Читать онлайн Только для мужчин, автора - Мэтьюз Артур Клейтон, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Артур Клейтон

Только для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Марк отсутствовал десять дней.
Эти десять дней были самыми ужасными в его жизни. Пегги не выходила у него из головы. Мысль о том, чтобы сделать их отношения постоянными, не отпускала его, но всякий раз, поразмыслив, он находил множество причин, по которым не следует делать этого.
Если уж Марк старался докопаться до мотивов тех или иных своих поступков, то смело смотрел в глаза. Вот и сейчас он сознавал, что просто боится устанавливать с кем бы то ни было прочную эмоциональную связь. Возможно, эта боязнь была иррациональной, но от этого она не становилась менее реальной.
Нет, нельзя, чтобы это продолжалось. Он допустил ошибку, когда нарушил свое правило и сошелся с собственной сотрудницей. Если бы Пегги у него не работала, все было бы намного проще.
Когда Марк уверял Пегги, что в Лондоне у него срочное дело, он просто пытался от нее убежать. Тем не менее серьезный деловой интерес у него в Англии был. Марк уже давно собирался открыть «кантины» в тех странах, где законом разрешены азартные игры. В «раскрученном» казино можно было недурно заработать. Однако для того чтобы открыть даже небольшое казино в Лас-Вегасе или Рено, требовались немалые деньги. Кроме того, в обоих этих городах Марку пришлось бы столкнуться с жесточайшей конкуренцией. Нет, единственным вариантом был Лондон или какой-нибудь город на островах, возможно, Багамских.
И еще одна идея не давала Марку покоя. Почему бы ему не создать сеть отелей или приличных мотелей? Существует немало вполне благополучных гостиничных сетей, типа «Холидэй иннз» или «Шератон», так почему бы не появиться сети «Мачо иннз», возможно, с «кантинами» в каждой гостинице?
Итак, Марк потратил десять дней на то, чтобы попытаться забыть о Пегги, одновременно обкатывая возможные варианты размещения казино в Лондоне и на Багамах и изучая перспективы строительства отелей системы «Мачо иннз» во Флориде и других южных штатах.
Но безуспешно – занятый мыслями о Пегги, он просто не мог сосредоточиться на деловых вопросах.
Вот и еще один повод порвать с Пегги, пока отношения не зашли слишком далеко.
Естественно, за эти десять дней Марк имел несколько сексуальных связей. Однако, какой бы соблазнительной ни была женщина, с которой он ложился в постель, мысли Марка в самый неподходящий момент упорно возвращались к Пегги и к уик-энду, который они провели в Монтерее. Дважды он оказывался несостоятельным, и ему пришлось прикрываться, на его взгляд, убедительной ложью о внезапном расстройстве желудка.
Второй раз это случилось в Атланте, на десятый день его путешествия, и Марк понял, что ему пора возвращаться.
Нэн, разумеется, все время знала, где он находится, и могла связаться с ним по радиотелефону даже на борту самолета. Два дня назад она действительно позвонила.
– Босс, когда вы собираетесь возвращаться?
– Скоро. А что случилось?
– Есть пара вопросов, которые требуют вашего внимания. Звонил этот парень с киностудии, Вестон. Он сказал, что предварительный прогон картины получил плохие отзывы. Он предлагает внести некоторые изменения перед выпуском в прокат. Говорит, может быть, стоит поступиться принципами и сделать новый конец.
Марк присвистнул:
– Это влетит в копеечку!
– Ну, в общем, он настаивает на срочном решении.
– Вы упомянули о двух вопросах, Нэн.
– Есть данные о тираже. В этом месяце мы опять упали на несколько пунктов. Алекс говорит, те два журнала отбирают у нас читателей. – За последний год в продаже появились два новых журнала, сделанных по образцу «Мачо». Оба имели хорошее финансирование и по своему оформлению и содержанию были гораздо непристойнее «Мачо». – Вы же знаете Алекса, он, как всегда, говорит, что мы выживем, но мне кажется, что он немного обеспокоен.
– Я приеду дня через два, Нэн, – сказал Марк и отключил связь.
Он прилетел в Нью-Йорк поздно ночью, никого заранее не предупредив. Но, едва появившись на следующее утро в офисе, Нэн уже знала о его приезде. Очевидно, кто-то из обслуги ей об этом доносил. Марк был полон решимости беспощадно наказать предателя, но пока так и не смог его выявить.
Нэн дала ему поспать до десяти, а потом позвонила. Зная, кто его беспокоит, Марк нажал на кнопку:
– Да, Нэн. Дайте мне полчаса на то, чтобы привести себя в порядок, и я подойду.
К тому времени когда Марк побрился, принял душ, оделся и вышел из спальни, прислуга уже приготовила ему завтрак. Как обычно, еды хватило бы на десятерых. Марк выпил стакан апельсинового сока, съел яичницу и кусочек ветчины с тостом и запил все кофе. Он знал, что, если не спустится в офис, Нэн способна ворваться в жилые помещения.
Когда Марк вошел в офис, Нэн сидела за своим столом. Десять дней на перекладных, недосыпание, возникшие проблемы с тиражом… – настроение у Марка было скверное.
– Ого! – сказала Нэн, взглянув на его мрачное лицо. – Вижу, что сегодня утром дружеской беседы у нас не получится. Итак, за какую проблему будем браться в первую очередь?
– Соедините меня с этим Вестоном из Голливуда. Начнем с него. Как можно скорее поднимем его на рога. И сделайте мне чашечку кофе, ладно?
Через несколько минут Нэн дозвонилась до Рика Вестона, главы голливудской кинокомпании «Мачо продакшнз» и продюсера первого фильма Марка под названием «Дарси». Это было нечто среднее между «Лолитой» и «Моей прекрасной леди», но действие происходило в Америке семидесятых. Некий мужчина средних лет подбирает на дороге «голосующую» хиппи, привозит к себе в дом и пытается сделать из нее леди.
– Доброе утро, детка, – радостно приветствовал его Вестон.
– Не называйте меня деткой! – огрызнулся Марк, принимая из рук Нэн дымящуюся чашку кофе. – Что там с «Дарси»? Мне сказали, что его нужно заново монтировать, а может быть, даже и переснимать.
– Только финал, душка. Нам нужен новый финал.
– А чем плох тот, что есть?
– Юнцам он не нравится. А мы ведь делали его для юнцов, верно? Им не нравится, что Дарси отворачивается от них и становится тем, во что ее превращает этот тип из истеблишмента. Они хотят, чтобы она ушла. Они хотят, чтобы она вернулась на шоссе во всем своем хипповом великолепии и снова «голосовала».
– Они хотят? Кто такие они? Где вы показывали картину, в Вествуде?
– А какая разница? Разве в другом месте будет иначе?
– У тамошних юнцов слишком изощренные вкусы, а возможно, они слишком любят хипповать. В стране есть миллионы других юнцов, которые ходят в кинотеатры.
– «Прекрасный наездник» тоже показывали в Вествуде, детка. И посмотрите, что получилось.
– Я же делаю не картину о велосипедистах, черт возьми! Я хочу сделать что-то нестандартное, показать, что по крайней мере одна девушка может вырваться из культуры хиппи. Я думаю, что наступило время для такого рода картин. И вообще, какого черта вы затеваете этот разговор – мы уже все решили.
– Марк, нужно иметь в виду одну вещь. – Теперь Вестон говорил совершенно серьезно. – Конечно, зачастую можно окупить затраты, продав ленту на телевидение. Но эта картина чересчур нагружена сексом. Телевидение скорее всего откажется, им пришлось бы слишком много там вырезать…
Марк прервал его:
– Я хочу, чтобы фильм вышел в прокат в теперешнем виде. Я не собираюсь переделывать финал.
– Это обошлось бы не так уж дорого. Вы же помните, там все актеры играют впервые. Единственная крупная звезда – это тот, кто играет Рекса Гаррисона. Для съемок нового финала он нам не нужен. Надо всего-то переснять пару эпизодов – один, когда Дарси уходит из дома в старом платье, с бусами и бритвенным лезвием на шее, ну и последний кадр – когда она идет по шоссе, подняв вверх большой палец. Ну как, это вас вдохновляет?
– Не больше, чем ваша задница, – вот как это меня вдохновляет! Ни в коем случае, Вестон! Пусть фильм идет в прокат в том виде, в каком вы мне его показывали три недели назад. Это понятно?
Наступило молчание, затем в трубке послышался вздох.
– Вы – босс. И это ваши деньги, но я все равно думаю, что вы делаете ошибку. Когда вы создавали эту кинокомпанию и брали меня на работу, то говорили, что не хотите, чтобы вам поддакивали.
– Выпускайте! – рявкнул Марк и повесил трубку.
Он хотел попросить Нэн, чтобы она вызвала наверх Алекса, но в последний момент остановился. С тех пор как они разместились в этом здании, он ни разу не вызывал Алекса наверх, и сделать это сейчас было бы ошибкой.
Одним глотком Марк допил кофе и вышел в приемную.
– Если я понадоблюсь – я внизу.
Спустившись на сорок девятый этаж, он направился было к кабинету Алекса, но затем изменил направление и пошел к себе.
– С возвращением, странник. – Если Пегги и обрадовалась его появлению, то сумела это скрыть.
При виде ее сердце Марка как будто сдавила чья-то могучая рука.
– Привет, Пегги, – с усилием выговорил он. – Как я рад тебя видеть!
– Правда?
– Ладно-ладно. – Он поднял руки. – Конечно, я должен был позвонить, но ты себе даже представить не можешь, как я был занят.
– О, Нэн заверила меня, что это твоя мода – умчаться, никого не известив о том, когда вернешься. – Пегги глубоко вздохнула. – Все равно – с возвращением, Марк.
– Спасибо, Пегги. – Он показал на селектор. – Позвони, пожалуйста, Алексу – пусть он заскочит ко мне, когда у него будет свободная минута.
– Хорошо.
Он направился было к себе в кабинет, но остановился на пороге.
– Пегги!
– Да, Марк?
– Ты… э-э-э… свободна сегодня вечером? – Уверенный в том, что снова покраснел, он закашлялся, ругая себя на чем свет стоит.
– Я свободна, – серьезно сказала она. – Собственно, я свободна… Сколько уже? Кажется, десять дней?
– Так ты поужинаешь со мной?
– Ты мог бы и не спрашивать.
С чувством раздражения Марк вошел в свой кабинет. Значит, Нэн старалась ободрить Пегги? Это значит, что она обо всем знает или по крайней мере догадывается. Надо бы накрутить ей хвост, но Марк знал, что не сделает этого. Нэн почти такой же ценный работник, как и Алекс.
Алекс вошел в его кабинет через десять минут, с дымящейся сигарой в зубах.
– Рад снова тебя видеть, дружище. Что случилось? – Он плюхнулся в стоявшее перед столом большое кресло.
– Нэн сказала мне, что тираж падает.
– Беспокоиться не о чем, Марк, – небрежно сказал Алекс. – Такое случалось и раньше. Мы снова наберем высоту.
– Эти новые журналы действительно отнимают у нас читателей?
– Очень немногих. Они далеко позади.
– Ты считаешь, нам не о чем беспокоиться?
– Совершенно точно. Видишь ли, Марк, – Алекс подался вперед, – эти журнальчики более непристойны, и естественно, что они вызывают некоторый интерес. Но они примитивны, фотографии и содержание довольно безвкусны.
– Но они отбирают у нас читателей, черт побери!
– Мы их вернем, – с раздражающим спокойствием сказал Алекс. – Кроме того, тираж упал совсем незначительно. Послушай, мы ведь обеспечиваем нашим рекламодателям многомиллионный тираж, верно? Так что у нас еще есть большой запас прочности.
Марк недовольно посмотрел на него:
– Знаешь, из пессимиста, который когда-то предрекал, что журнал вообще не оторвется от земли, ты превратился в безнадежного мечтателя.
– Ату его, ату! – спокойно сказал Алекс. – Но на этот раз я прав – вот увидишь.
– Хотелось бы верить. – Марк стукнул кулаком по столу. – Если тираж будет и дальше падать, с этим придется что-то делать! Если они хотят непристойности, они ее получат!
– Прежний Марк Бакнер никогда так не сказал бы.
– Прежний Марк Бакнер не имел двухмиллионных убытков от падения тиража!


На этот раз он повез Пегги в шикарный ресторан – не для того, чтобы произвести на нее впечатление, а потому, что обстановка здесь не была столь интимной, и это давало ему большую свободу действий. Сегодня вечером Марк собирался проститься с Пегги, сказав ей, что все кончено.
Проблема заключалась в том, что он никак не мог выбрать подходящий момент. Окружающая обстановка, обслуживание, дорогая и очень вкусная еда произвели на Пегги приятное впечатление, и Марк расслабился – как это всегда бывало в ее присутствии. Он обнаружил, что смеется, слушая ее точные, остроумные комментарии по поводу того, что происходило в редакции, пока он был в отъезде. Ни разу не упомянув о его долгом отсутствии, не выразив по этому поводу ни малейшего недовольства, Пегги тем самым лишила его необходимого предлога для объявления о разрыве отношений. Вскоре Марк обнаружил, что он все реже вспоминает о том, с какой целью пригласил ее на ужин.
В такси он также не осмелился ей ничего сказать. Может быть, в пентхаусе…
– Ты никогда не была в пентхаусе, Пегги?
– Еще не была, дорогой. – Обращенное к нему лицо Пегги в предвкушении визита сияло. – Ты меня приглашаешь?
– Я тебя приглашаю.
Когда такси тронулось с места, Пегги прильнула к нему, подставив рот для поцелуя, и Марк понял, что он проиграл. Они начали страстно целоваться. Пегги была без лифчика, лишь тонкая блузка прикрывала ее груди. Обхватив их ладонями, Марк почувствовал, как твердеют ее соски. Пегги глухо застонала. Ее рука вслепую нащупала его отвердевший пенис и погладила его сквозь брюки.
Оторвав свои губы от его рта, она прошептала:
– Я скучала по тебе, дорогой. Черт побери, я никогда еще не скучала ни по одному мужчине. А еще… – В ее голосе появились столь знакомые Марку озорные нотки. – Еще я скучала по нему. – Она мягко сдавила его пенис.
Они все еще обнимали друг друга, когда такси остановилось перед Домом Бакнера. Выходя из машины, Марк бросил водителю крупную купюру.
Не успели закрыться двери лифта, как они уже бросились друг другу в объятия. Марк вспомнил ту женщину, которая рассказывала ему о сексе в лифте. Как же ее звали? Он никак не мог вспомнить. Пегги уже достала его пенис и слегка поглаживала. Собрав всю свою силу воли, Марк заставил себя сдержаться.
Неужели он забудет, как ее зовут, когда все кончится? Вряд ли. Почему-то он был уверен, что имя Пегги Чёрч навсегда останется в его памяти.
Она все еще держала в руке его член, когда двери лифта со вздохом отворились. Они были на верхнем этаже. Пегги растерянно посмотрела на свою руку, затем сделала шаг назад.
– Надеюсь, никто не мог увидеть, какая я распутница!
– Нет, у персонала свои помещения, и они должны оставаться там, пока их не вызовут.
– Ну, в таком случае… – Она снова придвинулась к нему.
Марк засмеялся:
– Я думал, ты хотела совершить экскурсию по пентхаусу.
– Этого я так долго ждала, что могу и еще подождать, – прошептала она, жарко дыша ему в ухо. – А вот чего-то другого я не хочу больше ждать.
Сбрасывая на ходу одежду, они опустились на пол. Оба кончили очень быстро, получив при этом полное удовлетворение.
– Господи, я никогда так себя не вела, – хриплым голосом сказала Пегги, когда они отвалились друг от друга. – Ты меня развратил, Марк Бакнер. – Она повернула к нему лицо. – А все потому, что я тебя люблю.
Что же делать? Разве после такого заявления он сможет ей сказать? Не сможет – он знал, что не сможет. Марк никогда не вел себя грубо – во всяком случае, никогда не грубил человеку прямо в лицо.
Так же, как в «Гнезде Бакнера», они голыми бродили по пентхаусу, и Марк давал ей свои пояснения.
– Я совершенно подавлена, – призналась Пегги. – Господи, Марк! Неужели на таком огромном пространстве тебе никогда не бывает одиноко?
– Обычно я не один или занят делами, – резко сказал он. – Или меня нет в городе.
Поднявшись на второй этаж, Пегги осторожно выглянула в сад. Стояла очень теплая ночь. Марк предложил Пегги выйти наружу.
– Прямо так? А нас никто не увидит?
– Едва ли. Это самое высокое здание на два квартала вокруг. Конечно, если использовать очень сильный бинокль, нас можно увидеть с любого из более высоких зданий, стоящих поодаль. – Он за-смеялся. – Если только в такое время найдется любитель наблюдать за птицами.
Побродив по саду, Пегги в конце концов приблизилась к парапету и посмотрела вниз. Вздрогнув, она отпрянула.
– Все эти машины внизу снуют, прямо как муравьи, огромные механические муравьи. – Она посмотрела на плавательный бассейн. – Я хочу плавать! Ты со мной, дорогой?
– Нет, пожалуй, нет. Я буду просто смотреть.
– Ладно!
Марк наблюдал с удовольствием, как Пегги бежит к бассейну. Обнаженные бегущие женщины обычно выглядят нелепо – груди болтаются, ягодицы неприлично дергаются. Он вспомнил замечание Алекса: «Большинство женщин бегают так, как будто у них кол в заднице».
Но только не Пегги. Она бежала грациозно, как лань.
Замерев на краю бассейна, чтобы набрать в легкие воздуха, она бросилась в воду. Марк присел на край, наблюдая за тем, как она плавает, время от времени отфыркиваясь, как тюлень. Наконец Пегги вылезла из бассейна и направилась к нему, роняя на пол капли воды.
Марк встал.
– Пойдем в комнату – тебе надо высохнуть и отдышаться.
Он провел ее в свою спальню – единственную комнату, где Пегги еще не была. Застыв на месте, она смотрела на огромную круглую кровать и расставленные повсюду зеркала. Марк заметил, что по лицу Пегги пробежала тень недовольства. Когда же она повернулась к нему, голос Пегги звучал легкомысленно:
– Так это и есть знаменитая комната для оргий?
– Как перед Богом – никаких оргий, Пегги! Конечно, я вожу сюда женщин, но не более одной зараз. Кровать, зеркала – все это ради рекламы. Ради поддержания имиджа «Мачо».
– Ну да, конечно. Никогда не следует забывать об имидже «Мачо»! – Она рассеянно огляделась по сторонам. – Из того, что ты сказал, следует, что в оргии, чтобы она называлась оргией, должно участвовать более двух человек. Так?
– Ну… вероятно. Я никогда об этом особенно не задумывался.
– Ну, так подумай, дорогой, потому что мы сейчас устроим с тобой оргию. Как тебе нравится такой заголовок? «Оргия для двоих», а?
С этими словами она бросилась на него, все еще мокрая, как рыба.
Они резвились, занимались любовью, спали, затем вновь занимались любовью и спали до тех пор, пока к окнам не подступил бледный рассвет.
Проснувшись, Марк испытал прилив отчаяния. Весь его план разлетелся, как под порывом сильного ветра разлетается бумажное конфетти.
Теперь у него остался только один способ. В прошлом несколько раз случалось так, что для разрыва ему приходилось прибегать к радикальным мерам. Именно тогда он и выработал схему действий – грубую, но эффективную.
Конечно, к тем, другим, женщинам он не испытывал никаких особых чувств.
Сможет ли он проделать то же самое с Пегги?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон

Разделы:
Пролог

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Часть вторая

Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон



Кто писал аннотацию?Фривольное априори не может быть изысканным,как и наоборот.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 10.37





Фривольное- слегка легкомысленное, чуть- чуть нарушающее нормы поведения. Изысканное- не тривиальное, не простое. Почему же журнал не может быть изысканным, игривым, потакающим эротическим фантазиям богатых и успешных мужчин?
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 11.13





Ну да,конечно,если учесть,что фривольный-(французский)-глупый и пустой,от латинского-пошлый.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 11.45





Фривольный- не вполне пристойный, нескромный, легкомысленный. Это определенный стиль в искусстве и литературе. Было бы странно определять его, как пошлый.Что касается латыни. Frivolus- ломкий, незначительный, ничтожный.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 12.27





Ах ах ах! Умные девочки... Это их мир, и им выбирать как жить и за что платить! Если автор хотел рассказать о такой "трудной" жизни людей большого бизнеса. Я думаю, что это еще мягко обрисовано. Неинтересно
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонСеньора
2.05.2013, 6.47





Мир чувственный, прекрасный, мир умных девочек и сильных мужчин. Как это сексуально.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЯна
27.05.2013, 12.56





Роман о мужском шовинизме. Повествование - сухое изложение фактов. О том, ка ГГ-ой начиная с нуля основал свою империю, о том как не гнушался любыми способами к достижению своей цели. Есть постельные сцены, в т.ч. гомосексуальные, но все сухо, без страсти и чувств, жестко и откровенно. Любовью тут и не пахнет. Макс - сексуальная машина без сердца. После прочтения - разочарование. Для романтичных дамочек - не рекомендую.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонТ
25.08.2015, 10.43





Не соглашусь с Т: тема мужского шовинизма если и присутствует, то она лишь для создания акцента, не более того. А главный лейтмотив - нравственный выбор и его последствия во всех аспектах, от моральных до физических. Что же касается любовных сцен, то их тут нет вовсе, для автора это лишь фон, на котором разворачиваются события. И, вообще, этот роман не имеет никакого отношения к т.н. любовным романам. Одно из двух: либо администратор сайта плохо разбирается в теме, либо наоборот - попытался приобщить нас, дур похотливых, к серьезному чтению. И потом, автор - мужчина. А мужской взгляд кардинально отличается от женского. В любом случае, один раз почитать стоит!
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛюдмила
26.08.2015, 18.06





Он писал эротические детективы, как Чейз, у Чейза тоже была сухая эротика, но любви не было. Это развлекательное чтиво, но как любая хорошая беллетристика, представляет собой интересный "срез" с общественных нравов. Админ точно что-то попутал, так как Артур - это имя одного из соавторов Клейтона - Артура Мура, а у Клейтона второе имя - Хартли.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонДюдюка
26.08.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100