Читать онлайн Блаженство страсти, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.75 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Блаженство страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Закутавшись в простыню на манер тоги, Джессика стояла у маленького тазика на камбузе и выжимала только что выстиранное платье. Если повесить его на поручни, оно высохнет часа через два, и тогда она сможет его надеть.
Крогер был где-то на палубе, и ей пришлось рискнуть и предстать перед ним в неглиже. Однако с того самого момента, когда он повел себя так необычно, Крогер оставался «странным», как Джессика это называла. И пока он пребывал в таком состоянии, она его не очень боялась, хотя и сознавала, что поведение его выходит за рамки разумного.
Совершенно очевидно было одно: Крогер принимал ее за кого-то другого. Судя по всему, за свою мать. При других обстоятельствах это было бы смешно. Джессика много удивлялась этому за последние несколько дней, удивлялась, почему он воспринимает ее как свою мать; но поскольку он при этом обращался с девушкой хорошо и больше не пытался изнасиловать ее, ей оставалось только надеяться, что он пробудет в таком состоянии неопределенно долго. Ясно было, что Крогер совсем спятил, но во всем остальном его поведение оставалось нормальным, и девушка предпочитала видеть своего похитителя безумным.
Сегодня за завтраком Крогер сказал ей, что, вероятно, этой ночью они оставят свое убежище. Он сообщил, что они пересекут Мексиканский залив и направятся на Юкатан, в тот город, о котором он говорил не переставая, – в Мериду.
– И не беспокойтесь, – добавил он, – я понимаю, что нам предстоит долгое плавание в открытом море, но у меня есть некоторый опыт в навигации. Вам нечего бояться, уверяю вас.
А потом Крогер пустился в долгий и бессвязный рассказ о какой-то афере, которую он провернул однажды, заставив богатого человека финансировать какие-то поиски сокровищ на побережье Кей-Вест.
Вздохнув, Джессика расправила тонкую ткань платья, огорчаясь тому, что на яхте нет утюга. Она будет выглядеть довольно странно, когда сойдет в Юкатане на берег в неглаженом вечернем платье. Ну да ничего не поделаешь; во всяком случае, это не главная, по сравнению со всеми остальными, ее тревога. Например, родители. По прошествии этих нескольких дней, Джессика перестала надеяться, что ее быстро найдут. Крогер постарался спрятать яхту как можно лучше. Прошло уже четыре дня – и никаких признаков того, что их ищут, не было заметно. Маленький островок, у которого они стояли на якоре, был совершенно пустынным. Берег едва виднелся на востоке.
Джессика подолгу простаивала у поручней, глядя с тоской на его далекие очертания. Она подумала было пуститься вплавь, улучив момент, когда Крогер будет занят своими делами, но поняла, что эта затея безнадежная.
А Нейл, где он сейчас? Вспоминает ли о ней так часто, как она о нем? Если он жив и здоров, он должен в скором времени вернуться в Тампу, вернуться и узнать, что она исчезла. Встревожит ли его это? «Нейл, дорогой, как же я соскучилась по тебе», – рыдала девушка.
Но потом она сказала себе, что плакать ни к чему. Если она даст волю отчаянию, она погибла. Нужно оставаться сильной и быть начеку. Она обязательно уцелеет и вернется к родителям. Пока Крогер ведет себя так, как сейчас, ей просто нужно подыгрывать ему, притворяться, что она та, за кого он ее принимает. Больше всего Джессику беспокоило, что он опять мог стать прежним Бриллом Крогером. Самое главное – быть постоянно настороже и не упустить ни малейшей возможности для побега. В конце концов, решила Джессика, Крогер устанет постоянно следить за ней. Когда придет этот момент, она должна быть готова, – раз никто, судя по всему, не собирается ее спасать, она должна позаботиться о своем спасении сама.
Поднявшись на палубу, чтобы повесить платье, Джессика увидела Крогера, сидевшего в тени на кресле и курившего сигару. Сигара сразу напомнила Джессике о Рамоне, но она отогнала это воспоминание и повесила платье на поручни, стараясь как можно лучше расправить складки ткани.
Когда она повернулась, Крогер ласково улыбнулся ей.
– Вам не терпится оказаться в Мериде? Она выдавила из себя ответную улыбку.
– Да, конечно.
– Не нужно вам было утруждать себя стиркой. Я же сказал, не правда ли, что, как только мы доберемся до Мериды, я куплю вам много новых платьев.
Она чопорно кивнула:
– Да, благодарю вас. Это будет очень мило с вашей стороны.
– Мне тоже понадобится новая одежда. Мне пришлось оставить саквояж в отеле. Я рассказывал вам об этом, верно? Мы пойдем за покупками вместе, вы будете довольны. Помните, как тщательно вы всегда выбирали костюмы для меня? Вам хотелось, чтобы я выглядел как «маленький джентльмен» вы так всегда говорили.
– О да, – ответила Джессика, изо всех сил изображая восторг, – я помню.
Но при этом девушка опять подумала – сколько еще она сможет притворяться? Джессика пускала в ход всю свою силу воли, чтобы не закричать на Крогера, не бросить ему в лицо, что он сумасшедший, что она не мать ему.
С другой стороны, что же она станет делать, если он опять станет самим собой?
Платье наконец высохло, и Джессика надела его. Они с Крогером съели холодный ужин, после чего он принялся освобождать яхту от камуфляжа.
Ночь была на удивление светлой – дело шло к полнолунию, – и море было спокойным, когда они пустились в плавание через залив. Крогер настоял на том, чтобы Джессика сидела подле него в рулевой рубке. Ему хотелось, чтобы она составила ему компанию, пока он правит яхтой. В салоне Крогер обнаружил маленький граммофон, а также кое-какие пластинки и принес все это в рубку, чтобы она могла слушать музыку. Песня, которая звучала сейчас – «Зеленые рукава», – была, по словам Крогера, его любимой.
Мелодия была очень грустная; и Джессика задумалась. Какая она была – или есть? – женщина, родившая Брилла Крогера? Похожа ли она на нее, Джессику? Судя по всему, очень похожа. Знала ли мать Крогера, когда он был маленьким, что он превратится в того, кем стал теперь? Проявлялись у него в детстве признаки душевной болезни? Или он казался обычным ребенком, как и все остальные?
Как это рискованно, подумала Джессика, – иметь детей. Даже если правильно их воспитывать и учить добру, никогда нельзя быть уверенным в успехе. Дульси – прекрасный тому пример. Ее родители – законопослушные люди, ходят в церковь, а Дульси все же оказалась испорченной девчонкой. Интересно, какие дети могут быть у нее, Джессики, с Нейлом – если у них вообще будут дети! Она ужасно скучала по Нейлу; ей хотелось прекратить все время вспоминать ту ночь на острове, потому что от этих воспоминаний она становилась только несчастней.
Громкий голос Крогера, запевшего песню, отвлек ее от размышлений. Она посмотрела на него – он стоял у руля и весело улыбался.
– Разве это не восхитительно? Кажется, в нашем распоряжении весь земной шар!
– Да, это прекрасно, – осторожно ответила Джессика.
Ее мысли устремились вперед, в Мексику, в Мериду. Пусть это город в чужой стране, но там, конечно же, найдутся люди, с которыми она сможет вступить в контакт. Кто-нибудь да поможет ей. По крайней мере ей удастся переслать весточку родителям. Если Крогер по-прежнему будет доверять ей, как сейчас, он вряд ли станет держать ее взаперти. Конечно, в Мериде ей подвернется возможность войти в контакт с представителями властей, которые поверят ее рассказу.
Эта мысль настолько приободрила девушку, что она стала смотреть в будущее с большим оптимизмом. И даже смогла почти искренне улыбнуться в ответ на улыбку Крогера.
Да, когда они попадут в Мериду, она попробует убежать. До этого такой возможности, очевидно, не представится – здесь, среди этих необъятных морских просторов.
Мария одевалась, готовясь провести вечер с Томом Фэррелом, и рассматривала синяки у себя на плечах, где остались отпечатки грубых рук Крогера. На бедрах тоже были синяки, а по всему телу шла тонкая красная полоса – там, где он оцарапал кожу, разрезая ее одежду.
Девушка содрогнулась, вспомнив, как этот чудовищный тип чуть не взял ее силой. Как она чуть-чуть не утратила то, что мужчине, собирающемуся жениться на девушке, представляется столь ценным.
Если бы это произошло, если бы Крогер довел начатое до конца, хотел бы Карлос по-прежнему взять ее в жены? Кубинские мужчины, как знала Мария, очень высоко ценили девственность. Хотя, если бы она утратила эту тоненькую перегородку, которая отличает целомудренную женщину от нецеломудренной, разве она, Мария, так сильно изменилась бы? Разве не осталась бы она таким же человеком, каким была, с теми же чувствами?
Девушка застегнула блузку, скрыв синяки и алую полосу. Даже если отбросить эти рассуждения о непорочности, было бы ужасно потерять девственность таким вот образом: с человеком, к которому испытываешь отвращение. Марии хотелось, чтобы в первый раз все произошло красиво, ей хотелось отдать свою любовь тому, кто будет ей по-настоящему дорог.
Поправляя воротник блузки, девушка вспомнила о Томе Фэрреле. Как бы он стал относиться к ней, если бы Крогеру удалось насильно ею овладеть? Он пришел в полный ужас, узнав, что произошло, и очень разозлился на себя за то, что не остановил Крогера, когда тот пригласил Марию на танец. Мария знала, что она вызывает у Тома желание. Это было видно по его глазам – девушка улыбнулась, вспомнив, что сказала на этот счет ее мать, – по тому, как дрожали у него руки, когда он случайно прикасался к ней. Сама девушка чувствовала такую же жажду, бывая в его обществе, и даже когда просто думала о нем. Он был очень привлекательным и в то же время таким добрым и славным.
Но Карлос тоже был привлекателен, и от его прикосновений ее тоже бросало в жар. Если она намерена выйти за Карлоса, нехорошо встречаться с Томом Фэррелом. Это Мария понимала и все же чувствовала, что Том нужен ей, что ей нужны его общество и его дружба, в особенности после всех тех ужасов, которые она пережила совсем недавно. Кроме того, она еще ничего не решила окончательно насчет Карлоса и его предложения. Может быть, Карлос еще и не вернется с Кубы, может быть, совместная жизнь с ним будет просто невозможна, потому что он решит навсегда остаться на Кубе, а она совершенно не собиралась поселяться там. Если так, то будет чрезвычайно глупо с ее стороны отказываться от возможного брака с лейтенантом.
И опять, в который раз за эти дни, Мария задумалась о подлинных намерениях Тома по отношению к ней. Мать то и дело предупреждала дочь, что та не должна быть дурочкой, что лейтенант происходит из состоятельной семьи, и его родители, конечно же, надеются, что он женится на девушке их круга. И все же...
Интересно, каково это – быть женой такого человека, как Том Фэррел? Разумеется, придется уехать с ним в большой город, где он вырос, – в Филадельфию. Это будет нелегко, ведь они привыкли к различным образам жизни, и может быть, мама права – его родители и друзья ее не примут.
Мария печально покачала головой, рассердившись на себя. Он еще даже не заикался о браке. Он еще ни разу не попытался хотя бы поцеловать ее.
Она посмотрела на себя в зеркало.
– Это не похоже на тебя – такая нерешительность, – произнесла девушка вслух своему отражению. – Ты всегда гордилась собой, потому что знала, чего хочешь, знала, как следует поступать в том или ином случае.
Мария неодобрительно нахмурилась, огорченная такими сомнениями и беспокойным чувством, которое все эти дни нависало над ней, словно темная туча.
Причиной тому, наверное, были все недавние несчастья. Ужасающая смерть Дульси Томас. То, что случилось с ней самой по вине Крогера. Кража денег. И в довершение ко всему – похищение Джессики Мэннинг. Все эти страшные события, вместе взятые, показали Марии, как хрупка жизнь на самом деле, как легко оборвать ее нить, как легко рушатся человеческие планы. Мария всегда была уверена в себе, никогда не сомневалась в том, что для нее лучше; но теперь она испугалась, что жизнь может пройти мимо. Вдруг что-то случится, вдруг она умрет завтра, и если это произойдет, никогда не узнает множество вещей. Например, никогда не узнает, как она понравится мужчине в постели. Никогда не узнает, каково это – выйти замуж, иметь детей...
В гостиной пробили большие часы, и Мария поняла, что Том Фэррел может появиться в любую минуту. Она быстро завершила свой туалет и взяла сумочку. Они собирались пойти обедать в отель «Залив Тампа», а потом на концерт. Вспомнив про отель, Мария не могла не вспомнить о Джессике Мэннинг, а воспоминание о Джессике немедленно вызывало у нее слезы. За те дни, что Джессика разрабатывала вместе с ее семьей план устройства бала, Мария успела узнать и полюбить эту девушку. И теперь Марии казалось, что Джессика заплатила за то, что ей, Марии, удалось спастись. Каждый вечер девушка молилась за Джессику, молила Бога о том, чтобы бедняжку как-нибудь спасли, как спасли ее саму.
В гостиной послышался голос матери и другой, более низкий голос, принадлежавший Тому Фэррелу. Услышав этот голос, Мария воспрянула духом и вышла из своей комнаты, улыбаясь. Сегодня у нее будет хороший вечер, и она забудет хотя бы на время все, что ее тревожит. Именно так и нужно поступать, если она хочет пережить это тяжелое время.
Несмотря на то что войска отбыли из Тампы на Кубу, в отеле «Залив Тампа» было многолюдно. В городе по-прежнему оставалось много офицеров – больше, чем отбыло, как казалось Марии. И хотя основная часть корреспондентов газет и других штатских, связанных с ведением военных действий, отбыли вместе с войсками, в отеле оставалось много постояльцев, и обычные обеды и увеселительные программы продолжались и в будни каждую неделю.
Когда экипаж, нанятый Томом, подкатил к отелю, Мария, как всегда, окинула внимательным взглядом гирлянды огней, красивые цветники и сад.
Выйдя из экипажа, девушка сказала:
– Отель похож на картину, на такую картину, где изображено все самое красивое и приятное, что только есть в жизни.
Том Фэррел посмотрел на нее с влюбленной улыбкой.
– Вы совершенно правы. Действительно, это похоже на дворец, я бы сказал – на сказочный дворец. А вы – вы похожи на принцессу. На спящую красавицу!
Мария зарделась от удовольствия, а потом, подняв брови, испытующе взглянула на молодого человека.
– Какое странное замечание вы сделали, Том. «Спящая красавица». Почему вам в голову пришло именно это сравнение?
Он на мгновение замялся.
– Не знаю, честное слово. Как-то само собой выскочило. Наверное, потому, что вы всегда кажетесь мне немного далекой, Мария. Надеюсь, мои слова вас не огорчили?
– Нет, нет, конечно, нет. С какой стати?
И все-таки эти слова немного встревожили девушку. Значит, вот какой он ее видит? Не проснувшейся? Холодной и отчужденной? Значит, вот какой она ему кажется?
– Я не хотел ни в чем укорить вас, поверьте мне.
– Я в этом уверена, Том. – Мария почти ласково прикоснулась к его лицу. – Все хорошо.
Но ведь в этой сказке был принц, вспомнила Мария. Принц, который разбудил спящую красавицу поцелуем. Если она представляется ему спящей красавицей, не видит ли он себя в роли принца?
Но Мария не успела развить свою мысль, потому что заметила молодого человека, направлявшегося к ним. Он был хорошо одет, оживленно махал им рукой и улыбался. Он кого-то напоминал девушке, но она сразу его не узнала.
Юноша остановился перед ней.
– Мария! Как тебе нравится мой новый костюм?
Мария уставилась на юношу, не веря своим глазам.
А потом громко рассмеялась. Да это же Альварадо, Альварадо Морено, коридорный! Она не узнала его – так он был разодет.
– Альварадо! Ты чудесно выглядишь! Я тебя даже не узнала. Куда же ты направляешься в таком шикарном виде?
– Сегодня вечером у меня выходной. Я иду на танцы в Айбор-Сити. С Розой Льюза, – гордо ответил юноша. – Я красивый, да?
Он медленно повернулся кругом, охорашиваясь, и Мария снисходительно улыбнулась. Костюм был сшит явно на более крупного мужчину; и хотя рукава пиджака и брючины были укорочены, плечи остались слишком широкими, и шляпа на голове была великовата.
– Лейтенант Фэррел, могу я познакомить вас с Альварадо Морено? Вы, вероятно, уже видели его раньше, он работает в отеле.
Том с довольным видом покачал головой.
– Ну, если я и видел его, то, конечно, не смогу узнать его теперь. Настоящий денди!
Мария же, внимательно разглядывая костюм, хмурилась. Этот костюм казался ей смутно знакомым, хотя, конечно, она никогда еще не видела Альварадо хорошо одетым.
– Ну ладно, я побегу, – сказал коридорный, приподнимая шляпу с высокой тульей и шутливо кланяясь. – Не хочу заставлять Розу ждать.
– Разумеется, – задумчиво отозвалась Мария.
Он направился по аллее, едва не подпрыгивая от нетерпения, и девушка крикнула ему вслед:
– Желаю хорошо провести время, Альварадо! – Потом обратилась к Тому: – Никогда не видела Альварадо так хорошо одетым. Интересно, где он взял этот костюм?
Том весело рассмеялся:
– Я полагаю, сегодня он будет королем танцев и произведет сильное впечатление на эту Розу Льюза.
Только по прошествии долгого времени, после превосходного обеда и концерта, когда Мария и Том мирно прогуливались по саду у отеля, Мария вдруг вспомнила, где она видела этот костюм. Девушка резко остановилась и даже вскрикнула.
– Что такое, Мария? – спросил встревоженный Том. – Что случилось?
– Костюм, костюм Альварадо! Я вспомнила, где его видела – или точно такой же. – Она вцепилась в руку Тома сильными пальцами. – Я вспомнила, что видела Брилла Крогера в точно таком же костюме. Я почти готова поклясться, что это тот самый костюм. Я запомнила его так хорошо, потому что Крогер был в этом костюме в тот день, когда пришел к нам, чтобы поговорить об устройстве бала. Я так хорошо за ним наблюдала, потому что он мне не понравился.
Том, задумчиво хмурясь, спросил с некоторым сомнением:
– А вы точно помните?
Она быстро закивала:
– Да, да, это либо костюм Крогера, либо другой, но совершенно такой же. И вряд ли Альварадо, коридорный, мог купить себе такой костюм. Он же, наверное, очень дорогой, Том!
– Даже пусть это костюм Крогера, что с того? Мария в раздумье отвечала:
– Я на самом деле не знаю, но это нужно выяснить. Меня... преследует мысль, что это почему-то очень важно. Ведь не нашли никаких следов Крогера, неизвестно, куда он мог отправиться. Я слышала, в его номере не осталось никакой одежды, никаких личных вещей... А люди, видевшие его в зале перед самым его исчезновением в тот вечер, утверждают, что у него в руках ничего не было, кроме ножа, которым он угрожал Джессике. А когда полицейские подошли к его номеру в тот вечер и спугнули его...
Мария на мгновение замолчала, мысленно перенесясь в прошлое. Даже при одном воспоминании о том ужасном вечере горло ее сжималось, и говорить об этом, особенно с мужчиной, было очень неловко.
– Когда Брилл Крогер выбежал из номера, у него в руках был саквояж, большой ковровый саквояж. Это я помню очень ясно. Почему же в зале он оказался без этого саквояжа?
Том взял девушку за руку.
– Мария, я понимаю, как вам больно вспоминать о том вечере... – Он отвел глаза. – Но Крогер мог спрятать саквояж где-нибудь, а потом взять его.
Девушка упрямо затрясла головой:
– Нет. Я думаю, на это у него не было времени. С того момента, как он оставил меня наверху, и до его ухода с Джессикой прошло слишком мало времени.
– Значит, вы думаете, – проговорил молодой человек с сомнением в голосе, – что Альварадо мог найти саквояж? Это объяснение представляется несколько натянутым, Мария.
– Но ведь вы должны признать, что такая возможность существует. Я полагаю, что это нужно выяснить.
– Согласен, но как это сделать?
– Мы пойдем на танцы в Айбор-Сити. Я знаю эти танцульки. Они продолжаются до рассвета. Найдем там Альварадо и расспросим его.
В ту ночь танцы были устроены в Кубинском лицее, и когда Мария и Том подошли к зданию лицея, их словно волной окатила мелодия зажигательной кубинской песни. Танцы все еще были в разгаре, слышен был гул голосов, говоривших по-испански. Когда молодые люди подошли ко входу, Мария коротко переговорила с человеком, стоявшим у дверей, и объяснила, какое у них дело; человек позволил им войти бесплатно.
Несмотря на поздний час, народу было много. Все раскраснелись от жары и от танцев, все были разодеты в свои лучшие наряды. Помещение казалось круговоротом ярких красок; оркестр, расположившийся на невысоком помосте, играл огненную румбу. Мария принялась разыскивать среди танцующих Альварадо Морено.
Они с Томом сразу привлекли к себе всеобщее внимание. Поначалу Мария не поняла, чем это было вызвано, но потом все же решила, что дело здесь в Томе Фэрреле: обычно на такие вечера приходили только кубинцы, а Том, светловолосый и светлоглазый, явно не был кубинцем. Сама того не сознавая, девушка подобралась и не дрогнув встретила устремленные на них взгляды. Пусть себе дивятся, презрительно подумала она, у нее здесь важное дело.
– Вы выше ростом, чем я, – обратилась она к Тому, – вы нигде не видите Альварадо?
Том, немного растерявшийся в чужой и несколько враждебной атмосфере, покачал головой.
– Пока не вижу. Может быть, его вообще здесь нет.
– Нет, я знаю Альварадо. Он из тех, кто уходит последним.
Том усмехнулся.
– Но он упомянул о некоей молодой леди. Может быть, они... Ну, вы понимаете. – И Том отчаянно покраснел.
Мария не смогла удержаться от смеха.
– Это верно, но уверяю вас, что даже в таком случае Альварадо не уйдет с танцев, пока не сыграют последний танец. Я бывала на танцах в одной компании с ним, и он... Стойте-ка! Посмотрите, мне кажется, это Альварадо, – вон там, на другой стороне зала?
Том посмотрел в том направлении, в котором указывала Мария, и кивнул.
– Да, кажется, это он. Привести его к нам?
Девушка взяла Тома за руку.
– Нет. Будет лучше, если мы оба подойдем к нему. Идемте.
Пробраться сквозь тесную толпу танцующих было непросто, но они наконец перешли на другой край танцплощадки, где энергично отплясывал Альварадо с невысокой темноволосой девушкой в красном платье.
– Альварадо! – Марии пришлось повысить голос, чтобы перекричать оглушительную музыку. – Альварадо!
Гот обернулся с удивленным выражением на лице.
– Мария? Что ты здесь делаешь? Я думал, что ты проводишь вечер в отеле, ты и лейтенант Фэррел.
– Гак оно и было. Но мне нужно поговорить с тобой кое о чем.
Альварадо огорчился.
– Прямо сейчас? А нельзя подождать до завтра?
– Нет, нельзя. Я понимаю, что тебе не хочется отсюда уходить, и прощу прощения, Альварадо, но это очень важно. Здесь найдется место, где можно поговорить?
Юноша неохотно кивнул. Вид у него был очень хмурый.
– Да, можно выйти на веранду. – Он повернулся к девушке в красном платье: – Роза, прости меня. Я приду очень скоро.
Роза Льюза кивнула, хотя было очевидно, что она раздосадована. Бросив своему кавалеру что-то резкое по-испански, она удалилась, высоко подняв голову. Альварадо поглядел ей вслед и философски пожал плечами.
– Прости, Альварадо, – повторила Мария, – конечно, тебе это кажется невежливым, но нас привело дело жизни и смерти.
Альварадо, улыбаясь, развел руками.
– Если это так важно, что я могу сказать? Ты же мой друг, Мария.
Он провел их на веранду, где не было ни души, и вопросительно посмотрел на Марию. Та обратилась к своему спутнику:
– Том, будет гораздо лучше, если мы с Альварадо поговорим по-испански. Надеюсь, вы не сочтете это за невоспитанность?
Том покачал головой:
– Вовсе нет, Мария. Добывайте сведения таким путем, какой вам кажется наилучшим.
Мария с облегчением вздохнула. Разумеется, разговаривать с Альварадо на их родном языке будет гораздо легче.
Но когда она опять повернулась к Альварадо, то увидела, что вид у юноши почему-то стал смущенным.
– Сведения? – медленно проговорил он. – Какие такие сведения, Мария?
– Альварадо, прежде всего я хочу, чтобы ты понял: в вопросах, которые я хочу тебе задать, нет ничего оскорбительного для тебя, и я не собираюсь причинить тебе какой-либо вред.
Юноша кивнул, но с лица его не сходило настороженное выражение.
– Речь идет о костюме, который на тебе надет. Я должна знать, откуда он у тебя, Альварадо. Это очень важно для меня.
Юноша побледнел, отпрянул, глаза у него беспокойно забегали.
Мария положила руку ему на плечо.
– Не бойся, к тебе лично это не имеет никакого отношения. Пожалуйста, ответь мне, и ответь правду.
Сглотнув, Альварадо нашарил во внутреннем кармане маленькую сигарку и зажег ее; пальцы у него дрожали, и он старался не встречаться взглядом с Марией.
Та терпеливо ждала, и сердце у нее колотилось все сильнее. Теперь ей стало ясно, что предчувствия ее не обманули.
– Я его купил, – проговорил наконец Альварадо. – Да, я купил его у одного постояльца нашего отеля.
Но Мария не поверила коридорному. Слишком он беспокоился, слишком уклончиво отвечал. Но девушка и виду не подала, что не верит приятелю.
– Понятно. Этот постоялец – Брилл Крогер? Говори правду, Альварадо. От твоего ответа, может быть, зависит человеческая жизнь.
Альварадо крепко задумался.
– Да! Да, кажется, так его зовут. Он уезжал. Он очень торопился, – так он мне сказал, – и не хотел затруднять себя, таскать с собой свои вещи. Он предложил мне купить этот костюм по сходной цене.
Альварадо продолжал лгать, но Мария побоялась отпугнуть юношу, сказав ему, что видит насквозь все его уловки.
– Крогер – это тот, кто украл деньги, собранные на благотворительном балу. И еще он похитил дочь банкира Мэннинга, Джессику. Ты слыхал об этом?
Альварадо беспрерывно крутил в пальцах сигарку.
– Я слышал обо всех этих ужасах, да, но не связывал их с тем постояльцем, который продал мне костюм.
– Да, понятно. Так вот: кажется, полиция не может выяснить, куда уехал Крогер вместе с Джессикой. Никаких сведений об этом у нее нет. Когда я увидела твой костюм, я узнала его – я видела его на Крогере. И я подумала – может, ты нашел что-нибудь, скажем, какой-то адрес, или что-то в этом роде, в карманах? Ты не нашел чего-нибудь такого, а, Альварадо? Что-то такое, что могло бы навести на след Крогера?
Альварадо, судя по всему, немного успокоился, и Мария почувствовала, что он испытывает облегчение, поскольку она ни в чем его не обвиняла. Юноша курил, смотрел куда-то в сторону, и было ясно, что он взвешивает – какую долю правды можно ей рассказать.
Потом он резко кивнул:
– Да, я нашел кое-что. В точности как ты говоришь, Мария, – в кармане. Мне в голову не пришло, что это важно. Бумажка. Вроде какой-то карты, я там разобрал только одно слово – Юкатан.
Мария торжествующе посмотрела на Тома.
– А она у тебя, эта карта? – спросила она, затаив дыхание в ожидании ответа.
– Да, я уже хотел было выбросить ее, но не выбросил. Можешь взять ее, Мария, если она на что-то сгодится. – Поняв, чего именно добивается от него Мария, юноша загорелся желанием помочь ей.
– Да, Альварадо, карта нам очень нужна. Она может привести нас к Бриллу Крогеру и помочь спасти Джессику. Подумай только, ты можешь стать героем Айбор-Сити и всей Тампы!
Тот замотал головой:
– Нет, нет, ничего такого мне не надо. Я принесу эту карту в отель завтра, Мария. А теперь можно я вернусь к Розе? Эта девушка не любит ждать.
– Да, конечно, Альварадо. И я очень благодарна тебе за помощь. Спасибо. – И, став на цыпочки, девушка поцеловала его в щеку. – До завтра.
Юноша ушел, а Мария повернулась к Тому:
– Ох, Том! Все оказалось так, как я и подозревала. Это действительно костюм Крогера, к тому же Альварадо нашел одну вещь...
– Стоп! Я полагаю, вы должны все мне объяснить, – сухо проговорил Том. – Я не понял ни слова из того, о чем вы говорили.
– Ой, прошу прощения, Том, конечно же, вы не поняли. – И девушка быстро пересказала Тому суть того, что узнала от Альварадо.
Том кивнул с серьезным видом.
– Я бы не стал слишком волноваться, Мария. Очень может быть, что это карта, но ведь ничто не доказывает, что по этой карте видно, куда направился Крогер.
Но переубедить Марию было не так-то просто.
– Конечно, но ведь ничто не говорит и об обратном. По крайней мере у нас теперь хоть что-то появилось, и я убеждена – совершенно убеждена, – что эта карта наведет нас на след Брилла Крогера.
Том нехотя кивнул.
– Ну что же, вы были убеждены, что Морено одет в костюм Крогера, и оказались правы. Возможно, и здесь вы тоже окажетесь правы. – Он улыбнулся, глядя на девушку. – Никогда больше не стану смеяться над женской интуицией.
Это заявление привело Марию в такой восторг, что она стала на цыпочки и чмокнула Тома в губы. И тут же, ужаснувшись собственной дерзости, хотела отступить, но Том с просиявшим лицом протянул к ней руки и схватил девушку в объятия. Мария быстро выскользнула из его рук, зачем-то поправила платье, хотя в этом не было никакой надобности, и пошла вниз по ступенькам, делая вид, будто ничего особенного не произошло.
Том поспешил следом за ней; нагнав девушку, он взял ее за руку. Она не стала отнимать свою руку, а только тихо сказала:
– Проводите меня, пожалуйста, домой. А то мама еще подумает, что меня тоже похитили.
Том молчал, пока они спускались по лестнице, и заговорил только тогда, когда они подошли к наемному экипажу.
– А я бы хотел похитить вас, Мария, – проговорил он, подсаживая девушку в открытую коляску. – Я бы хотел украсть вас и не возвращать обратно. Вы бы стали очень сильно возражать?
Мария смотрела сверху ему в лицо. Сначала она подумала, что он шутит, но, судя по его серьезному виду, это была отнюдь не шутка. Сердце ее бешено забилось. Она не находила нужных слов, не знала даже, что бы ей хотелось сказать; но внезапно Мария поняла, что должна сказать ему правду. Будучи честной по натуре, она просто не могла поступить иначе.
– Том, – медленно начала она, – вы мне очень дороги. Вы хороший друг и чудесный спутник.
Он скорчил гримасу.
– И это все, чем я стал для вас? Спутником... Девушка резко возразила:
– Пожалуйста, позвольте мне договорить. Я была не до конца откровенной с вами, Том. О нет, я не лгала вам, но и не сказала, что у меня есть еще кто-то. Это Карлос Чавез, которого я знаю с той поры, когда была ребенком. Карлос просил меня выйти за него замуж.
Лицо Тома выражало боль и смятение.
– И вы согласились! Мария раздраженно вздохнула.
– Мне бы хотелось, чтобы вы перестали заканчивать мои фразы за меня! Нет, я не согласилась выйти за Карлоса. Говоря по правде, мне еще предстоит дать ему ответ; но сейчас Карлос на Кубе, он сражается в рядах повстанцев.
Мрачное лицо Тома немного посветлело.
– Значит, у меня еще есть какие-то шансы!
Мария почувствовала, что сердце у нее опять забилось быстрее. Том так привлекателен; он любит ее; но ведь она ничего не знает о его намерениях.
– Шансы на что, Том?
Молодой человек изумленно уставился на нее:
– То есть как, на что? Конечно же, просить вас выйти за меня замуж. Я намерен заявить во всеуслышание: я прошу вашей руки, Мария Мендес. Ну как, разве мое предложение хуже, чем его?
Мария не знала, смеяться ей или плакать. Она смотрела на его лицо, такое близкое, и ей ужасно хотелось наклониться и прижаться губами к его губам.
– Том... О Том! Мне не пристало даже слушать вас, пока Карлос воюет где-то на Кубе. Я должна подождать, пока он вернется.
Лицо Тома опять потемнело.
– Я тоже мог оказаться на Кубе и воевать, если бы это зависело от меня. Я не по своей воле остался здесь.
Марию охватил гнев. Уж эти мужчины! Почему их вечно тянет воевать? Неужели Том думает, что она ценит его меньше потому, что он не на войне?
– Не в войне дело, – коротко ответила она, – а в том, что Карлос в отъезде. Вы, однако, здесь, и нехорошо с моей стороны принимать решения, не повидавшись с ним.
– Ну, по крайней мере вы не сказали «нет», – проговорил Том, неожиданно воспрянув духом. – Я буду продолжать любить вас, и я буду продолжать просить вас выйти за меня замуж. О Мария!
И в мгновение ока Том оказался в коляске; его резкое движение напугало лошадей, и молодому человеку пришлось натянуть поводья и ждать, пока лошади успокоятся. Потом Том, вместо того чтобы тронуть их, повернулся к Марии; лицо его было так близко, что девушка чувствовала на своей щеке его горячее дыхание.
– О Мария, моя дорогая, любимая! – проговорил он задыхающимся голосом.
Его руки обняли ее, его губы прижались к ее губам сладко, жарко, настойчиво, и Марии показалось, что она вот-вот растает. Она уже забыла, как это хорошо, когда тебя обнимает мужчина; она на миг вспомнила об объятиях Карлоса – тогда, в саду, в ту ночь, когда он сказал ей о своем отъезде. Она внезапно ощутила всю тяжесть одиночества. Неужели это так плохо – разрешить своей душе и телу взять верх над рассудком всего один раз? Она никогда не знала физической любви. Неужели это так плохо – полностью отдаться своей страсти?
Поцелуй Тома становился все требовательнее, а руки, обнимавшие ее за талию, теперь скользнули выше, и он обхватил ладонями ее груди, сразу ставшие горячими и тяжелыми. Его губы прикоснулись к ее уху, и он проговорил хриплым шепотом:
– Мария, Мария! Позволь мне любить тебя! Я так давно этого хочу!
И тогда Мария внезапно услышала свои собственные слова:
– Мне не пристало даже слушать вас, пока Карлос воюет где-то па Кубе. Я должна подождать...
Нет! Она не может разрешить себе отдаться страсти, как бы ни был ей дорог Том Фэррел, как бы она ни жаждала отдать ему всю себя. Это было бы отрицанием всего, чему ее научили, насилием над всем, во что она верит. Она должна ждать, и Том должен ждать, как ждет Карлос.
Собрав остатки самообладания, Мария оттолкнула Тома.
– Нет! – решительно, с силой проговорила она. – Нет, я не могу. Это неправильно.
– Но я люблю вас, Мария, вы это знаете. Я хочу жениться на вас, так как же это может быть неправильно? – И Том опять положил ладони ей на талию.
Мария уперлась руками в грудь молодого человека, отталкивая его. Теперь, когда девушка наконец разобралась в своих чувствах, она успокоилась.
– Нет, Том, простите меня. Наверное, это моя вина, но я не собиралась вас завлекать, прошу вас мне поверить. Мне бы тоже хотелось стать ближе к вам, и даже очень, но это неправильно. Для вас, возможно, это не так, но для меня... Если вы меня любите, как вы говорите, вы согласитесь подождать.
Вид у Тома был очень сердитый, дышал он прерывисто, но все это быстро прошло. Плечи его поникли. Он потерпел поражение.
– Ладно, Мария, – со вздохом проговорил молодой человек. – Мне будет нелегко, потому что я очень люблю вас. Но я дождусь возвращения Карлоса, и когда он вернется, надеюсь, я получу от вас окончательный ответ, каким бы он ни был. Вам придется дать мне ответ.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Блаженство страсти - Мэтьюз Патриция



Затянуто страшно... а это раздражает, знаете ли. Не смогла дочитать.
Блаженство страсти - Мэтьюз ПатрицияКсения
2.06.2014, 10.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100