Читать онлайн Новый Орлеан, автора - Мэтьюз Клейтон, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Клейтон

Новый Орлеан

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Лина Маршалл нашла Французский квартал совершенно обворожительным. Эти экзотические ароматы: горьковатый дымок жарящихся кофейных зерен, густой сладковатый запах солода, нежные душистые волны из парфюмерных магазинов, цветущих магнолий и жасмина. А старые здания с балконами, украшенными решетками с причудливым чугунным орнаментом, ее просто очаровали. Но самое большое впечатление на нее произвела многоликая толпа, людей, которая переполняла квартал через край. Почтенные пары в деловых костюмах и неброских платьях, туристы с болтающимися на шее фотоаппаратами, словно заменяющими им удостоверения личности, бородатые хиппи в сандалиях на босу ногу: похоже, здесь собрались все племена и сословия. И тем не менее не было той суеты и спешки, к которым привыкли в северных городах. Все вокруг казались такими безмятежными. Даже туристы вроде бы смиряли обычную прыть.
А один раз, к превеликому удовольствию Лины Маршалл, они встретили древнего негра, катившего скрипучую тележку и распевавшего жалостным голосом: «Еже-е-еви-и-ика!».
Лина стиснула руку Брета.
— А я думала, такое бывает только в старых фильмах про Юг до Гражданской войны…
— Сейчас торговцы с тележками редкость. Осталось их совсем мало. Иногда мне приходит в голову, что их содержит Торговая палата как аттракцион для туристов. Ведь на их доходы не проживешь. Да что говорить, Французский квартал за последние несколько лет вообще здорово изменился. — Лицо его помрачнело. — Гибнет на глазах…
— Как так?
— Возьмем, к примеру, Бербон-стрит. Теперь полное обнажение в стрип-клубах, голенькие девочки — « все это уже вне закона. Полиция нравов душит и давит с 1962 года. Тогда окружной прокурор прикрыл большинство стрип-клубов, с тех пор они так и не оправились. Сейчас Бербон-стрит похожа на Кониайленд в Нью-Йорке — дешевая подделка. Да, раньше на Бербон-стрит могли и помять в давке, но ты знал, на что идешь… Игра стоила свеч. А теперь все кончено. Даже джазовые залы и те исчезают. Нет, Ал Херт, скажем, или Пит Фонтэн свои заведения еще не закрыли. Музыка там роскошная, но кто знает, долго ли они продержатся? У одного моего знакомого, Пита Делакруа, тоже есть музыкальный клуб, „Убежище джаза“ называется. Возьму тебя туда как-нибудь.
Если он еще существует. В последний раз, когда я говорил с Питом, он пожаловался, что в любую минуту может быть вынужден закрыться.
Лина, повиснув на руке Брета, беззаботно и радостно семенила по асфальту и почти не прислушивалась к его причитаниям. Ей было вполне достаточно того, что она могла наслаждаться незнакомыми звуками, цветами и запахами. Сетования Брета по поводу упадка Бербон-стрит она находила просто неуместными. Здоровенный профессиональный футболист, спортсмен до мозга костей — и на тебе! Жалуется на то, что все меньше становится мест, где можно послушать старинный джаз, настоящий новоорлеанский джаз! Может, вставить этакий пассаж в статью? Но поверят ли в эго читатели и, что еще более важно, редактор? На этот счет у Лины были большие сомнения.
Она-то, конечно, чем дальше, тем глубже понимала, что Брег Клоусон не просто спортсмен, а гораздо больше. Да, он был прирожденным футболистом, выдающимся при этом, а уж она-то навидалась, со спортом связана почти вся ее жизнь. Она была единственным ребенком футбольного тренера.
Потому и стала спортивной журналисткой. И кому еще понять, что под горой мышц в Брете таились тонкая впечатлительная душа, живой ум и недюжинное чувство юмора.
Покинув стадион, они выпили по паре рюмок, а потом она уговорила Брета отвести ее к Антуану, где он заказал им по дюжине устриц. Их подали прямо в раскрытых буроватых раковинах. Угнездившиеся на светлом перламутре створок моллюски казались сероватыми. («А жемчужины когда-нибудь находят?» — «Слыхать об этом я слыхал, но сам ни разу не находил».) За ужином и после они говорили практически обо всем: книги, живопись, музыка, кино. И на удивление мало о футболе. Но несмотря на это, в Брете не было даже намека на слабинку. В нем ощущалось могучее мужское начало, что Лину возбуждало невероятно.
К двадцати шести годам Лина еще не побывала замужем, да и не любила никого по-настоящему. Она пережила пару юношеских романов. Что-то было и позже. Но ни один из них не был подлинно глубоким. Натура у нее была чувственная, но каждый раз, когда она встречала мужчину, к которому ее тянуло, в Лине пробуждалась непонятная ершистость, что обычно и завершалось тем, что она его отвергала.
Она была достаточно проницательна, чтобы осознать, что причиной этому служат два фактора.
Во-первых, в детстве она была исключительно непривлекательна: очки с толстенными линзами, прыщи, скобки на зубах ей пришлось носить гораздо дольше обычного срока; к тому же ей была свойственна огорчительная склонность к полноте. Во-вторых, ее отец хотел сына, парня, из которого он сотворил бы идеального нападающего; и даже после того как отец оправился от шока в связи с появлением на свет дочери, он порой, похоже, просто забывал на долгие времена, что она не мальчишка… Вместо кукол она играла мячами: футбольными, бейсбольными, баскетбольными… Футболисты, с которыми занимался ее отец, быстро привыкли к присутствию девчушки на тренировках. И у нее это вошло в привычку с восьми лет, после смерти матери. Она пропадала на тренировках до восемнадцати лет, когда вдруг произошло нежданное чудо. Очки она упрятала подальше, скобки сняли насовсем, а полнота куда-то исчезла. Лина стала пусть, может быть, и не красавицей, но, безусловно, очень хорошенькой и привлекательной девушкой. Однако, возможно, слишком поздно.
У нее хватило ума расстаться с отцом на время учебы в колледже. Но любовь к спорту уже въелась в ее плоть и кровь. Если не любовь, то по меньшей мере прочный и неизменный интерес. И потому было так естественно, когда она предложила свои услуги студенческой газете в качестве спортивного репортера. Ко всеобщему удивлению, получив это место, она проявила себя так успешно, что сразу же по окончании колледжа ее приняли на работу в спортивную редакцию крупной ежедневной газеты. Там она проработала четыре года, а в прошлом году ушла на вольные хлеба и стала писать для журналов, в чем немало преуспевала.
Но одна черта из далекой теперь юности в ней так и осталась. Она по-прежнему держала мужчин на расстоянии: носила одежду, которая ей не шла, была с ними резка и колюча, хотя и проклинала себя за то, что такая дура и вредина.
Поражало лишь то, что с Бретом ее ершистость никак не проявлялась. Рядом с ним она чувствовала себя женщиной до такой степени, что самой становилось противно.
Голос Брета прервал ее мысли:
— Ау, леди, вы куда пропали?
— Прости, Брет, задумалась…
— И о чем?
— О тебе. — Она тут же поторопилась смягчить прямоту своих слов:
— Мне ведь статью о тебе писать.
— А ты только по этой причине можешь обо мне думать? — Он завел ее в пустое парадное, лицо его вдруг стало серьезным, серые глаза искали ее взгляд. — Других нет?
— Нет, конечно! Какие еще у меня могут быть причины? — заносчиво ответила она.
И в тот же момент мысленно одернула себя: «Ну почему же ты не сказала ему, что думаешь о нем как о человеке, о мужчине, а не просто как о материале для журнальной статьи? Почему бы тебе хотя бы раз не открыть свою душу?»
— Ну, не знаю, просто надеялся…
Лицо Брета приблизилось к ней. Так близко, что она ощутила тепло дыхания, веявшее из его приоткрывшихся губ. Она поняла, что сейчас он ее поцелует. Прямо сейчас!
Но он с усилием перевел дыхание и сделал шаг назад, лицо его окаменело.
— Ладно, Лина, забудем.
Лина на самом деле томительно жаждала его поцелуя. И когда он отпрянул, ей почудилось, что она лишилась опоры, будто до этого находилась в его объятиях. Она покачнулась и чуть не упала: или ей так показалось?
Внезапно разозлившись и на него и да себя, Лина ринулась из подъезда, проговорив резким раздраженным голосом:
— А нам не пора на бал?
— Думаю, пора, — вяло подтвердил он, — если мы вообще пойдем…
— В каком смысле? Ты же обещал, Брет!
— Значит, пойдем. Я просто… — Он пожал плечами и повторил:
— Ладно, Лина, забудем.
— Мне надо заскочить в гостиницу на минутку.
Он вновь пожал плечами, и они направились к гостинице «Мезон де билль», где Лина снимала номер. Они шли рядом, не прикасаясь друг к другу и не произнося ни слова Настроение Брета переменилось столь резко, что Лина почувствовала себя лишней.
Впервые она видела его таким угрюмым, целиком погруженным в себя. Она понимала, что могла, что должна была вести себя в подъезде совсем по-другому.
Но все же…
Они оказались в небольшом жилом квартале: маленькие и старые домишки в викторианском стиле, двери некоторых распахнуты настежь — вечер выдался довольно теплым. С улицы можно было разглядеть блики светящихся телеэкранов. Ни крылечек, ни газонов перед домами, только кипарисовые аллеи ко входным дверям. Кое-где у дома сидели смуглолицые хозяева, покуривая в стоическом молчании и не обращая никакого внимания на прохожих.
Лина вдруг замерла и, дернув Брета за рукав, воскликнула:
— Ты только посмотри, Брет!
Сквозь решетку массивных чугунных ворот виднелся просторный двор, засаженный яркими цветами, на которые бросали тень смоковницы и пальмы.
До Лины донеслось журчание ниспадающих струй фонтана.
— Ну разве не прелесть, Брет!
— Прелесть, прелесть, — буркнул он и потянул Лину за руку.
Они свернули за угол.
— А вот это тоже прелесть, а?
Он кивком головы указал в проулок. Двое бродяг, обтрепанных как чучела, спали на земле бок о бок. На груди одного из них в такт с дыханием покачивалась пустая винная бутылка.
— Вот тебе твой прелестный Новый Орлеан. Изумительной красоты дворик, а в нескольких ярдах от него — два храпящих алкаша.
— Ого, мы вдруг стали такими социально озабоченными! — ласково протянула Лина. — А что, в других городах таких алкашей нет? В Нью-Йорке, в Бауэри по ночам бродяг — как селедок в бочке.
— Может, и так, — нехотя откликнулся он, — но в Новый Орлеан они набиваются тысячами. Погода приятная, тепло даже зимой, ночуй себе прямо на улице. Их здесь собирается столько, что полиция давно перестала их задерживать. Тюрьмы не вмещают.
— Послушать тебя, можно подумать, что ты этот город просто ненавидишь.
Брет удивленно моргнул.
— Ненавижу? Новый Орлеан? Да я его обожаю!
Родился и вырос меньше чем в пятидесяти милях от этого самого места. И город знаю как свои пять пальцев. Просто противно смотреть, как он превращается вот… вот в такое! И все!
— Брет, послушай, все меняется. И города тоже.
Я, например, родилась не в Нью-Йорке, но бывала там десятки раз, и люди, которые там живут всю свою жизнь, говорят, что город жутко изменился. То же самое говорят о Чикаго, Лос-Анджелесе, даже о Сан-Франциско. Все меняется, Брет. — Она сжала его ладонь. — Даже люди могут измениться.
Что заставило ее произнести эти последние слова? «Может, — мелькнуло у нее в голове, — я пытаюсь что-то ему внушить?»
— Ладно, ты права, Лина. Сам не знаю, что на меня вдруг нашло… — Лицо его прояснилось. — Пошли-ка лучше к Фейну на бал, повеселимся как следует!
Эстелл Эндоу, морща лоб и шевеля губами, в третий раз перечитывала дневник мужа с самого начала.
Она не подозревала о существовании других дневников, спрятанных в запертом чемоданчике под кроватью. Но даже если бы ей это было известно, она, прикованная к инвалидному креслу, достать бы их не смогла. А в этом дневнике Эндоу она кое-что прочитала:
«Для того, чтобы наш мир очистился, чтобы началась новая жизнь, многим придется умереть. Прежде всего тем, кто занимает высокие посты, кто правит нашими судьбами. Эти люди были избраны народом для служения народу. Однако они забывают о народе, как только приходят во власть. Они берут взятки, начинают пьянствовать, предаваться разврату с размалеванными девками. По телевизору они проповедуют ересь и бунт, говорят людям, что можно не повиноваться законам человеческим и Божьим.
Такие, как они, должны умереть!
Зло должно быть наказано.
Но их так много. Я должен быть осмотрителен.
Должен выбрать только наиглавнейших из них. Ведь я один, а их множество. И меня могут убить до того, как я успею исполнить свой долг. Но, как сказано в Библии, тот, кто стоит до конца, да спасен будет!»
Эстелл оторвалась от чтения. К чему перечитывать все это в третий раз? Какие еще могут быть сомнения… Ее Френ, ее заботливый нежный Френ собирается кого-то убить, какого-то сенатора США!
Охваченная невероятным волнением, она в отчаянии стиснула пухлые ладошки. Господи, что же ей делать, ну что делать?
Ей пришло в голову дождаться возвращения Френа и выложить ему, что она все знает, что она добралась до его дневника. А если он станет все отрицать?
Конечно, он так и сделает, придумает какую-нибудь небылицу. Он может даже — при этой мысли ее охватил озноб, но страшное предположение упорно не шло из головы, — он может даже убить ее! Нет, нет, Френ никуда не поднимет на нее руку! Это просто немыслимо!
Если она сообщит в полицию, его арестуют. Однако просто представить себе Френа в тюрьме для нее было невыносимо. К тому же если его упрячут в тюрьму, то что с ней-то станет? Она же не способна сама о себе позаботиться: будет чахнуть, чахнуть и погибнет!
Внезапно в голову ей пришло возможное решение. Она принялась лихорадочно листать дневник с самой первой страницы в поисках упоминания имени Френа или чего-либо другого, что могло бы раскрыть личность писавшего. Ничего, абсолютно ничегошеньки! Имя свое он не проставил ни в одном месте Записи сделаны, естественно, от руки, но полиция смогла бы связать их с Френом в том случае, если бы знала его имя и имела образец его почерка, что было маловероятно.
Значит, так она и поступи г: упакует дневник и отправит его в полицию по почте. Таким образом они узнают об угрозе жизни сенатору США и станут бдительно его охранять, так бдительно, что Френу и близко подойти не удастся.
Эстелл отыскала немного коричневой оберточной бумаги, обрывок бечевки и соорудила аккуратный пакет. Большими печатными буквами она написала на нем. «ПОЛИЦЕЙСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ, НОВЫЙ ОРЛЕАН, ЛУИЗИАНА». Без обратного адреса, само собой разумеется.
Подходящих весов у нее не было, но она на глазок прикинула возможную сумму почтовой пошлины. Наклеила на пакет все марки, какие только нашлись в доме Она была убеждена, что такому адресату, как полицейское управление, почта доставит пакет, даже если на нем и не будет хватать марок.
Покончив с этим, — она выехала на балкон и позвонила в колокольчик, который Френ — ее милый предусмотрительный Френ — подвесил там специально для нее. В отсутствие Френа она при необходимости могла с его помощью вызвать снизу сына домохозяина.
Через пару минут послышался стук в дверь. Эстелл откликнулась:
— Заходи, Донни!
Донни Парке был неуклюжим прыщавым юнцом лет шестнадцати. Эстелл для себя решила, что он туповат, но для несложных поручений вполне пригоден. А это как раз то, что ей сейчас от него нужно.
Она протянула ему пакет.
— Опусти, пожалуйста, в ближайший почтовый ящик, детка. Хотя нет.
Погоди! Прогуляйся-ка лучше за несколько кварталов. — Она заставила себя лукаво хихикнуть. — Я тут задумала одну шутку, понял?
Ничего такого плохого, вовсе нет, просто пакет нужно отправить откуда угодно, только не из Французского квартала. Сможешь?
— Будьте уверены, миссис Эндоу. — Донни взял пакет и направился к двери.
— Подожди! — Эстелл порылась в сумочке и вынула скомканный доллар. — Вот тебе за труды.
— Вот это да Спасибочки, миссис Эндоу!
Дождавшись, когда за парнишкой закрылась дверь, Эстелл покатила на кухню. Френ запрещал держать в доме спиртное, но где-то в кухонном шкафу должно было оставаться немного хереса, припасенного для кулинарных нужд Бог свидетель, ей же просто необходимо глотнуть хоть чего-нибудь, после того как она узнала про весь этот кошмар!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 19Глава 20Глава 21

Ваши комментарии
к роману Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон


Комментарии к роману "Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100