Читать онлайн Новый Орлеан, автора - Мэтьюз Клейтон, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэтьюз Клейтон

Новый Орлеан

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Мама Селестайн, колдунья вуду, пришла к Эстелл Эндоу в десять. Она курила тонкую черную сигару, в руках у нее была накрытая полотенцем корзина. Невысокого роста худенькая колдунья была вся в белом: белое платье почти до щиколоток, волосы спрятаны под белой же косынкой. Кожа, напротив, столь черная, что казалась чуть ли не синей.
Крошечное личико все в морщинах, и только пронзительные темные глаза горели жизнью. Эстелл затруднилась бы угадать ее возраст. Колдунье могло быть и пятьдесят, и все семьдесят.
— Я Мама Селестайн, — величественно объявила она. — Хотишь узнать свой судьба?
— Будущее, Мама Селестайн, — робко попросила ее Эстелл. — Точнее, будущее моего мужа.
Мама Селестайн поставила корзину на пол, из нее послышалось громкое кудахтанье, и Эстелл инстинктивно откатила кресло подальше Мама Селестайн протянула руку. Несколько секунд Эстелл недоуменно таращилась на раскрытую ладонь, потом до нее дошло. Она торопливо сунула колдунье несколько смятых банкнот, все, что сумела скопить за несколько последних месяцев.
Мама Селестайн тщательно пересчитала деньги, шевеля при этом губами и тщательно изучая и разглаживая каждую бумажку. Наконец она удовлетворенно кивнула головой и спрятала банкноты где-то в складках своего платья.
— Рука, давать свой рука, — распорядилась она.
Эстелл вытянула руку, и колдунья принялась внимательно рассматривать ее ладонь.
— Вижу линяя проклятия. На твоя жизнь висит проклятие.
Эстелл почувствовала, как ее охватывает холодный озноб.
— Линия проклятия? Но что это значит?
Вопрос ее Мама Селестайн пропустила мимо ушей и потребовала:
— А твоя муж, фото, фото твоя муж есть?
— Да, минуточку.
Эстелл покатила кресло в спальню и взяла там со своего туалетного столика фотографию Френа в рамке. Вернувшись в гостиную. Мамы Селестайн она там, однако, не обнаружила. У нее мелькнула мысль, что колдунья просто сбежала с ее деньгами. Потом из кухни донеслось отчаянное кудахтанье. Эстелл покатила в кухню.
Мама Селестайн, у ног которой стояла открытая корзина, держала над раковиной курицу с отвернутой головой Из разорванной шеи в раковину обильно текла кровь.
Вида крови Эстелл не переносила. Борясь с поднимающейся к горлу тошнотой, она сердито поинтересовалась:
— Чем это вы тут занимаетесь?
Мама Селестайн оглянулась через плечо.
— Чтобы узнать судьба твоя муж, нужны куриные потроха.
Она выдвинула ящик кухонного стола и принялась шарить там в поисках ножа. Нащупав разделочный нож, она положила курицу в раковину и стала хладнокровно ее потрошить.
Эстелл, бешено вращая колеса кресла, опрометью выехала прочь из кухни. Она закурила сигарету и несколько раз глубоко затянулась, убеждая себя, что сейчас самое неподходящее время позволить себе упасть в обморок.
Через некоторое время Мама Селестайн позвала ее из кухни:
— Твоя иди сюда?
Эстелл вернулась на кухню. Колдунья расстелила на кухонном столе полотенце и разбросала по нему куриные потроха. Окровавленные останки курицы по-прежнему лежали в раковине. Мама Селестайн нетерпеливо махнула рукой, и Эстелл передала ей фотографию Френа. Колдунья уселась на стул, поставила перед собой фотографию и стала пристально в нее вглядываться. Эстелл старалась держаться подальше и не смотреть на лежащее на полотенце отвратительное месиво. Чтобы прервать гнетущее молчание, она спросила:
— Донни сказал, что вы… жрица вуду?
— Мамбо, — не оборачиваясь, обронила Мама Селестайн.
— Мамбо? — не поняла Эстелл.
— Женщина, которая вуду, называть мамбо. — Мама Селестайн ткнула длинным пальцем в куриные потроха. — Сегодня плохо для узнавать судьбу твоя муж.
— Но почему? — ощутив укол разочарования, недоверчиво поинтересовалась Эстелл.
— Понедельник, вторник и четверг женская день.
Среда, пятница и суббота мужская день. — Мама Селестайн поворошила пальцем в куриных потрохах, поглядывая на фотографию Френа и бормоча что-то нечленораздельное себе под нос. — Твоя что хотеть узнать о твоя муж?
Эстелл заколебалась, не зная, как точно сформулировать вопрос. Главное, конечно, выяснить, совершит или не совершит Френ сегодня человекоубийство, но спросить так прямо о муже она боялась. Было страшно услышать ответ Мамы Селестайн, а еще страшнее — навлечь на него подозрения. Поэтому она уклончиво произнесла:
— Сколько ему осталось жить, не умрет ли ОН в скором времени?
Мама Селестайн вновь поворошила куриные потроха, не сводя с них пристального взгляда. Потом подняла глаза с едва заметной улыбкой.
— Сегодня не умереть. Твоя муж жить еще долго-долго.
Эстелл с облегчением перевела дух и мысленно возблагодарила Бога.
— И ничего больше? — решилась спросить она.
Колдунья буркнула что-то неразборчивое и пошевелила пальцем куриные потроха, скорбно качая головой. Потом лицо ее посветлело.
— Что-то про твоя. Твоя скоро-скоро получать деньги. Много-много деньги.
Эстелл была разочарована. Деньги им, конечно, нужны, но сейчас ее интересовало совсем другое. И тут ей в голову пришла радостная мысль. Книга, о которой говорил Френ! Ну конечно же! Значит, он и вправду пишет книгу! Френ закончит книгу и получит за нее кучу денег. А если его книгу собираются напечатать, то как же сегодня с ним может стрястись что-то дурное?
Внезапно Мама Селестайн вскочила на ноги.
— Все, все! Про твоя муж больше ничего. Другой раз, может.
Колдунья схватила полотенце вместе с куриными потрохами и понесла его к раковине. Завернула в него останки курицы, все это окровавленное месиво, завязала в узелок и положила его в корзину. И ушла, не произнеся больше ни слова.
Эстелл с отвращением разглядывала раковину, залитую кровью. Ну как ей теперь оттирать это безобразие, ее же стошнит прямо сейчас. Во всяком случае, она хотя бы узнала то, что хотела. Для Френа этот день закончится благополучно.
Через открытое окно доносились звуки шумного веселья. Видимо, идет еще один пеший парад. Она торопливо подкатила кресло к раковине и принялась смывать кровь. Ей надо успеть на балкон к тому времени, когда приблизится парад Рекса. Этого она пропустить не могла.
Рексфорд Фейн уже давным-давно перестал ходить на масленичные парады. Он не любил большие скопления народа. Разве что в собственном доме, где он был полновластным хозяином. Анонимность, характерная для огромной толпы незнакомых людей, его даже несколько пугала. И в этом году, несмотря на то что он возглавлял свиту Рекса, Рексфорд Фейн отчаянно сопротивлялся всем попыткам уговорить его ехать на одной из платформ. В конце концов, вполне достаточно того, что сегодня вечером ему придется присутствовать на балу Рекса.
Поэтому сразу после полудня он устроился в кабинете на первом этаже, позаботился о том, чтобы сигары, стакан бербона и кувшин с водой находились под рукой, и приготовился наблюдать за парадом по телевизору.
Он выключил звук, чтобы его не раздражал весь этот шум и гам, и следил только за изображением. В какой-то момент зазвонил телефон, но трубку он поднимать не стал. Прозвонив дважды, телефон смолк, и он предположил, что трубку снял кто-то из домашних.
Хотя за исключением лишь одного все остальные слуги были отпущены. Однако Одри была еще дома — как предполагал Фейн, у себя в комнате наверху.
Спустя несколько минут после того, как он включил телевизор, к нему в кабинет ворвалась Одри. Она была возбуждена, щеки горели, глаза так и сверкали.
Одета она была в светло-зеленую мини-юбку, белую блузку с глубоким вырезом и бежевые замшевые сапоги.
Приплясывая, она бежала к нему, и Фейн следил за ней влюбленным и восхищенным взглядом. Она была чертовски привлекательной девчонкой, его дочь.
Однако он счел необходимым ворчливо заметить:
— С этой твоей блузкой надо бы поосторожнее, девочка. А то как бы сиськи не вывалились. Сдается, лифчика на тебе ведь нет. Впрочем, ты его никогда не носишь.
— Какой же ты грязный старикашка, папка! — притворно обиделась Одри. — Подсматриваешь в декольте собственной дочери!
— Подсматриваешь! — фыркнул Фейн и пыхнул сигарой. — Да ты такое носишь, что даже слепой углядел бы, что у тебя под блузкой ничего нет! А чего это ты так развеселилась?
— Мартин звонил. Перед уходом на парад. Сказал, что нам нужно встретиться сегодня днем после парада. Сказал, что у него для меня есть кое-какие новости. По телефону ничего больше не стал говорить, но моя женская интуиция подсказывает, что это связано с Ракель. Могу поспорить, что он попросил у нее развод!
Фейн помахал рукой перед лицом, разгоняя сигарный дым.
— Не заводись так, девочка. Может быть все что угодно. Может, он, например, просто хочет… — он сладострастно ухмыльнулся, — пообжиматься маленько.
— А ты действительно грязный старикашка!
— Может, и грязный, но не такой уж и старикашка, так и знай… Как бы то ни было, если он хочет развестись, сегодня вечером мы ему поможем.
Лофтина я проинструктировал. И если все пойдет как надо, он эту Ракель Сент-Клауд в койку вечерком завалит.
— Как только выясню, что Мартин имел в виду, сразу позвоню тебе, — пообещала Одри.
— Встречаетесь с ним у вас в гнездышке?
— А где же еще? — Одри направилась к двери.
— Только не делай того, чего бы я не стал делать! — пронзительно расхохотался Фейн. — Веселись, дочка!
— Это уж как всегда, папка!
Фейн провожал ее взглядом, любуясь соблазнительными движениями ее округлой попки.
Поначалу он был горько разочарован тем, что его первым и единственным ребенком стала девочка. Как большинство мужчин, он, естественно, хотел сына, чтобы тот носил имя Фейна, унаследовал состояние Фейна и его империю. Однако в отличие от большинства мужчин сына он хотел отнюдь не для того, чтобы играть с ним, следить, как он взрослеет у него на глазах. Еще в самом начале своей жизни он обнаружил, что детей не любит; в их присутствии он чувствовал себя не в своей тарелке… и был достаточно умен, чтобы понять, что подобное отношение скорее всего перенесет даже на собственного сына.
С Одри такой проблемы не существовало. Еще не став подростком, она начала проявлять странно недетскую зрелость. Куклы она забросила задолго до того, когда это обычно случается с большинством девочек. С отцом Одри общалась почти на равных. И несмотря на огорчительный эпизод с тем чертовым гомиком, никогда не теряла голову в окружении парней, а потом и мужчин, которые возле нее вились роем. Всегда поступала по-своему, снисходительно принимая их внимание и лесть как должное.
У нее был острый ум, чуть ли не мужской — в смысле способности проникать в основы связанных с бизнесом вопросов. Фейн знал, что она любит секс, что ей нравится роскошная жизнь и дорогие наряды, однако она была не только готова, но и способна поступиться всем этим, когда речь заходила о бизнесе. Фейн был совершенно уверен, что, когда придет время, она без всяких затруднений возьмет на себя управление его делами.
Не то чтобы его посещали мысли, что это может случиться в ближайшем будущем. Он еще поживет.
Он был в самом расцвете и не собирался уступать бразды правления ни Одри, ни кому бы то ни было другому. Ему надо провести своего человека в президенты и увидеть свою дочь первой леди в Белом доме.
Вот будет здорово, а?
Фейн ухмыльнулся и отпил хороший глоток бербона.
Конечно, знать наперед никому не дано. Старый движок, что стучит у него в груди, может заглохнуть уже завтра. Ему ведь уже за шестьдесят, в конце концов…
Фейн выругал самого себя и прогнал эти мысли из головы, как он всегда поступал, когда начинал задумываться о том, что люди смертны. А это в последнее время стало случаться с ним все чаше.
Он обратил все внимание на экран телевизора.
Парад Рекса продвигался по Кенел-стрит. Неожиданно телеоператор показал крупным планом третью от начала платформу, на которой стоял Мартин Сент-Клауд, машущий над головой руками с раздвинутыми средним и указательным пальцами, образующими букву «V» в знак уверенности в победе.
Нахмурившись, Фейн наклонился поближе к экрану. Рядом с сенатором находились еще двое. В одном он узнал известного профессионального футболиста. Но все его внимание привлекла стоявшая рядом с ним женщина. Похоже, что это была Ракель, но Мартин сам говорил, что его жена наотрез отказалась сопровождать его сегодня во время парада.
Неужели передумала? Может, им как-то удалось помириться? Тогда обещанные Мартином новости станут для Одри не очень приятными…
Но тут, приглядевшись к женщине, Фейн издал вздох облегчения и откинулся на спинку кресла. Кто она, он не знал, но теперь был уверен, что это не Ракель Сент-Клауд. Просто похожа.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 15Глава 16Глава 17Глава 18

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 19Глава 20Глава 21

Ваши комментарии
к роману Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон


Комментарии к роману "Новый Орлеан - Мэтьюз Клейтон" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100