Читать онлайн Только для мужчин, автора - Мэтьюз Артур Клейтон, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Артур Клейтон

Только для мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Через несколько дней его гнев на Алекса значительно поостыл. В конце концов, Алекс был слишком славным парнем, чтобы долго на него злиться. К тому же Марк прекрасно знал, как много сделал Алекс для успеха «Мачо». Этого он никогда не забудет.
И все же их отношения значительно охладели.
К счастью, Марк был полностью захвачен проблемами, совершенно не связанными с бизнесом. «Гнездо Бакнера» было уже почти готово. Марк не забыл, что Пегги не возражала против того, чтобы стать его первым посетителем. Марка не покидало желание оказаться там с ней наедине. В предвкушении этого события он целых две недели воздерживался. Последний раз такое случилось много лет назад, когда на Марка нашел особенно острый приступ меланхолии и желания побыть одному.
Строительство было практически завершено, оставалось дополнить интерьер несколькими завершающими штрихами и завезти мебель. Отлучившись на неделю из конторы, Марк лично руководил этим процессом, а когда все было закончено, отослал самолет обратно в Нью-Йорк. Марк доверил заботу о доме приходящей прислуге, наняв для этих целей немолодую супружескую пару, а затем совершил путешествие на такси до самого Сан-Франциско. Там он купил «мазератти», пригнал машину в аэропорт и, оставив ее на стоянке, под вымышленным именем первым же рейсом вылетел в Нью-Йорк.
Поздно вечером в среду Марк прибыл к себе в пентхаус. Всю ночь он проворочался с боку на бок, пытаясь угадать реакцию Пегги, и это его ужасно раздражало. Впервые в жизни Марка всерьез беспокоило, захочет ли женщина, чтобы он стал ее любовником. Ему редко отказывали, но если это случалось, он испытывал лишь небольшой укол самолюбия – не больше.
Сейчас все было по-другому, совсем по-другому.
Он не мог дождаться, когда наступит обычное время спускаться вниз. Марк слонялся по верхнему офису, непрерывно брюзжа и сетуя, пока вконец выведенная из себя Нэн не возмутилась:
– Да что с вами, Марк? Что случилось за ту неделю, что вас не было? Я никогда еще не видела вас таким раздражительным.
– Прошу прощения, Нэн. Чтобы избавить вас от своего присутствия, я, пожалуй, пойду на обед пораньше.
Когда он вошел в приемную своего нижнего офиса, Пегги, естественно, там не оказалось – она еще не вернулась с обеда.
Когда, заслышав ее шаги, он вышел из своего кабинета, Пегги вздрогнула от неожиданности.
– Вы меня испугали, Марк! Я понятия не имела, что вы приехали.
– Зайдите ко мне, Пегги. Я хочу с вами поговорить.
Они вошли в кабинет. Марк жестом предложил ей сесть, а сам принялся расхаживать по комнате.
– Вероятно, вы гадали, где это я пропадаю всю последнюю неделю…
– Я давно уже перестала удивляться вашим внезапным отъездам на разные увеселительные прогулки.
– На самом деле это была не увеселительная прогулка, по крайней мере не в том смысле, какой вы, вероятно, в это вкладываете. – Он остановился и посмотрел ей в лицо. – Я был на побережье, наблюдал за тем, как наносятся последние мазки. Дом готов, Пегги, полностью готов!
– Да? – Он уловил настороженность в ее голосе. – Наверно, вы этим очень довольны, верно?
– Да. Это тот дом, о котором я всегда мечтал. Там теперь очень красиво, сезон дождей уже почти закончился… Пегги, помните, как мы об этом говорили?
– Помню, – нейтральным тоном ответила она.
– И вы обещали подумать насчет того, чтобы стать моим первым гостем.
– Я так сказала? – Глядя в сторону, она ровным голосом произнесла фразу, на первый взгляд не имевшую никакого отношения к обсуждаемому вопросу. – Знаете, мои родители живут недалеко оттуда, к югу от Сан-Франциско.
Марк сначала недоуменно заморгал, а затем поспешил ее успокоить:
– Нет, мы не полетим моим самолетом. Мы воспользуемся обычным рейсом, под вымышленными именами. Нет никакой необходимости афишировать это. Мы можем вылететь в пятницу вечером, провести там выходные и вернуться… – Он понял, что поспешил и сказал слишком много. И все осложнил. – Я обещаю, что вы будете там только гостьей. – Марк почувствовал, что его лицо начинает пылать.
– Марк Бакнер покраснел! Никогда бы в это не поверила. – Нет, у нее вовсе не было желания посмеяться над ним. Вместо этого Пегги встала, подошла к Марку и с улыбкой дотронулась до его щеки. – Конечно, я буду вашей первой гостьей, Марк, если хотите – инкогнито. Но вы должны понимать, как много женщин были бы рады поехать с вами, раструбив об этом на весь мир.
– Я приглашаю не их, а вас. Кроме того, большинство из них всего лишь…
– Я понимаю. – Ее улыбка стала шире. – На этот раз вы не пытаетесь сохранить свой имидж мачо. Верно?
– Верно!
– Знаете, Марк, – задумчиво сказала Пегги, – о чем я вдруг подумала. Неужели вы никогда не устаете от этого своего образа? Возможно, это и в самом деле всего лишь имидж, но верится с трудом.
– Вы переходите на личности, Пегги! – предостерег Марк и, желая смягчить свою реплику, добавил: – Во всяком случае, вам не о чем беспокоиться.
– Вот в этом я как раз и не уверена, – пробормотала Пегги. Но так как она уже отвернулась, то Марк не поручился бы, что правильно все расслышал.
* * *
В пятницу вечером они вылетели в Сан-Франциско восьмичасовым рейсом. Пегги взяла с собой лишь маленькую дорожную сумку. Марк, у которого в новом доме была и одежда, и все необходимое, вообще не взял с собой никакого багажа.
Пегги была такой красивой, что у Марка за-хватывало дух. Он только сейчас сообразил, что до сих пор видел ее только в брючном костюме, хотя, конечно, она выглядела женственной в любой одежде. Сейчас на Пегги было платье с невиданно короткой юбкой. Длинные ноги были ошеломительно красивы. Черные волосы блестели так, что, казалось, рассыпали искры, похожие на звездочки в безлунном небе. Светло-зеленый цвет платья выгодно оттенял ее темные волосы и зеленые глаза.
Они прошли на свои места в первом классе, сели, пристегнули ремни. Самолет вырулил к взлетно-посадочной полосе. До этих пор Марк хранил молчание, но теперь он сказал:
– Вы потрясающе выглядите, Пегги. Более того – вы чертовски красивая женщина.
Она растерянно посмотрела на него, как будто не зная, что ответить, – и наконец улыбнулась.
– Спасибо, Марк.
– И знаете, Пегги, – с удивлением признался Марк, – я впервые говорю это женщине.
– Если вы говорите это в первый раз, значит… О! – Она зажала себе рот. – Это мне льстит.
– Нет-нет. – Он покачал головой. – Вы меня не поняли. Просто я раньше этого не говорил. По крайней мере я такого не припомню. – Он нахмурился. – Хотя должен был бы помнить, не так ли?
– В любом случае спасибо, Марк. И знаете что? – Она наклонилась к нему поближе и понизила голос: – Кажется, это будет хороший уик-энд.


В Сан-Франциско шел дождь. Но к тому времени, когда Марк вывел со стоянки «мазератти», забрал Пегги вместе с ее вещами и выехал из аэропорта, дождь стал ослабевать. А когда они выехали из города на скоростную автостраду, небо уже совершенно очистилось от облаков и в волнах Тихого океана кривым ятаганом отражалась луна.
Марк сделал рукой широкий жест:
– Как видите, все для вас.
– Как красиво! Я не была в Калифорнии всего несколько лет, но уже забыла, как здесь красиво.
– Вы действительно сюда не возвращались?
– Приезжала, но только на праздники – в День благодарения, на Рождество, и никогда надолго не задерживалась. К тому же почему-то – сама не знаю почему – я больше ни разу не видела океан. Мои старики живут в стороне от побережья.
– Ну, целых два дня вы сможете сколько угодно любоваться океаном. Дом стоит на высокой скале, у подножия которой узкая полоска пляжа. Мне поклялись, что к моему возвращению эскалатор от дома до пляжа будет готов.
– Эскалатор? Эскалатор с вершины до пляжа? Но это же стоит целое состояние!
– Да, получилось недешево. Пришлось сделать его крытым, чтобы оборудование не ржавело. Наверно, строители решили, что я сошел с ума. Их начальник заявил, что никогда не слышал ни о чем подобном. – Марк улыбнулся. – Но в обычной лестнице было бы больше трехсот ступенек. Когда он подсчитал, его чуть кондрашка не хватила.
Пегги засмеялась:
– Знаете, вы просто сумасшедший. Настоящий псих! – Наклонившись, она поцеловала его в щеку. – Но такие безумства мне нравятся.
– Пожалуй, это всего лишь дорогая игрушка, – застенчиво согласился Марк. – Но все-таки, если у вас есть деньги, вы можете себе позволить безумные поступки.
Они проехали последний поворот, и взгляду открылось «Гнездо Бакнера».
– Это напоминает… какое-то готическое сооружение. И стоит на отшибе. У вас есть хоть какие-нибудь соседи?
– Ближайшие соседи живут в полумиле отсюда. Я так и хотел. А готического здесь ничего нет. Это полностью современное здание.
Хотя было уже за полночь, в доме горел свет. Марк накануне предупредил прислугу, что им придется работать этой ночью, и распорядился приготовить поздний ужин к его приезду.
Поставив «мазератти» перед входом, он подхватил сумку и пригласил Пегги войти. Она ахнула, увидев огромную парадную с высоченным потолком. Марк повел ее прямо в гостиную, где уже горел камин. Пегги тут же подошла к окну.
– Господи, Марк, это потрясающе, – благоговейно сказала она. – Если бы у меня был такой дом, я бы прожила в нем всю жизнь!
Из кухни вышла полная женщина средних лет, с приятным лицом.
– Рада вас видеть, мистер Бакнер, – сказала она.
– Спасибо, миссис Логан. Это моя гостья, Пегги Чёрч. Пегги, это миссис Логан.
– Рада с вами познакомиться, мисс Чёрч. – К изумлению Марка, миссис Логан сделала неуклюжий реверанс. – Холодный ужин вас ждет.
– Я умираю от голода, – призналась Пегги.
– Спасибо, миссис Логан. Отнесите сумку Пегги в комнату для гостей, подготовьте там все и можете идти. Я высоко ценю то, что вы с мужем сегодня так поздно задержались. Мы тут прекрасно управимся сами, хотя, возможно, нам больше не удастся вкусно поесть.
– Я думаю, удастся, Марк, – заверила Пегги. – Хоть я и современная женщина, но готовить умею, и очень даже неплохо. В свое время об этом позаботилась моя мать.
Ужин состоял из холодных омаров и шампан-ского.
– Как вкусно! – воскликнула Пегги. – А знаете, мне все больше нравится шампанское.
От кофе Пегги отказалась.
– Я слишком устала. Это был очень долгий день. – Прикрыв рот рукой, она зевнула. – Если не возражаете, я лягу спать.
Марк не стал возражать и даже сумел скрыть свое разочарование.
– Все правильно, я забыл, что вы не такая полуночница, как я. – Он встал. – Идите, я помою тарелки. Ваша комната вторая слева от лестницы.
Обойдя вокруг стола, она положила голову ему на плечо. Ощутив прикосновение ее гибкого тела, Марк почувствовал напряжение в паху.
– Спасибо за то, что пригласили меня, Марк, – прошептала ему на ухо Пегги и легко поцеловала в губы. – Спокойной ночи.
Марк сразу же занялся тарелками. Но он по-прежнему остро ощущал присутствие Пегги в доме. Прошла минута, и наверху зашумел душ.
Покончив наконец с тарелками, Марк поднялся наверх. Пегги то ли еще не ложилась, то ли привыкла спать при свете, потому что из-под ее двери выбивалась светлая полоска. Подавив искушение постучать к ней, Марк отправился в свою комнату. Он разделся, принял ванну и нагишом отправился в постель – так он обычно спал. В комнате было чересчур жарко, и Марк лег поверх покрывала.
При мысли о том, что в соседней комнате спит Пегги, у него вновь появилась эрекция, и теперь он лежал, беспокойно ворочаясь и думая о том, не заняться ли ему мастурбацией. Он уже и не помнил, когда последний раз занимался этим.
Дверь медленно отворилась, и на пороге возникла Пегги – в длинной прозрачной ночной рубашке.
– Марк!
– Я здесь.
Босиком она подошла к кровати.
– Я боялась, что ты никогда не ляжешь.
– Но я думал…
– Я знаю, о чем ты думал. Но у женщин тоже есть свои соображения. Наверно, если бы ты настаивал, я бы не…
Пегги сбросила ночную рубашку и встала коленями на кровать.
– О Боже! – выдохнула она, нащупав в темноте его тело. – Ты уже полностью готов.
– Я был готов, уже когда мы встали из-за стола.
– И я тоже.
Он хотел притянуть ее к себе, но опоздал. Пегги уже оседлала его, направила в себя и опустилась вниз.
Марк вздрогнул и застонал. Откинув голову назад, Пегги издала горлом какой-то тихий, жужжащий звук и начала двигаться. Она была уже влажная и с нарастающей скоростью легко скользила вверх-вниз.
Буквально через несколько секунд Пегги громко застонала и начала дрожать, а затем упала на Марка. Две недели воздержания, видимо, сказались, и он тоже моментально кончил.
Они лежали обнявшись. Марк лениво погладил ее по спине, Пегги прижалась к нему теснее и издала мурлыкающий звук.
– Уммм, это было неплохо, – сонным голосом сказала она.
Усталость после долгого путешествия и бурного слияния взяла свое, и они уснули почти одновременно, по-прежнему сжимая друг друга в объятиях.
Когда Марк проснулся, в комнате было еще темно. Во время сна они расползлись в разные стороны и теперь оба лежали на спине. У Марка вновь появилась эрекция.
Он нежно дотронулся до Пегги, и та что-то невнятно пробормотала во сне. Раздвинув ей ноги, Марк одним плавным движением вошел в нее. Пегги продолжала спать. Марк был очень осторожен, входя в нее не на всю глубину. В тот момент, когда он почувствовал приближение оргазма, Пегги наконец проснулась, крича от наслаждения. Обхватив его руками, она бешено задвигала бедрами, и они опять кончили вместе.
– Не помню, чтобы я когда-нибудь кончила, еще не проснувшись… – пробормотала Пегги, когда Марк вышел из нее, и тут же вновь погрузилась в сон.
Когда Марк проснулся снова, комната была залита светом. Он проснулся от прикосновения к своему пенису. Делая вид, что спит, он лежал не шевелясь, в то время как Пегги манипулировала его членом, стараясь довести до полного отвердения. Но когда она уже собиралась его оседлать, Марк привстал, изображая на лице притворный гнев.
– Господи, женщина, ты наконец дашь мужчине отдохнуть?
– Мне кажется, тебе не очень-то нужен отдых, верно? – засмеялась она.
Марк засмеялся вместе с ней, и они принялись возиться на огромной кровати, как два довольных тюленя на морском берегу.
– Не так, Марк, не так! Это слишком больно, – приглушенным подушками голосом взмолилась Пегги, когда он перевернул ее лицом вниз и раздвинул ноги.
Тогда он приподнял ее за бедра и поставил на колени. Пегги протянула руку и направила его в свое влагалище.
– О да, да! – закричала она, когда Марк вошел в нее.
Сжимая руками ее бедра, Марк снова и снова входил в нее. Когда у него наступил оргазм, оба были уже липкими и мокрыми от пота. Наконец Марк отпустил ее и повалился на спину, хватая ртом воздух – как рыба, выброшенная на берег.
– Господи, если мы будем так продолжать, я превращусь в одну сплошную рану. – Повернувшись к Марку, она лукаво улыбнулась. – Как ты думаешь, мы будем продолжать?
– Все, что зависит от меня, я сделаю. – Марк встал с кровати. – Но сейчас мне нужно принять ванну.
– И мне тоже. Ты что-то говорил насчет большой ванны. Она вместит нас обоих?
– На это она и рассчитана.


Это был чудесный уик-энд. За все время они покинули дом лишь однажды, в субботу днем, спустившись на эскалаторе, чтобы искупаться в океане.
С субботнего утра до вечера того же дня на них не было ни клочка одежды. Только занявшись приготовлением завтрака, Пегги надела фартук, прикрывавший лобок и часть живота, – чтобы защититься от брызг раскаленного жира. Ходить голыми предложила Пегги. Прежде Марк всегда одевался сразу же после того, как вставал с постели. Он почему-то стеснялся появляться перед женщиной голым после полового акта. Однако на сей раз это перестало его заботить уже через полчаса.
Пегги и впрямь оказалась прекрасной кухаркой. Миссис Логан оставила им довольно большой запас продуктов. На завтрак Пегги приготовила яичницу, на обед – сандвичи, а на ужин – бифштексы.
Они слушали музыку, пили шампанское, разговаривали. Скорее, говорила Пегги – рассказывала о себе. За день они трижды занимались любовью. Один раз у камина, когда голова Марка находилась между ее ног до тех пор, пока Пегги не закричала:
– Войди в меня, дорогой! Я хочу, чтобы ты был во мне, когда я кончу!
Второй раз это происходило на лестнице. Удивительно, что они отделались только ссадинами на локтях и коленях, а не переломали себе руки или ноги.
В третий раз это было на пляже. Захватив с собой полотенца, они спустились по эскалатору на пляж – изогнутую узкую полоску белого песка. Попасть туда можно было только на эскалаторе, с трех сторон пляж окружали скалы, а с четвертой простирался Тихий океан. Увидеть их могли разве что с какого-нибудь судна, но на горизонте виднелся только громадный нефтеналивной танкер, тяжело продвигавшийся к югу в миле от берега.
– Ты не думаешь, что какой-нибудь матрос рассматривает нас в бинокль? – со смехом сказала Пегги.
– Я плавал там на лодке. Единственное, что можно разглядеть на таком расстоянии, – это скалы. Но я сильно сомневаюсь, что кого-нибудь из матросов потянет наблюдать за птицами на гнездах.
– А я и есть птица, совершенно голая птица.
Раскинув руки, Пегги ринулась в воду; Марк последовал за ней. В это время года вода была ледяной. Зайдя по колено, оба остановились, дрожа от холода.
– Есть только один способ, детка, – сказал Марк и нырнул. Он мгновенно испытал шок, который, однако, стал постепенно проходить, когда Марк мощными гребками поплыл вперед. Проплыв немного, он оглянулся. Пегги не отставала, четкими движениями рассекая воду. Они проплыли уже около пятидесяти метров. Повернувшись, Марк прижал ее к себе и неловко поцеловал. У обоих зубы стучали, как кастаньеты.
– Слишком холодно! – крикнула Пегги.
– Это ведь была твоя идея. Давай наперегонки, я сейчас тебя обставлю!
Но далось это ему с большим трудом, Пегги все время дышала ему в затылок. Они побежали туда, где оставили полотенца, и принялись энергично растирать друг друга. Сначала это была игра, но скоро она превратилась в нечто иное.
Проведя пальцем по его набухшему члену, Пегги серьезным тоном сказала:
– Как я вижу, наблюдается некоторый подъем.
– По-моему, он всегда наблюдается, когда ты рядом.
Повинуясь внезапному импульсу, он подхватил Пегги под мышки и оторвал ее от земли. Уловив его замысел, Пегги постаралась помочь и вскоре повисла на плечах Марка, энергично работая бедрами и впившись губами в его губы.
Она быстро довела его до оргазма. Когда он излился в нее, колени Марка подкосились и он тяжело осел на песок.
Теперь он уже хорошо знал Пегги, по крайней мере знал ее тело и сексуальные реакции.
– Ты не кончила, нет? Мне очень жаль.
– Это не имеет значения, Марк! Мы что, ведем учет? Может, у тебя там калькулятор, который отсчитывает единицу, когда ты кончил, и двойку, когда кончила я? Ох, извини, дорогой. – Она быстро его поцеловала. – Я что-то не то сказала. Я очень ценю твою заботу. В большинстве своем мужчины совершенно не беспокоятся о том, что чувствует женщина. Со мной все хорошо, правда.
Несколько минут они лежали рядом, с ног до головы перепачканные в песке.
– Тебе здесь нравится, Пегги? – спросил Марк.
– Это лучшие дни в моей жизни!
– У меня есть лишние ключи. Когда мы вернемся в дом, я тебе их дам – чтобы потом не забыть. Приезжай и живи здесь сколько захочешь, даже если меня не будет.
Она бросила на него странный взгляд, затем вскочила на ноги.
– Кстати, насчет возвращения в дом – мне срочно нужно в душ. Я вся в песке.
Рука об руку они поднялись на эскалаторе и там разделились: Марк пошел в свою комнату, Пегги в свою. На этот раз, приняв ванну, он надел рубашку с открытым воротом, свободные брюки и шлепанцы. Очевидно, они мыслили одинаково, потому что, когда Пегги через некоторое время спустилась вниз, на ней был длинный, до пола, халат.
Она приготовила бифштексы, и оба с аппетитом поели. Вечером они лежали перед огнем и пили вино. Марк уже почти заснул, когда Пегги повернулась к нему и сказала:
– Между прочим, под халатом ничего нет, если, конечно, тебе случайно захочется это исследовать.
Он повернулся к ней и начал изыскания.


Единственная грустная нота прозвучала накануне отъезда в воскресенье. Оба устали и вполне удовлетворили свой сексуальный аппетит. Вечером предстояло улетать из Сан-Франциско, и оба согласились, что перед отъездом надо немного вздремнуть.
Марк проснулся первым и сразу посмотрел на часы. До отъезда оставалось два часа.
Пегги лежала на спине, слегка похрапывая во сне. Марк осторожно стянул с нее простыни. Пегги что-то недовольно пробормотала, но не проснулась. Он принялся внимательно изучать это прекрасное тело. Небольшие, но безукоризненной формы груди с большими сосками. Плоский живот. Обилие черных волос на лобке. Марк почувствовал, что у него снова появляется эрекция.
Он начал гладить ее тело. Пегги постепенно просыпалась.
– Ммм, это неплохо, – не открывая глаз, пробормотала она.
Он дотронулся до нее в другом месте.
– А как здесь?
– О да, дорогой, очень хорошо.
– А здесь?
– Да, да!
– А как насчет… Тебя это возбуждает?
– Да, Марк… – Внезапно она подняла голову и, нахмурившись, посмотрела на него. – Что все это значит? Ты следуешь набору инструкций из руководства по обольщению? Или начитался статей из своего «Мачо»? Прикоснись к ней там, поцелуй ее здесь! И это обязательно возбудит твою бабу! Так, что ли?
Удивленный внезапной атакой, он смотрел на нее разинув рот и видел, как его потрясенный взгляд, словно в зеркале, отражается в ее глазах. Лицо Пегги смягчилось, на щеках появились ямочки, и она притянула его к себе.
– Прости меня, дорогой. Я знаю, что не должна так раздражаться. Но неужели ты не понимаешь, что влюбленная женщина, каковой я сейчас являюсь, не всегда нуждается в том, чтобы ее возбуждали? Конечно, предварительная любовная игра, как ее называют в учебниках, – это прекрасно, но когда ее слишком много, она только отвлекает. Я действительно воспринимаю ее как игру. Но когда женщина любит, ее можно возбудить одним прикосновением, даже взглядом. – Улыбаясь, она погладила его по щеке. – Я открою тебе одну тайну, которую не собиралась тебе открывать. Когда ты впервые появился в нижнем офисе, у меня внутри все оборвалось, а трусы… извини за такую подробность, стали такими мокрыми, что мне пришлось в обеденный перерыв идти переодеваться…
Действо продолжалось, и Марк, насколько он мог судить, реагировал на происходящее вполне адекватно, но мысли его были далеко. Он уже освоился с открытием, что любит эту женщину, но до сих пор ему не приходило в голову, что она тоже может его любить. Это напугало его до смерти. Конечно, другие женщины тоже говорили ему, что любят, но в отличие от них Пегги говорила искренне.
Впервые после смерти матери его действительно кто-то любил, и это пугало Марка. Любить Пегги значило отдавать, но быть ею любимым значило также и брать. К такой ответственности Марк был не готов, он не хотел взваливать ее на себя сейчас, а возможно, и никогда.
Всю дорогу в Нью-Йорк он размышлял об этом. Пегги большую часть пути проспала и ничего не заметила.
В конце концов Марк пришел к неизбежному выводу, что все это создает угрозу его нынешнему образу жизни. Инстинктивно он чувствовал, что Пегги отдает ему всю себя. Она наверняка будет надеяться, что они поженятся. Сильная натура, она, вероятно, будет оказывать на него влияние. Со всеми другими женщинами придется распроститься или же встречаться тайком. Многие женатые мужчины так поступали, но это было не по нему. Изменится не только его сексуальная жизнь. Марк знал, что Пегги не вполне одобряет его планы на будущее. Она наверняка будет всячески стараться их изменить.
Нужно положить этому конец, другого выхода нет. От этой мысли Марка охватила глубокая печаль. Он наклонился к спящей Пегги и нежно прикоснулся к ее щеке, в том самом месте, где иногда, когда Пегги улыбалась, появлялась ямочка.
Марку и раньше приходилось избавляться от женщин, но никогда еще он не испытывал при этом угрызений совести. В большинстве случаев они сами понимали, что долго эта связь не продлится. Но некоторые продолжали цепляться за Марка – ярким примером тому была Энид. Марк полагал, что именно из-за подобных случаев он и боялся вступать с женщинами в постоянные отношения.
Но кроме проблем личного характера, Марка беспокоило, как может его женитьба отразиться на журнале. Конечно, «Мачо» читали и женатые мужчины, хотя первоначально издание было рассчитано на холостяков. Как однажды заметил Алекс, листая «Мачо», даже женатые мужчины воображают себя холостяками.
Так вот: что же произойдет, если Марк Бакнер, идеал всех сексуально озабоченных американских холостяков, вдруг женится? Возможно, этот идеал в определенной степени сфабрикован, но тем не менее миллионам читателей «Мачо» он представляется совершенно реальным. Марк вспомнил, что в свое время в Голливуде киностудии вкладывали колоссальные суммы в создание образа мужественного супергероя, всячески сторонящегося брака, и когда их идолы все-таки женились, то этот факт всячески старались скрыть.
Марк невесело улыбнулся, представив себе, как предлагает Пегги нечто подобное.
Нет, с этим надо покончить. Другого выхода нет.
Он посмотрел на ее лицо, такое спокойное во сне и вновь почувствовал острую боль. Совсем не обязательно разрывать их отношения прямо сейчас. Пожалуй, еще месяц или несколько недель ничего не изменят. Но он обязательно должен быть уверен, что контролирует ситуацию.
Когда такси покатило на Манхэттен, все еще зевающая Пегги сказала:
– Уже почти утро! Уик-энд так быстро кончился. Завтра рабочий день. Ты появишься в нижнем офисе, Марк?
– Нет, Пегги, завтра я по делам улетаю в Лондон, – ответил он. – Почему бы тебе не взять отгул?
– Какая досада! Почему же ты мне об этом раньше не сказал? А какие у тебя дела в Лондоне?
– Пегги… Это не имеет отношения к журналу, а следовательно, не должно тебя заботить. Кроме «Мачо», у меня много других деловых интересов, я уже тебе говорил об этом! – Он искоса взглянул на нее. – А если ты думаешь, что здесь замешана какая-то другая женщина, – забудь об этом!
– Я не ревнива, Марк! – вспыхнула Пегги. И, помолчав, задумчиво добавила: – Впрочем, я и сама точно этого не знаю, потому что никогда раньше не была в таких отношениях с мужчиной.
Марк поспешил придать голосу примирительную интонацию:
– Я думал, все женщины склонны ревновать.
– Это еще одно чисто мужское заблуждение. Наступила эра открытых отношений между мужчиной и женщиной. Никаких привязанностей. Разве ты об этом не знаешь? За это ведь женщины и боролись, верно? – Она вздохнула и взяла его за руку. – Боюсь, что я все же немного старомодна. Черт побери, при мысли о том, что ты можешь держать в объятиях другую женщину, я закипаю! Хотя я делаю непростительную глупость, говоря тебе об этом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон

Разделы:
Пролог

Часть первая

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

Часть вторая

Глава 19Глава 20

Ваши комментарии
к роману Только для мужчин - Мэтьюз Артур Клейтон



Кто писал аннотацию?Фривольное априори не может быть изысканным,как и наоборот.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 10.37





Фривольное- слегка легкомысленное, чуть- чуть нарушающее нормы поведения. Изысканное- не тривиальное, не простое. Почему же журнал не может быть изысканным, игривым, потакающим эротическим фантазиям богатых и успешных мужчин?
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 11.13





Ну да,конечно,если учесть,что фривольный-(французский)-глупый и пустой,от латинского-пошлый.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонГандира
24.04.2013, 11.45





Фривольный- не вполне пристойный, нескромный, легкомысленный. Это определенный стиль в искусстве и литературе. Было бы странно определять его, как пошлый.Что касается латыни. Frivolus- ломкий, незначительный, ничтожный.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛора
24.04.2013, 12.27





Ах ах ах! Умные девочки... Это их мир, и им выбирать как жить и за что платить! Если автор хотел рассказать о такой "трудной" жизни людей большого бизнеса. Я думаю, что это еще мягко обрисовано. Неинтересно
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонСеньора
2.05.2013, 6.47





Мир чувственный, прекрасный, мир умных девочек и сильных мужчин. Как это сексуально.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЯна
27.05.2013, 12.56





Роман о мужском шовинизме. Повествование - сухое изложение фактов. О том, ка ГГ-ой начиная с нуля основал свою империю, о том как не гнушался любыми способами к достижению своей цели. Есть постельные сцены, в т.ч. гомосексуальные, но все сухо, без страсти и чувств, жестко и откровенно. Любовью тут и не пахнет. Макс - сексуальная машина без сердца. После прочтения - разочарование. Для романтичных дамочек - не рекомендую.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонТ
25.08.2015, 10.43





Не соглашусь с Т: тема мужского шовинизма если и присутствует, то она лишь для создания акцента, не более того. А главный лейтмотив - нравственный выбор и его последствия во всех аспектах, от моральных до физических. Что же касается любовных сцен, то их тут нет вовсе, для автора это лишь фон, на котором разворачиваются события. И, вообще, этот роман не имеет никакого отношения к т.н. любовным романам. Одно из двух: либо администратор сайта плохо разбирается в теме, либо наоборот - попытался приобщить нас, дур похотливых, к серьезному чтению. И потом, автор - мужчина. А мужской взгляд кардинально отличается от женского. В любом случае, один раз почитать стоит!
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонЛюдмила
26.08.2015, 18.06





Он писал эротические детективы, как Чейз, у Чейза тоже была сухая эротика, но любви не было. Это развлекательное чтиво, но как любая хорошая беллетристика, представляет собой интересный "срез" с общественных нравов. Админ точно что-то попутал, так как Артур - это имя одного из соавторов Клейтона - Артура Мура, а у Клейтона второе имя - Хартли.
Только для мужчин - Мэтьюз Артур КлейтонДюдюка
26.08.2015, 18.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100