Читать онлайн Только для мужчин, автора - Мэтьюз Артур Клейтон, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Артур Клейтон

Только для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 20

Марк прилетел в Нью-Йорк поздно ночью, немного поспал и в девять утра уже предстал перед Нэн.
Первое, что он спросил, после того как они обменялись приветствиями, было:
– Наверно, Бэндауэр тут всюду совал свой нос?
– Бэндауэр? – нахмурилась Нэн. Затем ее лицо просветлело. – А, вы имеете в виду этого милого лейтенанта полиции!
– Милого?
– Ну да, – беззаботно сказала она. – Он был очень мил со мной, со всеми нами. Конечно, он находился здесь, но мы почти не замечали его присутствия.
– Он не задавал вопросов обо мне?
– О вас? – Она была удивлена. – Он ничего не спрашивал о вас, Марк. Чего ради он стал бы это делать?
– Потому что он пытается… – Марк осекся, решив не вдаваться в подробности. – Не обращайте внимания, Нэн. Когда приедет Пассаро?
– В том-то и дело, Марк. Он не приедет.
– Не приедет? Но, черт побери, именно для встречи с ним вы вызвали меня домой!
– Вы не поняли: он хочет вас видеть, он требует встречи с вами. Но не здесь. Он напрочь отказывается сюда приехать. Он хочет, чтобы вы пообедали с ним завтра в полдень в… – Она заглянула в блокнот и прочитала название итальянского ресторана, где Марк уже однажды встречался с Пассаро, чтобы подписать долговые обязательства и забрать чек. Марк коротко засмеялся, и Нэн посмотрела на него с удивлением.
– Вот оно что! – пробормотал Марк. – Этот сукин сын боится, что мой офис прослушивается!
– Он что, параноик?
– Боюсь, что это у него профессиональное заболевание.
Нэн передернуло.
– Я никогда не встречалась с ним лично, но этот человек пугает меня, даже по телефону. Да, Марк, – заметив, что он собирается уходить, добавила она, – вас хотел видеть Майкл Карнс.
– Зачем?
– Он не объяснил, сказал только, что это важно и чтобы я дала знать, когда у вас выдастся свободная минута.
– Пусть он зайдет, Нэн.
Майкл Карнс был тем человеком, которого он назначил на место Алекса, и пока тот справлялся со своей работой. Марк надеялся, что с «Мачо» не возникло каких-то новых проблем.
Усевшись за стол, он принялся подсчитывать свои активы и пассивы. Свободных денег оказалось не так уж много, но Марк был уверен, что сможет занять, чтобы наконец избавиться от Пассаро. На сей раз это будет совершенно законный заем.
Марк был все еще поглощен своими расчетами, когда в кабинет зашел Карнс.
– Что случилось, Майк?
Майкл Карнс держал под мышкой объемистую рукопись.
– Вот, Марк. – Он положил рукопись на стол.
Марк ткнул в нее пальцем:
– Что это значит?
Карнс сел и вытащил свою трубку.
Ему было под сорок, и он стремился соответствовать имиджу интеллектуала – трубка, задумчивый вид, неторопливые манеры. Что не мешало ему одеваться в соответствии с последним криком моды.
Марк знал, что он прекрасный редактор. Что еще важнее, Майк безошибочно угадывал запросы читающей публики.
– Это книга, Марк. За последние десять дней я получил от литературных агентов несколько подобных рукописей.
– Но зачем? Будем печатать аннотации?
– Нет, это неопубликованные рукописи. Каким-то образом стало известно, что вы собираетесь заняться книгоизданием, Марк. – Карнс улыбнулся. – А поскольку «Мачо-пресс» пока что не существует, они посчитали логичным направить все это мне. Остальные рукописи – макулатура, я отослал их обратно. Но вот эта… – Он сделал неопределенный жест. – Это совсем другое дело.
Марк снова ткнул пальцем в рукопись:
– Роман?
– Нет, это документальная проза.
– А кто написал? Какой-нибудь известный автор?
– В том-то и дело, что нет, – улыбнулся Карнс. – Это анонимное произведение.
– Анонимное? Вы шутите! Вы предлагаете мне на прочтение анонимное произведение, Майк?
– Почитайте, Марк, и вы поймете, почему оно анонимное и почему я его вам принес. – После долгой возни с трубкой Карнсу наконец удалось ее разжечь. – Я оставляю рукопись вам, – подытожил он, вставая. – Очень интересно, что вы на это скажете.
После ухода Карнса Марк еще долго сидел, глядя на конверт с рукописью и не решаясь его открыть, – как ребенок, получивший неожиданный подарок.
Наконец он вздохнул и вытащил рукопись. Интересно было взглянуть на нее. Сколько же лет минуло с тех пор, как в последний раз на его рассмотрение отдавали рукопись!
И Марк приступил к чтению.


На встречу с Пассаро он намеренно опоздал на несколько минут. Двое мужчин в строгих костюмах, дежурившие у дверей отдельного кабинета, не пропускали его до тех пор, пока он не назвался.
Комната была полна дыма. Пассаро с недовольным видом сидел за столом и курил, возле него стоял стакан с красным вином.
– Вы опоздали! – не поднимаясь, рявкнул он.
– Извиняюсь, – беспечно обронил Марк. – Меня задержали.
Пассаро еще несколько секунд сидел, мрачно глядя на гостя, затем встал и протянул руку.
– Вы хотели меня видеть? – не обращая внимания на протянутую руку, спросил Марк.
Пассаро вновь со злостью глянул на него. Было заметно, что он изо всех сил старается сдерживаться. Переборов себя, он махнул рукой.
– Садитесь, мой друг. Выпейте стаканчик «Даго ред». Сначала поедим, потом поговорим о делах.
– Я редко пью, даже вино. Если не возражаете, я бы выпил стакан диетического безалкогольного пива.
– Безалкогольного пива? – Пассаро, казалось, воспринял это как личное оскорбление. – Ради всех святых…
– И я редко обедаю, так что давайте сразу перейдем к делу.
На шее Пассаро выступили вены. Он осторожно положил в пепельницу до половины выкуренную сигару.
– Отказаться выпить вина и поесть с Пассаро – это оскорбление!
– Мистер Пассаро, вы хотели видеть меня по делу. Вы отказались приехать ко мне, и мне пришлось прийти сюда. Я в вашем распоряжении. – Марк чуть было не добавил, что не обедает с бандитами, но благоразумие все же одержало в нем верх. – Почему бы нам не обсудить наши дела, вместо того чтобы рассуждать, кто кого оскорбляет? Потом я уйду и вы сможете пообедать.
Пассаро пристально смотрел на него сверкающими от бешенства глазами. Наконец он немного успокоился, взял сигару и осторожно стряхнул с нее пепел.
– Сигару, мистер Бакнер? Лучшая из гаванских.
– Я не курю.
– Однако, как понимает Пассаро, вы трахаетесь. Трахаете все, что движется.
– Вы хотите предложить мне женщину? – невинным тоном спросил Марк.
Толстые губы Пассаро хищно изогнулись, он подался вперед, как будто собираясь встать. Но неожиданно тряхнул головой и хрипло засмеялся.
В этот момент дверь кабинета открылась и на пороге появился официант. Не поворачивая головы, Пассаро рявкнул:
– Пошел в задницу! И оставайся там!
Испуганно глянув на него, официант поспешно удалился.
Вновь закурив сигару, Пассаро устроился поудобнее.
– Что ж, поговорим о делах, а, Марк Бакнер?
– Я так понимаю, что вы хотите поговорить насчет долга. Я пришел…
Пассаро вытащил из кармана листок бумаги, сверился с ним и назвал цифру. Услыхав ее, Марк ахнул:
– Дьявольщина, да это чуть ли не столько же, сколько я у вас взял! Я ведь уже вернул вам полмиллиона!
– На сумму долга нарастают проценты, мой друг, – ласково объяснил Пассаро. – Особенно когда вы, как говорят банкиры, задерживаете платежи.
– Ростовщические проценты! – огрызнулся Марк. – Но есть же и такие вещи, как законы о ссудах!
– Не надо угрожать Пассаро. Лучше не пытайтесь совершать безрассудные поступки. Вы поднимете ужасный скандал. А кроме того…
– Вы мне руки и ноги переломаете, верно? – Марк махнул рукой. – Нет, вы правы. Я заплачу, если будет надо, я заплачу даже полтора миллиона – лишь бы от вас избавиться. Я уже договорился о деньгах.
В глазах Пассаро промелькнул страх.
– В этом нет необходимости, я уверен, что мы сможем договориться. К чему вам менять один долг на другой, капиш?
– По нескольким причинам. И главная из них та, что я не хочу больше быть вашим должником. – Он через силу улыбнулся. – Судя по вашим маневрам, вы собираетесь забрать казино. Не выйдет! Я пойду на убытки, но казино закрою. Думаете, я не знаю, чем вы занимаетесь? Я не хочу, чтобы «Мачо» хоть в чем-то ассоциировался с вами.
И снова Пассаро лишь усилием воли справился с собой.
– Я думаю не о казино, – вкрадчиво сказал он. – Мне нужен журнал, капиш?
Марк уставился на него:
– Журнал? Чем вам может быть интересен «Мачо»?
Пассаро объяснил, чем ему интересен «Мачо» и чего именно он хочет, и Марк слушал его как завороженный, не веря своим ушам. В нем поднималась холодная ярость, но, пока Пассаро не кончил, Марк не давал ей выхода.
– Итак, мы будем работать вместе, капиш? – взмахнув сигарой, сказал Пассаро. – И каждый из нас получит то, чего он хочет. Пассаро даст вам столько времени для уплаты долга, сколько потребуется. Больше того – с этого момента никаких процентов.
– Такое же предложение вы сделали Алексу? – тихо спросил Марк.
– Что? – насторожился Пассаро. – При чем здесь Алекс?
– Он послал вас подальше, да? – Марк не мог припомнить, чтобы он когда-нибудь был так разгневан. Не в силах больше сдерживаться, он подался вперед, весь дрожа от ярости. – Проваливайтесь в ад, Пассаро! Ни за что на свете вы не сможете мне диктовать, что помещать в «Мачо»! Я скорее разорюсь дотла, чем позволю, чтобы такое случилось! Мы с Алексом Лавалем, не щадя сил, создавали этот журнал, и Алекс перевернулся бы в гробу, если бы я отдал «Мачо» в ваши загребущие руки! Так что идите, вы, Пассаро… – Он вскочил на ноги.
– Что ты… – Пассаро тоже вскочил на ноги. Его лицо почернело от бешенства. – Никому не позволено так разговаривать с Пассаро! Ты еще пожалеешь об этом, козел!
– Собираешься переломать мне руки? Ну, давай! – Насмешливо улыбнувшись, Марк протянул вперед руки. – Давай!
Пассаро только разевал рот, не в силах выговорить ни слова. Казалось, его сейчас хватит удар.
– Или, может быть, ты хочешь меня убить? – продолжал Марк. – Это тебе больше по вкусу? Так вот слушай… Я собираюсь дать тебе бой по всему фронту. Не забывай, у меня есть трибуна – «Мачо». Думаю, ты не слишком удивишься, если имя Дома Пассаро всплывет на его страницах. Люди узнают, кто ты такой и какими способами действуешь!
Пассаро наконец обрел дар речи:
– Только упомяни мое имя в журнале, и я подам в суд!
– Давай, давай! Ты будешь судиться до посинения, – язвительно бросил Марк. – Каждый раз, когда меня вызывают в суд, тираж «Мачо» подскакивает вверх.
– Убирайся с моих глаз!
– Я ухожу. – Марк направился к двери, но на полдороге остановился. – Вы получите чек самое позднее на следующей неделе. Его доставит курьер. Я хочу, чтобы к тому времени долговые обязательства были подготовлены и на них проставлена отметка об уплате.
Когда за Марком Бакнером закрылась дверь, Пассаро, чтобы не упасть, оперся руками на стол. Ему не хватало воздуха, голова гудела, сердце хотело выскочить из груди. Бессильно свесив голову, он постарался успокоиться. Постепенно гудение прекратилось, сердцебиение пришло в норму, он снова смог дышать. Пассаро рухнул в кресло и залпом выпил стакан вина.
Когда к нему вернулась способность соображать, первым его побуждением было снова позвонить чистильщику и «заказать» Марка Бакнера. Но вовремя одумался.
Пассаро никогда не был особенно суеверным, но в данном случае число «три» могло иметь для него роковое значение. Если за три недели умрут уже три человека, связанных с журналом «Мачо», это может возбудить подозрения.
Да и что это ему даст? Разве что некоторое удовлетворение, но Пассаро никогда не платил за то, чтобы людей убивали ради его личного удовольствия. Он уже потратил шестьдесят грандов – и каков результат? Чтобы убрать Марка Бакнера, вероятно, потребуется повысить гонорар. И все впустую. Если Бакнер умрет, «Мачо энтерпрайзиз» или рухнет, или перейдет к новым владельцам и тогда все придется начинать с самого начала.
Дело того не стоило.
Он проиграл. Одним из самых первых и наиболее трудно усваиваемых уроков, которые за свою жизнь получил Пассаро, было то, что если ты потерпел неудачу, то следует забыть о ней и идти дальше как ни в чем не бывало. Пусть такое случалось не часто, и Пассаро никогда легко не сдавался, тем не менее именно соблюдение этого правила позволило ему достичь нынешнего положения.
Он вздохнул. Он получит чек от Марка Бакнера и постарается обо всем забыть.
Угрозы Бакнера его не беспокоили. Он слишком хорошо защищен, чтобы ему могли повредить журнальные публикации. Пусть этот козел хоть из кожи вон лезет. Пассаро давно уже понял, что люди любят читать и смотреть фильмы о преступниках. Они это жадно проглатывают, а затем почти сразу же забывают. Чтобы собрать против него сколько-нибудь серьезные факты, Бакнеру придется нанять целую армию детективов, потратив на это кругленькую сумму. Но даже если так – что он будет с этими фактами делать?
Немного расслабившись, Пассаро горько улыбнулся. Одна мысль все же не давала ему покоя – он серьезно недооценил как Алекса Лаваля, так и Марка Бакнера.
Наверно, он стареет. Возможно, настало время поумерить аппетит. Черт побери, у него уже сейчас столько денег, сколько он никогда не сможет потратить! Может быть, и в самом деле пора успокоиться?
Он взял стакан и обнаружил, что тот пуст. Бутылка также оказалась пустой. Грохнув по столу кулаком, он крикнул:
– Луиджи!
Когда официант вбежал в комнату, Пассаро заревел:
– Еще бутылку «Даго ред»! И где мой обед? Неси обед, задница!


Когда Марк влетел в свой кабинет, он все еще кипел негодованием.
Но, оказавшись за своим столом, постепенно начал успокаиваться и вскоре вновь обрел способность рассуждать. Многое теперь стало ему понятно.
Алекс оказался препятствием на пути Пассаро. Следовательно, Алекс должен был уйти, и Пассаро его убил. Как это было сделано, Марк не имел ни малейшего представления и сильно сомневался, что, даже если в этом деле появятся какие-либо конкретные факты, можно будет указать пальцем на убийцу. На место встал и следующий фрагмент головоломки. Алекс обо всем рассказал Пегги. Сообразительная Пегги после смерти Алекса быстро сумела догадаться, в чем тут дело. Действуя под влиянием эмоций, как это у нее бывало, Пегги опрометчиво сообщила Пассаро о своих подозрениях. Тогда Пассаро убил и ее.
У Марка не было никаких доказательств, но теперь он был уверен, что именно так все и произошло.
Он застонал. Он сам все это вызвал, связавшись с Домом Пассаро. Марк сознавал, что в смерти Алекса и Пегги есть и его вина, и знал, что это чувство вины будет преследовать его всю оставшуюся жизнь.
Зажужжал селектор. Он нажал кнопку:
– Да, Нэн?
– Вас хочет видеть этот полицейский лейтенант, Бэндауэр.
В сердце закрались неприятные предчувствия, но он все же сказал:
– Впустите его, Нэн.
В тот самый момент, когда Марк увидел Бэндауэра, он понял, что на этот раз предчувствия его обманули. В поведении лейтенанта что-то неуловимо изменилось. Исчезла та враждебность, которую он излучал раньше.
Марк жестом указал Бэндауэру на стул, а сам откинулся на спинку кресла, заложив руки за голову.
– Ну, лейтенант, как подвигается расследование?
– Не слишком успешно, мистер Бакнер. О, я обнаружил пару фактов, но не имею представления, что с ними делать. – Бэндауэр выдохнул облако дыма. – Например, одна из ваших уборщиц имеет пристрастие к вину. Каждую ночь, когда уборщики переходят на нижние этажи, она проскальзывает на сорок девятый этаж и прячется в чулане для швабр, который находится в конце коридора, чтобы капельку выпить. Дверь она всегда держит приоткрытой, чтобы не быть застигнутой врасплох, если кто-то вздумает ее искать. Я поймал ее на этом и допросил…
Весь подавшись вперед, Марк стукнул кулаком по столу.
– Она что-то видела!
Бэндауэр кивнул:
– Она кое-что видела. В ту ночь, когда умер Алекс Лаваль, она видела в помещении редакции человека в черном свитере. В ночь накануне смерти Пегги Чёрч она также видела этого человека. Он соответствует описанию того типа, который подобрал Чёрч в Монтерее.
– Ну и? – нетерпеливо спросил Марк.
– Что «ну», мистер Бакнер? – Бэндауэр недовольно пожал плечами. – Даже если мы найдем того человека, то что это нам даст? Вы представляете себе, что сделает толковый адвокат с показаниями пьяницы? Кроме того, она видела только его самого, а не то, что он делал.
Марк пристально посмотрел на него, затем развернулся вместе с креслом и стал глядеть в окно. Бэндауэр молча курил.
Минуту спустя Марк обернулся к лейтенанту:
– Вы что-нибудь знаете о Доме Пассаро? Я, конечно, понимаю, что он в Нью-Йорке, а вы на западном побережье…
– Естественно, я знаю о Доме Пассаро. Он у них бугор – дон. На западном побережье он известен. Прежде всего Пассаро связан с игорным бизнесом в Вегасе. Ходят также слухи, что он стоит за порно-рэкетом в Калифорнии. – Лейтенант коротко рассмеялся. – У него даже есть совершенно легальный виноградник в Напа-Вэлли.
– Так вот, я думаю, что это он стоит за убийствами Алекса и Пегги. – Марк кратко описал ему свои дела с Пассаро и рассказал о своих подозрениях.
– Скорее всего вы правы. Вероятно, он заказал убийство их обоих. Но как это доказать? Даже если мы возьмем чистильщика, очень сомнительно, что мы сможем связать его с доном. – Бэндауэр вздохнул. – Если честно, я должен вернуться домой, чтобы не потерять работу. Я уверен, что ничего здесь больше не добьюсь.
Марк снова отвернулся к окну и задумался.
– Я должен извиниться перед вами, мистер Бакнер, – проговорил Бэндауэр за его спиной. Голос полицейского звучал смущенно. – Я несколько дней беседовал с вашими людьми в «Мачо». Я наблюдал, как они работают над выпуском журнала и… – Он откашлялся. – Ну, в общем, это честные, преданные своему делу люди. Они верят в то, что делают, и убеждены, что выпускают замечательный журнал.
Марк не пытался скрыть своей насмешки:
– А вы ожидали, что здесь бродят голые бабы, которых трахают, пока фотографы делают снимки?
Бэндауэр смутился еще больше:
– Боюсь, что да, что-то вроде этого. Примерно так ведь и обстоят дела в порнобизнесе. Я прошу прощения за то, что вам наговорил. Черт побери, вы не имели никакого отношения к смерти Чёрч! И пожалуй, я все время об этом знал.
– Вы не из тех, кто часто извиняется, а, лейтенант? – обронил Марк.
– Пожалуй, да, сэр, – озадаченно глядя на него, признался Бэндауэр.
Марк невидящим взглядом смотрел на собеседника и молчал. Бэндауэр выбросил сигарету, пошарил по карманам в поисках новой, очевидно, не нашел и встал.
– Ну, мистер Бакнер, вы человек занятой. Так я пойду…
– Ради Бога, не суетитесь! – раздраженно сказал Марк. – Если, конечно, сможете выдержать несколько минут без сигареты.
Бэндауэр присел, настороженно глядя на Марка.
– Вы женаты, у вас есть семья?
– Нет. Я был женат, но… Нет, семьи у меня нет.
– Вы довольны вашей работой?
– Пожалуй, да. Она имеет свои недостатки, но мне нравится работа в полиции.
– Вы не хотите поработать у меня? Сколько бы вы сейчас ни получали, я для начала буду вам платить на две тысячи в год больше, а потом, если работа пойдет, то и еще прибавлю. Наверняка вы уже знаете, что я щедро оплачиваю хорошую работу.
– Но… – Бэндауэр, казалось, был очень удивлен. – Чем я буду у вас заниматься, мистер Бакнер?
– Тем же, чем и раньше. Во-первых, я хочу, чтобы вы продолжили расследование обстоятельств смерти Пегги и Алекса. Раз возможно найти этого неуловимого чистильщика, сосредоточьтесь на Доме Пассаро и его организации. Я собираюсь опубликовать в «Мачо» серию статей об организованной преступности, сделав особый упор на Пассаро.
– Но я же не писатель!
Марк только махнул рукой:
– Об этом не беспокойтесь. Если вы нароете факты, найти писателя, который их обработает, не составит труда. Ну, так что?
– Я буду на вас работать, мистер Бакнер, – без колебаний ответил Бэндауэр. Глаза его сияли.
Марк откинулся на спинку кресла и засмеялся.
– Люблю людей, которые все решают быстро. – Он нажал клавишу селектора.
– Слушаю, Марк.
– Нэн, не можете ли вы где-нибудь стащить пачку сигарет, пока у Бэндауэра не началось никотиновое голодание?
Он открыл ящик стола и достал рукопись, которую принес ему Карнс.
– Я хочу, чтобы вы это прочитали. Это автобиография чистильщика. Я собираюсь издавать книги, и эта выйдет первой – в память об Алексе Лавале.
Бэндауэр с сомнением посмотрел на рукопись.
– Ладно, только какой из меня критик, мистер Бакнер.
– Меня не интересует ваше мнение о ее литературных достоинствах. Почитайте, может быть, найдете для себя что-либо полезное. Между прочим, я думаю, вам пора называть меня Марк, как это делают все, Бэндауэр. – Он нахмурился. – Кстати говоря, у вас тоже наверняка есть имя. Как, черт побери, вас зовут?


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон

Разделы:
Пролог

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Часть вторая

Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон



Кто писал аннотацию?Фривольное априори не может быть изысканным,как и наоборот.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 10.37





Фривольное- слегка легкомысленное, чуть- чуть нарушающее нормы поведения. Изысканное- не тривиальное, не простое. Почему же журнал не может быть изысканным, игривым, потакающим эротическим фантазиям богатых и успешных мужчин?
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 11.13





Ну да,конечно,если учесть,что фривольный-(французский)-глупый и пустой,от латинского-пошлый.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 11.45





Фривольный- не вполне пристойный, нескромный, легкомысленный. Это определенный стиль в искусстве и литературе. Было бы странно определять его, как пошлый.Что касается латыни. Frivolus- ломкий, незначительный, ничтожный.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 12.27





Ах ах ах! Умные девочки... Это их мир, и им выбирать как жить и за что платить! Если автор хотел рассказать о такой "трудной" жизни людей большого бизнеса. Я думаю, что это еще мягко обрисовано. Неинтересно
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонСеньора
2.05.2013, 6.47





Мир чувственный, прекрасный, мир умных девочек и сильных мужчин. Как это сексуально.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЯна
27.05.2013, 12.56





Роман о мужском шовинизме. Повествование - сухое изложение фактов. О том, ка ГГ-ой начиная с нуля основал свою империю, о том как не гнушался любыми способами к достижению своей цели. Есть постельные сцены, в т.ч. гомосексуальные, но все сухо, без страсти и чувств, жестко и откровенно. Любовью тут и не пахнет. Макс - сексуальная машина без сердца. После прочтения - разочарование. Для романтичных дамочек - не рекомендую.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонТ
25.08.2015, 10.43





Не соглашусь с Т: тема мужского шовинизма если и присутствует, то она лишь для создания акцента, не более того. А главный лейтмотив - нравственный выбор и его последствия во всех аспектах, от моральных до физических. Что же касается любовных сцен, то их тут нет вовсе, для автора это лишь фон, на котором разворачиваются события. И, вообще, этот роман не имеет никакого отношения к т.н. любовным романам. Одно из двух: либо администратор сайта плохо разбирается в теме, либо наоборот - попытался приобщить нас, дур похотливых, к серьезному чтению. И потом, автор - мужчина. А мужской взгляд кардинально отличается от женского. В любом случае, один раз почитать стоит!
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛюдмила
26.08.2015, 18.06





Он писал эротические детективы, как Чейз, у Чейза тоже была сухая эротика, но любви не было. Это развлекательное чтиво, но как любая хорошая беллетристика, представляет собой интересный "срез" с общественных нравов. Админ точно что-то попутал, так как Артур - это имя одного из соавторов Клейтона - Артура Мура, а у Клейтона второе имя - Хартли.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонДюдюка
26.08.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100