Читать онлайн Безумное обещание, автора - Мэтьюз Патриция, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безумное обещание - Мэтьюз Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безумное обещание - Мэтьюз Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безумное обещание - Мэтьюз Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Патриция

Безумное обещание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Снежная буря продолжалась день и две ночи. Шону становилось все хуже и хуже. Он метался в горячечном бреду, в сознание приходил редко и ненадолго. Его рана выглядела ужасно. Когда Сара меняла бинты, пещера наполнялась таким зловонием, что ее тошнило.
А главное, все ее старания были напрасными! Она ничем не могла облегчить страдания Шона. Сара не могла сидеть сложа руки и постоянно занимала себя каким-нибудь делом. Когда запас дров стал подходить к концу, она отправилась на поиски хвороста, несмотря на неистовство стихии, и не успокоилась до тех пор, пока в углу пещеры не выросла целая гора сухих веток. Подмороженное дерево было очень хрупким и ломалось с треском, похожим на пистолетный выстрел. Она раскалила котелок докрасна и с его помощью растопила снег у ручья, чтобы раздобыть корм лошадям. Несколько раз она возвращалась в пещеру с охапками травы. К счастью, мело несильно, и Сара не боялась потеряться, потому что ее следы были хорошо видны на снегу.
На вторую ночь, когда Сара перебинтовывала Шона, он что-то тихо пробормотал. Она привыкла к тому, что Шон говорит в бреду, и сначала не обратила внимания на его слова.
— Что, плохи мои дела, детка? — повторил он отчетливее.
Сара удивленно посмотрела ему в глаза и убедилась в том, что они ясны, а взгляд осмыслен.
— Похоже, что так, Шон, — кивнула она и вдруг воскликнула в порыве отчаяния:
— Я ничего не могу поделать!
— Успокойся, дорогая. — Он несильно сжал ей руку. — Не надо укорять себя. Значит, такова судьба. Наверное, наконечник был отравлен. Индейцы часто вымачивают стрелы в соке ядовитых растений.
— Может быть, я возьму лошадь и поскачу за подмогой?
— Детка, — улыбнулся Шон, — вокруг на сотни миль ни души. К тому времени когда ты вернешься с подмогой, она уже будет мне ни к чему.
Сара понимала, что Шон прав. Если он не умрет от заражения крови, то погибнет от голода.
— И все же, когда буря утихнет, тебе надо двигаться в путь, — продолжил Шон. — Чем дальше ты уедешь от индейцев, тем лучше. Хотя я думаю, что они прекратили преследовать нас из-за бури.
— Нет! Я ни за что не оставлю тебя! — воскликнула Сара.
Он снова улыбнулся, поглаживая ее руку, и в следующий миг взгляд его затуманился.
Утром Сара выглянула из пещеры и увидела, что снегопад прекратился. Прерию покрывал белый саван, искрящийся на солнце и переливающийся всеми цветами радуги.
— Шон, снег больше не идет! — С радостным криком она вернулась в пещеру.
Он открыл глаза и бросил на нее непонимающий взгляд.
— Я с радостью убил бы мерзавца Жиля Брока за то, что он сделал с Сарой! — произнес он на удивление четко. — Придет день, когда я найду его и убью! — Силы оставили его, и он потерял сознание.
Сара намочила кусок полотна и умыла его. Щеки Шона заросли колючей щетиной, отчего его лицо казалось еще более измученным. Прежде Сара редко видела Шона небритым, он следил за собой и брился даже во время зимовки, когда они жили вдали от людей.
Сара изо всех сил старалась не уступать отчаянию, которое тяжелым грузом опустилось на ее хрупкие плечи. Запас продовольствия быстро истощался и требовал пополнения. Шону было необходимо свежее мясо. Сара вспомнила, что видела возле пещеры заячьи следы, и надеялась, что их не замело.
Она взяла пистолеты Шона, зарядила их и отправилась на охоту. Снег превращался в жидкую кашу под ногами, с ветвей деревьев капало. Ручей весело журчал в тисках заснеженных берегов. Сара подумала о том, что позже нужно будет вывести лошадей на водопой. Она медленно брела вдоль ручья, и ее глаза постепенно привыкали к ослепительной белизне равнины.
В пятидесяти ярдах от пещеры Сара замерла на месте.
Заяц прыжками спускался к воде, едва различимый в своей белой шубке на фоне покатого заснеженного берега. Сара спряталась за дерево и притаилась, не спуская глаз с добычи. Заяц задержался у куста и, сев на задние лапки, стал обгладывать кору с нижней ветки. Он оказался совсем близко от Сары.
Она затаила дыхание и тщательно прицелилась. Прогремел выстрел, и пистолет чуть не выбило у нее из руки.
Заяц дважды перевернулся в воздухе и остался лежать на снегу. Сара подбежала к нему и увидела маленькую круглую дырочку у него в голове. Она целилась именно в голову. Шон мог бы гордиться ею! Бульон из свежей зайчатины хоть и не поставит его на ноги, но укрепит силы.
Сара взяла тушку за уши и поспешила назад в пещеру.
Каково же было ее изумление, когда, войдя внутрь, она не обнаружила Шона на месте. Шкура была пуста!
Она почувствовала какое-то движение в дальнем темном углу и, присмотревшись, увидела, что Шон стоит на коленях и поспешно заряжает ружье.
— Господи, Шон! Что ты делаешь? — Она не на шутку встревожилась.
— Я слышал выстрел, — взволнованно отозвался он.
— Это я стреляла! Смотри! — Сара показала ему зайца. — У нас будет прекрасный обед!
— Ты молодец, детка. Я горжусь тобой, — улыбнулся Шон, отложив ружье в сторону.
Сара помогла ему вернуться на место. Шон со вздохом опустился на шкуру и закрыл глаза.
— Я совсем ослаб, детка, — извиняющимся тоном сказал он.
— Вот выпьешь бульона, и силы к тебе вернутся, — заверила Сара.
— Ты права, моя радость. Так и будет.
Сара умело освежевала тушку большим охотничьим ножом Шона, затем отрезала задние ноги и вымыла мясо.
Она сходила к ручью за водой и на обратном пути срезала несколько длинных тонких веток с хлопкового дерева.
Вернувшись в пещеру, Сара положила тушку в котелок с водой, добавила щепотку соли и повесила над огнем вариться. Затем соорудила из четырех веток две крестовины и воткнула их в землю. Нацепив задние заячьи ноги на пятую ветку, она укрепила ее на импровизированной жаровне, потом занялась приготовлением чая. Дорожные запасы Шона быстро истощались, но листовой заварки все еще было вдоволь.
Все это время Шон пребывал в забытьи, иногда бормотал что-то или протяжно стонал.
Сара внимательно следила за мясом, поворачивая его над огнем и не давая подгореть. Заячьи ножки равномерно обжаривались, пока Сара доставала из готового бульона тушку и выбирала кости. Пещера наполнилась аппетитными запахами, и Сара почувствовала, что сильно проголодалась.
Она налила кипящий бульон в кружку, положила туда же несколько кусочков зайчатины и направилась к Шону.
Ей стоило больших усилий приподнять ему голову, тем более что он упорно отталкивал ее руку с дымящейся кружкой и чуть было не обварился. Но Сара не сдавалась.
Наконец Шон очнулся и, потянув носом, сказал:
— Вкусно пахнет.
— То-то же! А теперь выпей-ка это, Шон Фланаган!
Он облокотился о седло здоровой рукой и стал жадно глотать бульон. Кусочки мяса, осевшие на дно, Сара достала из кружки и положила ему в рот. Шон попросил добавки.
Бульон и мясо вернули румянец на впалые щеки Шона, тепло разлилось по всему его телу. Робкий луч надежды проник в его сердце — а вдруг дело пойдет на поправку? — но тут же погас. Ни к чему тешить себя напрасными иллюзиями. Он взглянул на поджаренные ножки.
— Поешь сама. Охотник тоже имеет право проголодаться.
Сара не заставила себя долго упрашивать и с жадностью набросилась на мясо. Никогда она не ела ничего вкуснее!
Шон с ласковой улыбкой наблюдал за ней. Он чувствовал, что жаркая горячечная волна снова готова захлестнуть его.
— Этот ручей скорее всего впадает в Миссури, — заговорил он, борясь с лихорадкой. — Тебе нужно только ехать вдоль него, а потом повернуть на юго-восток. Рано или поздно ты окажешься в Сент-Луисе.
— О чем ты говоришь, Шон? — резко выпрямилась Сара, которая уже покончила с заячьей ногой и теперь слизывала с пальцев растопленный жир.
— Когда доберешься до Сент-Луиса, иди прямиком к Жаку Фортьеру, — продолжал Шон, не обращая внимания на ее вопрос. — У него хранятся все мои деньги. Теперь они принадлежат тебе, Сара. Я предупредил его об этом и просил выдать их тебе, если ты вернешься, а я нет.
— Шон, перестань болтать ерунду! — Сара бросилась на колени перед ним. — Мы вернемся вместе!
— Нет, детка. — Шон грустно улыбнулся. — Мы никогда не лгали друг другу. Мне не выкарабкаться. Я умру в этой пещере. Не упрямься и не дожидайся этого. Отправляйся в путь, пока вновь не разразилась буря.
— Шон, прошу тебя, замолчи. Я не выношу, когда ты так говоришь! — Она тихо расплакалась, опустив голову на грудь. — Ты не представляешь, как много значишь для меня!
— Я знаю, детка. Я знаю больше, чем ты думаешь. Прошлой ночью я сказал тебе, что люблю? Или мне это показалось в бреду?
Сара кивнула в ответ.
— Так вот, я люблю тебя больше жизни. Чувство к тебе стало частью меня самого. — Он обреченно вздохнул. — Но я знаю, что сердце твое пленил Джеб Хоукинс.
— Он даже не удосужился узнать, что со мной! Ты, а не он отправился искать меня и нашел! — воскликнула Сара.
— Но как он мог отправиться искать тебя? Если даже он и жив, то откуда ему знать, что ты можешь быть в Сент-Луисе? — изумленно спросил Шон.
Сара проговорилась, и теперь у нее не было другого выхода, кроме как рассказать Шону о встрече с Джебом на пристани в Сент-Луисе. Сначала она решила ничего не утаивать и выложить всю правду о том, как она провела время в каюте Джеба, и о том, что обещала вернуться к нему, но увидела боль в глазах Шона и передумала.
— Теперь ты сам понимаешь, что Джеб, если бы захотел, мог бы отправиться на поиски, — заключила она.
— Но где он стал бы искать тебя, Сара?
— Ты же знал, где искать!
— Мне очень повезло, — отозвался Шон. — Я совершенно случайно узнал о гибели возницы, а Брок и Поммет привезли тебя в конюшни. Там эти мерзавцы говорили о том, что собираются продать тебя индейцам а сторож их подслушал. Что же касается остального… — Он усмехнулся, опустив глаза. — Это немного удачи и сам обычное ирландское упрямство.
— Я очень благодарна тебе, Шон, и никогда не забуду того, что ты для меня сделал. — Слезы хлынули у нее из глаз, когда она поцеловала его.
— Я тоже, мисс Мади, признателен вам, — отозвался он с улыбкой. — За то, что встретил вас. За то, что вы у меня есть.
— Тебе надо отдохнуть, Шон. Попробуй заснуть, — сказала она, укладывая его на шкуру и ласково проводя рукой по влажным спутанным волосам. — И давай больше не будем говорить о смерти. Ты сам рассказывал, как выживал и после более серьезных ранений, полученных в бою. А тут всего лишь какая-то стрела!
Шон готов был согласиться с Сарой, но приходилось признать, что никогда еще после ранения он не был в таком плачевном состоянии. Шон отвернулся к стене и, не выпуская руку Сары из своей, вскоре впал в беспокойный сон.
Сара осторожно отняла руку, вытерла слезы и занялась делами. Прежде всего она отвела лошадей к ручью, напоила их и привязала пастись к кусту на пригорке, где из-под растаявшего снега показалась травка.
Ее беспокоило, что индейцы могли возобновить погоню, поэтому она вскарабкалась на береговой склон, чтобы осмотреть северный край прерии. Местность была неровной, но прерия хорошо просматривалась на многие мили.
Сара не заметила ничего внушающего опасения и решила, что либо вождь пауни отступился от нее, либо индейцы окончательно потеряли их во время бури.
Сара вернулась в пещеру и склонилась над Шоном. Он по-прежнему был без сознания и не пришел в себя даже тогда, когда она перевязывала его. Рана была ужасной, и Сара наконец смирилась с очевидным — Шон Фланаган умирал.
В глубокой печали Сара вышла наружу и полной грудью вдохнула свежий морозный воздух. От чаяние и боль переполняли ее сердце. Сможет ли она в одиночку преодолеть сотни миль до Сент-Луиса? Какие испытания ждут ее на этом пути? Одиночество, вероятно, будет самым страшным из них.
На закате Сара еще раз напоила лошадей и завела их в пещеру. Она подогрела остатки бульона, но не смогла заставить Шона выпить его. Тогда она поужинала сама, подбросила хвороста в костер и уселась к огню, наблюдая за Шоном сквозь языки пламени.
— Сара! — воскликнул он вдруг и попытался подняться.
Она поспешила к нему, опустилась рядом на колени и поддержала его голову.
— Я здесь, любовь моя.
Он с большим трудом сосредоточил взгляд на ее лице и коснулся стриженой макушки.
— Они снова отрастут, детка. Скоро твои волосы станут длинными и прекрасными, как раньше.
— Да, Шон, я знаю, — прошептала она, еле сдерживая слезы.
Его рука ослабла и безвольно упала на шкуру. Сара уложила его обратно и вернулась к костру. Она очень устала за день и скоро заснула, устроившись прямо у огня.
Она проснулась, когда уже давно рассвело. Костер погас, и в пещере было холодно. Сара впервые за долгое время чувствовала себя отдохнувшей. Она сладко зевнула и потянулась. Шон лежал под шкурой тихо, и она решила не будить его, пока не разожжет костер. Когда пламя занялось, Сара подошла к Шону и опустилась рядом на колени.
— Шон, уже утро.
Он не шевельнулся. Его лицо показалось ей странно бледным и худым. Прежде чем ее пальцы коснулись его щеки, Сара поняла, что она будет холодна как лед. Шон. был мертв. Наверное, он умер ночью, пока она спала. Сара накрыла его с головой и выбежала из пещеры. Возле хлопкового дерева она остановилась, упала перед ним на колени и обняла руками ствол. Она плакала до тех пор, пока полностью не освободилась от душивших ее слез. Наконец она взяла себя в руки, поднялась и решительным шагом направилась обратно.
Сара похоронила Шона на склоне между входом в пещеру и ручьем. Земля здесь была мягкой, и ей без особого труда удалось вырыть могилу. Правда, это отняло много времени, но Сара не прекращала работу до тех пор, пока не убедилась, что яма достаточно глубока и дикие животные не смогут раскопать ее.
Затем она вернулась в пещеру и, взявшись за конец шкуры, на которой лежал Шон, поволокла его к могиле ногами вперед. Возле ямы она решила завернуть тело в шкуру, но передумала.
В ее мозгу так живо прозвучал голос Шона, что на какой-то миг Саре показалось, будто он сам заговорил с ней:
«Не будь дурочкой, детка. Тебе эта шкура пригодится куда больше, чем мне».
Действительно, шкура Шону теперь ни к чему. Сара подумала о том, чтобы положить в могилу рядом с Шоном его верную «Кэти», с которой он никогда не расставался, но сочла это глупой сентиментальностью. Ей надо выжить в бескрайней дикой прерии, где полно опасностей и придется самой добывать пропитание, а без оружия это невозможно.
Сара отвернулась, когда начала засыпать тело землей.
У нее хватило духу повернуться только тогда, когда было очевидно, что лица Шона она уже не увидит. Покончив с погребением, Сара стояла у могильного холмика и думала о том, что в таких случаях принято читать молитвы. Но она никогда не была религиозной, и подходящая молитва так и не пришла ей в голову.
— Прощай, Шон, прощай, любовь моя, — тихо прошептала она и пошла прочь.
Сара вошла в пещеру в последний раз. Солнце перевалило за полдень, и разумно было бы переночевать здесь, чтобы тронуться в путь на рассвете. Но Сара просто не вынесла бы одиночества в этом месте после того, как ей пришлось похоронить Шона.
Она оседлала лошадь и навьючила поклажу на вторую, оставив седло Шона в пещере. Лишняя тяжесть в пути ни к чему, а когда возникнет необходимость поменять лошадь, можно будет сделать то же самое с седлом. Кожаные штаны Шона были велики ей, но в них она издали будет похожа на мужчину. Подъезжать близко к кому бы то ни было не входило в ее планы. Сара на собственном опыте знала, что может случиться в прерии с женщиной, которая едет одна, без сопровождения мужчины. Никакого желания подвергаться нападению со стороны индейцев и одичавших охотников она не испытывала, поэтому решила держаться подальше от людей.
Сара тронулась в путь, положив ружье поперек седла.
Два заряженных пистолета были у нее в сумке, под рукой.
Вторая лошадь шла в поводу. Сара решила не давать волю чувствам и ни разу не оглянулась на могилу Шона.
День выдался ясным и умеренно теплым. Снег почти весь растаял, только в низинах и затененных местах еще лежали грязно-белые лепешки. Время от времени Сара оборачивалась, чтобы убедиться, что за ней нет погони и на горизонте не появилась низкая черная туча, предвещающая бурю.
Положившись на судьбу и на верность предположения Шона, Сара двинулась вдоль извилистого ручья. На закате она наткнулась на одиноко пасущегося оленя. Осторожно соскользнув с лошади, Сара медленно приблизилась к животному и притаилась за небольшим деревцем. Две его крупные ветки образовывали рогатку примерно на уровне плеча.
Олень пасся в тридцати ярдах и не замечал ее. Сара установила ствол ружья в рогатине, прицелилась и выстрелила.
Отдача была такой сильной, что Сара не удержалась на ногах и шлепнулась на землю, но тут же вскочила и бросилась вперед. Она долго не видела тушу и уже успела расстроиться из-за того, что промахнулась, но вдруг наткнулась на убитого оленя в высокой траве. Радостная улыбка вспыхнула у нее на лице. Сара вернулась к дереву и подобрала брошенное ружье.
— Молодец, «Кэти», — сказала она громко и тут же испуганно огляделась, укоряя себя за несдержанность.
Прежде чем приняться за свежевание туши, Сара подвела поближе лошадей и перезарядила ружье, с которым решила не расставаться ни на минуту. Без малейшего колебания Сара рассекла шкуру оленя острым охотничьим ножом и подумала, что желание выжить заставляет человека преодолеть многие свои слабости.
Благодаря опыту, приобретенному во время зимовки с Шоном и охоты на буйволов, Сара имела представление о том, как освежевывать и разделывать туши, тем не менее справилась с этим лишь к вечеру. Она отыскала на берегу ручья укромное место и устроилась на ночлег, запасшись достаточным количеством дров для костра. Обильно и вкусно поужинав, она согрелась у огня и наслаждалась тишиной и покоем.
И вдруг Сара ощутила острую потребность поговорить с Шоном так, как будто он сидел напротив, скрестив ноги и попыхивая своей трубкой. Она не знала еще, что это войдет у нее в привычку и поможет сохранить здравый рассудок на протяжении многих недель вынужденного одиночества.
— Готова поклясться, ты никогда не думал, что я смогу убить и освежевать оленя. Не так ли, Шон Фланаган? Но, как видишь, я смогла. Ты веришь в меня, любовь моя, и я никогда не обману твоих ожиданий.
Вытерев набежавшие на глаза слезы, Сара завернулась в шкуры и легла спать, положив рядом «Кэти».
Великолепная погода стояла еще очень долго, гораздо дольше, чем ожидала Сара. Ночи были холодными, зато днем солнце поднималось высоко и сильно припекало. Однажды она попала в грозу: всю ночь шел проливной дождь, но снега не было. Ручей не замерзал, хотя по утрам Сара разбивала тонкую ледяную корку у берега, чтобы умыться.
Пока не наступили холода, о пропитании можно было не беспокоиться. Прерия кишела мелким зверьем, к тому же Сара научилась метко стрелять. Теперь она понимала, что тот выстрел, которым она убила оленя, был спасительной случайностью. К концу второй недели пути она била 6е3 промаха по гораздо более мелкой дичи.
Дважды Сара видела вдалеке людей. Сначала с полдюжины индейцев. Она подпустила их поближе и выстрелила, тут же перезарядив ружье. Краснокожие остановились и стали совещаться. Они не рискнули приблизиться, но упорно следовали за ней по пятам в течение часа, после чего развернулись и скрылись из виду. Во второй раз ей попались двое мужчин в кожаной одежде. Один из них помахал ей рукой, крикнул что-то, и оба пустили лошадей галопом в ее сторону. Сара предположила, что это охотники или скупщики пушнины, но не хотела иметь с ними ничего общего. Им не следовало знать, что она женщина.
С ними Сара поступила так же, как с индейцами, — пальнула из ружья. Всадники остановились в недоумении, затем один из них погрозил ей кулаком, после чего они развернули коней и ускакали.
Спустя две недели после смерти Шона Сара заметила на севере скопление облаков у горизонта. Она понимала, что снежной бури не миновать, и стала искать надежное укрытие. Ей удалось найти небольшой овраг на берегу ручья с растущим неподалеку хлопковым деревом. Сара привязала лошадей к дереву и отправилась собирать хворост, К тому времени когда она разожгла костер, стало темно как ночью, хотя, судя по солнцу, было около полудня. Ветер крепчал, набирая ураганную силу.
Ей посчастливилось подстрелить утром зайца, поэтому о пропитании можно было не беспокоиться. К ночи ураган уже бушевал вовсю. Снег повалил крупными хлопьями, из-за серой завесы ничего нельзя было разглядеть на расстоянии вытянутой руки. Пронизывающий ветер, казалось, дул сразу со всех сторон.
Сара завернулась в обе шкуры и села поближе к костру. Несмотря на леденящий холод, она задремала сидя, но вскоре проснулась. Огонь давно погас, и костровище засыпало снегом. Сара попыталась снова разжечь огонь, но все ее усилия были тщетными. Наконец она отказалась от своего намерения, тем более что пальцы одеревенели от холода и не удерживали кремень и огниво. Сара боялась выронить и потерять их — это означало бы верную гибель.
В конце концов она встала между лошадьми, набросила на них шкуры и устало прислонилась к одной, обняв ее за шею. В таком положении Сара задремала. Казалось, ураган не кончится никогда. В какой-то момент Сара заснула слишком глубоко и соскользнула на землю. Спать лежа было гораздо удобнее, чем стоя, но она заставила себя подняться. Если заснуть на земле, то можно замерзнуть насмерть.
Сара отошла от лошадей и стала прыгать на месте и хлопать себя руками по бокам, чтобы согреться и как следует проснуться. Скоро она выбилась из сил, и тогда ей в голову пришла спасительная мысль. Сара за запястье привязала себя к седлу так крепко, что всякий раз, когда ноги у нее подгибались, резкая боль не давала ей соскользнуть на землю.
Она не представляла себе, как долго длилась буря. Ночь походила на день, а день на ночь. Сара боялась отойти от лошади, чтобы достать из сумки кусок вяленого мяса, и страдала от голода. Позже она подсчитала, что буря продолжалась двое суток. Когда наконец снегопад прекратился, выяснилось, что был день. Правда, небо все еще заволакивали тучи, поэтому определить который час Саре не удалось. Снегу насыпало столько, что в тех местах, где на пути ветра находилось какое-либо препятствие, сугробы достигали высоты человеческого роста. Сара понимала, что этот снег растает нескоро, а возможно, пролежит до самой весны.
Тем не менее она с необычайным упорством принялась разгребать сугроб, чтобы разжечь костер. Дрова намокли, но ей удалось отыскать несколько совсем сухих щепочек для растопки. Только через пару часов дрова перестали шипеть и дымить и запылали ярким пламенем. Костер прогрел землю и растопил снег на несколько футов вокруг.
Сара стала готовить чай. Чтобы добыть воду, ей пришлось сломать толстый слой льда, в который теперь было заковано русло ручья. Пока вода закипала, Сара напоила лошадей. Она вспомнила слова Шона, что лошадей можно кормить корой некоторых деревьев, если нет травы. Какие именно деревья для этого годятся, Сара не знала, поэтому ободрала кору с разных, благо вдоль ручья деревьев было достаточно. Лошади укоризненно посмотрели на Сару, когда она положила перед ними охапку коры, но все же отыскали в ней что-то съедобное.
Сара выпила две чашки крепкого обжигающего напитка. Горячая жидкость проникла ей в желудок впервые после того, как началась буря. Вяленое мясо промерзло и казалось каменным. Сара положила несколько кусков в кипяток и стала с нетерпением ждать, когда сварится бульон. Она жадно набросилась на еду и только потом поняла, что ослабла так сильно именно от голода. После ужина силы тут же вернулись к ней.
Сара испытывала желание немедленно тронуться в путь.
Ураган испугал ее гораздо сильнее, чем она предполагала сначала. Ей хотелось ехать и ехать прочь от этого страшного места, но она все же вняла доводам рассудка. Отъезд следовало отложить до утра. Необходимо было как следует отдохнуть и выспаться перед дорогой. Сара отправилась на поиски дров.
Быстро темнело, и найти хворост скоро будет трудно.
Она завернулась в обе шкуры и улеглась спать у костра.
Очевидно, после пережитого урагана инстинкт самосохранения у Сары обострился, потому что, несмотря на глубокий сон, как только дрова прогорали и становилось чуть холоднее, она тут же просыпалась и снова разжигала костер.
Первые лучи солнца разбудили ее. Она поднялась, бросила в костер последнюю охапку хвороста, вскипятила чай и разогрела остатки бульона. После чего оседлала одну лошадь, сложила пожитки на спину другой и тронулась в путь.
Лошади вязли в снегу и с трудом передвигали ноги.
Местами сугробы были так глубоки, что они проваливались по брюхо. Тогда Сара спешивалась и помогала им выбраться. Снег лежал повсюду, куда ни кинь взгляд, до самого горизонта раскинулась белая пустыня. Вдоль ручья идти было легче, но и здесь Саре иногда приходилось раскалывать лед и вести лошадей по воде, чтобы избавить их от рыхлой снежной трясины.
К концу дня Сара совершенно выбилась из сил, а продвинулась при этом ненамного. Хорошо еще, что ей удалось выследить и подстрелить зайца на ужин.
День за днем Сара с несгибаемым упорством шла вперед.
Как она и подозревала, на этот раз снег не таял. Твердая корка появилась на поверхности сугробов, и Саре приходилось очень внимательно следить за тем, чтобы лошади не угодили в какую-нибудь яму, скрытую под настом.
Лишь один только раз налетела буря, непродолжительная, но свирепая. После нее снежный покров увеличился на несколько дюймов. Сара теперь знала, что нужно, а чего не нужно делать во время бури. Она вообще не сомкнула глаз, сидя у костра и подбрасывая в огонь дрова. К счастью, буря быстро кончилась.
Дни шли, и Сара окончательно потеряла счет времени.
Она часто меняла лошадей, потому что они быстро уставали, изнуренные тяжелым переходом и отсутствием корма.
Сару спасало лишь то, что лошади были молоды и сильны.
Однажды, спустя примерно месяц после похорон Шона и начала ее пути, Сара без всякого интереса отметила, что берега ручья стали намного круче и обрывистей. И вдруг, обогнув заросли кустарника, она увидела широкое устье реки, в которую впадал ручей.
Миссури!
Сара поникла в седле. Река была скована льдом. Все это время в груди у Сары теплилась надежда добраться до Миссури и переправиться в Сент-Луис на лодке. Но навигация прекратилась и возобновится теперь только весной.
В этот момент Сара готова была признать себя побежденной, чего с ней не случалось с тех пор, как «Северная звезда», на которую ее привезли силой, покинула лондонские доки. До Сент-Луиса оставалось несколько сотен миль, недели, а может быть, месяцы изнуряющего пути. И это при том, что зима еще не вошла в полную силу.
И вдруг лошадь тряхнула головой и нетерпеливо потянулась вперед. Сара очнулась от грустных мыслей и крепче сжала поводья, решив не впадать в отчаяние.
— Шон, любимый, ты ведь говорил, что я смогу это сделать, — сказала она громко. — Черт побери, я не сдамся! Так или иначе, а я это сделаю!
В тот год весна пришла в Сент-Луис рано. После суровой зимы, когда даже Миссисипи в некоторых местах сковал лед, судоходство возобновилось не сразу. Многие суда требовали ремонта. Но к середине марта лед сошел, и река быстро пробуждалась от зимнего сна.
Жак Фортьер по своему обыкновению занимался делами в лавке. Первая волна охотников и скупщиков пушнины уже хлынула в город, и Жак готовил к отправке вниз по реке первую партию товара. Он склонился над конторскими книгами, подсчитывая грядущую прибыль, и радостная улыбка невольно коснулась его губ.
И вдруг он почувствовал рядом чье-то присутствие. В лавке было по-прежнему тихо, но что-то заставило Жака оторваться от цифр. Он поднял голову и увидел перед собой невысокого тщедушного мужчину в рваной куртке и широких кожаных штанах. Нет, это была женщина! Господи! Женщина в мужской одежде! Жак решил, что имеет дело с индейской скво, но кожа у этой женщины была светлой, а глаза синими. Она была страшно худой, почти истощенной.
— Месье Фортьер? — Голос ее прозвучал хрипло после долгого молчания. — Вы помните меня? Я Сара Мади.
— Сара Мади? — смущенно повторил он и вдруг стукнул себя ладонью по лбу в наказание за забывчивость. — Боже мой! Ну конечно, мисс Сара Мади! Что с вами приключилось? Шон… — Он осекся, пристально вглядевшись в ее глаза. — А где ирландец?
— Шон Фланаган погиб, сэр, — ответила она. — Он умер на плато от индейской стрелы.
— Шон мертв? Господи, какое ужасное известие! Но это же так далеко… Неужели вы добрались до Сент-Луиса одна, мадемуазель?
— Да. Шон верил, что я смогу сделать это. Иногда мне казалось, что это не так. Но теперь все позади, и, как видите, я здесь. — Она улыбнулась.
— И это замечательно! — искренне радуясь, воскликнул Жак. — Вы, должно быть, голодны. И вам нужна одежда… — Он стал торопливо выбираться из-за конторки.
— Месье Фортьер, — жестом остановила его Сара. — Насколько мне известно, Шон оставил у вас для меня деньги.
— Да. Отправляясь за вами, он распорядился передать вам его сбережения. Он сказал так: «Если я не вернусь, а Сара Мади вернется, отдай мои деньги ей».
— А саквояж с одеждой, которую я купила у вас прошлой весной? Вы сохранили его?
— А как же! Он у меня в кладовой. Шон завез его мне в тот же самый день.
— В таком случае будьте добры, наймите экипаж, чтобы он отвез меня в «Фостер-хаус»…
Жак Фортьер смотрел на Сару со смешанным чувством недоумения и восхищения. Эта женщина, грязная и измученная, как скво, которая полгода просидела в дымной пещере, у него на глазах превращалась в леди, в настоящую леди самой высокой пробы.
— И выделите мне часть денег из средств Шона.
— Не извольте беспокоиться, мадемуазель. Все будет исполнено, — с поклоном ответил Фортьер.
Сара покраснела и смущенно улыбнулась.
— Извините меня, месье Фортьер. Просто мне пришлось пройти через ад и…
Сара пошатнулась и чуть не упала. Жак вовремя подхватил ее под руку.
— А вы, мадемуазель, примите мои извинения за то, что я позволил себе подшутить над вами, — сказал он и крикнул в темноту:
— Мари!
— Там на улице лошади, снаряжение и оружие Шона.
Вы можете купить их по сходной цене? — спросила Сара.
— Разумеется, мадемуазель Мади. Доверьтесь мне.
— Хотя нет… Ружье я не продам. «Кэти» я оставлю себе. Вряд ли оно мне понадобится, но расстаться с ним я не могу.
— Дорогая, это мадемуазель Мади, — обратился Жак к подошедшей супруге. — Она очень ослабла от голода. Глоток французского бренди и тарелка суда вернут ей силы. Займись этим, а я схожу за экипажем.
— Скажите, на пристани сейчас много судов? — спросила Сара у Фортьера, который уже стоял в дверях.
— Очень много, мадемуазель. Зима выдалась суровой, но теперь суда готовятся к отплытию после ремонта. Навигация началась.
Сара хотела было разузнать о Джебе Хоукинсе, но передумала. Всему, свое время.
Поднявшись к себе в комнату в «Фостер-хаус». Сара первым делом потребовала горячую ванну и с наслаждением вымылась, не жалея мыла.
Далей Фостер удивленно приподняла бровь, когда Сара во второй раз возникла на пороге ее пансиона в грязной кожаной одежде. Но Сара предположила, что изумление хозяйки вызвано не состоянием ее одежды, а тем, что на ней мужские штаны. Тем не менее Сара получила комнату, а хозяйский сын приготовил ей ванну.
Сара лежала в ванне и размышляла, стоит или нет разыскивать Джеба. С одной стороны, ей очень хотелось увидеть его, но с другой — смерть Шона все еще лежала тяжелым камнем у нее на душе. Сара понимала, что, расскажи она кому-нибудь об этом, ее подняли бы на смех. Но сразу пойти к Джебу казалось ей неуважением к памяти Шона.
Да и сам Джеб… Вдруг он встретит ее с холодным безразличием? Ведь тогда она не вернулась на следующее утро, как обещала. Поверит ли он ее рассказу, да и вообще станет ли слушать? Сара вдруг ни с того ни с сего разозлилась. Да какое право он имеет хоть в чем-либо упрекнуть ее? Он ведь не отправился искать ее, не стал рисковать ради нее жизнью. Это сделал Шон Фланаган, который любил ее сильно и преданно, а не Джеб Хоукинс!
Даже если Джеб выслушает ее, то какова будет его реакция? Унижения и грязь, через которые ей довелось пройти… Шон это понял и простил. Сможет ли Джеб? Ведь он пуританин до мозга костей, человек высоких моральных принципов. Когда он поступил вопреки им на «Северной звезде», его долго не переставала мучить совесть. Сара была достаточно проницательной, чтобы заметить это. Возможно, он испытывает муки совести и по поводу тех нескольких часов, которые они провели вместе на борту его баржи.
Черт бы побрал Джеба Хоукинса с его моральными устоями! Сара вылезла из ванны и стала с ожесточением вытираться.
Чистота и тепло разморили ее, и девушка почувствовала, что невероятно устала. Она вытянулась на мягкой постели и тут же провалилась в глубокий сон. Через два часа она проснулась отдохнувшей и тут же приняла решение.
Она должна по крайней мере поговорить с Джебом. Это ее долг перед ним и перед самой собой.
Прежде чем одеться, Сара намазала тело кремом и подивилось тому, какой хрупкой стала ее фигура. Кожа порозовела от легкого массажа и стала гладкой и упругой на ощупь. Суровые погодные условия и недостаточный уход никак не отразились на коже лица. Вот только руки хранили следы тяжелого труда и лишений, затвердевшие мозоли вряд ли скоро сойдут с ладоней.
Волосы к этому времени отросли уже достаточно, чтобы их можно было уложить на затылке в пучок. Сара взглянула на свое отражение в зеркале и не узнала ту девочку, которую когда-то давно двое мерзавцев схватили на лондонской улице и силком притащили на корабль, отплывающий в колонии.
Сара вышла из пансиона и долго брела по улице, пока не нашла экипаж. Она велела вознице отвезти ее на пристань…
Когда экипаж стал спускаться по склону холма пристани, Сара почувствовала, что ее решимость постепенно тает. Она попросила возницу высадить ее у самого основания холма и расплатилась. На пристани царило обычное оживление: грузчики сновали с тюками и ящиками, хорошо одетые дамы и господа прогуливались вдоль судов, ожидая посадки. Сара смешалась с толпой и медленно побрела вдоль причала.
Наконец она увидела баржи Джеба, свежевыкрашенные и готовые к отплытию. Сердце подпрыгнуло у нее в груди, и Сара невольно ускорила шаг, сгорая от нетерпения. Все ее сомнения относительно необходимости этой встречи растаяли, как только она увидела Джеба.
Он стоял на палубе, опираясь на поручень, дымил сигарой и руководил погрузкой. Его рыжая борода на солнце казалась огненно красной, а от сигары поднимался вверх сизый дымок. Сара поймала себя на том, что готова броситься к нему бегом.
В этот момент из каюты вышла женщина. Она встала рядом с Джебом и ласково положила свою руку на его.
Женщина была одета по последней моде. Пышнотелая и молодая, с прекрасными волосами цвета спелой кукурузы.
Она была красива.
Джеб повернулся к ней, и ее лицо озарила нежная улыбка. Тогда он обнял ее за плечи и стал смеясь что-то нашептывать ей на ухо.
Сара резко остановилась. На плечи ей легла свинцовая тяжесть разочарования. Без сомнения, Джеба и эту женщину связывали самые близкие отношения. Они были любовниками! Страшная мысль поразила ее в следующий миг.
А вдруг они муж и жена?!
Отчаяние сковало Сару, она не находила в себе сил шевельнуться. Ну конечно, Джеб нашел другую любовь!
Сердце ее разрывалось от горя и обиды. Она развернулась и побрела прочь от места, где произошло крушение ее надежд на счастье. Хорошо, что Джеб не заметил ее. Она не пережила бы такого унижения.
Его баржи готовились к отплытию, которое, вероятно, было назначено на завтра. Через день она вернется сюда и купит билет до Нового Орлеана на какое-нибудь другое судно.




Часть IV
ОБЕЩАНИЕ



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Безумное обещание - Мэтьюз Патриция



Очен интересный роман,мне очень нравится . . . Я советую всем читать этот роман . . . и очень хотело чтобы сняли филм на это . . .
Безумное обещание - Мэтьюз ПатрицияГюльчин
23.06.2011, 12.42





Человек, который написал аннотацию к этой книге - мерзавец! Совсем не так, совсем не то! Во первых, это не любовный роман, это книга о судьбе женщины. Из-за совершено неоправданных поступков мужчин(таких как похоть, желание наживы, себялюбие, уверенности только в себе и т.д.) гл.героини пришлось пережить бесконечно долгий ад. И не просто пережить, но и сохранить в себе человечность и стремление к свободе, жизни и .... счастью!!! Да, я хотела провести вечер с наивным, легких роман и поначалу очень расстроилась, когда поняла что этот роман совсем не такой, но как же я рада, что дочитала книгу до конца. Да, мне не совсем понравилось, как закончилась книга, и как же я рыдала, когда Шон оставил Сару, ведь после всего, что им довелось вынести вместе автор была обязана, наконец, пожалеть героев. Вот сейчас пишу это, а сама плачу, плачу по Шону, по такой безграничной, преданной любви. Девочки, я наверно бы ещё много смогла написать здесь, но у меня в голове столько чувств, что их очень сложно описывать. Это не любовный роман, это книга о судьбе женщины...
Безумное обещание - Мэтьюз ПатрицияКсения
30.03.2014, 15.16





Роман о тяжелой судьбе, об очень тяжелой судьбе одной молодой женщины. Несмотря на страшные испытания, она не сломалась и, наконец, обрела свое счастье.
Безумное обещание - Мэтьюз ПатрицияК.
25.03.2016, 13.37





ЭМОЦИОНАЛЬНО ОЧЕНЬ СИЛЬНЫЙ РОМАН .....СТОЛЬКО ИСПЫТАНИЙ ВЫПАЛО САРЕ И ЖАЛЬ ЧТО В АННОТАЦИИ ВСЯ ЗАСЛУГА ПРИПИСЫВАЕТСЯ ДЖЕБУ.....А ТО ЧТО САРА ОСТАЛАСЬ ЖИВА БОЛЬШАЯ ЗАСЛУГА ШОНА...10/10 !!! ЧИТАТЬ !!!)))
Безумное обещание - Мэтьюз ПатрицияОльчик
30.04.2016, 6.19





ерунда и бред!!!!!!!
Безумное обещание - Мэтьюз Патрициянадежда
10.06.2016, 17.25





надежда - ты сама ерунда и бред!!!!!!!
Безумное обещание - Мэтьюз ПатрицияАджедан.
6.08.2016, 11.42





Целиком присоединяюсь к отзыву Ксении. Если кто-то хочет узнать, кто такая сильная женщина - прочтите этот роман. Несомненной это главная героиня Сара. Красивая...умная...сильная! Роман так же иллюстрирует жизненный постулат - любовь редко достается тому, кто ее заслуживает. Вот и Шон отдал жизнь за любимую женщину, которая досталась мужчине, который и в подметки ему не годился. В принципе он не плох - но такой обычный мужчина. Джеб мог бы прекрасно прожить и без Сары. Не думаю, что он смог бы освободить Сару из индейского плена, в котором она бы вскоре умерла. Грущу по Шону.
Безумное обещание - Мэтьюз ПатрицияВ.З.,68 л.
6.10.2016, 10.19





Так начну с того что есть много недочетов. Первый и самый страный по моему это то когда жиль захватил корабль и оставил ее в каюте с джебом когда ему не в терпеж было ее насиловать. Второе не менее странное она была девственницей в начале и о ее бесплодии ничего не сказанно но она не забеременнела что по мне ну очень странно. Третье после захвата корабля он который с такой страстью лишивший ее невинности и забыл о ее существовании. Четвертое она влюбилась в этого мужлана который думал о ней самое худшее и всеми действиями показал что он думает о ней а не в шона который жизнь за нее отдал. Прости те за ошибки я в торопях пишу ну просто мое мнение после прочтения хотела поделиться.
Безумное обещание - Мэтьюз Патрициялолита
10.10.2016, 17.41





Так начну с того что есть много недочетов. Первый и самый страный по моему это то когда жиль захватил корабль и оставил ее в каюте с джебом когда ему не в терпеж было ее насиловать. Второе не менее странное она была девственницей в начале и о ее бесплодии ничего не сказанно но она не забеременнела что по мне ну очень странно. Третье после захвата корабля он который с такой страстью лишивший ее невинности и забыл о ее существовании. Четвертое она влюбилась в этого мужлана который думал о ней самое худшее и всеми действиями показал что он думает о ней а не в шона который жизнь за нее отдал. Прости те за ошибки я в торопях пишу ну просто мое мнение после прочтения хотела поделиться.
Безумное обещание - Мэтьюз Патрициялолита
10.10.2016, 17.41





Я тоже согласна с Ксенией не в его обьятьях она впервые нашла наслеждение и тем более счастье а с шоном.
Безумное обещание - Мэтьюз Патрициялолита
10.10.2016, 17.59





И пятое - Джеб был бородач. В романе часто упоминается, что он любил гладить свою пышную "раскладистую" бороду.
Безумное обещание - Мэтьюз Патрицияjoker
11.10.2016, 11.44





И пятое - Джеб был бородач. В романе часто упоминается, что он любил гладить свою пышную "раскладистую" бороду.
Безумное обещание - Мэтьюз Патрицияjoker
11.10.2016, 11.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100