Читать онлайн Только для мужчин, автора - Мэтьюз Артур Клейтон, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Артур Клейтон

Только для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Марк Бакнер был единственным ребенком отца-американца и матери-мексиканки. Последние три месяца беременности его мать провела в Сан-Антонио, штат Техас – для того чтобы Марк наверняка родился американским гражданином.
Рой Бакнер несколько лет работал в Мехико управляющим автосборочного предприятия, принадлежавшего американцам. Это был крупный мужчина, неотесанный и хамоватый, обладавший напористостью торговца, силой грузчика и упрямством мула. Его жена Пилар, напротив, была невысокой, не отличалась крепким здоровьем и выглядела так, будто вот-вот начнет обмахиваться кружевным веером под присмотром дуэньи. Мать Марка происходила из старинного аристократического рода, была хорошо образованна, любила искусство, книги и музыку. Когда Марк подрос, он никак не мог понять, почему его родители поженились. Говорят, что противоположности сходятся, но вряд ли это утверждение было справедливо в данном случае.
Постепенно Марк все же сформулировал для себя какое-то объяснение – основанное частично на фактах, частично на собственных догадках. Родители его матери были людьми бедными, а если называть вещи своими именами – они были нищими, хотя гордость не позволяла им это признать. А Рой Бакнер в месяц проматывал столько, сколько им хватило бы на год. Фактически они продали ему свою дочь – единственное, что имело хоть какую-то рыночную стоимость. Взамен Рой Бакнер переписал на себя их долги, и время от времени подбрасывал денег.
Однако прошло довольно много времени, прежде чем Марк наконец догадался, почему же его отец женился на его матери. Во-первых, отец считал, что женитьба на аристократке прибавит ему веса в обществе; во-вторых, он надеялся, что женитьба позволит ему повысить свой социальный статус. Однако он просчитался. Не только мексиканское высшее общество не приняло Роя Бакнера, но даже столпы американской колонии по-прежнему относились к нему свысока.
Марк был уверен, что между его родителями не было любви. Хотя мать никогда не говорила ему об этом прямо, он чувствовал, что она презирает Роя Бакнера. Сам Марк его определенно презирал. Отец был грубым, вульгарным, ему не хватало элементарной культуры, над всякими «утонченностями» он откровенно насмехался. Отец не обращал на Марка внимания, за исключением тех кратких моментов, когда пытался сделать из своего сына настоящего мужчину. Марку понадобилось не так уж много времени, чтобы почувствовать, что отец относится к нему чуть ли не с отвращением.
Когда Марк подрос, он понял, что между его родителями нет и страсти, никаких сексуальных контактов. Хотя до мальчика доходили слухи, что его отец – закоренелый бабник.
В результате Марк вырос одиночкой. Он много читал, хорошо учился в частной школе для американских детей. Командным видам спорта он предпочитал легкую атлетику. Самых больших успехов он достиг в беге на сто ярдов. Поджарый, как гончая, Марк очень быстро бегал. И почти всегда побеждал. Конечно, в определенной степени он соревновался с другими, но в первую очередь – и это было главным достоинством легкой атлетики – он состязался с самим собой.
Впоследствии Марк пришел к выводу, что если бы он жил и тренировался в Штатах, то, вполне возможно, стал бы выдающимся бегуном. Однако в Мехико легкой атлетике не уделяли особого внимания, да и сам Марк не придавал спортивным достижениям особого значения.
Его мать умерла, когда Марку исполнилось четырнадцать. Он был буквально убит горем. Никогда еще Марк не был так одинок, исчезло единственное, что связывало с домом. Рой Бакнер, вместо того чтобы попытаться сблизиться с мальчиком, по-прежнему полностью его игнорировал. Вдобавок теперь он не только не скрывал своих любовных похождений, но даже приводил любовниц домой.
Позднее, после того как Марк прочитал всю доступную ему литературу по гомосексуализму, он пришел к выводу, что его случай был хрестоматийным: любящая, хрупкая мать, которую Марк обожал, и грубый, самодовольный отец, которого он презирал.
Однако на самом деле все было не так просто. Первые сексуальные контакты Марк имел с женщинами – с уличными девками, когда ему не было и пятнадцати, и нельзя сказать, чтобы новый опыт показался ему столь захватывающим. Тем не менее он уже не был девственником, и испытанные ощущения не оттолкнули его от секса.
Семья Бакнеров арендовала дом неподалеку от парка Чапультапек. Это было большое здание в испанском колониальном стиле, перед которым находился просторный двор, окруженный высокой глинобитной стеной. В комнатах всегда царил полумрак, узкие окна пропускали мало света, толстые стены даже в очень жаркие дни сохраняли внутри дома прохладу. Прислуга в Мехико была дешевой, и теперь, когда его жена умерла, Бакнер набрал полный штат – повара, экономку, служанку и садовника Пепе Морено. У Морено был сын Хуан, на год старше Марка, худощавый, светлокожий и медлительный, который время от времени появлялся вместе с отцом. Отцу он помогал мало, проводя большую часть времени в обществе Марка. Испанский для Марка был почти родным языком, и они с Хуаном подружились. У них оказалось много общего. У выходцев из низших слоев мексиканского общества было не так уж много возможностей свернуть с той наезженной колеи, в которую их поставили годы рабства, однако Хуан умел мечтать. Он хотел уехать куда-нибудь в другую страну, где перед ним открывалось бы больше возможностей. Хуан много расспрашивал Марка о жизни в Соединенных Штатах. И хотя Марк всю свою жизнь провел в Мехико, он знал, как трудно приходится в Штатах мексиканцам, и попытался деликатно сообщить об этом Хуану.
– Ты говоришь о «мокрых спинах», амиго. Но я вовсе не собираюсь вкалывать на уборке урожая. Многие люди из моей страны стали в твоей стране знаменитыми певцами и музыкантами. У меня есть музыкальные способности, вот только если бы я мог учиться!
Уже тогда Марку было известно: для того чтобы пробиться с самого дна общества – в Соединенных ли Штатах или где-либо еще, – недостаточно способностей и силы воли. Человек должен обладать колоссальными амбициями, сметающими все на своем пути. Этого у Хуана не было. И Марк подозревал, что мечты Хуана так и останутся мечтами.
Как и многие мальчики их возраста, они экспериментировали с сексом и несколько раз взаимной мастурбацией доводили друг друга до оргазма. Марк действовал неловко, испытывая при этом чувство вины, но руки Хуана всегда были такими же нежными и искусными, как руки женщины. Их эксперименты никогда не заходили дальше мастурбации, причем Хуан ни на что большее не намекал.
В один прекрасный день Хуан исчез. Всегда нелюдимый Пепе Морено, опустив глаза, промямлил что-то вроде того, что Хуан заболел и его пришлось отправить к родственникам в деревню.
Прошло шесть месяцев, и Хуан появился так же внезапно, как и исчез. Марк читал, сидя у окна в своей комнате. Услышав скрип открывающейся калитки, он лениво посмотрел в окно. Лужайку перед домом пересекал Пепе Морено, за ним тащился Хуан, опустив голову и засунув руки в карманы.
– Хуан! – окликнул его Марк, высунувшись в окно. – Хуан!
Хуан поднял голову и помахал Марку рукой.
Марк отложил книгу, вскочил с кресла и сбежал вниз. Хуан поджидал его у входной двери.
– Как ты себя чувствуешь, Хуан? – с беспокойством спросил Марк. – С тобой все в порядке?
– Конечно, амиго. – Хуан пожал плечами. – Со мной все… как это вы говорите? О’кей?
– Но твой отец сказал, что ты заболел и тебя отправили в деревню.
– Заболел? – Хуан с такой злобой посмотрел в сторону отца, копавшегося в цветнике перед домом, что Марк невольно сжался. – Для старика, – сказал он, сплюнув на траву, – если ты не такой, как все, – значит, ты болен.
– Не такой, как все? Хуан, я не понимаю…
Хуан пристально посмотрел на Марка, глаза его как-то странно блестели. Да, он действительно изменился.
– Пойдем! – сказал Хуан. – Пойдем, я тебе все расскажу.
За домом находился старый каретный сарай. Обычно их перестраивали под гаражи, но по каким-то, одному ему известным причинам владелец дома, который арендовал Рой Бакнер, оставил каретный сарай в неприкосновенности. Сарай использовали как склад. В пыльном и темном помещении, заваленном всяким хламом, было много укромных уголков, и мальчики часто забирались сюда для уединенных бесед. За поленницей дров они устроили потайное убежище, выстлав пол соломенными матами. Из находившегося высоко вверху маленького мутного окошка падал слабый свет. Именно здесь они секретничали и рассуждали о будущем. Именно здесь они проводили свои сексуальные эксперименты.
И теперь они тоже направились в каретный сарай. Поворачивая за угол, Марк всей кожей чувствовал, что Пепе Морено глядит им вслед.
Усевшись на маты, Хуан вытащил пачку сигарет и предложил Марку. Марк отказался, а Хуан закурил.
– Это что-то новенькое, а, Хуан?
– Я уже мужчина, амиго. А мужчина может курить сигареты, если ему это нравится.
Разница в возрасте у них составляла всего несколько месяцев, а Марк пока что-то не особенно ощущал себя мужчиной. Но он промолчал, подумав, что за последние полгода Хуан действительно возмужал – в этом не было сомнения.
Несколько секунд Хуан задумчиво курил.
– Старик поймал меня с Мануэлито, когда мы занимались любовью. Вот почему меня отправили отсюда.
Марк нахмурился:
– Мануэлито? Кто она?
– Она? – Хуан засмеялся. – Мануэлито – это мужчина. Он уже взрослый, не такой, как я.
Марк отпрянул от него, одновременно шокированный и возбужденный.
– Ты занимался любовью с мужчиной?
– Так что же, ты теперь не хочешь со мной знаться, амиго? – Хуан тихо засмеялся. – Может, тебе лучше убежать, пока я на тебя не набросился?
– Нет, нет, дело не в этом, – поспешно заверил его Марк. – Просто я удивлен. Я никогда не думал, что ты…
Хуан насмешливо улыбнулся.
– Ты никогда не думал, что я любитель мужчин? – Внезапно став серьезным, он кивнул. – Ты прав. Я и не был – до тех пор, пока это не случилось. Теперь я знаю, как оно бывает.
Они немного помолчали. Марк никак не мог собраться с мыслями. Он немного читал о гомосексуализме, но все это было достаточно неопределенно, одни общие рассуждения.
Наконец любопытство пересилило, и Марк сказал:
– Я часто думал – как это… ну, делается?
– Это очень просто, амиго. Это самая естественная вещь на свете. – Хуан снова тихо засмеялся. – Хочешь, я тебе покажу?
Не в силах выговорить ни слова, Марк нервно кивнул.
Хуан не торопясь вытащил изо рта сигарету, затем наклонился и поцеловал его в губы. Марк напрягся, но заставил себя сидеть неподвижно. Губы Хуана были мягкими и теплыми, его дыхание все еще отдавало дымом сигареты.
Затем Марк почувствовал, что тот возится у него в трусах. Хуан, не отрывая губ от его рта, вытащил наружу вялый пенис Марка и принялся его ласкать, осторожно двигая взад-вперед крайнюю плоть, как они делали это раньше во время мастурбации. Марк был разочарован. И это все?
Но тут Хуан опустил голову, и Марк почувствовал, как его пенис окутало влажное тепло. Пенис мгновенно отвердел. Раскрыв рот, Марк с изумлением смотрел, как двигается взад-вперед голова Хуана.
Нахлынувшая волна удовольствия унесла все мысли куда-то далеко. Марк забыл о необычно-сти происходящего и целиком отдался своим ощущениям. Довольно быстро Хуан довел его до оргазма.
Закончив, он поднял голову и отвернулся, чтобы сплюнуть на пол сперму.
– Вот видишь, амиго, как это просто? – мягко улыбнувшись, сказал Хуан.
На неделе это повторялось еще дважды. Марк не слишком старался докапываться до причин, побуждающих его так поступать – не считая, конечно, полученного удовольствия. Он подозревал, что отчасти это было вызовом отцу – сколько раз он слышал, как Рой Бакнер ругает гомиков и педерастов. Несомненно, Хуан подпадал под эту категорию.
Все неожиданно кончилось в разгар их третьего свидания. Хуан держал во рту возбужденный член Марка, когда дверь каретного сарая резко распахнулась и на пороге появился Рой Бакнер.
Захваченные врасплох, Марк и Хуан замерли в том положении, в каком их застали.
– Господи, я не поверил бы этому, если бы не увидел собственными глазами! – проревел Рой Бакнер. Лицо его было пунцовым от ярости. Он схватил Хуана Морено за волосы и поволок его к выходу. Марк увидел в дверях печального Пепе Морено и понял, кто их выдал.
– Мой сын гомик! – Бакнер-старший схватил Марка за рубашку и принялся свободной рукой хлестать его по щекам. – Проклятый маменькин сынок… почему не пошел к бабе… треклятый гомик!
В конце концов он отпустил Марка, отшвырнув его, словно мешок с мусором, в угол. Марк рыдал от боли и унижения, отчаянно желая умереть.
Он смутно помнил, как отец прорычал:
– Ты мне больше не сын!
Марк больше никогда не видел Хуана Морено. Через два дня он уже летел на самолете в Вермонт. Марка отправили жить к его тете Гарриет.
Гарриет Бакнер – единственная оставшаяся в живых родственница Роя Бакнера – была старой девой. Высокая, костлявая, с узким лицом, она чувствовала себя на вершине блаженства, когда говорила людям гадости.
Пуританка до мозга костей, Гарриет Бакнер полагала, что секс – занятие скотское, а всех мужчин считала похотливыми самцами. Абсолютно всех – включая родного брата, а теперь и племянника. Однако тетя Гарриет по натуре была скуповата, брат же обещал ежемесячно выделять на содержание Марка приличные деньги… Прошло некоторое время, прежде чем Марк это понял, а поняв, он невзлюбил тетку еще больше. Однако его неприязнь к Гарриет Бакнер, конечно, не шла ни в какое сравнение с той безграничной ненавистью, которую Марк испытывал к отцу.
Гарриет не проявляла к мальчику никаких родственных чувств, ее сердце не умело любить. Она просто следила за ним, как хищник следит за добычей – конечно, когда у нее была такая возможность. Будние дни Гарриет проводила на службе. Однако все вечера и выходные она посвящала наблюдению за племянником. К счастью, у него была отдельная комната, куда он мог скрыться вместе со своими книгами. За свою жизнь Гарриет не прочла ни одной книги, кроме Библии, и поэтому не проявляла интереса к тем книгам, которые Марк приносил домой, полагая, что это школьные учебники. Марк перечитал все, что мог достать о гомосексуализме, бесконечно анализируя свои ощущения во время тех трех встреч с Хуаном, но так и не пришел к каким-то определенным выводам.
Его тетка могла не беспокоиться, что он повторит свои эксперименты. Марк еще больше ушел в себя и не смел заводить дружбу с другими мальчиками.
Именно тогда, живя у тетки, он впервые попробовал писать. Марк писал и уничтожал свои рассказы, едва успев поставить последнюю точку. Он боялся их куда-нибудь посылать, так как в случае возврата рукописи тетка могла перехватить конверт и устроить скандал. Тем не менее занятия литературой были для Марка своего рода отдушиной, хоть он и подозревал, что написанные им рассказы никуда не годились.
Марк перестал заниматься спортом и предпочитал большую часть свободного времени проводить взаперти в своей комнате. Он еще больше побледнел и осунулся. Вид у него был болезненный.
Отец приехал в Вермонт только однажды – на Рождество, через два года после того, как выпихнул сына из дома. Увидев Марка, он был потрясен.
– Господи, Гарриет, что ты сделала с парнем? Он выглядит так, как будто его морят голодом. На те деньги, что я тебе присылаю, ты могла бы его кормить как следует.
– У меня стол всегда ломится от еды! – за-кричала она. – Он ест как лошадь, он съедает все, что ему ни дай, но совсем не прибавляет в весе. Знаешь, в чем тут дело, Рой? Он бывает на солнце не чаще, чем какой-нибудь крот, сидит в своей комнате, уткнувшись в книги. Но по крайней мере, когда он там, я знаю, что он не…
При этих словах Марк стремительно повернулся и бросился к себе в комнату. Шум его шагов заглушил последние слова Гарриет.
Через несколько минут в его дверь постучали, и низкий голос отца спросил:
– К тебе можно, Марк?
Только сейчас Марк вспомнил, что забыл запереть дверь. Прежде чем он успел сдвинуться с места, дверь распахнулась и в комнату вошел Рой Бакнер.
– Сынок, ты не болен? – озабоченно спросил он, подойдя к кровати, на которой сидел Марк. – Я беспокоюсь о тебе.
– Я ведь больше не твой сын, ты разве не помнишь? – тихим голосом горько сказал Марк. – Ты это ясно сказал!
Лицо Роя Бакнера побелело.
Внезапно Марк упал на колени и закричал:
– Ты хочешь знать, что со мной происходит? Один парень каждый день сосет у меня член и высасывает все силы!
Рой Бакнер побледнел еще больше, затем его лицо покраснело, на шее проступили вены. Он готов был наброситься на сына, но сдержался. Марк с ненавистью глядел на него, полный решимости не уступать.
Плечи отца поникли, он повернулся и, тяжело ступая, вышел из комнаты.
Больше Марк никогда отца не видел. С этого дня они не поддерживали никаких отношений. Чеки, правда, продолжали поступать – вплоть до того момента, когда восемнадцатилетний Марк покинул дом тети Гарриет и отправился учиться в колледж, преисполненный решимости самостоятельно оплачивать учебу. С теткой Марк тоже больше не общался.
Теперь его отцу было за семьдесят, он уже вышел на пенсию и жил со своей третьей женой во Флориде. Через четыре года после того, как начал выходить «Мачо» и название журнала было у всех на слуху, какой-то репортер попытался взять интервью у Роя Бакнера.
– У меня нет сына, – ответил тот. – Я отрицаю, что Марк Бакнер имеет ко мне какое-либо отношение.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон

Разделы:
Пролог

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Часть вторая

Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон



Кто писал аннотацию?Фривольное априори не может быть изысканным,как и наоборот.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 10.37





Фривольное- слегка легкомысленное, чуть- чуть нарушающее нормы поведения. Изысканное- не тривиальное, не простое. Почему же журнал не может быть изысканным, игривым, потакающим эротическим фантазиям богатых и успешных мужчин?
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 11.13





Ну да,конечно,если учесть,что фривольный-(французский)-глупый и пустой,от латинского-пошлый.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 11.45





Фривольный- не вполне пристойный, нескромный, легкомысленный. Это определенный стиль в искусстве и литературе. Было бы странно определять его, как пошлый.Что касается латыни. Frivolus- ломкий, незначительный, ничтожный.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 12.27





Ах ах ах! Умные девочки... Это их мир, и им выбирать как жить и за что платить! Если автор хотел рассказать о такой "трудной" жизни людей большого бизнеса. Я думаю, что это еще мягко обрисовано. Неинтересно
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонСеньора
2.05.2013, 6.47





Мир чувственный, прекрасный, мир умных девочек и сильных мужчин. Как это сексуально.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЯна
27.05.2013, 12.56





Роман о мужском шовинизме. Повествование - сухое изложение фактов. О том, ка ГГ-ой начиная с нуля основал свою империю, о том как не гнушался любыми способами к достижению своей цели. Есть постельные сцены, в т.ч. гомосексуальные, но все сухо, без страсти и чувств, жестко и откровенно. Любовью тут и не пахнет. Макс - сексуальная машина без сердца. После прочтения - разочарование. Для романтичных дамочек - не рекомендую.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонТ
25.08.2015, 10.43





Не соглашусь с Т: тема мужского шовинизма если и присутствует, то она лишь для создания акцента, не более того. А главный лейтмотив - нравственный выбор и его последствия во всех аспектах, от моральных до физических. Что же касается любовных сцен, то их тут нет вовсе, для автора это лишь фон, на котором разворачиваются события. И, вообще, этот роман не имеет никакого отношения к т.н. любовным романам. Одно из двух: либо администратор сайта плохо разбирается в теме, либо наоборот - попытался приобщить нас, дур похотливых, к серьезному чтению. И потом, автор - мужчина. А мужской взгляд кардинально отличается от женского. В любом случае, один раз почитать стоит!
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛюдмила
26.08.2015, 18.06





Он писал эротические детективы, как Чейз, у Чейза тоже была сухая эротика, но любви не было. Это развлекательное чтиво, но как любая хорошая беллетристика, представляет собой интересный "срез" с общественных нравов. Админ точно что-то попутал, так как Артур - это имя одного из соавторов Клейтона - Артура Мура, а у Клейтона второе имя - Хартли.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонДюдюка
26.08.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100