Читать онлайн Только для мужчин, автора - Мэтьюз Артур Клейтон, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Артур Клейтон

Только для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Как считал Марк, его неприятности начались с обвинений, выдвинутых Ниной Бланшар, первой «сеньоритой» «нового» «Мачо».
По правде говоря, в длинном списке его неприятностей это не было самой крупной, но именно история с Ниной убедила его в том, что катастрофа надвигается.
Прошел год с тех пор, как Марк подписал соглашение с другом Алекса, Домом Пассаро, и получил взамен чек на полтора миллиона долларов.
Год пролетел быстро и был не слишком удачным для «Мачо энтерпрайзиз». В первое время после открытия обоих казино деньги текли рекой. Казалось, можно не беспокоиться о долге Пассаро. Затем по каким-то непонятным причинам чистая прибыль резко сократилась. Правда, казино продолжали функционировать, и все было бы не так уж плохо, если бы не произошли другие неприятности.
В первую очередь – дорогостоящие судебные процессы, последовавшие после того, как «Мачо» стал помещать снимки совершенно обнаженных женщин. Цензоры набросились на журнал, как стая голодных волков. Большинство судебных дел удалось выиграть, но расходы были огромными. Тем не менее, как и предвидел Марк, благодаря шуму, поднятому вокруг журнала в связи с многочисленными битвами в суде, тираж «Мачо» резко подскочил. Журнал потерял кое-кого из рекламодателей, но образовавшуюся брешь заполнили новые. Однако Марк знал, что еще слишком рано судить, стоила ли игра свеч.
«Мачо иннз» по-прежнему приносила убытки. Вестон предлагал запустить в производство новый фильм, но провал «Дарси» заставлял Марка осторожничать, и он тянул с окончательным решением. А это означало, что киностудия была еще одним убыточным предприятием.
Самые подлые удары наносило ему, по мнению Марка, движение за равноправие женщин. Хотя и Алекс, и Пегги его предупреждали, Марк до последнего дня не верил, что это возможно. Неужели эти женщины не понимают, где бы они сейчас были без «Мачо» и начатой им сексуальной революции? Но вместо благодарности борцы за права женщин продолжали кричать о сексизме, который якобы исповедует Марк Бакнер и его журнал.
Когда над его головой сгустились тучи, Марк понял, что отчасти он сам во всем виноват. Успокоенный цифрами, свидетельствовавшими о бурном росте тиража «Мачо», он устроил себе год отдыха, почти не занимаясь делами.
Большую часть времени Марк проводил в Каннах, на борту яхты, принадлежавшей некоему греческому магнату. Льстивый грек был не особенно приятной личностью, но зато он знал толк в житейских радостях. На борту своей роскошной яхты он вел тот сибаритский образ жизни, которым Марку следовало восхищаться по предопределению.
Именно там Марк встретил женщину, которая, как он с сожалением признался самому себе, его покорила. Собственно, он почти влюбился. Чувство это было не таким сильным, как чувство к Пегги, тем не менее именно Бобби Блэк заставила Марка надолго забыть о Пегги Чёрч, чего не смогла сделать ни одна другая женщина.
У нее были длинные черные волосы – под стать ее фамилии.
type="note" l:href="#n_4">[4]
Ростом и фигурой она напоминала Пегги. Когда Марк впервые увидел Бобби на палубе яхты, она стояла к нему спиной, и на одно мгновение он с замиранием сердца поверил, что это Пегги. Но стоило ей обернуться – и сходство исчезло. Длинное, узкое лицо, покрытое сильным загаром, дымчато-серые глаза.
– Я вас знаю, – низким, хрипловатым голосом сказала она. – Вы Марк Бакнер. «Мачо».
– Один-ноль в вашу пользу.
– Бобби Блэк. – Ее полные губы медленно растянулись в улыбку. – Я уверена, что вы слышали обо мне.
Он действительно о ней слышал. Бобби Блэк была довольно загадочной женщиной. Она не любила говорить о своем прошлом.
– Я живу настоящим, Марк, – в самом начале их отношений как-то сказала она. – Прошлое прошло. С наступлением нового дня я забываю о дне вчерашнем.
О ней ходило множество слухов. Самый распространенный утверждал, что Бобби – незаконнорожденная дочь греческого магната. Она действительно была богата, хотя у Марка сложилось такое впечатление, что за свою жизнь она не проработала ни одного дня. Бобби была ослепительно красива, совершенно аморальна и абсолютно невежественна. Эта женщина привыкла к тому, что любой ее каприз тут же исполнялся. Она могла внезапно исчезнуть на несколько недель, а возвратившись, не считала необходимым утруждать себя объяснениями. На все светские тусовки Бобби имела свободный доступ.
Она была сексуальной рекордсменкой, без всяких тормозов, и даже научила Марка нескольким трюкам, о существовании которых он и не подозревал. С сексуальной точки зрения Бобби была совершенной эгоисткой. Все, чему она научила Марка, доставляло удовольствие только ей. Если Бобби не удавалось испытать оргазм, она заставляла Марка трудиться до тех пор, пока оргазм не наступал.
«Мы идеальная пара, – в минуту озарения осознал Марк, – мы оба эгоисты». Мысли о Пегги он старался выбросить из головы. За этот год Марк ни разу не видел Пегги, Алекса он видел дважды и несколько раз говорил с ним по телефону.
Что касается бизнеса, год был не самым удачным, но вот личная жизнь Марка была сплошным праздником. Роскошные вечеринки по всему миру, «Летающий бордель» всегда готов к полету по маршруту, прочерченному фантазией Марка или Бобби. На борту больше не было «сеньорит» – Бобби совершенно недвусмысленно изложила свое мнение на сей счет. На всех великосветских мероприятиях Марка Бакнера и Бобби Блэк видели вместе. Красивая пара. Ходили упорные слухи об их предстоящей свадьбе.
В действительности никто из них о свадьбе и не помышлял.
– Я никогда ни за кого не выйду замуж, – сказала как-то Бобби тоном, не допускавшим дальнейших обсуждений. – Это относится и к тебе, Мачо. Сейчас ты мне нравишься, мне нравится, когда нас видят вместе, мне нравится трахаться с тобой, но в любой момент все может измениться. У меня нет ни малейшего желания проходить через нудные юридические процедуры, если это произойдет.
Марк был вполне доволен такой ситуацией. В редкие минуты самоанализа он понимал, что зря пренебрегает делами и впоследствии может об этом сильно пожалеть. Но он считал, что имеет право немного развлечься. В конце концов, он столько лет вкалывал как лошадь, чтобы достичь нынешнего положения. Марк не питал никаких иллюзий относительно их отношений с Бобби. Он понимал, что их роман не будет вечным. Когда они наскучат друг другу, он вновь погрузится в работу. К тому же за год, проведенный с Бобби, он ни разу не испытывал приступов одиночества.
Это ведь о чем-то говорит, не правда ли?
Вести о надвигающейся катастрофе, настигли Марка Бакнера на яхте, в каюте, которая практически стала его личной, в тот момент, когда он в буквальном смысле слова находился внутри Бобби.
Марк был слегка пьян, а Бобби витала в облаках, куда ее вознесла лучшая в Каннах «травка». Но она все же не совсем оторвалась от земли, постанывая от наслаждения, когда Марк то осторожно входил, то медленно выходил из нее.
Почти каждый раз, когда они были вместе, Бобби придумывала какой-то новый трюк. Вот и сейчас, привязав к большому пальцу правой ноги перо индюшки, она с ловкостью акробата щекотала его ягодицы, анус и мошонку. Ощущения были восхитительными, и оба они уже должны были вот-вот испытать оргазм, когда зазвонил стоявший возле постели телефон.
Марк застыл, наполовину выйдя из Бобби.
– Нет-нет, Мачо! – закричала она от отчаяния. – Пусть эта дрянь себе звонит!
Он продолжал двигаться под аккомпанемент повторявшихся звонков, пока наконец не излился в Бобби и она не забилась в судорогах.
Телефон все еще звонил, когда Марк откатился от женщины и взял трубку.
– Да! – тяжело дыша, сказал он.
Голос Нэн звучал официально:
– Я вас от чего-то отвлекла, босс?
Марк уже давно перестал гадать, откуда Нэн известно обо всех его перемещениях. В том, что в любой момент она может его отыскать, было что-то сверхъестественное. Наконец отдышавшись, Марк спросил:
– Что там такое, Нэн? В чем проблема?
– Вы помните Нину Бланшар?
– Нет, не могу припомнить.
– Ну конечно, вы же никогда не запоминаете их имен. Нина Бланшар – это та баба, которая больше года назад впервые позировала для разворота совершенно голой.
– Так что там с ней? – В этот момент Бобби как раз пощекотала его пером в ухе, и Марк не смог удержаться от смеха.
– Скажите своей красотке, что дело серьезное и сейчас не время для игр, – резко произнесла Нэн.
Марк встал и отошел с телефоном в руках подальше от кровати.
– Продолжайте, Нэн.
– Кажется, вчера в «Гнезде Бакнера» была вечеринка. Вы об этом знаете?
– Дайте подумать. – После расставания с Пегги сам он редко посещал дом на побережье, но зато часто там гостили его друзья. Марк так и не сумел припомнить, кто бы это мог быть на сей раз. – Ну, была там вечеринка. Вы же знаете, что мои друзья могут приезжать туда в любое время.
– Избранные друзья. Но эта вечеринка была, мягко говоря, необычной, – ядовито заметила Нэн. – По крайней мере если верить словам Нины Бланшар.
– Так что она там говорит?
– Она сказала, что вчера вечером ее пригласили на вечеринку, на которой присутствовали около дюжины человек, в основном мужчины. Сегодня рано утром она полуголая притащилась в полицейский участок и заявила, что ей что-то подсыпали, возможно, ЛСД, а потом раз пять или шесть изнасиловали.
– Боже милостивый! – выдохнул Марк.
– Я не уверена, что на этот раз Он вам поможет, Марк. Она хочет выдвинуть обвинения…
– В чем?
– В изнасиловании, в сексуальном насилии – в общем, один Бог знает в чем.
– Да, это очень неприятно. Если это правда, надеюсь, что некоторым надергают по заднице. Но я не понимаю, какое это имеет отношение ко мне, Нэн. Меня там не было.
– О, это еще не все! – почти весело продолжала Нэн. – Она требует два миллиона долларов, вызывая в качестве ответчиков вас, Марк Бакнер, и «Мачо энтерпрайзиз».
Марк присвистнул:
– Понятно. Дело может принять скверный оборот.
– Уже принимает. Сегодня утром позвонили два крупных рекламодателя и отказались от размещения рекламы. Они не хотят, чтобы их продукция ассоциировалась с такими грязными делами. Вы уверены, что за ними не последуют и остальные?
Марк сделал глубокий вдох.
– Я вернусь в Нью-Йорк, как только сумею собрать экипаж.
– Простите, что испортила вам настроение, босс… – Голос Нэн смягчился. – Да, мне очень жаль, Марк. Это действительно большая неприятность. Спешите, босс. Мы попробуем спустить дело на тормозах, но, возможно, это не удастся.
– Спасибо, Нэн. Я скоро буду.
Он осторожно положил трубку и принялся в раздумье ходить по каюте.
– Что там стряслось, Мачо?
Он даже вздрогнул от неожиданности. Марк напрочь забыл о присутствии этой женщины. Бобби сидела на постели и вопросительно смотрела на него.
– Я должен сейчас же уехать. Там неприятности с…
Она отмахнулась:
– Не говори мне ничего. Я терпеть не могу разговоры о неприятностях у бизнесменов. Когда ты вернешься?
– Не имею ни малейшего понятия.
Она пожала плечами:
– Не слишком задерживайся. Когда ты вернешься, меня может здесь уже не быть.
– Значит, я должен сидеть сложа руки и ждать, что будет? – неожиданно разозлился Марк и потянулся к телефону, чтобы срочно позвонить Вику и собрать по тревоге экипаж самолета.


Алекс вызвал к себе Пегги сразу после обеда.
– Ты слышала, что происходит?
– Немного. В основном слухи. – Она закурила. – Кажется, дело дрянь, верно?
– Более чем, Пег, – мрачно сказал Алекс. – Уже четыре наших крупнейших рекламодателя забрали свои заявки. – Он рассказал ей то, что знал.
– А Марк – он в курсе?
Алекс кивнул:
– Он уже летит, должен быть здесь в конце дня.
– Нина Бланшар. Волосы на лобке, как у медведя, и здоровенные сиськи, верно?
– Она.
– Я думаю о том, что Марк… – начала Пегги.
– Я думаю, что после случая с тобой он обходит их десятой дорогой, – беспокойно заерзав, фыркнул Алекс.
– Алекс… – Ее зеленые глаза стали задумчивыми. – Ты никогда не спрашивал о том, что в действительности произошло. Почему?
– Я считал, если ты захочешь, чтобы я знал, ты сама мне расскажешь.
– Большинство мужчин стало бы допытываться. Ты славный парень – ты знаешь об этом? – Она обошла вокруг стола и поцеловала Алекса. – И я тебя люблю.
– Я тоже тебя люблю, Пег. – Он обнял ее за талию и привлек к себе.
Немножко отстранившись, она заглянула ему в глаза.
– Я должна тебе сказать о том, чего еще недавно не понимала. На самом деле я никогда не любила Марка. О, я думала, что люблю, и говорила ему об этом… Но я ошибалась. – Она скривилась. – В действительности я была влюблена в тот образ, который он сконструировал. Мне кажется, другие женщины, что были в его жизни, тоже влюблялись именно в этот образ. Большинство женщин – за исключением закоренелых феминисток – это трогает. Но теперь я часто думаю о том, есть ли у Марка Бакнера за душой что-либо еще, кроме придуманного образа?
– О нет, ты ошибаешься, Пег. Я же рассказывал тебе, как это было сначала…
– Это было давно, а я говорю о сегодняшнем дне. Как дело обстоит сейчас?
– Не знаю, Пег. – Он потер глаза. – Как перед Богом говорю – не знаю. Может быть, теперь мы это узнаем.
– Может быть, – с загадочным видом произнесла она, снова поцеловала Алекса и отступила на шаг. – Ну, мне лучше вернуться к себе. А ты, дорогой… – Она внимательно посмотрела на него. – У тебя усталый вид. Тебе нужно немного отдохнуть.
– Столько всяких дел, Пег. Кто-то же должен их делать. – Он махнул рукой. – А теперь еще и это.
– Здесь нет никакой твоей вины, Алекс. Ты не строил этот дом и не приглашал туда всякую шушеру. Все это сделал Марк.
– Ты, конечно, права, но последствия отражаются на «Мачо» и…
– А раз отражаются на «Мачо», то, значит, и на тебе. – Уже в дверях она обернулась через плечо. – Вечером увидимся?
– Господи, да конечно! – Алекс просиял. – Я позвоню Эллен и скажу ей, что остаюсь в городе.
Пегги улыбнулась и вышла.
Алекс зажег сигару и закурил, все его мысли вертелись вокруг Пегги. Его тяготила двойная жизнь, которую он вел. Он больше жизни любил Пегги и отчаянно хотел на ней жениться. Если бы не дети, он бы уже давно развелся с Эллен. Но сейчас дети были в подростковом возрасте, когда развод родителей может на них очень тяжело повлиять.
Пегги не настаивала, она была готова подождать.
– Я довольна тем, что есть, Алекс. Зачем раскачивать лодку? Предположим, что ты разведешься. Ты же наверняка будешь чувствовать себя ужасно виноватым. Из-за этого и я буду чувствовать себя виноватой. Мы оба будем несчастны, верно? Кроме того, дорогой, я провожу с тобой почти столько же времени, сколько она. Весь рабочий день плюс два вечера в неделю. Что же касается остального… то я могу подождать.
Алекс был уверен, что Эллен что-то подозревает, тем не менее она, видимо, тоже не хотела раскачивать лодку. У нее был прекрасный дом, она должна была вырастить детей, и у нее все еще был муж – хотя бы только по выходным.
Зазвонил телефон прямой связи с верхним офисом. Конечно, это была Нэн. Неприятные новости продолжали поступать. Выслушав Нэн, Алекс понял, что последнее сообщение заденет Марка сильнее всего.
Марк появился около пяти и сразу направился в кабинет Алекса.
– Какой же я был задницей, Алекс! – с ходу провозгласил Марк, к немалому удивлению Алекса.
Алекс улыбнулся и чуть-чуть расслабился. Он пошарил по столу в поисках сигары.
– На твоем месте я бы выразился еще крепче.
Марк зло зыркнул на него, махнул рукой и тяжело опустился на стул.
– Я готов и с этим согласиться. Да, мне не следовало пускать тех идиотов в «Гнездо Бакнера». Сколько еще рекламодателей мы потеряли со времени моего разговора с Нэн?
– Двоих. Но это еще не самое худшее.
Марк вздохнул:
– Давай, выкладывай.
– Тебе угрожает иск со стороны мелких акционеров, дружище. Они обвиняют тебя в плохом управлении «Мачо энтерпрайзиз».
– Что еще?
Алекс хотел было рассказать ему кое-что еще, но решил помолчать. Возможно, еще не время. Два месяца назад, впервые за все время работы в журнале, Алекс заинтересовался тем, что происходит вокруг «Мачо», поскольку опасался, что «Мачо энтерпрайзиз», пойдя ко дну, потянет за собой и журнал. Он нанял бригаду детективов, оплатив их работу из собственного кармана, и вот на прошлой неделе получил отчет, который очень его обеспокоил.
Марк, который на несколько секунд пришел в полное уныние, вдруг встрепенулся.
– У них из этого ничего не получится! – В голосе его звучал металл. – Может быть, дела действительно шли неважно, но они зря потратят время, доказывая плохое управление корпорацией! – Подавшись вперед, он стукнул кулаком по колену. – Я признаю, Алекс, что целый год занимался черт-те чем. С этим покончено. Я снова берусь за работу.
– По крайней мере это первая хорошая новость, – тихо сказал Алекс.
Вспомнив замечание Пегги, он внимательно посмотрел на Марка. Это ли подлинный Марк Бакнер? Или, что еще важнее, старый Марк Бакнер? Он выпустил облако дыма.
– Что с долгом Пассаро?
– Поначалу я все аккуратно выплачивал. Деньги из казино текли рекой. Потом что-то случилось, я не знаю что, и река превратилась в ручеек. Теперь я запаздываю с уплатой.
– А проценты капают, да?
Марк зло посмотрел на него:
– Капают? Господи, да ты говоришь как персонаж из «Крестного отца»!
– Ты знал, что собой представляет Дом Пассаро, дружище. Я тебя предупредил. Он использует тебя для отмывания денег своего синдиката. Ты это прекрасно знаешь. Ты тогда сказал, что это тебя не беспокоит, что ты отдашь ему деньги.
– Я отдам, Алекс, – виновато сказал Марк. – Мне просто нужно немного времени.
– Это не банкир. К нему нельзя прийти и попросить об отсрочке. Он рассмеется тебе в лицо.
– Да ладно, Алекс! Что он может сделать? Переломает мне руки? Это не поможет ему получить деньги обратно. Не надо все драматизировать!
– Просто не надо его недооценивать, вот и все. Конечно, теперь эти ребята действуют очень аккуратно – никакого открытого насилия. Но провести их никому не удается. Помни, я знаю Дома Пассаро с детства. Он очень жестокий тип.
– Я его не недооцениваю. Он получит свои деньги. Ему просто нужно проявить терпение, вот и все.
– Мне первому нужно переломать руки за то, что я позволил тебе с ним связаться.
– Не говори так, Алекс. – Марк смущенно опустил голову. – Это я тебя вынудил, угрожая заложить журнал. Это был грязный прием. Прости меня. – Он поднял правую руку. – Как перед Богом клянусь – больше не буду строить из себя крупного воротилу. Я получил… ну, если не хороший урок, то что-то вроде этого. Если я ничего не понял – тогда я идиот и задница. – Он встал. – Теперь я поднимусь наверх, чтобы, как говорят в рекламных роликах, обдумать свой выбор.
«Удачи тебе, дружище, – провожая его взглядом, подумал Алекс. – Будем надеяться, что ты не опоздал».
А насчет того, что Пассаро должен набраться терпения… Терпение никогда не было в числе его достоинств. Может быть, если слегка надавить… Он протянул руку к телефону.


Через неделю в том же самом ресторане состоялась вторая встреча с Домом Пассаро. Они вновь проделали тот же самый ритуал – вино, прекрасные гаванские сигары, ломящийся от еды стол. Алекс старался не показывать своего нетерпения. Он знал, что, пока Пассаро не соблаговолит сам начать разговор о делах, все попытки начать его будут бесполезны. Пассаро держался радушно, хотя и меньше вспоминал о прежних днях, его смуглое лицо было непроницаемым.
Наконец ритуал был совершен, и они сидели, попыхивая большими сигарами.
Пассаро посмотрел на Алекса своими ничего не выражающими глазами.
– Так что за срочное дело, старина? Я прошу прощения за проволочку, меня не было в городе. Если речь идет о деньгах, то я думаю, что сюда должен прийти твой Марк Бакнер. Это за ним – как это говорят банкиры? – числится недоимка. Но мы же знаем, что Дом Пассаро не занимается банковским делом. – Его черные глаза блеснули.
– Нет, речь идет не о долге. Это дело твое и Марка. Пожалуй, мое дело лишь косвенно касается долга – я хочу поговорить о причине, по которой он опаздывает с уплатой.
– Конечно, Пассаро это интересует.
– Я уверен, что интересует. – Алекс сделал глубокий вдох. – Месяц назад, Дом, я нанял двух человек, чтобы они разобрались в работе казино. Мне показалось странным, что сначала эти казино работали хорошо, а потом внезапно резко сдали.
– Это иногда случается. Новые игорные заведения могут на некоторое время привлечь внимание посетителей, а потом – все. Падение дохода может быть вызвано и плохим управлением. – Губы Пассаро скривились в недоброй усмешке. – Но все же расскажи мне, что выяснили твои люди, старина.
– Они обнаружили, что произошла постепенная смена персонала. Многие служащие уволились без всяких объяснений. Но что еще интереснее – те, кто занял их место, так или иначе связаны с тобой, Дом.
– Страховка, старина. Я вложил большие средства и посчитал благоразумным их защитить.
– С тех пор как к делу приступили твои крупье, имели место несколько крупных выигрышей и казино потерпели большие убытки. Ты не думаешь, что твои крупье и те, кто выиграл, работали вместе?
Пассаро развел руками:
– Это игра. Кому-то везет, кому-то нет.
– Разве? – Алекс ухмыльнулся. – Ты также внедрил несколько человек в бухгалтерию. Может быть, они… Как это называется в Вегасе? Снимают сливки?
Пассаро ласково посмотрел на него:
– И у тебя есть какие-то доказательства?
– Достаточно, чтобы убедить меня, что ты сознательно саботируешь работу казино. Ты стараешься сделать так, чтобы они приносили убытки, тогда Марк бросит это дело, и ты их заберешь.
– Если Пассаро решит что-то забрать, то это будет не только казино. Скажи мне, – выпустив кольцо дыма, спросил Пассаро, – эти доказательства… Ты о них кому-нибудь говорил?
– Пока нет. Но если это не прекратится, я скажу Марку. Марка Бакнера можно водить за нос, но чего он не терпит – это когда от его лица обманывают клиентов!
Пассаро сохранял спокойствие.
– Мне кажется, у твоего Марка Бакнера и без того хватает проблем. Ему некогда думать о том, кто работает в его казино. Во-первых, он теряет деньги в других местах. Кинокомпания была его большой ошибкой. – Он загнул один палец. – Во-вторых, судебный иск, который ему предъявила та баба. В-третьих, против него выступают акционеры. И в-четвертых, у него множество дел в судах по обвинению в публикации непристойностей.
– По моему мнению, дело Нины Бланшар в основном рассчитано на публику. Там нет доказательств, и я сомневаюсь, что дело вообще попадет в суд. Иск мелких акционеров тоже окончится ничем. Марк созывает собрание акционеров. Он сумеет заговорить им зубы, он очень хорошо умеет убеждать. Суды по обвинению в публикации непристойностей… Мы с ними сталкивались с самого начала и большинство таких дел выиграли.
– Мне кажется, старина, что для парня, который занимается журналом, ты довольно много знаешь о других делах Марка Бакнера.
– Не так уж и много.
– Журнал… – Пассаро забарабанил пальцами по столу. – Пассаро хочет поговорить с тобой об этом.
Алекс пристально посмотрел на него:
– Зачем?
– Пассаро интересуют многие вещи. Тебе известно, что твой босс все еще должен мне кучу денег и проценты с каждым днем растут.
– Я это знаю. Он заплатит, не беспокойся.
– Ха, не беспокойся! Это Пассаро-то беспокоится? Я знаю, что он заплатит, я об этом позабочусь. Но, заметь, пока я еще не давил на него. Тебя не удивляет почему?
– Немного удивляет.
– Так я тебе скажу, чтобы ты больше не удивлялся. Ты видел те журналы, которые конкурируют с вами?
– Видел, конечно. – Алекс поморщился. – Грязь, самая настоящая грязь. Сиськи и пиписьки.
– Я хочу, чтобы ты сделал для Пассаро две вещи. – Он снова забарабанил по столу. – Во-первых, ты…
– Хочешь, чтобы я сделал? Какого черта, Дом?
– Ты просил меня о встрече, капиш? Так слушай. Во-первых, ты прекратишь препирательства в суде. Пускай выиграют эти дятлы, цензоры.
Алекс подскочил в кресле:
– О чем ты говоришь?
Пассаро резко хлопнул обеими руками по столу. Получился звук, напоминающий выстрел, и в кабинет тут же влетел один из дежуривших за дверью охранников, с пистолетом в руке. Не сводя глаз с Алекса, Пассаро махнул рукой:
– Пошел вон, задница, пошел!
Человек поспешно ретировался.
– Во-вторых, ты сделаешь из «Мачо» самый что ни на есть грязный журнал – то, что ты называешь «сиськи и пиписьки».
Алекс потерял дар речи.
– Иначе, старина, Пассаро будет крутить яйца твоему Марку Бакнеру до тех пор, пока не перестанут существовать «Мачо энтерпрайзиз», журнал «Мачо». И я вполне могу это сделать. Капиш?
– Я не понимаю только одного… Зачем?
– Затем, что я занимаюсь грязными книжками, козел! – Пассаро оскалил свои зубы в злобной усмешке. – И я хочу, чтобы эти дерьмовые цензоры снова оказались на коне. Умники в Верховном суде позволили печатать почти все, что душе угодно, и это подорвало мой бизнес. Когда перекроют кислород и любители сладенького останутся без еды, Пассаро снова станет получать капусту.
Мысли Алекса лихорадочно заработали.
– Выходит, Бен Поуг был твоим человеком? Ты пытался заполучить «Мачо» в свои грязные лапы!
– Поуг работал на меня, да.
– Значит, ты недоволен тем, что я от него избавился.
– Конечно, в свое время Пассаро был этим недоволен. Но в результате все получилось о’кей. – Он засмеялся, доставая новую сигару. – Когда ты начал раскручивать «Мачо», это открыло для нас всех новые возможности. Несколько лет дела шли великолепно. А потом наступил момент, когда все стало доступно для всех. Можно обо всем прочитать и все увидеть. Интерес угас. Это как «сухой закон», капиш? Когда люди чего-то не могут получить, они этого хотят и готовы заплатить втридорога.
– Значит, ты хочешь, чтобы цензоры снова перекрыли кислород. Тогда те, кто помельче, потонут, не осилив судебных исков. Но тебе даже штрафы не страшны, ты только расширишь дело.
– Теперь ты уловил. – Пассаро тонко улыбнулся. – Значит, договорились, а?
– Нет, не договорились! – Алекс вскочил так стремительно, что его кресло отлетело в сторону. – Никогда! Никогда ты не будешь мне указывать, как надо управлять «Мачо»! Я думал, что с этим мы уже разобрались.
Улыбка исчезла с лица Пассаро.
– В прежние времена ты был упрямым, но не был дураком. Теперь ты ведешь себя как дурак. Если ты не согласишься, Пассаро придется переговорить с твоим Марком Бакнером.
– Он тоже не согласится. Что ты можешь сделать, Дом? Ну, он должен тебе деньги, но, по большому счету, это мелочь. Чистый годовой доход «Мачо» больше, чем он тебе задолжал. Если ему придется собирать деньги, чтобы тебе заплатить, он это сможет сделать. И ты неверно о нем судишь. Он не плейбой, как ты, вероятно, считаешь. «Мачо» – это и его детище. Он относится к нему так же, как мать относится к своему ребенку, и не позволит выплеснуть его вместе с грязной водой.
– Сдается мне, что у него сейчас большие трудности с деньгами.
– Он добудет деньги. Да, ты вот тут угрожал… – Алекс подался вперед и твердо сказал: – Я тоже тебе пригрожу. Если ты не уберешь всех своих людей из этих двух казино, я пойду к Марку и все ему выложу. Он уже удивляется, почему это казино начали плохо работать. Ты понимаешь, что он сделает? Он тут же их закроет. Я знаю этого человека, знаю, как у него мозги работают. Он это сделает. С самого начала я был против казино и совершил самую большую ошибку в своей жизни, когда связался с тобой из-за этого займа.
Лицо Пассаро потемнело от ярости.
– Ты мне угрожаешь? Ты угрожаешь Пассаро?
– Ты чертовски догадлив!
– Ты совершаешь большую ошибку!
– Может быть. Но я не боялся тебя, когда мы вместе бегали по улицам, Дом, и не боюсь сейчас.
Пассаро сжал руки в кулаки.
– Да я… я… – сдавленным голосом проговорил он.
– Что ты – убьешь меня? Ну давай, Дом! – В голосе Алекса звучала насмешка. – Теперь твои ребята так не действуют, так что не пытайся меня испугать. – Он сделал шаг назад. – У тебя есть неделя, Дом, только одна неделя, чтобы убрать своих людей из казино. Если они не уберутся к этому сроку, я все выложу Марку. Капиш, старина?
Коротко кивнув, он повернулся и направился к выходу, но на полдороге внезапно остановился и сказал, не оборачиваясь:
– Спасибо за обед, Дом. Думаю, нам с тобой больше не придется обедать вместе.


Весь кипя от ярости, Дом Пассаро сидел, уставившись в закрытую дверь. Он не мог припомнить, чтобы кто-нибудь, хоть кто-нибудь, разговаривал с ним подобным образом!
Внезапно сигара выпала из его пальцев и упала на колени, рассыпая горячий пепел. Пассаро вскочил, поспешно отряхивая брюки. Но было поздно – на одной из штанин красовалась дыра. В бешенстве Пассаро перекусил сигару пополам. Испорчен итальянский шелковый костюм, который стоит целых четыреста долларов, и все из-за этого хрена, Алекса Лаваля! Ругательства так и сыпались с его языка.
Пассаро закрыл глаза и постарался дышать поглубже. Недавно врач обнаружил, что у него слегка повысилось давление.
– Ограничьте сигары, мистер Пассаро. Не ешьте так много. А самое главное – постарайтесь не волноваться. При повышенном кровяном давлении сильные эмоции очень вредны.
– Волноваться? С чего это мне волноваться, док? Пассаро не о чем волноваться.
Скоро он уже снова дышал нормально, сердцебиение утихло. Да, он недооценил Алекса Лаваля. Пассаро мрачно усмехнулся. Его старый приятель не дает собой помыкать. Следовало об этом помнить. Тем не менее есть разные способы…
– Луиджи, давай сюда телефон! – крикнул Пассаро.
Пассаро уже как следует раскурил новую сигару, когда пришел официант с телефоном. Подключив аппарат к розетке, он поспешил выйти.
Пассаро снял трубку. Ему не нужно было заглядывать в телефонный справочник. У него была хорошая память, и все необходимые номера он хранил в голове. Чем меньше сведений доверяет бумаге человек его профессии – тем лучше.
Услышав знакомый хриплый голос, Пассаро сказал:
– Гвидо? Отзови наших ребят из «Мачо казино». Да, всех… Не задавай вопросов, болван, делай то, что тебе говорят! И скажи им всем, чтобы не пропадали из виду. Скажи им… – Он засмеялся. – Скажи, пусть считают это краткосрочным отпуском. Скоро они нам снова понадобятся.
Повесив трубку, Пассаро задумался. Итак, Алекс оказался неуправляемым. Но если он раскусил Марка Бакнера, то им манипулировать гораздо легче. Небольшой нажим – и он расколется, как пустой орех. Пассаро злобно усмехнулся и снова снял трубку. Это был междугородний звонок. По этому номеру он не звонил уже давно. Пассаро был уверен, что его особняк на Лонг-Айленде прослушивается, поэтому все важные звонки делал отсюда. Дважды в неделю ресторан обследовал человек, которому Пассаро доверял. Пока все было чисто.
На этот раз имена не назывались, да в этом и не было необходимости.
– У меня есть для вас работа.
– Вы давно ко мне не обращались.
– С такими ценами, как у вас, мне не по карману часто звонить.
– Хорошая работа всегда дорого стоит.
– Это как раз такая работа.
– Тогда скажите, что нужно сделать.
– Я хочу, чтобы это выглядело как естественная смерть, может быть, от сердечного приступа. Объекту пятьдесят с небольшим. Как говорит мой док, у человека старше пятидесяти в любой момент может отказать мотор. Это реально?
– Такой способ есть. Инъекция инсулина, около 250 единиц.
– Вскрытие ничего не покажет?
– Нет, инсулин поглощается организмом. Я уже использовал этот метод. Никаких осложнений.
– Это хорошо. – Пассаро удовлетворенно хмыкнул. – Двадцать грандов.
type="note" l:href="#n_5">[5]
Десять уйдут сегодня по почте, остальные десять – когда объекта не будет с нами.
– Имя объекта?
– Алекс Лаваль. Главный редактор журнала «Мачо».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон

Разделы:
Пролог

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Часть вторая

Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон



Кто писал аннотацию?Фривольное априори не может быть изысканным,как и наоборот.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 10.37





Фривольное- слегка легкомысленное, чуть- чуть нарушающее нормы поведения. Изысканное- не тривиальное, не простое. Почему же журнал не может быть изысканным, игривым, потакающим эротическим фантазиям богатых и успешных мужчин?
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 11.13





Ну да,конечно,если учесть,что фривольный-(французский)-глупый и пустой,от латинского-пошлый.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 11.45





Фривольный- не вполне пристойный, нескромный, легкомысленный. Это определенный стиль в искусстве и литературе. Было бы странно определять его, как пошлый.Что касается латыни. Frivolus- ломкий, незначительный, ничтожный.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 12.27





Ах ах ах! Умные девочки... Это их мир, и им выбирать как жить и за что платить! Если автор хотел рассказать о такой "трудной" жизни людей большого бизнеса. Я думаю, что это еще мягко обрисовано. Неинтересно
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонСеньора
2.05.2013, 6.47





Мир чувственный, прекрасный, мир умных девочек и сильных мужчин. Как это сексуально.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЯна
27.05.2013, 12.56





Роман о мужском шовинизме. Повествование - сухое изложение фактов. О том, ка ГГ-ой начиная с нуля основал свою империю, о том как не гнушался любыми способами к достижению своей цели. Есть постельные сцены, в т.ч. гомосексуальные, но все сухо, без страсти и чувств, жестко и откровенно. Любовью тут и не пахнет. Макс - сексуальная машина без сердца. После прочтения - разочарование. Для романтичных дамочек - не рекомендую.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонТ
25.08.2015, 10.43





Не соглашусь с Т: тема мужского шовинизма если и присутствует, то она лишь для создания акцента, не более того. А главный лейтмотив - нравственный выбор и его последствия во всех аспектах, от моральных до физических. Что же касается любовных сцен, то их тут нет вовсе, для автора это лишь фон, на котором разворачиваются события. И, вообще, этот роман не имеет никакого отношения к т.н. любовным романам. Одно из двух: либо администратор сайта плохо разбирается в теме, либо наоборот - попытался приобщить нас, дур похотливых, к серьезному чтению. И потом, автор - мужчина. А мужской взгляд кардинально отличается от женского. В любом случае, один раз почитать стоит!
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛюдмила
26.08.2015, 18.06





Он писал эротические детективы, как Чейз, у Чейза тоже была сухая эротика, но любви не было. Это развлекательное чтиво, но как любая хорошая беллетристика, представляет собой интересный "срез" с общественных нравов. Админ точно что-то попутал, так как Артур - это имя одного из соавторов Клейтона - Артура Мура, а у Клейтона второе имя - Хартли.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонДюдюка
26.08.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100