясе, увлекла Крогера на самое дно колодца, и его сразу же потащило мощное течение.
Стараясь не дышать и чувствуя жжение в легких, лишенных воздуха, он колотил руками и ногами, пытаясь выбраться. Но все было бесполезно. Небрежно, почти презрительно, вода – теперь она казалась ледяной – тащила его, увлекая все дальше и дальше. Шаря руками по илистому дну, Крогер безнадежно пытался уцепиться за что-нибудь, что могло бы замедлить его движение.
Одна рука, отчаянно копошившаяся в грязи, наконец наткнулась на что-то твердое; Крогер схватился за этот предмет, но в результате ему удалось лишь вытащить его из ила. Вещь была очень тяжелой и гладкой на ощупь. Между тем Крогер, которого тащило течение, тут же ударился еще об один предмет, потом еще об один, и всех их подхватила вода и понесла с собой.
Его легкие, превратившиеся в два пылающих мешка, не выдержали, и Крогер раскрыл рот, чтобы глотнуть воздуха – вода хлынула ему в рот, в горло, в легкие.
Руки его продолжали сжимать предметы, которые он вытащил из грязи, а тело вынесла из колодца река, питавшая его. Глаза Крогера, открытые, но уже незрячие, не могли видеть, какие бесценные вещи сопровождали его в этом странствии. Это была часть тех сокровищ, которые он искал с такой жадностью; и теперь они вместе с ним плыли в вечный мрак.
После исчезновения Крогера в колодце воцарилось долгое молчание. Джессика стояла, вся похолодев и потеряв дар речи. Вдруг Мария проговорила:
– Может быть, попробуем спасти его?
Джессика испуганно обернулась. Мария и Том стояли рядом. Вид у Тома был ошеломленный, кровь текла из раны рядом с виском, но в остальном он, казалось, был невредим. Прерывисто дыша, подошел Нейл и взял Джессику за руку.
– Это совершенно бесполезно, поскольку сеньор Крогер сам совершенно бесполезен. – Голос принадлежал Эрнандо. – Пусть уходит. Пусть достанется богам. Во всяком случае, теперь его уносит течением.
– Течением? – с любопытством спросил Нейл.
– Да, сеньор. Река. Она течет по дну священного колодца. Течение очень сильное. Оно будет тащить сеньора, пока он не умрет; оно уже поглотило бесчисленное множество других людей. Река защищает сокровища бога дождя. Я предупреждал сеньора Крогера, но он не пожелал прислушаться.
Эрнандо тяжело вздохнул, потом нагнулся и подобрал что-то с земли. Это была маленькая золотая статуэтка, которую Крогер достал из колодца. Эрнандо улыбнулся своей язвительной улыбкой и протянул вещицу Джессике:
– Вот, сеньорита. Хотите взять ее себе на память?
Джессику забила сильная дрожь.
– Боже мой, конечно, нет! Я не хочу ничего вспоминать. Я хочу только забыть.
Эрнандо пожал плечами с философским видом.
– Как хотите. Я возьму ее вместо платы, если вы не возражаете. А теперь мы, может быть, двинемся в путь. Я сопровожу вас до Мериды, а там мы расстанемся.
Джессика постояла мгновение, глядя на колодец. Потом ее взгляд упал на возвышение на противоположной стороне шахты. Индейцы все еще находились там, с самого утра. Они были слишком далеко, чтобы разглядеть наверняка, но Джессику охватила странная уверенность, что индейцы улыбаются.
– Джесси. – Нейл дотронулся до ее руки. – Нам пора покинуть это ужасное место.
– Да, дорогой.
Повернувшись спиной к колодцу, Джессика окинула взглядом развалины древнего города и пошла прочь, крепко держась за руку Нейла. Она шла, ни разу не оглянувшись назад; она смотрела вперед – туда, где их ждало уготованное им будущее.
Мистер и миссис Уингейт Мэннинг просят оказать им честь и прибыть на бракосочетание их дочери Джессики Анны Мэннинг в воскресенье 25 сентября в три часа пополудни в Большой зал отеля «Залив Тампа».
После бракосочетания состоится праздничный прием.
R.S.V.P.
type="note" l:href="#n_18">[18]




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция



Затянуто страшно... а это раздражает, знаете ли. Не смогла дочитать.
Блаженство страсти - Мэтьюз ПатрицияКсения
2.06.2014, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100